close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Сергей Полянский "Сторонка родная"

код для вставки
Книга посвящена зарождению и развитию села Осино-Гай Гавриловского района Тамбовской области – родине трёх Героев Советского Союза: Зои Анатольевны и Александра Анатольевича Космодемьянских и Степана Николаевича Перекальского. Книга написана на осн
С.И. ПОЛЯНСКИЙ
СТОРОНКА
РОДНАЯ
ТАМБОВ
2017
1
УДК
ББК
П
Издание, посвящённое 315-летию села Осино-Гай
Гавриловского района Тамбовской области
Под редакцией
Николая Михайловича Перекальского
Полянский С.И.
Сторонка родная / С.И. Полянский. – Тамбов: «Цифра», 2017. –
180 с.
Книга посвящена зарождению и развитию села Осино-Гай Гавриловского
района Тамбовской области – родине трёх Героев Советского Союза: Зои Анатольевны и Александра Анатольевича Космодемьянских и Степана Николаевича Перекальского. Книга написана на основе документов и воспоминаний
ветеранов, долгожителей села, которым я бесконечно благодарен.
© Полянский С., 2017
© Оформление. ООО «Цифра», 2017
2
Родимый край,
Там высока твоя звезда:
Твое село – Осино-Гай –
На картах мира навсегда.
И. Кучин
ПРОЛОГ
Рассказ о моей малой родине – селе Осино-Гай – можно было
бы растянуть на многие сотни страниц, если взяться за описание
жизни села, его обитателей, а они, честное слово, достойны этого.
Но это весьма сложное дело, да я и не писатель в широком смысле слова. Мне только хотелось бы остановиться на основных вехах
развития моей малой родины, её жителях. В первую очередь о людях, которые являются гордостью нашего села, Героях Советского Союза: Зое Анатольевне и Александре Анатольевиче Космодемьянских, Степане Николаевиче Перекальском, которые отдали
свои жизни за счастье людей, за то, чтобы мы жили, трудились,
созидали, достигали всех высот, на которые способны.
Я также хотел рассказать о простых тружениках – моих земляках. О том, как они жили и трудились в различные времена, как
пережили годы самой страшной войны ХХ-го века, а также донести до наших детей, внуков и правнуков свои воспоминания об
этих событиях.
Мне хотелось рассказать о моей любимой школе, её педагогах –
людях, которые не только несли людям знания, но и отдавали тепло своих сердец. Школа, которую я окончил и в которой более полувека проработал учителем, поставила меня на ноги, помогла мне
стать человеком, нужным людям. Я буду до конца своей жизни её
благодарить и беречь.
Как всё это у меня получилось, судить читателю, он самый
строгий судья, и я с чувством любви к читателю отдаю ему свой
3
труд и заранее благодарю за любые критические замечания, которые позволят более качественно подходить к оценке событий, изложенных в книге.
Я также очень благодарен всем тем, кто помогал мне в подготовке этого труда, его редактировал и издавал.
Особую благодарность за помощь в издании книги выражаю
администрации и народным депутатам Гавриловского района Тамбовской области. В первую очередь главе Гавриловского района
Сергею Александровичу Павлову и депутату Тамбовской областной Думы Юрию Владимировичу Плужникову, которые с большим
вниманием и душевной теплотой отнеслись к предлагаемой книге.
Автор
4
ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ СЕЛА
Н
а северо-востоке Тамбовской области вдоль реки Кашма
уютно расположилось село Осино-Гай. Оно было основано в соответствии с Указом Петра Первого от 18 марта 1702
года, в котором говорилось: «Казаки и люди всея их… в рязанские земли… Залесский Стан… Шацкого уезда… определить
место им Богословское, обозвав его и впредь Осино-Гаи… Веру
сохранить или по желанию их перекрестить в православных…
Препятствий не чинить…». Образование села было зарегистрировано в материалах Центрального Государственного архива древних актов (ЦГАДА), где записано: «Деревня Осиновые
Гаи была основана на землях по реке Кашма в Залесском Стане
Шацкого уезда».
О происхождении названия села есть разные версии. Одна
из них гласит, что название своё оно получило от близлежащей
речушки Барсучки, или Осино-Гаи. Другая же версия исходит
из того, что на территории, где было основано село, росли осиновые леса («гай» в переводе на русский язык означает «лес»).
Так что название деревни могло произойти от осинового леса.
При переселении сюда людям разрешалось выкорчёвывать леса
для пашен, чтобы заниматься земледелием. Пахотные площади
постоянно расширялись, и от бывших осиновых лесов в настоящее время кое-где остались только небольшие сколки. В округе деревни были тучные черноземные почвы, которые давали
обильный урожай зерновых, овощных, технических и бахчевых культур. А осиновый лес был дровяной, непригодный для
строительства и мешал людям заниматься земледелием. Вот
почему от него ничего и не осталось. В настоящее время поля
окаймлены молодыми лесополосами, которые предохраняют
урожаи и селян от различных природных катаклизмов и в которых селяне с удовольствием собирают грибы и ягоды.
5
В 1715 году в деревне
была построена деревянная православная церковь
в честь Иоанна Богослова,
и с тех пор деревня получила название Богословское (Осиновые Гаи тож).
Так записано в документах Государственного архива Тамбовской области
(ГАТО). До наших дней эта
церковь не сохранилась.
Он сгорела ориентировочно в 1870 году. Церковь,
которая действует сегодня,
была построена в 1875 году
во имя иконы Знамения
Божией Матери. Церковь
является очагом духовного
просвещения жителей не
только нашего села, но и значительной округи. В книге В. Кученковой «Святыни Тамбовской Епархии» есть такие строки:
«Из сооружений ХIХ века следует отметить Знаменскую церковь в селе Осино-Гаи». Эту церковь вы видите на предложенном
снимке, но уже отреставрированную, приведённую в образцовое
состояние, радующую глаз жителей села и многочисленных экскурсантов, которые приезжают в наше село.
Село быстро расширялось и интенсивно заселялось народом. В документах Ревизской сказки 1719 года сказано: «…Залесский Стан Шацкого уезда… сельцо Осино-Гаи, Богословское
тож… заселено однодворцами и мелкими помещиками…». А в
1745 году по документам уже Второй ревизии было отмечено:
«…село Богословское, Осино-Гаи тож… 437 мужских душ, среди
них 312 однодворцев, дворовых и крепостных – 125».
Во время генерального межевания земель Тамбовской губернии в 1782 году село составляло одну земельную дачу с сельцом Никольское и двумя хуторами, построенными для ведения
6
скотоводства. Всего было 263 двора с населением 2709 человек,
в том числе 1325 мужчин и 1384 женщины. В основном в селе
проживали государственные крестьяне. Только в сельце Никольское, которым владели помещики Самородовы, проживало 1328 крепостных крестьян в 115 дворах. В крепостной зависимости они проживали вплоть до 1861 года, когда крепостное
право в России было отменено и крестьяне перешли в разряд
государственных. Копии документов хранятся в архиве школьного музея.
Однодворцев прописных, рождённых, умерших и вновь
прибывающих в село, строго учитывали в шацкой канцелярии
в дополнительных Ревизских сказках. Вот такие сведения о населении села были отмечены в переписи душ в 1722 году.
1. О покупке крестьян:
– У Ивана Филипповича Полянского прибыло Пётр Онуфриев, восьми лет, куплен в Щацком уезде в Залесском стане в селе
Архангельском.
7
2. О наличии наёмных работников:
– У богословского попа Абакума Осипова «наёмный работник», Филипп Максимов, 35 лет, пришёл из Ряжского уезда, из
слободы Бараново.
– У однодворца Ивана Балашова «наёмный работник» Сысуй Петров, 12 лет, пришёл из Ряжского уезда села Дубровки в
1721 году.
– У драгунского сына Евстигнея Гавриловича Свиридова
«наёмный работник» Мартин Алфёров, 30 лет, казачий сын,
пришёл к нему из Ряжского уезда села Победного в 1722 году.
3. Об отдаче крестьян в приданое:
– У отставного драгуна Алексея Ефремовича Павлова – Корней Емельянов, 30 лет; у него братья – Иван, 17 лет, и Гаврила,
9 лет, по приданству переведены из Рязанского уезда, из деревни Дурова в прошлом 1721 году.
– У драгуна Тита Антипова дворовые Николай Афанасьев,
60 лет, его сын Павел, двух лет, по приданству переведены из
Ряжского уезда села Дубровки в 1721 году.
4. О передаче крестьян из других местностей:
– У Абрама Нефёдовича Кузьмина прибылые Игнат – 9 лет,
Филимоновы дети, пришли из Ряжского уезда, из села Богородицкое в 1722 году.
– У Фомы Романовича Грудцына – Пётр Данилов, 8 лет,
пришел из Ряжского уезда, из села Платьевка в 1722 году.
5. О национальном составе населения:
– У Филиппа Степановича Кожаринова – поляки: Андрей
Ермолов, 50 лет, у него брат Алексей Ермолов, 30 лет, пришли в
1722 году в село Богословское из Ряжского уезда.
Как видно из сказанного выше, учёт населения села вёлся
добросовестно, дотошно: кто, откуда, когда и как прибыл, какой национальности, у кого проживал. А прибывали в село в основном из близлежащей округи. Что же касается местных жителей, то они полюбили своё село и не собирались никуда уходить
из него. Ведь крестьяне-то были государственные, прикреплённые к земле. Таким образом, быстро увеличивалось население.
По этим документам мы уже можем назвать фамилии первых поселенцев нашего села. Ими были Балашовы, Грудцыны,
8
Давыдовы, Кожариновы, Лаптевы, Павловы, Полянские, Свиридовы, Соседовы и другие. Эти фамилии и до сегодняшнего дня
являются наиболее распространёнными в селе, что доказывает
преемственность поколений наших земляков.
Богатые чернозёмные почвы, получаемые на них хорошие
урожаи, стабильность жизни на селе стали привлекать всё большее число пришлых людей, и село быстро разрасталось. Вокруг него стали возникать новые посёлки и деревеньки. Так, в
документах Ревизской сказки 1816 года упоминается деревня
Павловка Осиногаёвской волости Кирсановского уезда. «В ней
проживали однодворцы в 6 домах, их насчитывалось мужского
пола – 24, женского пола – 23 человека, в том числе Павлов Семён, Соседовы – Родион, Онуфрий, Кондрат, Павловы – Антон
и Пётр. В 1911 году в Павловке в 52 домах проживало мужского
пола – 150, женского пола – 175 человек (ГАТО. Ф. 12, Оп. 1,
Д. 1152, Л. 512–515). Из этого же документа мы узнаём, что
село стало волостным. К середине XIX века в селе насчитывалось более 840 домов с населением более 6500 человек (Историко-статистическое описание Тамбовской Епархии).
9
ЖИЗНЬ И БЫТ
Б
ольшинство населения занималось земледелием и скотоводством. Выращивали озимые рожь и пшеницу, яровые: ячмень, пшеницу, овес, просо, горох, чечевицу, гречиху;
технические: подсолнечник, коноплю, лён, свёклу, овощные
и бахчевые культуры. Земля для получения богатых урожаев
была весьма плодородной. Урожаи были стабильные и довольно богатые. Переработка всего выращенного осуществлялась на
месте. Для этого в селе работали две крупорушки, две маслобойки, шесть ветряных и две водяные мельницы.
Развивались в селе и ремёсла: гончарное, кузнечное, обувное, бондарное, скорняжное. Широко было развито ткачество, вязание, вышивка и другое рукоделие. Успешно работали до десятка кирпичных заводов, пять чёсок, кузницы.
Валенки валяли умельцы непосредственно в своих домах. Работали пекарни, кондитерские, колбасные цеха. К великому
сожалению, всё это давно утрачено, разрушено. Сейчас в селе
нет ни мельницы, ни крупорушки, ни маслобойки, где бы могли перерабатываться результаты урожая, где были бы рабочие
места.
Географически село расположено примерно на равном расстоянии от городов Моршанск и Кирсанов. Это обстоятельство
явилось благодатным для развития ямщины. На трактах, соединяющих эти города через наше село, стали появляться трактиры и почтовые станции. Ямщину в нашем селе держали братья Подымовы: Иван, Ефим, Василий, Пётр, Алексей и Илья.
Для того, чтобы содержать ямщину, семье необходимо было
иметь не менее десятка лошадей. Младшие братья были на извозе, а старшие трудились на заготовке кормов, ремонтировали
инвентарь, выращивали и убирали хлеб, обрабатывали землю.
Двенадцатилетний Ефим возил пассажиров до Кирсанова и об10
ратно, и для того чтобы он, вдруг заснет, не свалился, отец подвязывал его верёвкой к облучку. Мальчик был очень любознателен, и от богатых пассажиров он многое услышал, многому
научился и перенял. Ведь разговоры пассажиров затрагивали
самые разнообразные стороны жизни и быта населения. Он перенимал некоторые манеры, рассуждения и, приезжая домой,
делился своими впечатлениями с братьями, родителями, родственниками. В их семье жила тётя – монахиня Параскева –
грамотная, начитанная, властная. Она считала себя хозяйкой,
и все ей подчинялись. Свои убеждения она привила всем домочадцам и оказывала большое влияние на духовное воспитание детей. Но самым главным воспитателем и наставником в
семье оставался отец семейства – Дмитрий Акимович. Это был
глубоко верующий православный человек. Всю свою жизнь он
посвятил воспитанию детей и служению Богу. В двунадесятые
праздники и воскресенья вся семья посещала храм. Свою единственно выжившую дочь Марию он привёл в церковный хор,
когда ей было 8 лет. И она пела в церковном хоре около 75 лет,
добросовестно исполняя наказ отца.
Дмитрий Акимович прожил недолгую жизнь, всего 52 года,
и, когда он почувствовал себя плохо, почуял «смертный час»,
обратился к своей жене со словами: «Ефросиньюшка, постели
мне на «переде» (под иконами) и начал читать по себе отходную
молитву. Когда дочитал до середины, силы стали оставлять
его, и он, передав «Молитвослов» Петру, попросил его продолжить чтение отходной молитвы, а сам лёг на приготовленное
для него смертное ложе. Когда Пётр дочитал молитву до конца,
произнёс «аминь», Дмитрий Акимович скончался. Таких истинных воспитателей, настоящих, глубоко верующих людей в
селе было много. Церковь тщательно выполняла свою главную
роль – оказывала огромное влияние на духовный мир своих
прихожан.
К сожалению, другой составляющей духовного мира людей – грамотности – было крайне недостаточно. Грамотность
в Кирсановском уезде к 1880 году составляла среди мужского
населения 6,7%, а среди женского и того меньше, всего лишь
11
0,02%. На одну тысячу жителей приходилось только 7 болееменее грамотных, и для ведения хозяйства этого было крайне
мало. А царские чиновники к грамотности населения относились спустя рукава. Их она не интересовала. Инициативу для
развития грамотности на селе проявило сельское общество.
В 1847 году была построена первая Осино-Гаёвская школа. В
«Сборнике материалов и сведений по народному образованию
Тамбовской губернии за 1900 год» имеются следующие сведения об основании Осино-Гаёвской школы Кирсановского уезда: «Осино-Гаёвская школа, собственное здание построено для
школы в 1847 году на средства сельского общества. Деревянное,
на каменном фундаменте, одноэтажное, 2 классные комнаты
и квартира для учителя. Площадь первой классной комнаты
53,75 квадратных аршина, второй – 30,75 квадратных аршина.
Площадь освещённости первой комнаты – 8,75, второй – 3,5.
Площадь квартиры для учителя – 40 квадратных аршин. Школа ведомства Министерства народного просвещения». В школе
обучалось 59 учеников. В основном это были дети из наиболее
зажиточных семей. Преподавание вели священник Абакум
Осипов, псаломщик и дьякон.
В 1854 году на средства крестьян была открыта начальная
школа. Общество отпускало на содержание школы 430 рублей
в год. С 1875 года обучение в школе ведёт Афанасий Дроздов,
окончивший Екатерининский институт в Тамбове.
В инспекторском отчёте 1891 года отмечалось: «На содержание школы в текущем году земство отпустило 200 руб. и общество 150 руб. 45 мальчиков и 7 девочек с 21 января обучает
Елизавета Ивановна Ломовицкая, окончившая епархиальное
училище». Елизавета Ивановна прожила 93 года и была любима многими поколениями нашего села. Её доброта, честность,
разносторонние знания всегда притягивали к себе не только детей, но и взрослых.
Позже в селе появились ещё несколько школ. Со строительством церкви шло одновременно и строительство церковно-приходской школы, здание которой сохранилось до настоящего
времени. Сейчас там проходят занятия воскресной школы.
12
С появлением сети начальных школ в них уже могли учиться дети большинства селян, независимо от того, из богатой семьи ребёнок или из бедной. Из сказанного выше можно сделать
вывод о том, что для развития грамотности на селе значительная роль принадлежала Знаменской церкви. И хотя в школе
изучались преимущественно дисциплины религиозного направления, а преподавание вели священнослужители, грамотность на селе несколько повысилась. Стало больше грамотных
людей, которые могли не только читать и писать, но и считать,
вести хозяйственные расчёты. Это существенно влияло на развитие хозяйства.
Как уже говорилось, через село проезжало много разных
людей, которые приносили с собой новые мысли, знания, новые веяния времени, другие взгляды на жизнь, хозяйственное
и административное устройство. Как и по всей России, в селе
происходило расслоение населения на зажиточных и бедных.
Зажиточных людей, которые нещадно эксплуатировали бедняков, вполне устраивал существующий строй, установленные
порядки, и они всячески старались их сохранить. Занимая руководящие посты в волостном управлении, они использовали
своё положение в корыстных целях. Занимали лучшие земельные угодья, а дома свои строили в наиболее живописных, привлекательных местах, окружая их обширными садами с прудами, обсаживали со всех сторон деревьями. Всё это делалось
руками бедняков, которые за свои тяжкие труды получали гроши. Так на селе появились имения Самородовых, Сивковых,
Листоровых и других богатеев. Сами они не работали. На полях
и в имениях за них трудились батраки и дети батраков. Дети,
которых богачи нанимали для присмотра за своими детьми и
за домашним хозяйством, нещадно эксплуатировались. Беднякам деться было некуда. Жить-то надо было на что-то, вот и
отдавали детей в кабалу, а кулаки делали вид, будто они оказывают селянам милость, принимая их на работу.
Такой путь прошли дети многих бедняцких многодетных
семей. Прошел его и наш знаменитый земляк Герой Советского
Союза, полковник Степан Николаевич Перекальский.
13
Когда ему шёл девятый год, он вынужден был зарабатывать себе кусок
хлеба сам, так как семья была многодетная, бедная, и одному главе семьи
Николаю Александровичу содержать
её было не по силам. Маленький Степан
нанялся батрачить к кулаку Сивкову,
который жил в своём поместье недалеко
от Перекальских. У Сивкова был огромный сад, водяная мельница, рукава от
которой пересекали сад в нескольких
направлениях. Степан должен был охранять этот сад от таких же мальчишек,
Перекальский
как он сам. За сорванное яблоко, потопСтепан Николаевич
танную траву или другую какую-либо
мелкую провинность его строго наказывали. Музей располагает богатым материалом о жизни, труде, подвигах этого замечательного человека.
Революция 1905–1907 годов в жизнь и быт крестьян особых изменений не внесла и обошла село стороной. Это произошло потому, что наши Осиновые Гаи располагались в глубинке, вдали от промышленных центров и крупных городов, где
в основном разворачивались революционные события. Жизнь
наших селян оставалась спокойной и размеренной. Она была
прервана в 1914 году начавшейся Первой мировой войной, которая принесла много горя и страданий. По мобилизации на
фронт в массовом порядке отправлялись мужчины и молодые
парни в основном из бедняцких семей. Многие из них с войны
не вернулись, а те, которым посчастливилось вернуться, получили в окопах войны раны и увечья. Таким с войны вернулся
наш земляк из бедняцкой крестьянской семьи Вендин Моисей
Гаврилович, награжденный за ратные подвиги двумя Георгиевскими Крестами. Но вернулся без одной ноги. По «царской
милости» ему за отвагу был выделен рой пчёл. Так и вёл он
своё «хозяйство» до последних дней своей жизни. Таких людей в селе было много, и все они были, как уже выше сказано,
из бедняцких семей.
14
А село продолжало расти. К началу ХХ века здесь проживало уже около 12 тысяч человек. По пятницам в селе проходили ярмарки, где можно было купить всё: и сельскохозяйственные, и промышленные товары. На ярмарки съезжались купцы
из всей округи, коробейники, которые привозили свои товары. Такие ярмарки были своеобразной отдушиной от трудной,
беспросветной жизни, особенно для бедняков, трудового населения.
В установлении мира и согласия на селе свою лепту вносила
и церковь, её настоятель, большой души человек, прослуживший к тому времени в храме более десятка лет – Пётр Иванович
Космодемьянский – дедушка будущих Героев Советского Союза
Зои и Александра Космодемьянских. Прихожане церкви, – а
ими были большинство населения, – верили своему пастырю,
уважали его за честность и справедливость, душевность и благородство. Видимо, поэтому установление Советской власти на
селе прошло мирно и спокойно, без вооружённых столкновений,
тем более что многие зажиточные селяне к 1917 году обосновались в городах и промышленных центрах. Их больше привлекала светская жизнь, а не однообразный быт в глубинном селе.
По-разному встретили селяне начавшуюся Гражданскую
войну. И снова на фронт была отправлена большая часть мужского населения, что отрицательно сказалось на состоянии хозяйственной жизни. В этот период сокращается производство
зерна, останавливаются и разрушаются мельницы, маслобойки, кирпичные заводы. И, тем не менее, селяне добросовестно
выполняли все поставки зерна, сена и других сельскохозяйственных заготовок перед государством, полностью снаряжали
своих новобранцев. Продовольственного и фуражного зерна в
селе было достаточно. Активных боевых действий в селе и его
округе не было. Иногда набеги совершали отдельные шайки
бандитов, но поддержкой у населения они не пользовались, а
своими грабительскими действиями только противопоставляли себя крестьянам, вызывали их озлобление и противодействие, особенно со стороны молодых людей, которые к тому времени сами возвращались с фронтов. Побывав в частях Красной
15
Армии, они в родное село привнесли
новые веяния, проникнутые дружбой
и взаимопомощью, любовью к простым людям и ненавистью ко всему
плохому, в том числе и к бандитизму. Боевой дух коммунистов и комсомольцев армии оказал большое влияние на сельскую молодёжь. Они сами
стали создавать на селе комсомольские ячейки. Первыми членами Российского Коммунистического союза
молодёжи были с детства знакомые
Кожаринов Александр Иванович, Давыдов Никита Лаврентьевич, Рубцов
Кожаринов
Алексей Николаевич, Филатов ФиАлександр Иванович
липп Васильевич. Именно они и некоторые другие молодые люди стояли у истоков первой комсомольской ячейки, которая через короткое время превратилась
в организацию, способную противостоять верхушке волостного
начальства, её нерешительности. Члены комсомольской организации и им сочувствующие приняли непосредственное участие в подавлении мятежа в селе Васильево, других событиях,
важных для укрепления Советской власти в регионе. Но не всё
гладко шло и в самой ячейке. Дело в том, что большинство её
членов были малограмотны, слабо разбирались в политических вопросах, надеясь лишь на свой энтузиазм. А разобраться
в сложной обстановке, царившей в селе, было крайне непросто.
Одним из примеров этого стало убийство настоятеля сельской церкви Петра Ивановича Космодемьянского. Долгое время это убийство приписывали банде Антонова, которая бесчинствовала в Кирсановском уезде. Но есть и другая версия этого
злодейства.
Под видом антоновцев его совершили переодетые устроители новой власти, которые были настроены против церкви, против религии вообще. Примиренческая политика, проводимая
отцом Петром, их не устраивала. Они требовали от него пропо16
ведовать только положительное о Советской власти, осуждать
не только кулаков, но и середняков, то есть крепких хозяев. Но
отец Пётр продолжал проповедовать Слово Божие и призывал
всех к мирному, добросовестному труду. Недовольные его политикой, те, кто добивался своего только грубыми выступлениями, принуждением, явились в его дом под видом банды и потребовали от него подготовить своих лошадей к выезду. Отец Пётр
и четыре его сына вели натуральное хозяйство, выращивали
зерновые, овощные и технические культуры, тем самым обеспечивая семью продовольствием. У них было три лошади. Их-то и
требовали от отца Петра устроители новой власти. На их требование он ответил, что лошадей для бандитов он готовить не будет. Тогда ему пригрозили расправой и напомнили о подготовке
лошадей. Когда они покинули дом, матушка Лидия отвела лошадей к соседям, а батюшку спрятала на чердаке дома.
Ближе к вечеру пьяная компания снова ворвалась в дом священника. Матушка сказала, что отца Петра нет дома, но ей не
поверили и начали обшаривать весь дом. Найдя отца Петра на
чердаке, сбросили его оттуда и начали избивать. Остервенело
били, пока он не потерял сознание. Затем связали его верёвкой,
бросили на подводу и повезли за село. По дороге отец Пётр в полусознательном состоянии шептал молитвы и псалмы, что наводило ужас на его мучителей. Они долго колесили по безлюдным дорогам и, наконец, подъехали к посёлку Прудки. Там
они забили до смерти отца Петра, и тело его бросили в пруд. Это
произошло в начале ноября 1918 года. Вскоре пруд замерз. Всю
зиму труп пролежал в воде, но не был испорчен и тронут живыми организмами пруда. Лицо его было чистым, восковым.
В религиозные праздники жители посёлка Прудки в течение
зимы слышали духовное пение и видели возгорание свечей на
месте, где лежало тело священника. О своих видениях они рассказывали односельчанам. Люди стали ходить на то место. Об
этом узнали местные власти и запретили ходить туда. Только
на Троицу, когда пруд очистился ото льда, труп всплыл на поверхность. Пастухи, обнаружившие его, опознали в нем своего
настоятеля. Матушка Лидия при поддержке прихожан церкви
17
и церковной двадцатки добилась разрешения похоронить
отца Петра.
При огромном стечении
народа состоялось отпевание
убиенного. Люди, присутствовавшие на его погребении,
видели, что из-под плата, которым покрывают лицо умерших священников, выбивалось свечение в виде ореола
святых. Такие свидетельства
прихожан были учтены, и в
2004 году он был канонизирован Священным Синодом Русской Православной Церкви.
Отец Петр похоронен за
алтарём Знаменской церкви
в селе Осиновые Гаи. Теперь
благодарные потомки, продолжатели его дела, поставили на
его могиле мраморный крест с
надписью: «Отцу Петру КосМраморный крест
на могиле о. Петра
модемьянскому, принявшему
мученическую смерть за веру
Христову».
Могила отца Петра всегда в цветах. Во время крестных ходов и в памятные даты его жизни здесь совершаются заупокойные панихиды. Могила отца Петра является одним из памятных
мест нашего села. Многочисленные экскурсии, приезжающие
в музей, всегда посещают это место и отдают дань уважения
дедушке Героев Советского Союза Зои и Александра Космодемьянских.
18
КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ
В
начале двадцатых годов комитеты бедноты, которые заправляли на селе, допускали в руководстве хозяйством
много ошибок, многочисленные перегибы. Из-за своей малограмотности, непонимания сущности проводимой в этом вопросе
политики государства они вообразили, что им всё позволено и
работать им нет необходимости, а вот снабжать их должны в
первую очередь и притом всем необходимым. Другими словами, они пытались жить за счёт тех, кто работал от зари до зари,
обеспечивая себя в поте лица более сносным существованием. В
это время закончилась Гражданская война. С фронтов возвращались многие селяне, прошедшие суровую жизненную школу, получившие добротную политическую закалку. Они не дали
этим «доброхотам» из комбедов развернуться, жить на шее
других. Трудно восстанавливалось хозяйство, тяжело жилось
селянам. По-разному сводили концы с концами. Кто-то шорничал, кто-то занимался мелкой торговлей, кто-то валял валенки,
шил обувь. Всё это приносило кое-какой достаток. Постепенно
начало возрождаться земледелие. Люди стали понимать, что
хозяйствовать сообща выгоднее во всех отношениях. И в конце
двадцатых годов стали появляться первые артели по совместной обработке земли. В некоторых селах округи уже действовали колхозы. Активисты села стали пропагандировать коллективное ведение хозяйства, стали агитировать всех жителей за
объединение в колхозы.
В 1929–1930 годах в селе было организовано 9 колхозов:
«8 Марта», «1 Мая», «Ясная Поляна», «Ленинский Прожектор», «Активист», «Комсомолец», «Имени Блюхера» (позже
переименованный в колхоз имени Чкалова), «Красный Сокол»
и «Красный Боевик». По количеству дворов и земельных угодий
эти колхозы были небольшими. В основном объединялись бедняки, у которых не было ни лошадей, ни коров, ни необходимо19
го для обработки земли инвентаря. Для ведения коллективного
хозяйства необходимы были тягловый скот, инвентарь, помещения, другое имущество. Необходим был также семенной
материал, которого у бедняков крайне не хватало. Всем этим
на первых порах помогало государство. Первыми председателями колхозов были избраны Скобеева Прасковья Никитична,
Логинов Михаил Данилович, Ивлев Прокофий Федотович, Сидоров Василий Игнатович, Макаров Федор Кузьмич, Вендин
Федор Андреевич, Грудцын Григорий Антонович, Грудцын
Василий Иванович, Ермолаев Ермолай Ермолаевич. Председатели часто менялись, так как грамотных было не так-то много,
и председателей избирали по принципу: умеешь расписываться
и считать – будешь председателем колхоза.
К сожалению, колхозы создавались с большими и серьёзными нарушениями. Местное и уездное руководство, невзирая ни
на что, требовало гнать процент коллективизации до ста. Их не
смущало то, что многие из селян не хотели вступать в колхозы.
Это особенно касалось середняков, которые хотели по-прежнему вести своё личное хозяйство сами. Но волостные власти,
для которых главное было объединить всех в колхозы, силой
заставляли вступать в колхоз, а всё имущество обобществлялось. Семье колхозника ничего не оставалось. Более того, если
селянин отказывался вступать в колхоз, его объявляли врагом
Советской власти и раскулачивали, будь то зажиточный человек, середняк или даже бедняк. При раскулачивании у семьи
отбиралось всё, что только можно, оставляя детей и стариков
без хлеба и тепла, лишая крова даже честных, преданных Советской власти людей. Поощряемые местными властями, лжеактивисты творили свои чёрные дела и вызывали гнев простых
людей, передовой интеллигенции.
Приведу несколько примеров таких «головокружений от
успехов». В селе жила Епихина Татьяна Степановна. С детства
она воспитывалась в глубоко верующей семье и была предана
Богу. Всегда молилась, посещала храм. Ни с кем из поклонников, хотя их было много, она не связала своей судьбы. Так и
жила у своей сестры в землянке. И вот однажды в их землянку
явились «активисты», «борцы» за коллективизацию. Они про20
извели обыск, перевернули весь нехитрый скарб сестёр и самое
ценное, что они нашли, было три фунта пшена, которое берегли
для детей сестры. Эти подонки высыпали пшено на пол, смешали его с золой, растоптали ногами и удалились. А на следующее
утро Татьяну Степановну арестовали и отправили в Мариинскую тюрьму, где она просидела 10 лет.
В семье Алексея и Анастасии Полянских (по уличному Капцовы) было 10 человек детей. Семья была очень дружная. Дети
росли послушными и трудолюбивыми. С раннего утра до позднего вечера трудились в поле, старались обеспечить себя хлебом на
год, а по воскресеньям и религиозным праздникам всей семьёй
ходили в храм. И родители, и дети обладали прекрасными голосами, музыкальным слухом, пели в церковном хоре. Старожилы рассказывали, что без содрогания, без слёз невозможно
было слушать их пение, особенно отпевание усопших. Семья за
счет своего труда жила довольно-таки сносно и в колхоз вступать не торопилась. Их семья имела хороший большой дом, он
приглянулся властям, и семью раскулачили, как не желавшую
вступать в колхоз. Членов семьи разбросали по разным местам.
И только оставшимся в живых после Великой Отечественной
войны, – а их осталось четверо, – довелось встретиться в Кирсанове, где жила младшая из дочерей – Анна (умерла в бедности
в 1994 году).
Семья Подымовых, о которой было уже сказано, державшая
ямщину, тоже имела большой дом. Одну из изб они добровольно
отдали под школу, где взрослых обучали грамоте, отдали трёх
лошадей, но в колхоз пока не вступали, да и вступать-то было
некому. Оставался только Иван с женой и дочерью, остальные
братья уехали в 1926–1927 годах в Москву, а сестра в 1929 году
вышла замуж. Ивана раскулачили и отправили в тюрьму. С ним
не разрешали никаких свиданий, не говоря уже о передачах.
Ведь ему в вину было поставлено и то, что он из религиозной,
чуть ли не магической семьи. Он содержался в тюрьме строгого режима. Выполнял самую трудную и грязную работу, содержался на голодном пайке, что, конечно, пагубно сказалось на
его здоровье. Только в конце 1940 года, когда он находился на
грани жизни и смерти в тюремной больнице в Братцево, сестре
21
разрешили с ним свидание, да и то какое-то издевательское. Его
вывели на балкон второго этажа за решеткой, а сестра стояла
под балконом. Он только помахал ей рукой, так как говорить
был уже не в состоянии. Таким запомнила его сестра, таким он
остался в памяти своей единственной дочери.
Семья Объедкова Михаила была тоже большой. Сам глава
семьи занимался тем, что подшивал валенки, подбивал сапоги,
шил, а плату брал только продуктами. Физически он работать не
мог. Жена и дети обрабатывали свой участок, тем и кормились.
О колхозе подумывали, но пока не вступали. Пришли активисты, им очень не понравилось, что в доме порядок и разговаривают с ними (с активистами) без боязни, а как с равными. Это
их разозлило. В люльке качался младенец. Наиболее активный
агитатор решил показать свою силу и власть – выбросил малыша из люльки, сказав при этом, что все дети будут уничтожены,
если завтра семья не вступит в колхоз. Вступили в колхоз, передали всё, что было необходимо. Сами остались ни с чем, эта
горькая память сопровождала их всю оставшуюся жизнь.
Были раскулачены многие жители села только за то, что
имели большой дом, хороший сельскохозяйственный инвентарь, добрую лошадь. За то, что некоторые занимались мелкой
торговлей, выращивали скот и продавали мясо, не говоря уже
о том, что имели мельницу или кирпичный завод. Так пострадали семьи Гордецовых, Логиновых, Рубцовых, Полянских и
многих, многих других. Дома раскулаченных ломались, рушились кирпичные заводы, маслобойки, мельницы. Семьи высылались на Север, в Сибирь, на Урал и другие места.
Такое ведение политики сплошной коллективизации естественно негативно сказалось на развитии сельского хозяйства.
В селе оно приходило в упадок. До основания была разрушена
система переработки сельскохозяйственной продукции. Обработка земли, некогда очень богатой, проводилась примитивно.
Часть земель была брошена. Колхозы были маленькими. Так, в
колхозе «1 Мая» было всего две лошади, два вола и пять коров.
Животноводческое помещение состояло из плетневого сарая,
обмазанного глиной. Руководила колхозом Лаптева Агафья
Егоровна, малограмотная женщина, которая своего хозяйства
22
никогда не имела. Конечно,
и колхозникам здесь жилось
очень трудно.
Более крепкими были
колхозы «8 Марта», «имени
Чкалова», «Ленинский Прожектор». Эти колхозы были
больше и возглавляли их более опытные руководители.
Но со временем колхозы стали
проводить взаимовыручку и
сравниваться. Уже вскладчину стали приобретать сельскохозяйственный
инвентарь.
Также могли нанять технику
из МТС. Стали подбираться
более квалифицированные кадры руководителей. Это положительно сказывалось на развитии сельского хозяйства.
Забывались старые обиды,
веселее стало жить, строились
более добротные животноводческие помещения. Но грянула Великая Отечественная
война.
Лаптева Агафья Егоровна
23
ВОЙНА
22
июня 1941 года на нашу страну без объявления войны
ринулись полчища фашистской Германии. Страшный удар огромной разрушительной силы по нашей территории
и войскам Красной Армии нанесли 190 вражеских дивизий, в
том числе свыше тридцати танковых и моторизованных. Их
поддерживали почти 4000 танков, 47260 орудий и миномётов,
4950 самолётов. Таких внезапных ударов ещё не знала история.
Поэтому начало Великой Отечественной войны для нашей страны и её вооружённых сил сложилось крайне неудачно. Однако
первые месяцы отступлений и поражения в боях с фашистскими
оккупантами не сломили моральный дух народа и армии, а вызвали ожесточенное сопротивление, поиск эффективных путей
отпора ненавистному врагу. Важную роль в таких неблагоприятных для Советского государства условиях войны сыграла система мобилизационных мер, направленных на защиту Отечества.
Так, уже 22 июня 1941 года Президиум Верховного Совета
СССР издал Указ о мобилизации военнообязанных в 14 военных
округах. Мобилизации подлежали военнообязанные 1890–1904
годов рождения и призывники 1922–1923 годов рождения.
Местные власти, в том числе и власти Рудовского района Тамбовской области, куда входило наше село, широко разъясняли
массам политический смысл и задачи мобилизации, оказывали
действенную помощь в её выполнении. В военкоматы ежедневно поступали сотни тысяч заявлений с просьбами отправить на
фронт добровольцами. Так к концу 1941 года было мобилизовано более 5 миллионов человек, из них 3,5 миллиона пошли на
фронт в действующую армию.
769 человек проводило село на фронт. 389 из них навсегда
остались лежать в земле, сложив свои головы, защищая своё
Отечество от коричневой чумы. Эти люди заслуживают того,
чтобы их перечислить поименно. Вот они:
24
СПИСОК
жителей села, погибших на фронтах и пропавших без вести
в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.
1. Аблов Василий Андреевич
2. Аблов Василий Лаврентьевич
3. Аблов Михаил Фёдорович
4. Антипин Алексей Тимофеевич
5. Антипин Иван Ананьевич
6. Антипин Иван Владимирович
7. Антипин Иван Григорьевич
8. Антипин Михаил Ананьевич
9. Антипин Пётр Ананьевич
10. Антипин Пётр Иванович
11. Антипин Сергей Васильевич
12. Антипин Сергей Васильевич
13. Антипин Фёдор Иванович
14. Арьяников Пётр Васильевич
15. Афанасьев Антон Яковлевич
16. Афанасьев Тихон Яковлевич
17. Балбеков Владимир Захарович
18. Балбеков Фёдор Тимофеевич
19. Батманов Иван Иванович
20. Бейлин Юрий Григорьевич
21. Благовещенский Николай Иванович
22. Блинов Пётр Михайлович
23. Вендин Григорий Петрович
24. Вендин Дмитрий Андреевич
25. Вендин Иван Григорьевич
26. Вендин Иван Матвеевич
27. Вендин Иван Сидорович
28. Вендин Константин Андреевич
29. Вендин Константин Сергеевич
30. Вендин Михаил Андреевич
31. Вендин Митрофан Павлович
32. Вендин Сергей Митрофанович
33. Вендин Сергей Ефимович
34. Вендин Фёдор Григорьевич
25
35. Власов Владимир Степанович
36. Галаев Иван Иванович
37. Галаева Елена Ивановна
38. Гитлевич Михаил Израилевич
39. Голов Иван Степанович
40. Городищев Павел Иванович
41. Гостев Александр Васильевич
42. Гостев Василий Данилович
43. Гостев Владимир Викторович
44. Гостев Владимир Дмитриевич
45. Гостев Иван Данилович
46. Гостев Сергей Иванович
47. Гостев Фёдор Данилович
48. Грудцын Александр Антонович
49. Грудцын Александр Иванович
50. Грудцын Василий Ефимович
51. Грудцын Владимир Иванович
52. Грудцын Евгений Антонович
53. Грудцын Ефрем Никифорович
54. Грудцын Захар Ефимович
55. Грудцын Иван Егорович
56. Грудцын Николай Антонович
57. Грудцын Трофим Иванович
58. Губенко Владимир Григорьевич
59. Давыдов Иван Александрович
60. Давыдов Михаил Григорьевич
61. Давыдов Николай Максимович
62. Давыдов Семён Иванович
63. Добровольский Яков Сергеевич
64. Долгов Тимофей Васильевич
65. Епихин Алексей Фёдорович
66. Епихин Артём Михайлович
67. Епихин Виталий Фролович
68. Епихин Евгений Алексеевич
69. Епихин Иван Антонович
70. Епихин Константин Михайлович
71. Епихин Михаил Анатольевич
26
72. Епихин Михаил Артёмович
73. Епихин Михаил Васильевич
74. Епихин Михаил Иванович
75. Епихин Николай Алексеевич
76. Епихин Николай Михайлович
77. Епихин Пётр Васильевич
78. Епихин Пётр Евдокимович
79. Епихин Пётр Яковлевич
80. Епихин Яков Васильевич
81. Ермаков Василий Аркадьевич
82. Ермолаев Дмитрий Андреевич
83. Ермолаев Иван Зотович
84. Ермолаев Иван Сергеевич
85. Ермолаев Михаил Кузьмич
86. Ермолаев Николай Романович
87. Ермолаев Пётр Андреевич
88. Ермолаев Степан Иванович
89. Ефимов Анатолий Ефремович
90. Забабурин Фёдор Филиппович
91. Зимин Фёдор Васильевич
92. Иванов Павел Иванович
93. Ионов Артём Степанович
94. Ионов Пётр Степанович
95. Ионова Валентина Николаевна
96. Исаев Владимир Никитович
97. Ищенко Фёдор Иванович
98. Камнев Василий Иванович
99. Камнев Николай Семёнович
100. Камнев Фёдор Егорович
101. Карцев Иван Иванович
102. Кожаринов Александр Архипович
103. Кожаринов Александр Иванович
104. Кожаринов Александр Иванович
105. Кожаринов Алексей Яковлевич
106. Кожаринов Василий Сергеевич
107. Кожаринов Василий Сергеевич
108. Кожаринов Григорий Максимович
27
109. Кожаринов Григорий Яковлевич
110. Кожаринов Дмитрий Сергеевич
111. Кожаринов Ефим Ефимович
112. Кожаринов Захар Ильич
113. Кожаринов Иван Архипович
114. Кожаринов Иван Архипович
115. Кожаринов Иван Иванович
116. Кожаринов Иван Семёнович
117. Кожаринов Константин Селивёрстович
118. Кожаринов Лука Николаевич
119. Кожаринов Михаил Васильевич
120. Кожаринов Семён Иванович
121. Кожаринов Серафим Петрович
122. Кожаринов Фёдор Архипович
123. Кожаринов Фёдор Захарович
124. Кожаринов Фёдор Ильич
125. Козлов Василий Сергеевич
126. Козлов Иван Николаевич
127. Козлов Степан Тимофеевич
128. Козлов Степан Яковлевич
129. Кондратьев Иван Иванович
130. Коновалов Владимир Михайлович
131. Клеймёнов Егор Евдокимович
132. Космодемьянская Зоя Анатольевна
133. Космодемьянский Александр Анатольевич
134. Крадышев Фёдор Павлович
135. Крадышев Фёдор Семёнович
136. Кривошеев Николай Григорьевич
137. Кривцов Николай Петрович
138. Кузнецов Герасим Иванович
139. Куров Ефим Егорович
140. Лазорский Василий Фёдорович
141. Лаптев Александр Андреевич
142. Лаптев Александр Иванович
143. Лаптев Алексей Васильевич
144. Лаптев Василий Акимович
145. Лаптев Василий Фёдорович
28
146. Лаптев Дмитрий Иванович
147. Лаптев Дмитрий Никифорович
148. Лаптев Иван Андреевич
149. Лаптев Иван Иванович
150. Лаптев Иван Фёдорович
151. Лаптев Иван Федотович
152. Лаптев Михаил Андреянович
153. Лаптев Николай Максимович
154. Лаптев Николай Михайлович
155. Лаптев Павел Дементьевич
156. Лаптев Серафим Егорович
157. Лаптев Серафим Егорович
158. Лаптев Степан Дементьевич
159. Лаптев Фёдор Васильевич
160. Лаптев Фёдор Маркович
161. Лаптев Филипп Никанорович
162. Ларин Павел Михайлович
163. Лескин Александр Никитович
164. Логинов Василий Игнатович
165. Логинов Василий Маркович
166. Логинов Ефим Игнатович
167. Логинов Иван Антонович
168. Логинов Константин Поликарпович
169. Логинов Марк Андреевич
170. Макаров Евгений Фёдорович
171. Макаров Олег Фёдорович
172. Макаров Павел Кузьмич
173. Макаров Фёдор Кузьмич
174. Малюгин Михаил Петрович
175. Матвеев Алексей Ефимович
176. Матвеев Виктор Иванович
177. Матвеев Егор Степанович
178. Матвеев Иван Степанович
179. Матвеев Фёдор Степанович
180. Мерзеликин Александр Иванович
181. Мерзеликин Василий Миронович
182. Мерзеликин Кузьма Владимирович
29
183. Мерзеликин Максим Тимофеевич
184. Мерзеликин Михаил Зотович
185. Мерзеликин Николай Егорович
186. Мерзеликин Сергей Егорович
187. Мерзеликин Степан Григорьевич
188. Мерзеликин Трофим Васильевич
189. Мерзеликин Фёдор Егорович
190. Микос Георгий Васильевич
191. Миронов Пётр Иванович
192. Мирошкин Василий Николаевич
193. Молодцов Константин Ефимович
194. Новиков Александр Николаевич
195. Новиков Василий Филиппович
196. Новиков Ефим Сергеевич
197. Объедков Егор Петрович
198. Объедков Пётр Петрович
199. Объедков Тимофей Михайлович
200. Объедков Феофан Прокофьевич
201. Объедков Яков Петрович
202. Одров Илья Егорович
203. Озеров Владимир Сергеевич
204. Озеров Ефим Иванович
205. Озеров Иван Иванович
206. Озеров Пётр Иванович
207. Озеров Степан Фёдорович
208. Павлов Егор Фёдорович
209. Павлов Иван Сергеевич
210. Павлов Пётр Сергеевич
211. Павлов Степан Сергеевич
212. Пахомов Василий Абрамович
213. Перекальский Василий Егорович
214. Перекальский Василий Михайлович
215. Перекальский Виктор Никитович
216. Перекальский Ефим Никифорович
217. Перекальский Михаил Андреевич
218. Перекальский Михаил Арсеньевич
219. Перекальский Кирилл Фёдорович
30
220. Перекальский Никита Иванович
221. Перекальский Николай Иванович
222. Перекальский Николай Никитович
223. Перекальский Пётр Никитович
224. Перекальский Степан Николаевич
225. Перекальский Филипп Иванович
226. Петрюк Андрей Матвеевич
227. Подымов Александр Иванович
228. Подымов Александр Степанович
229. Подымов Василий Дмитриевич
230. Подымов Виктор Иванович
231. Подымов Евгений Семёнович
232. Подымов Егор Степанович
233. Подымов Иван Дмитриевич
234. Подымов Иван Дмитриевич
235. Подымов Михаил Иванович
236. Подымов Михаил Кириллович
237. Подымов Пётр Дмитриевич
238. Подымов Семён Семёнович
239. Полянский Анатолий Захарович
240. Полянский Анисим Иванович
241. Полянский Василий Игнатович
242. Полянский Дмитрий Васильевич
243. Полянский Дмитрий Игнатович
244. Полянский Евдоким Климович
245. Полянский Егор Васильевич
246. Полянский Егор Игнатович
247. Полянский Иван Петрович
248. Полянский Иван Фёдорович
249. Полянский Иван Яковлевич
250. Полянский Илья Федотович
251. Полянский Константин Алексеевич
252. Полянский Михаил Васильевич
253. Полянский Михаил Григорьевич
254. Полянский Пётр Анисимович
255. Полянский Пётр Григорьевич
256. Полянский Степан Дмитриевич
31
257. Полянский Фёдор Петрович
258. Полянский Филипп Емельянович
259. Помогаев Алексей Иванович
260. Прокопенко Алексей Фёдорович
261. Прокопенко Иван Филиппович
262. Прокофьев Егор Александрович
263. Прокофьев Егор Константинович
264. Ромашкин Владимир Тимофеевич
265. Ромашкин Михаил Павлович
266. Ромашкин Николай Тимофеевич
267. Романов Иван Алексеевич
268. Романов Михаил Алексеевич
269. Романов Тимофей Иванович
270. Романов Тимофей Тимофеевич
271. Романов Филипп Алексеевич
272. Рубцов Василий Прокофьевич
273. Рукин Александр Павлович
274. Рукин Александр Сергеевич
275. Рукин Борис Фёдорович
276. Рукин Гавриил Фёдорович
277. Рукин Василий Егорович
278. Рукин Иван Васильевич
279. Рукин Иван Михайлович
280. Рукин Илья Никитович
281. Рукин Илья Павлович
282. Рукин Михаил Фёдорович
283. Рукин Павел Фёдорович
284. Рукин Пётр Алексеевич
285. Рукин Сергей Николаевич
286. Рукин Сергей Петрович
287. Русаков Дмитрий Васильевич
288. Савельев Пётр Иванович
289. Савельев Фёдор Иванович
290. Савин Антон Харлампиевич
291. Савин Виктор Николаевич
292. Савин Владимир Николаевич
293. Савин Пётр Иванович
32
294. Савин Харлампий Савич
295. Савостихин Василий Степанович
296. Свиридов Александр Андреянович
297. Свиридов Александр Сергеевич
298. Свиридов Борис Фёдорович
299. Свиридов Василий Андреевич
300. Свиридов Василий Васильевич
301. Свиридов Василий Григорьевич
302. Свиридов Виктор Владимирович
303. Свиридов Владимир Сергеевич
304. Свиридов Григорий Александрович
305. Свиридов Григорий Фёдорович
306. Свиридов Иван Григорьевич
307. Свиридов Иван Кириллович
308. Свиридов Иван Маркович
309. Свиридов Иван Фёдорович
310. Свиридов Михаил Иванович
311. Свиридов Николай Иванович
312. Свиридов Николай Гаврилович
313. Свиридов Степан Алексеевич
314. Свиридов Фёдор Андреевич
315. Свиридов Фёдор Сергеевич
316. Сгибнев Андрей Петрович
317. Сгибнев Григорий Иванович
318. Сгибнев Иван Тимофеевич
319. Сгибнев Кирилл Иванович
320. Сгибнев Кузьма Тимофеевич
321. Сгибнев Михаил Фокиевич
322. Сгибнев Николай Григорьевич
323. Сгибнев Пётр Иванович
324. Сгибнев Роман Григорьевич
325. Сгибнев Сергей Андреевич
326. Сидоркин Иван Васильевич
327. Сидоров Александр Семёнович
328. Сидоров Евгений Михайлович
329. Сидоров Кирилл Игнатович
330. Сидоров Спиридон Емельянович
33
331. Симакин Игнат Васильевич
332. Силин Фёдор Ефимович
333. Ситников Алексей Алексеевич
334. Ситников Виктор Николаевич
335. Ситников Николай Алексеевич
336. Ситников Николай Николаевич
337. Ситников Никита Андреевич
338. Ситников Фёдор Петрович
339. Ситников Яков Алексеевич
340. Скворцов Андрей Яковлевич
341. Скобеев Андрей Егорович
342. Скобеев Михаил Михайлович
343. Скобеев Николай Маркович
344. Скобеев Яков Ефремович
345. Солоухин Андрей Алексеевич
346. Солоухин Илья Николаевич
347. Солоухин Михаил Васильевич
348. Солоухин Михаил Михайлович
349. Соседов Николай Иванович
350. Соседов Михаил Иванович
351. Соседов Никита Дмитриевич
352. Степанов Сергей Иванович
353. Стребков Владимир Матвеевич
354. Строилов Иван Леонтьевич
355. Строилов Михаил Матвеевич
356. Строилов Никита Иванович
357. Стрельцов Матвей Алексеевич
358. Троицкий Николай Николаевич
359. Фатюхин Иван Леонтьевич
360. Филатов Василий Иванович
361. Филатов Иван Иванович
362. Филатов Степан Петрович
363. Филатов Сергей Филиппович
364. Хапёрский Александр Семёнович
365. Хапёрский Егор Ильич
366. Царёв Антон Григорьевич
367. Царёв Иван Герасимович
34
368. Царёв Николай Тимофеевич
369. Ченцов Владимир Абрамович
370. Чернышов Гавриил Андреевич
371. Чернышов Николай Андреевич
372. Чуриков Сергей Павлович
373. Шарапов Пётр Алексеевич
374. Шатилов Александр Степанович
375. Шатилов Андрей Егорович
376. Шатилов Владимир Васильевич
377. Шатилов Дмитрий Иванович
378. Шатилов Марк Егорович
379. Широков Михаил Николаевич
380. Шняков Яков Ефимович
381. Юмашев Александр Иванович
382. Юмашев Валентин Георгиевич
383. Юмашев Василий Антонович
384. Юмашев Василий Иванович
385. Юмашев Павел Фёдорович
386. Якутин Владимир Григорьевич
387. Якутин Иван Григорьевич
388. Ялтонский Иван Павлович
389. Ярославцев Алексей Егорович
Осиротело село. Не стало сильных мужских рук, смекалистого
хозяина, который мог бы повести
за собой людей, воодушевить своим
личным примером, приободрить. А
вскоре в дома селян стали приходить
похоронки. Вот что писала в своих
воспоминаниях об этом ужасном времени старшая медсестра нашей больницы Булыгина Анна Ивановна, награждённая медалью «За трудовую
доблесть в Великой Отечественной
войне 1941–1945».
Булыгина Анна Ивановна
35
«Среди ясного, солнечного дня наступила тьма, страшная
гроза – 22 июня 1941 года. Правительство сообщило о вероломном нападении фашистской Германии на нашу Родину. В селе
стоял страшный плач, так как почти каждая семья провожала
на фронт от одного до пяти человек. И все тягости, лишения и
трудности легли на плечи стариков, женщин и детей. Работали
очень много, подменяли ушедших на фронт мужчин. После работы в больнице шли работать в поле, там работали и ночами.
Убирали хлеб вручную. Косили крюками, жали серпами, вязали в снопы, ставили копны, молотили, веяли. А чтобы не пропало ни одного зернышка, школьники после уроков собирали
колоски и отправляли их на переработку в муку. Мы собирали
теплые вещи для фронтовиков, денежные средства для строительства танковой колонны и авиационной эскадрильи «Тамбовский колхозник», подписывались на государственный заем
в помощь фронту. Спать приходилось по 2–3 часа в сутки. Почти
сразу в начале войны стали приходить похоронки. И надо было
оказывать медицинскую, психологическую и материальную
помощь осиротевшим семьям. Успокаивать мать, жену, чтобы
она завтра смогла выйти на работу в колхоз, ведь рабочих рук
не хватало. В больнице не хватало многих сотрудников. Подменяли ушедших на фронт врачей почти по всем специальностям.
Больница была районная, обслуживала жителей не только Рудовского района, но и окрестных районов. Больных было очень
много. Люди были ослаблены горем и непосильным трудом.
Вспыхнула эпидемия сыпного тифа. Медикаментов было крайне мало, и приходилось выхаживать только народными средствами и заботливым уходом. Очень тяжело было женщинам.
Многие из них остались с 3–8 детьми без мужей, без кормильцев. А детей надо было накормить, обуть, одеть. Женщины работали в поле с раннего утра до поздней ночи. Дети оставались
зачастую дома одни. Они будто понимали горе всей страны, семьи и становились уже в детском возрасте взрослыми. Все тяготы домашних дел были на них – этих мальчишках и девчонках
в возрасте 5–10 лет. Они ухаживали за младшими братишками
и сестрёнками, за домашней птицей и скотом. Копали огороды
лопатами.
36
Такими людьми можно только гордиться. А уж женщины!
Вместе с ними мы ходили на станцию Вернадовка за 36 километров за семенами для будущего урожая. Слезами и потом,
кровью мозолей и простудными чирьями устлан этот путь. Мы
не знали отдыха. Пахали на волах, лошадей не было, всё было
отправлено на фронт. Ни о какой технике не могло быть и речи.
Так что все, от детей до стариков, трудились и думали только
о победе, мире, помощи фронту. Мы не знали отдыха. Какое
зерно доставали – всё для детей, для сирот. Мололи на ручных
мельницах или запаривали так, неразмолотым, лишь бы чем-то
накормить детей. Но не падали духом, верили в победу и знали,
что она будет за нами. Сколько ими пережито, выстрадано, выплакано во имя Победы! Они не носили шинелей, не были под
пулями, но отдавали самых дорогих и близких!
Жизнь была тяжела, горе входило в каждый дом. Но жили
дружно, помогали друг другу морально и материально. И все
1418 дней и ночей жили и работали во имя победы, во имя мира.
Мы жили одной жизнью, одними мыслями. Это был слиток металла и выносливости. Как ни тяжела была жизнь, была одна
цель – Победа! Горжусь своим народом, своим селом…»
До глубокой старости работала Анна Ивановна в нашей
больнице. В послевоенные годы была операционной сестрой.
В больнице трудился главным врачом хирург, заслуженный
врач РСФСР Геринг Афроим Шаломович, который делал сложнейшие операции больным не только из окрестных сел нашего района, но и из близлежащих районов Пензенской области.
Операции проводились почти каждый день. Такую ношу несла и
Анна Ивановна. Сотням, а может быть, и тысячам людей спасла
жизнь. Всегда добрая, отзывчивая, внимательная, она в любую
минуту готова была прийти на помощь нуждающимся людям.
Нет её теперь среди нас, живущих. Но её пламенные воспоминания постоянно призывают нас лучше трудиться, помнить о том,
какою ценой завоевано наше счастье, наша жизнь. Точнее, пожалуй, не выскажешь, как жили наши земляки в годы войны.
В боях за Родину погиб Сгибнев Григорий Иванович и два
его старших сына. Его жена осталась с пятью малолетними дочерьми в ветхой избушке без главных кормильцев.
37
В таких избах жили наши сельчане в годы войны
А детей надо кормить, обувать, одевать, ставить на ноги.
И, несмотря на то, что в годы войны на заработанные трудодни мало что получали, Евдокия Григорьевна не сломалась. Она несла на
своих хрупких плечах непомерную
тяжесть. Отработав длинный рабочий день в колхозе, она успевала трудиться и на своём огороде. И вот так
день за днем, месяц за месяцем и год
за годом она сумела вырастить своих
детей, вывести их на верную дорогу
жизни. Она прожила долгую жизнь,
и её старость скрасила забота детей и
внуков, которые стремились до конца
дней своей мамы и бабушки воздавать
ей должное за её труды. И как дань
памяти её родных и близких за великий труд на её могиле всегда живые
Сгибнева
Евдокия Григорьевна
цветы.
38
Ещё трагичнее сложилась судьба
Марии Игнатьевны Сгибневой.
В феврале 1942 года на фронте
пропал без вести её муж – Роман Григорьевич, и осталась вдова с пятью
малолетними детьми. Старшей дочери шёл десятый годок, а младшему
сыну не было и года. Какие трудности и лишения пронесла Мария Игнатьевна, известно только соседям
да подругам по несчастью. Но всё
преодолела солдатская вдова. Подняла всех детей, поставила на ноги.
Но злой рок как будто околдовал эту
семью. Четверых взрослых детей похоронила мать (двое сыновей погибли
трагически). Но она выстояла и переСгибнева
Мария Игнатьевна
несла эту трагедию. С чем сравнить
горе матери? Чем её утешить?
В январе 1943 года в эвакгоспитале на Урале от ран скончался Фёдор Кузьмич Макаров, один из первых председателей колхоза. Его сын Валентин был ранен и контужен. Вдова
Фёдора Кузьмича, Варвара Максимовна, лишилась ноги, но
жила и одна воспитывала детей, которые благодаря её заботам
выросли замечательными людьми, которыми по праву можно
гордиться.
6 мая 1942 года погиб на фронте Александр Иванович Кожаринов, один из первых сельских комсомольцев и организаторов новой жизни на селе. Он не выходил из боёв с самого начала
войны, проявляя стойкость и мужество. А дома в старенькой
избушке с земляными полами осталась неутешная вдова Александра Сергеевна с двумя малышами. Нине было всего три года,
а Саше не было и полутора лет. Но выстояла мать, хорошо воспитала своих детей и направила на верную дорогу. Нина стала
знатным человеком на селе. За свой добросовестный труд она
награждена двумя орденами.
39
Потеряв кормильцев, каждая вдова
жила только одной мыслью: как поднять
малышей, как выжить, как сделать так,
чтобы дети были достойны своих отцов?
Но всё пережили вдовы, выстояли в тяжелейших условиях, сумели преодолеть
огромные трудности и вывели своих детей на верный жизненный путь.
В этом тяжёлом труде, как могли,
им помогали старики. Примером может
служить судьба семьи Перекальских. В
августе 1941 года ушёл на фронт отец
четверых детей Михаил Арсеньевич. Он
Подымова
сражался с фашистами, не жалея сил
Нина Александровна
и здоровья. Так уж получилось, что он
принимал участие почти во всех крупных сражениях Великой
Отечественной войны и в каждом из них получал ранения. Но
после выздоровления снова шёл на фронт. И так до 1944 года,
пока при освобождении небольшого литовского городка Куршенай командир отделения противотанковых пушек сопровождения пехоты, кандидат в члены ВКП(б), старший сержант
М.А. Перекальский не погиб. Его вдова Анастасия Федотовна
одна воспитывала своих детей. В этом ей большую помощь оказывали родители мужа, престарелые Арсений Александрович
и Анастасия Николаевна, а также письма мужа, которые он
присылал с фронта. В этих письмах чётко прослеживалась забота отца о своих детях, родителях и жене, вера в нашу Победу.
Как самую драгоценную реликвию хранит ныне сын погибшего
фронтовика полковник в отставке Николай Михайлович Перекальский три письма своего отца, не раз прочитывая их своим
детям и внукам. В 1947 году семью постиг новый удар. Возвращаясь с колхозного поля, от удара молнии погибла вдова фронтовика Анастасия Федотовна. Теперь заботу о внуках взвалили
на свои плечи престарелые родители погибшего сына. Они делали всё возможное, чтобы внуки были одеты, обуты, накормлены и учились в школе. Дедушка с бабушкой воспитывали в них
трудолюбие, уважение к старшим. Старшая сестра Люба сразу
40
после войны уехала в Подмосковье, где на станции «Отдых»
жила Ирина Васильевна Давыдова, мать Анастасии Федотовны.
Затем, после смерти бабушки и окончания средней школы к ней
уехала вторая сестра Антонина. Сельские власти не раз ставили
вопрос, чтобы отправить в детский дом младших детей Раю и
Колю. Но Арсений Александрович и Анастасия Николаевна, несмотря на преклонный возраст, отказывались это делать. Старшие сестры тоже думали о судьбе брата. Они написали письмо тогдашнему министру обороны СССР, маршалу Советского Союза
Н.А. Булганину, в котором просили о содействии в решении
судьбы сына погибшего фронтовика. Таких писем министр,
вероятно, получал немало, но на просьбу сестёр откликнулся.
Резолюция на письме гласила: «Тамбовскому облвоенкому.
Определить в Суворовское военное училище». С этим письмом к
дедушке с бабушкой приехал военком Рудовского района майор
Н.Н. Богданов. Он разъяснил старикам суть письма, и они согласились с этим решением. Коля успешно закончил Суворовское училище, Московское высшее общевойсковое командное
училище и военно-политическую академию имени В.И. Ленина. Службу закончил в звании полковника, награждён двумя
орденами и многими медалями. В вооруженных силах он прослужил и проработал в общей сложности 60 лет.
Рая в 1952 году уехала к сёстрам в
Подмосковье, а оттуда по комсомольской путевке – в город Бийск Алтайского края. Все дети погибшего солдата выросли, нашли свою дорогу в
жизни и стали достойными людьми
нашего общества. В настоящее время
все они на пенсии, а Родине служат их
дети и внуки.
На фронте воевал ещё один представитель большого семейства Перекальских – Степан Николаевич –
родной племянник Арсения АлексанПерекальский
дровича.
Николай Михайлович
41
Участник Гражданской
войны Степан Николаевич с
первых дней Великой Отечественной войны на передовой.
9 января 1942 года части
241-й стрелковой дивизии,
которой командовал полковник (будущий генерал армии)
И.Д. Черняховский, перешли
в наступление и по льду форсировали озеро Селигер. На
главном направлении дивиПерекальский
зии наступал 318-й стрелкоСтепан Николаевич
вый полк, которым командовал майор С.Н. Перекальский.
За умелое руководство наступательными боями полка, за
личное мужество и храбрость майор С.Н. Перекальский был
награжден орденом Красного Знамени.
По-разному складывалась его военная судьба. В 1943 году он
воевал уже под Курском в армии, которой командовал его бывший командир дивизии И.Д. Черняховский. С утра 8 февраля
1943 года развернулось сражение за город Курск. И, несмотря на
яростное сопротивление врага, части 322-й стрелковой дивизии
подполковника С.Н. Перекальского и 248-й курсантской стрелковой бригады полковника Гусева ворвались в город и завязали
уличные бои. К исходу дня Курск был полностью освобождён.
В этой битве Степан Николаевич был смертельно ранен.
За мужество и отвагу, проявленные при освобождении Курска, полковник Перекальский Степан Николаевич был удостоен
звания Герой Советского Союза (посмертно). Благодарные жители Курска свято хранят память о своём освободителе. В городе
его именем названы площадь и улица, а на братском кладбище
ему воздвигнут памятник. В школе на его родине есть замечательный музей трёх Героев Советского Союза. Один из залов нашего музея посвящён жизни и подвигу С.Н. Перекальского.
42
43
Песня о Перекальском
В жаркий бой решительный
Снова мы идём!
Отомстим душителям
За родной наш дом,
За советский край,
За советский край,
Эй, гармонь походная,
Новый марш играй.
Песнями и сказкою
В пламенных строках
Имя Перекальского
Прозвенит в веках!
Резкий ветер западный
Больно лица жёг,
Без дорог укатанных
Перекальский шёл.
Тактикою смелою
Сковывал врага,
Вражьей кровью белые
Красились снега.
Возле Курска города
Шёл жестокий бой.
На одной из горок там
Пал комдив-герой.
Умирая, звал он нас
На врага вперёд!
За страну, за Родину,
За родной народ.
Песнями и сказкою
В пламенных строках
Имя Перекальского
Прозвенит в веках!
44
Говоря о подвиге Степана Николаевича Перекальского,
нельзя не сказать о подвиге всемирно известной первой женщины, удостоенной звания Героя Советского Союза в годы Великой Отечественной войны, – Зое Космодемьянской и её брате –
Герое Советского Союза Александре Космодемьянском – наших
земляках. О их подвигах много написано, причём не только об
их великих подвигах, но и о клевете, изысканной лжи, оскверняющих их память, ставящих под сомнение подвиг Зои. К великому сожалению, средства массовой информации всю эту грязь
публикуют на страницах газет, журналов, показывают по телевидению. Особенное рвение в этом деле проявляют «Аргументы
и факты» и «Комсомольская правда». Выкапывают «новые» документы, не анализируя их и не вникая в их суть, публикуют
всякую чушь на своих страницах, вместо того чтобы направить
свои усилия и возможности на привитие высоких нравственных
качеств молодому поколению.
8 сентября 1923 года в семье
учительницы нашей школы Любови Тимофеевны и заведующего избой-читальней Анатолия Петровича
Космодемьянских родилась девочка.
Её назвали Зоей. Зарегистрирована
она была 13 сентября Осино-Гаёвским
сельсоветом (число 13 было знаковым для семьи, поэтому днём рождения Зои стали считать 13 сентября. – С.П.). Через два года, 27 июля
1925 года, в семье появился мальчик
Саша. Семья недолго жила в нашем
селе, до 1929 года. В этом году стали организовываться колхозы. Они
Зоя Космодемьянская
создавались грубо, с большими нарушениями. Свирепствовали лжеактивисты, о них было уже сказано. Видя несправедливость и разгул
этих молодчиков, Анатолий Петрович выступил на собрании,
сказав, что нужно заинтересовать народ в новой колхозной жизни, чтобы люди осознанно, с радостью вступали в колхоз, а не
45
загонять их, как скот. Критика не понравилась «активистам»,
и ему сказали: «Ты, поповский сын, убирайся из села. Нечего
мутить народ…». Ему стали угрожать расправой, но не только ему, но и всей семье. Спасая жизнь своих детей, да и свою,
они вынуждены были бежать из нашего села. Холодной зимой
1929 года Анатолий Петрович с женой, шестилетней Зоей и четырёхлетним Сашей отправились в далёкий опасный путь. Они
уехали в Енисейский округ. По современному территориальному делению, это Иркутская область, Тайшетский район, поселок Шиткино. Там они жили в течение года. Родители работали
учителями. Любовь Тимофеевна в 1918 году окончила Кирсановскую гимназию, а Анатолий Петрович – 3 курса Тамбовской
духовной семинарии. В 1931 году семья переехала в Москву. В
Москве у Любови Тимофеевны жили две сестры и брат, было где
остановиться. По дороге из Сибири в Москву они заехали в Осиновые Гаи и оставили Зою и Сашу у родителей Любови Тимофеевны, Тимофея Семёновича и Мавры Михайловны.
Тимофей Семёнович и Мавра Михайловна
46
В Москве Любовь Тимофеевна устроилась работать в школу
учителем начальных классов,
а Анатолий Петрович – в Тимирязевскую академию. Они
получили комнату в бараке и
забрали детей в Москву. Там
Зоя и Саша пошли в школу. Но
каждое лето на каникулы они
приезжали в наше село к дедушке с бабушкой. Последнее лето,
которое они провели в нашем
селе, было лето 1939 года. Здесь
они с деревенскими сверстниками играли в незатейливые игры,
купались в речке Кашма, помогали не только своим дедушке и
бабушке, но и многим пожилым
Подымова
людям. С особой любовью вспоАлександра Ефимовна
минают о них их сверстники,
жившие по соседству. Односельчане помоложе Зои и Саши: Аблова Валентина Васильевна,
Подымова Тамара Григорьевна и другие.
К сожалению, таких людей остаётся с каждым годом всё
меньше и меньше. В их рассказах мы видим Зою девочкой в возрасте до 16 лет. Ребенком она уже отличалась своей серьёзностью, справедливостью, настойчивостью, находчивостью, внимательностью. Всегда старалась добиться своей цели. Но вместе
с тем, всегда была ласкова, добра, всегда готова прийти на помощь. Для Зои были все равны, из какой бы ты ни был семьи,
богатой или бедной. Самым запоминающимся занятием для детей летом было купание в Кашме.
Вода в реке была прозрачной, чистой, дно песчаное. «Зоя
очень хорошо плавала, с разбегу ныряла с «вышки». Мы очень
завидовали ей», – вспоминает Тамара Подымова. «Я не умела
плавать и боялась воды. Зоя заставляла прыгать в воду, где было
мелко. Не послушаешься – возьмёт крапиву и пригрозит насте47
С л е в а на п р а в о : Любовь Тимофеевна, Зоя, Саша, Анатолий Петрович
гать. Таким образом, малышня выполняла приказы Зои. Она
очень зорко следила за нами, научила многих из нас плавать, не
бояться воды, это в жизни нам очень пригодилось», – рассказывает Валентина Васильевна. Зачастую такие занятия сопровождались трудом. Однажды Зоя предложила помочь прополоть
грядки престарелой бабушке Даше. Деревенские дети приучены
к такому труду с самых ранних лет. Вот и стали теперь они под её
руководством оказывать посильную помощь пожилым людям. В
селе проживало очень много бедных людей, у которых зачастую
не было куска хлеба. Дедушка с бабушкой Зои жили сносно, и
она часто относила пищу, приготовленную бабушкой, в такие семьи. В то время в селе было распространено делать «тайное подаяние», когда люди уже спали, а в деревне ложились рано спать,
так как электричества не было, а керосин для ламп завозили
редко, люди экономили его. Подростки, зная нужду людей, приносили, кто что мог, и клали на заваленки или в какое-то другое
место свои пожитки. Сколько же слёз благодарности было пролито бедняками над такими «тайными подаяниями»!
Зоя очень любила детей. Очень часто её приглашали побыть
с малышом, когда мама малыша уходила на работу. Если видела, что пожилой человек нёс сумку, она помогала донести ему
48
поклажу до его дома. Такими качествами обладала и бабушка
Мавра Михайловна. Глядя на неё, Зоя впитывала в себя все эти
качества. Так с раннего детства формировался характер Зои.
Такой помнят её земляки.
1 сентября Зоя должна была пойти учиться в школу, а Сашу
было деть некуда. Любовь Тимофеевна обратилась к директору
школы с просьбой посадить Сашу рядом с Зоей, чтобы он был
под присмотром. Ей разрешили это, и первого сентября Зоя
была ученицей первого класса, а Саша – вольным слушателем.
Но Саша хорошо воспринимал то, что преподавали учителя, и
по истечении первого полугодия его тоже зачислили в первый
класс. Так брат и сестра с разницей в возрасте почти в два года
оказались одноклассниками. Учились Зоя и Саша хорошо. Зоя
отдавала предпочтение литературе, истории, географии. Саша
же – математике, физике, химии, рисованию, спорту.
Любовь Тимофеевна приобщила детей к чтению. Они любили читать Пушкина, Лермонтова, русские народные сказки.
49
Татьяна Соломаха
С возрастом с большим рвением читали Короленко, Гайдара, А.Н. Островского, Николая Островского, Тургенева, Достоевского, Толстого и других
авторов. Но самой любимой книгой
для Зои была книга очерков «Женщины в Гражданской войне». Очерк
Л. Арагутинской «Таня», который
Зоя перечитывала много раз со слезами на глазах, оставил в ней неизгладимый след. Татьяна Соломаха стала
её любимой героиней. Это её именем
перед казнью назвалась Зоя.
Зоя росла красивой, весёлой, спортивной девочкой. Ярослав Смеляков
сказал о ней так:
И не знала она, хорошея,
Что ждёт её впереди
Воровская петля на шее,
Золотая звезда на груди…
Весной 1941 года Зоя и Саша заканчивали девятый класс.
Сколько было планов на лето! Продумано всё до мелочей. Молодёжь радовалась жизни, любила свою Родину, строились новые
города, заводы, железные дороги. Открывались новые учебные
заведения, где можно было получить любую специальность и
стать хорошим работником.
Питомцев своих вихрастых
Растила любовно страна.
Какое огромное счастье
Тебе завещала она!
И вдруг в это ясное утро
На солнечный завтрашний день
Ворвалась тревожно и жутко
Зловещая, чёрная тень.
Страна, дорогая Отчизна,
Враг топчет полей твоих новь.
Что может дороже быть жизни?
Святая к Отчизне любовь…
50
22 июня началась Великая Отечественная война. В первый
же день десятки тысяч молодых людей по всей стране отправились в военкоматы с заявлениями об отправке их на фронт.
Среди них было много старшеклассников, в том числе и Зоя.
Но добровольцев было очень много, а Зое не было ещё 18 лет,
поэтому она получила отказ. Она пошла работать на завод
«Борец», во второй механический цех, заменяла ушедших
на фронт рабочих. По вечерам вместе с мамой вязала и шила
тёплые вещи для воинов фронта. По ночам со сверстниками дежурила на крышах домов, сбрасывала «зажигалки», предотвращая пожары.
По призыву комсомола Зоя отправилась на трудовой фронт.
Она убирала урожай в подмосковных колхозах и совхозах, выращенный теми, кто теперь был на военной страде. С трудового фронта Зоя прислала два коротеньких письмеца самому
дорогому и близкому человеку, имя которому МАТЬ. Письма
проникнуты горячей дочерней любовью, заботой о маме. Зое
уже исполнилось 18 лет, и мысль о том, чтобы сражаться с
врагом на фронте, не покидала её. По возвращении с трудового
фронта она снова пошла в МК комсомола, где начали формировать новую диверсионную разведывательно-партизанскую
часть 9903. Часть была особого назначения, об этом говорил её
четырёхзначный номер. Враг стремительно наступал. Фронт
приближался к Москве. Гитлер разослал уже приглашения на
парад фашистских войск в Москве на Красной площади 7 ноября 1941 года, а затем Москва должна была быть затоплена.
Но Ставка Верховного Главнокомандования готовила бой под
Москвой. Для того, чтобы бой был успешным, нужны были
точнейшие сведения: планы врага, огневые рубежи, военные
объекты, передвижение вражеских войск и т.д. Такие сведения могли дать только наши советские разведчики, партизаны. Часть формировалась в основном из молодёжи. Необходимо было набрать 2000 человек, но на сборный пункт прибыло
более 3000 человек. Был строгий отбор. Сначала Зоя получила
отказ, но, проявив волю и упорство, всё же добилась своего –
была зачислена в часть с согласия её командира Артура Карловича Спрогиса.
51
Часть разделена была на отряды.
Отряд, в который была зачислена Зоя,
возглавил Борис Крайнов.
В течение недели на курсах молодого бойца она училась обращаться с
огнестрельным оружием, с бутылками с зажигательной смесью, практической стрельбе, ориентированию на
местности. 4 ноября добровольцы дали
клятву на верность Родине и отправились на выполнение первого задания в
районе города Волоколамска. С первой
поставленной задачей группа справилась успешно.
Спрогис
Зима была ранней, стояли лютые
Артур
Карлович
морозы, было много снега. Лютовали и фашисты. 17 ноября 1941 года
вышел приказ Ставки Верховного Главного Командования за
№ 0428, в котором говорилось: «Опыт последнего месяца войны
показал, что германская армия плохо приспособлена к войне в
зимних условиях, не имеет тёплого обмундирования и, испытывая огромные трудности от наступающих морозов, ютится в прифронтовой
полосе в населённых пунктах».
Самонадеянный до наглости противник собирался зимовать в тёплых
домах Москвы и Ленинграда, но этому
воспрепятствовали действия наших
войск. На обширных участках фронта
немецкие войска, встретив упорное сопротивление наших частей, были вынуждены перейти к обороне и расположиться в населённых пунктах вдоль
дорог на 20–30 километров по обе их
стороны. Немецкие солдаты жили, как
правило, в городах, в местечках, в деревнях, в крестьянских избах, сараях,
Борис Крайнов
52
ригах, банях близ фронта, а штабы германских частей в более
крупных населённых пунктах и городах прятались в подвальных помещениях, используя их в качестве укрытия от нашей
авиации и артиллерии. Советское население из этих пунктов
обычно выселяли и выбрасывали вон немецкие захватчики.
Лишить германскую армию возможности располагаться
в сёлах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и тёплых убежищ и заставить мёрзнуть под открытым
небом – такова была неотложная задача, от решения которой
во многом зависело ускорение разгрома врага и разложение его
армии. Для выполнения таких задач Ставка ВГК приказывала:
«Разрушать и сжигать дотла все населённые пункты в тылу
немецких войск на расстоянии 40–60 км в глубину от переднего края и на 20–30 км вправо и влево от дорог. Для уничтожения населённых пунктов в указанном радиусе действия бросить
немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и
миномётный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизан, диверсионные группы, снабжённые бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами…» Этот
приказ был подписан председателем Ставки Генерального штаба, Маршалом Советского Союза Б. Шапошниковым.
ЦАМО. Ф. 208. Оп. 2524. Д. 1. Л. 257–258
Выполняя приказ Ставки, 21 ноября линию фронта перешли две диверсионные группы: Бориса Крайнова и Павла Проворова, в состав последней входила и Зоя. В ночь на 27 ноября
запылали подожжённые разведчиками четыре дома на окраине деревни Петрищево. На другую ночь при новой попытке
поджечь склад с боеприпасами в Петрищево, где располагался
штаб 332 полка 197-й фашистской дивизии, Зоя Космодемьянская была схвачена фашистами. Её предал Василий Клубков.
Стойкость при допросах и пытках, проявленная Зоей, поразила гитлеровцев. Верная воинскому долгу и присяге, Зоя не выдала фашистам военной тайны. 29 ноября 1941 года фашисты
казнили юную партизанку Таню – так назвала себя Зоя. Позже
весь мир узнал, что Таня – это ученица 10 класса 201-й москов53
ской школы Зоя Космодемьянская. Она погибла на фашистской
дыбе, ни единым звуком не высказав своих страданий, не выдав
своих товарищей. Она приняла мученическую смерть, как героиня, как дочь великого народа, волю которого никому и никогда не сломить. Память о ней будет жить вечно. 16 февраля 1942
года Зое Анатольевне Космодемьянской было присвоено звание
Героя Советского Союза (посмертно). Школам, где училась Зоя
в Москве и на её родине, в селе Осиновые Гаи, присвоено её имя.
Около сотни городов России увековечили её память – воздвигли
памятники, бюсты.
Бюст Зои Космодемьянской в вестибюле школы
54
Ей посвящено много произведений, в том числе стихотворений. Вот одно из них.
На родине Зои
Туда, как в храм, душа моя стремится,
Прийти к тебе, назвать хотя б сестрицей,
Почувствовать, как ты юна, мила,
Какою же ты русскою была!
Хранят в музее вещи и картины,
И мимо них спокойно не пройдёшь.
Здесь под стеклом какой-нибудь витрины
Такое, что тебя бросает в дрожь.
Простой рассказ о жизни и кончине…
Как смерть тебя морозила и жгла,
Как от Петрищева по всей Отчизне
В бессмертие дорога пролегла.
И подвиг твой не в том, как это одолела,
Как через боль и муки ты прошла,
Ты юности своей не пожалела,
Чтоб Родина по-прежнему жила.
Твой подвиг в том (чем вы его не мерьте) –
Ты против веры, правды не лгала,
В последнюю минуту перед смертью
Сказала людям честные слова.
Тебе бы жить да жить, чтоб сердце пело,
Чтоб он, любимый, на свиданье ждал…
За то, что в восемнадцать поседела,
Я б Совестью Страны тебя назвал!
У памяти есть право обретенья
И славы, и родимого угла.
На родине твоей я мучаюсь сомненьем:
А смог бы я, как ты тогда смогла?
Вот в чём вопрос. Труднее нет ответа.
Себе солгать – её не воскресить.
И будут ли потомки тем же светом,
Тем подвигом себя и нас судить?
Её поцелуя Иудин даже гаже,
Он отравляет истины полёт.
И много ли осталось тех, кто вслед за нею скажет:
«Это счастье – умереть за свой народ»!
Н. Васюков
55
КОНКУРСНОЕ СОЧИНЕНИЕ УЧЕНИЦЫ 10 КЛАССА
СРЕДНЕЙ ШКОЛЫ № 31 Г. ТАМБОВА
ДАРЬИ КОЗАЧУК
Наша Зоя
Несчастлива страна,
у которой нет героев.
Б. Брехт
Зоя Космодемьянская! Это имя – легенда. Имя, которое
навсегда вошло в человеческие сердца. С каждым годом становится всё меньше и меньше ровесников героини, бегут года,
проходят поколения, переосмысливаются старые ценности. На
многое смотрят по-новому, многое забывается. То, что когда-то
было нужным и важным, сейчас кажется бесполезным. Немало
бывших героев, не выдержав исторической проверки, предстали перед нами настоящими злодеями. Во все времена существовали непоколебимые ценности: такие, как гуманность, мужество, отвага, чувство патриотизма. Это качества, на которых
держится мир. Без них невозможно представить существование
человечества. Именно эти вечные ценности помогали выстоять
в трудную минуту нашему народу. Благодаря этим качествам
Зоя Анатольевна Космодемьянская, Герой Советского Союза,
восемнадцатилетняя девушка, вошла в такую славную историю
Отечества и вечную память людей.
Люди, пережившие войну, подтвердят, что в то тяжёлое
время значило имя «Таня». Каким гневом к врагу откликнулись сердца миллионов солдат и офицеров, сражавшихся на
фронтах! Какой щемящей болью отозвался в сердцах людей
очерк корреспондента «Правды» Петра Лидова «Таня». Позже стало известно её настоящее имя – московская школьница
Зоя Космодемьянская. Молва о храброй девушке передавалась
из уст в уста. Бойцы на фронте ей посвящали стихи. Брат Зои,
Александр, написал на своём танке «За Зою» и бил врага до последней капли крови. Не только он, тысячи солдат выводили
мелом эти слова на снарядах, посылаемых из орудий, на бомбах, сбрасываемых на врага. В самую трудную минуту имя Зои
придавало веру и силы тем, кто их, казалось, вконец утрачивал.
И на поверженном Рейхстаге было начертано имя героини.
56
«Самою смертью отвергая смерть,
Шла школьница вчерашняя в бессмертье…»
Бойцы носили фотографию Зои в комсомольских билетах.
Героический поступок Зои тогда ещё в 1941 году показал, что
победить такой народ нельзя. Многие повторили подвиг Зои во
времена Великой Отечественной войны. А сколько их совсем
молодых героиня, казненная врагами, позвала на войну. Не
ради славы и наград уходили они из отчего дома.
Её подвиг, подобно звезде на небосклоне, которая служит
ориентиром в пути для сверстников всего мира и на все времена. Это и француженка Даниэль Казанова, погибшая в тысяча
девятьсот сорок третьем году в немецком концлагере; и южновьетнамская девушка Ха Таи Нгок Оань, расстрелянная врагами её страны.
Прошли годы. Подрастает третье послевоенное поколение.
И сегодня, в день семидесятипятилетия этой вечно юной девушки, вряд ли найдётся человек, который не знал бы её имя. Говорят, что у героев две жизни – одна короткая, обрывающаяся
смертью, и вторая жизнь, проходящая через века. Зои нет с
нами, но она продолжает жить в стихах, в прозе, кинокартине, живописи, скульптурных памятниках. Её именем назван
поселок, в Москве именем брата и сестры Космодемьянских
названа улица, их имя носит школа, где они учились. Моря и
океаны бороздит корабль «Зоя Космодемьянская». «Далёкий
светоч» Вселенной назван именем Зои, стал вечным космическим «монументом» бесстрашной девушке, а её имя сияет в
небе звездой:
«…жители Земли
Взорвали вольной мыслью твердь устоев
И новую планету нарекли
По имени обычной смертной – Зоя…»
Зоя смотрит на нас с фотографий на музейных стендах в
Осино-Гае, в Петрищево, в московском школьном музее, где
она училась, даже в далёкой Германии. Образ Зои, любовно
поднятый народом, продолжает гореть и славиться! Подвиг Зои
до сих пор остается примером незабвенной любви к Родине. Она
57
ещё раз доказала величие русского народа. В настоящее время
нам необходимо равняться на таких героев, как Зоя. Как сказал французский поэт Нэрваль, «наше прошлое и наше будущее
едины». Стремление не забывать прошлое нашей страны, а помнить и стремиться к приумножению всего самого светлого, что
было в стране, приведёт к процветанию России.
В наше время часто слышатся упрёки в адрес молодого поколения о том, что мы растём черствыми и бездушными. Во все
времена люди были разные: как плохие, так и хорошие, как
добрые, так и злые. И наше поколение не исключение. Я хочу
поспорить с теми, кто так говорит. Дорожа историей нашей
страны, мы не безразличны к судьбам наших героев. Подтверждением моих слов могут служить те впечатления, которые произвёл не только на меня, но и на моих одноклассников музей
Зои в Осино-Гае.
За тот час, что мы были в его залах, слушая рассказ экскурсовода, я прожила жизнь Зои. Подходя к школьному зданию,
где расположен музей, все стали серьёзнее и строже. И вот мы
наедине с директором музея С.И. Полянским. Фотографии,
которые есть в каждой семье: бабушки, дедушки, семейные
пары, маленькие дети, удивлённо глядящие в объектив, как
в каждом семейном альбоме. Проникновенный голос экскурсовода перенёс меня в то далёкое время, когда Зоя девочкой
приезжала в Осино-Гай на летние каникулы. Мной овладело
чувство лёгкости, сердце наполнилось теплом и нежностью к
дружной семье Космодемьянских. Я была как во сне, почувствовала наш степной тамбовский ветер на лице, когда вместе
с Зоей сбегала с кручи оврага вниз к ручью. Незабываемый
вкус воды и запах полевых цветов – всё это переполняло меня
радостью и щемящей болью. Чем дальше я слушала рассказ
экскурсовода и вглядывалась в экспонаты музея, тем сильней
мной овладевали самые разные чувства, в которых мне трудно
было разобраться.
Вот трогательная вышивка стебельчатым швом: «Маме в
день Восьмого марта» – она очень похожа на мою в том же возрасте, те же слова, даже подбор ниток. Мне кажется, это мои
годы учебы тянутся чередой день за днём. Меняются друзья, всё
58
глубже захватывает любовь к литературе. И вот я вместе с Зоей
в выпускном классе. Любовь к литературе переросла в мечту –
стать писателем, а встреча с Аркадием Гайдаром окончательно
укрепила эту мечту. Вот последний подарок школе – посаженная липа в школьном дворе, «третья». И вот двадцать первого июня в тысяча девятьсот сорок первом году на выпускном
вечере я вместе с Зоей в новом нарядном платье. Оно очень
нравится ещё и потому, что его купили на деньги, подаренные
братом. Ах, какое счастье – кружиться в танце по залу, думая
о том, сколько ещё радостного и светлого впереди! Чем дальше
я проживала жизнь Зои, тем тяжелее становилось на сердце.
И вот моё сердце замерло… Ужас, страх, крушение надежд –
мне казалось, что спряталось солнце и не заглядывает в окна
музея.
Война! Какое страшное слово! Чувство гнева и протеста почувствовала я против захватчиков. Что и подтолкнуло меня вместе с Зоей вступить в истребительный отряд, поменяв нарядное
платье на телогрейку и ватные штаны. Как страшно идти одной
тёмной ноябрьской ночью, проваливаясь в сугробы во вражеском тылу. Какой холодный колючий ветер! Я чувствую, как
пальцы рук похолодели, ком подступил к горлу. Опустив глаза,
я увидела крепко сжатые пальцы, как если бы они сжимали бутылку с бензином. Немного старше меня, почти моя ровесница,
но как можно было выдержать нечеловеческие пытки?! Не закричать, не заплакать, не просить пощады. Девичьи ноги, ни
разу не надевшие модные туфли на высоком каблуке, должны
были идти по колючему снегу. К губам ещё не прикасался поцелуй любимого, но гитлеровский изверг поднёс горящую лампу, предложив выпить керосин. Пытали её, Зою, а казалось,
это я превозмогаю боль, в моё тело вонзается штык, мою шею
вместо теплой маминой руки обняла петля палача. Мне нечем
дышать. Мне казалось, что я умираю вместе с Зоей. Еле справляясь со своими чувствами, я подняла голову, чтобы последний
раз вздохнуть. Перед собою я увидела два десятка окаменевших
лиц с глазами, полными слёз. И тут всё стало понятно! Всё, что
со мною было, происходило и с моими одноклассниками. Никто
не остался равнодушным.
59
Пройдя дальше по залу музея, мы увидели резко выделяющийся стенд. Я бы его назвала «чёрным». Вникла в сказанное и
рассмотрела статьи – душу объяло пламя гнева и стыда.
У новых поколений есть странное свойство – подвергать сомнению ценности своих отцов. Этой страшной участи не избежала и Зоя. Несколько лет назад в одной из газет была опубликована статья, в которой «писатель» Жовтис опровергал подвиг
девушки, заявляя, что в данном случае не было место героическому поступку. В редакцию газеты хлынул поток писем возмущенных очевидцев и просто порядочных граждан. Было проведено журналистское расследование, в результате которого, как
и следовало ожидать, справедливость восторжествовала. Её героический подвиг вызвал слепую жажду зависти злопыхателей
и клеветников. Но у истории есть драгоценное свойство – отводить великому подвигу подобающее место, а завистникам место
на свалке. Тревожно становится на душе, когда читаешь глумливые строки, задевающие память погибших в войну. Впрочем,
речь уже идёт даже не о памяти, а о народной судьбе. Не может
быть счастливым народ, который не уважает своих героев, отдаёт их на поругание. Невольно перед глазами встаёт снимок погибшей девушки. Даже после гибели Зои фашисты издевались
над её телом. Так кому же мы уподобимся, если будем терзать
память об этой светлой душе? Будущее расставит всё на свои места, и каждому воздастся по заслугам.
Выйдя из музея, мы задумчиво пошли по аллее, которая
вела к храму. Нас обступили нежные берёзки в жёлтом наряде
и строгие елочки. Как символична эта аллея, ведущая от музея
до храма, в котором служил Зоин дедушка. Навстречу нам шли
женщины, вышедшие из ворот храма. Поравнявшись, одна из
них спросила: «Вы приезжали к нашей Зое?» Меня удивило и
поразило то, как она говорит – «наша Зоя», как будто она жива.
Да, эта женщина права. Зоя действительно жива. Это и моя Зоя.
Наша Зоя. Зоя и моего поколения. Она жива в нашей памяти.
Пока будут жить люди на Земле, будет жить и Зоя!
Так давайте не будем забывать короткую жизнь и бессмертный подвиг Зои Анатольевны Космодемьянской, имя которой
стало символом мужества и героизма!
60
ВСТРЕЧИ С ЛЮБОВЬЮ ТИМОФЕЕВНОЙ
Любовь Тимофеевна Космодемьянская в конце сороковых
годов часто приезжала в Осиновые Гаи. Но тех её посещений я,
естественно, не помню. Моё осознанное впечатление она оставила в памяти на всю жизнь 13 сентября 1957 года. В этот день
состоялось торжественное открытие бюста Зои Космодемьянской на центральной площади нашего села. Такого количества
людей село вряд ли когда видело, даже на ежегодных ярмарках.
Прибыли гости из Москвы, Тамбова и Тамбовской области. Из
Пензенской, Рязанской, Воронежской, Липецкой и других областей. Было очень много молодёжи, комсомольцев, пионеров с
флагами и знамёнами. После сигнала: «Слушайте все!» на высокую трибуну, построенную за бюстом, поднялись руководители
областей, районов, гости. Среди них стройная, высокая, сравнительно молодая, седая женщина – Любовь Тимофеевна. Многотысячное море людей, заполнившее площадь и прилегающие
к ней улицы, замерло, когда было предоставлено слово матери
Героев. Мне казалось, что каждое её слово звучит набатом, призывающим помнить, какою ценой завоёвана победа и как надо
бороться за мир и беречь его. Дословно её речи не помню, но её
пламенные слова, идущие от самого сердца, обращенные к нам,
землякам, вызывали гордость со слезами на глазах за Зою. В
рядах слышались всхлипы и даже вопли людей, когда она говорила о зверствах фашистов, истязающих её дочь. В заключение
её выступления прозвучали слова благодарности за то, что удалось добиться разрешения на открытие бюста (раньше бюсты
устанавливались дважды Героям Советского Союза). Было закончено выступление словами: «Мне хотелось бы видеть здесь
не только бюст, но и музей моим детям, в создании его я окажу помощь». Этот призыв для нас, учеников и педагогов, стал
девизом. Началась поисковая работа по сбору материалов для
музея, которая длилась долгих 12 лет (она и теперь продолжается), когда в новом здании школы смогли выделить помещение
для музея.
61
Следующая моя встреча состоялась с Любовью Тимофеевной 29 ноября 1970 года, когда она приехала в нашу школу. По
представлению Тамбовского обкома комсомола, Любовь Тимофеевна была награждена орденом Трудового Красного Знамени.
Награду ей вручали в Тамбове, и после вручения награды она
приехала к нам. Она выступила перед учениками, педагогами и
жителями села. Приглашала приезжать к ней в гости в Москву.
Мы воспользовались её приглашением. Ведь для музея были
необходимы материалы, документальные материалы, фотографии и т.д. Много раз довелось побывать у Любови Тимофеевны.
Она всегда радушно встречала и оказывала помощь, передавала
фотографии, предметы, сувениры, книги для музея. Много запоминающихся встреч сохраню в памяти до конца своей жизни. Некоторые эпизоды из них использую в своих экскурсиях.
Расскажу об одной встрече, состоявшейся у неё в квартире. У
неё были великие гости: Надежда Самуиловна Чекалина, Елена Николаевна Кошевая, Татьяна Викторовна Фёдорова (Герой
Социалистического Труда, пришедшая рабочей в Метрострой,
прошедшая ступени рабочих специальностей, дослужившаяся
до зам. начальника управления Метростроем). Любовь Тимофеевну попросили рассказать о том моменте, когда она узнала
о гибели Зои. Может быть, она сотни раз рассказывала об этом
многочисленным посетителям. Какое же мужество надо иметь
матери, рассказывая о своих самых дорогих – детях! И вот она
стоит у их портретов – высокая, седая, не согбенная горем, не
сломленная русская мать: «…С фронта от Зои не было известий.
Я обратилась в Тимирязевский военкомат города Москвы, чтобы узнать, где моя дочь и что с ней. Однажды, прийдя с работы,
обнаружила записочку в почтовом ящике такого содержания:
«Вам сегодня срочно необходимо прибыть в военкомат». Сегодня… Срочно… Может, какое переформирование, может, отлучка какая, может, с дочкой встречусь. Ведь сегодня… Срочно…
Бежала, скользила, падала, снова бежала… Прибегаю, там много было людей. Это были партизаны, их я не знала. «Я – Космодемьянская, меня приглашали». Задали вопрос: «Вы читали в
«Правде» очерк Лидова «Таня»? – «Да, я читала, переписанный
от руки». – «Это была ваша ЗОЯ…»
62
Дрожь прошла по всему телу, я не мог какое-то время справиться со своими чувствами. Такие встречи не забывают.
О подвиге московской школьницы, нашей землячки, её
мученической героической гибели вскоре узнала вся страна,
узнали и воины Красной армии. Народный гнев и жгучая ненависть к гитлеровским палачам переплавлялись в благородную ярость воинов армии и флота. На бортах боевых машин,
на снарядах и авиабомбах были написаны слова: «За Зою!»
У воинов, гнавших врага с родной земли, особенная ненависть
была к 332-му полку 197-й пехотной дивизии немцев, которым
командовал подполковник Рюдерер. Это по его приказу солдаты
и офицеры пытали и казнили Зою. При этом они сфотографировали всё своё злодейство. Узнав о мученической, героической
гибели Зои Космодемьянской, Верховный Главнокомандующий Вооружёнными силами СССР И.В. Сталин отдал приказ:
«…Пленных из 332 полка 197-й пехотной немецкой дивизии
не брать». И их действительно из этой части в плен не брали.
В 1944 году во время операции «Багратион» в Белоруссии
332-й немецкий полк был полностью уничтожен. Там же нашёл свой бесславный конец и его командир – подполковник
Рюдерер. Свидетелями жестоких истязаний героини были разные люди: честные и бесчестные. Если Василий и Прасковья
Кулик отнеслись к Зое по-человечески, пытались хоть как-то
облегчить страдания девушки, узнать, кто она, выразить ей сочувствие, то находились и такие, которые видели в Зое врага.
Такой оказалась Аграфена Смирнова. Вот как описывалось её
мерзкое поведение.
В коридоре Военного трибунала на длинной скамье, на самой её середине, сидит костистая старуха в добротной жакетке
с кошачьим воротником. Милиционер, охраняющий её, стоит
в отдалении, точно не решаясь подойти к ней поближе. И даже
подсудимые, которых будут судить через час, не хотят сесть с
ней рядом, предпочитая стоять у стен, переминаясь с ноги на
ногу. Одиноко сидит старуха в коридоре.
Наконец, дверь открывают, и старуху вводят в судебный
зал. Она щурится от солнечного света, шевелит сухими губа63
ми, обнажая жёлтые, сточенные временем клыки, и садится без
приглашения. На голове у неё черный вязаный платок. Она хозяйственно развязывает его и ждёт вопроса.
– Ваша фамилия?
– А? Моё фамилие? Да вы ведь знаете, наверно. Аграфена
Смирнова. Я же говорила уже…
Но её спрашивают снова. И она снова рассказывает с удивительным хладнокровием, однотонно, как всё это было. А было
страшное преступление перед народом, перед Родиной, и в нём
повинна Аграфена Смирнова.
У неё был дом, хороший дом. В нем поселились немецкие
офицеры в первый же день, как ворвались в деревню Петрищево, что близ города Вереи. И дом этот сгорел после того, как в
нём поселились немецкие офицеры.
Правда, не один этот дом сгорел. У Солнцева Ивана Егоровича сгорела изба. И ещё у Кареловой. Во всех трёх избах жили
немцы. Их ночью подожгла девушка-партизанка, имя которой
знает теперь весь мир.
А тогда никто не знал эту девушку. Немцы долго мучили её,
пытали, но не могли узнать даже, как звать её. И только потом
один партизан сказал нашим красноармейцам, что эту девушку
зовут, кажется, Таней.
Девушку звали Зоя Космодемьянская.
После чудовищных издевательств немцы привели её, истерзанную, измученную, в избу Василия Кулика. Она упала на
лавку. Ноги её были обморожены, тело обезображено, на губах
запеклась кровь.
– Бей её, – сказал немецкий офицер Ивану Солнцеву, – она
сожгла твою избу.
Иван Егорович Солнцев, старик-колхозник, русский человек, посмотрел на истерзанную русскую девушку и ничего не
сказал. Тогда немцы позвали Аграфену Смирнову. И старуха в
ярости ударила девушку. Ударила и раз, и другой. И замахнулась в третий раз, извергая паскудные ругательства. Но тут появилась русская женщина Прасковья Петрушина и телом своим
загородила девушку.
64
– Не дам я тебе, старая змея, бить её, – сказала Прасковья
Петрушина.
Немецкий солдат прогнал Прасковью.
– Бей, – сказал немец Аграфене Смирновой. – Бей партизанку. Пусть она знает, как жечь дома.
Аграфена Смирнова схватила чугун с помоями и, ругаясь
пакостно, ударила девушку чугуном так, что чугун раскололся. После она вышла на улицу и кричала: «Эх, дали бы мне
эту партизанку на полный мой суд, я бы показала, как надо
казнить».
Но немцы сами казнили Зою. В лютый мороз они вывели
её на окраину села, построили виселицу, согнали весь народ
смотреть на казнь, привязали девушке на грудь бутылки с бензином, отобранные у неё, и доску с надписью: «Поджигатель
домов». И вот в тот момент, когда бесстрашная дочь великого
народа, стоя под виселицей, произносила известные теперь всему миру последние свои огненные слова, старуха-палач, подлая
старуха, снова появилась около неё. Она била палкой по ногам
девушки и опять кричала паскудные слова.
Живы свидетели, слышавшие и видевшие это. Они прокляли жительницу своего села Аграфену Смирнову. Они же и привели её в Военный трибунал.
Она стоит перед трибуналом, жмурится от солнца, шевелит
губами, обнажая жёлтые, съеденные, сточенные временем клыки, и, путаясь, даёт показания.
– Не била я её, гражданин судья. Поклёп на меня возводят.
Не била я её, я только рукой в варежке её ударила. И чугун был
небольшой с помоями. Это, просто сказать, чугунок был средний. Я стояла около лавки, где лежала она, я плакала над нею
слёзно. Очень жалко мне было.
– Кого же вам жалко-то было? – спрашивает судья.
– Ну, как кого? Дома же моего мне было жалко. Сгорел он,
а как же…
И, помолчав, она снова говорила о своём доме. Немец спалил у нас сотни деревень, разрушил города, обездолил тысячи
людей. Но не плачутся русские люди, советские люди, потеряв65
шие свой кров и очаг. Они делаются только злее в великой битве
с немцем. Они уверены, что вернут и кров, и очаг, и кровью требуют расплаты за кровь.
А тут стоит среди бела дня перед судом кулацкая дочь и льёт
крокодиловы слёзы. И сквозь слёзы эти то и дело причитает:
– Да кабы знали мы, гражданин судья. Не сведущи мы, не
опытны, не грамотны.
– Чего кабы знали? – спрашивает судья.
– Да кабы знали, – опять говорит Аграфена Смирнова и чего-то не договаривает.
– Кабы знали вы, – договаривает за неё судья, – кабы знали
вы, что в Петрищево советская власть опять вернётся, что немец будет выбит из Петрищева, так не делали бы пакостей таких. Так что ли?
– Да разве немца мы любим, – говорит подсудимая, – немца
мы презираем, гражданин судья. Немцем брезгуем мы. Мы ведь
тоже русские люди.
И в этих последних словах заключена, может быть, самая
главная ложь и клевета Аграфены Смирновой.
Не только не советская, но и не русская она женщина, потому что мало родиться русским – надо остаться русским. Надо
каждому русскому доказать в великой войне своё право называться русским. Принадлежать к героическому народу, рождающему таких бесстрашных и бессмертных дочерей, как Зоя
Космодемьянская, Герой Советского Союза.
Павел Нилин
66
АКТ ОПОЗНАНИЯ ЗОИ
1942 года, 25 января, д. Петрищево Грибцовского с/совета
Верейского района Московской области
Мы, ниже подписавшиеся комиссия в составе председателя
Грибцовского сельского совета Березина Михаила Ивановича,
секретаря Струковой Клавдии Прокофьевны, колхозников –
очевидцев колхоза «8 Марта» Кулика Василия Александровича и Ворониной Евдокии Петровны, составили настоящий акт в
нижеследующем.
В период оккупации Верейского района немецкими солдатами в д. Петрищево была повешена девушка, назвавшая себя
Таней. После оказалось, что это была девушка-партизанка из
Москвы Зоя Анатольевна Космодемьянская, 1923 года рождения. Немецкие солдаты поймали её в то время, когда она выполняла боевое задание – поджигала конюшню, в которой находилось более 300 лошадей. Немецкий часовой обхватил её сзади, и
она не успела выстрелить.
Её повели в дом Седовой Марии Ивановны, раздели и начали допрос. Но получить какие-либо сведения от неё не пришлось. После допроса у Седовой разутую и раздетую её повели
в дом Ворониной, где находился штаб. Там продолжали допрашивать, но она на все вопросы отвечала: «Нет! Не знаю!» Не
добившись ничего, офицер приказал, чтобы били её ремнями.
Хозяйка, которую загнали на печь, насчитала около 200 ударов. Она не кричала и даже не произнесла ни одного слова. И
после этой пытки снова отвечала: «Нет! Не скажу! Не знаю!»
Её вывели из дома Ворониной, она шла, ступая голыми ногами
по снегу, привели в дом Кулика. Измученная и истерзанная,
она находилась в кругу врагов. Немецкие солдаты всячески издевались над ней. Она попросила пить, немец поднёс ей зажженную керосиновую лампу, кто-то провел по её спине пилой.
Потом все солдаты ушли, остался один часовой. Руки её были
связаны назад, ноги обморожены. Часовой велел ей подняться
и под винтовкой вывел её на улицу. И опять она шла, ступая
67
босыми ногами по снегу, и водил её до тех пор, пока не замёрз
сам. Часовые менялись через 15 минут. И так продолжали водить её всю ночь.
Утром построили виселицу, собрали население и публично
повесили. Но и над повешенной продолжали издеваться. Ей отрезали левую грудь, ноги изрезали ножами.
Когда наши войска погнали немцев из Москвы, они поспешили снять тело Зои и схоронить за деревней. Ночью спилили
виселицу, как бы желая этим скрыть следы своего преступления. Повесили в первых числах декабря.
На что и составлен настоящий акт.
Подписи комиссии:
Березин, Струкова, Кулик, Воронина.
68
АЛЕКСАНДР КОСМОДЕМЬЯНСКИЙ
27 июля 1925 года в семье Любови Тимофеевны и Анатолия Петровича Космодемьянских появился
мальчик – Саша. Жила семья в небольшом домике в селе Осиновые Гаи
до 1929 года. В том году в селе начали создаваться колхозы. Они создавались с большими нарушениями,
было очень много перегибов со стороны организаторов. Крестьян силой
заставляли вступать в колхоз. Видя
это, Анатолий Петрович выступил
на собрании с критикой произвола
со стороны организаторов колхозов.
Ему активисты сказали: «Ты, поповский сын, убирайся из села, нечего
мутить народ!» На семью началось гонение, и она была вынуждена покинуть село, чтобы спасти себя и детей. Семья уехала в
Енисейский округ Сибири. По современному территориальному делению это Иркутская область, Тайшетский район, поселок Шиткино. Там они жили один год, после чего переехали в
Москву к своим родственникам. Каждое лето на большие каникулы Саша с Зоей приезжали в наше село к дедушке Тимофею
Семеновичу и бабушке Мавре Михайловне. Последнее лето, которое они провели в родном селе, было лето 1939 года. Здесь, в
кругу сверстников, они отдыхали, помогали родственникам и
престарелым людям, выполняли поручения дедушки с бабушкой. В селе и теперь проживают многие их сверстники. Вот что
они рассказывают:
– Саша был не по годам рослый, увлеченный спортом.
В футболе он отдавался весь игре, порой забывая обо всем на
свете. Старался быть всегда честным. Азартен, активен в игре,
но иногда допускал ошибки. Терпеть не мог долго носить в себе
чувство собственной вины. Он был для этого не приспособлен.
69
Он мог взбунтоваться и бурно доказывать, что он совершенно
прав и винить его не в чем, или же откровенно признать свою
вину и поскорее найти способ загладить её.
«Саша был неприхотлив к одежде, пище. Что есть, то и хорошо. Зоя часто укоряла его за это, но он не обижался. Если делал
вид, что обиделся, то долго не мог сохранять этот вид. Был очень
внимателен к престарелым людям. С большим желанием помогал
полить грядки на огороде двум старушкам, живущим недалеко от
них, принести им воды. Мы любили Сашу за эти его качества».
«Саша с детских лет хорошо рисовал. Он всегда тянулся к
набору цветных карандашей, и любимым занятием его былоследить, не отрываясь, за привлекшим его внимание предметом. Несколько этюдов написал Саша в родном селе Осиновые
Гаи. Таким остался Саша в памяти сверстников».
«Ведмедь» – так звали Сашу одноклассники за его походку
вразвалку. За добродушную улыбку и покладистый характер.
Он был сильнее всех в классе, занимался спортом и на стадионе
преображался, с азартом отдавался волейболу. До сих пор вспоминают немногие оставшиеся в живых сверстники Александра,
любители волейбольных баталий, как энергично он действовал
у сетки, высоко прыгал, наносил «пушечные» удары, с какой
решительностью бросался в погоню за, казалось бы, ускользнувшим мячом.
Самого высокого мальчика школы часто видели в кругу малышей. Он умел увлечь их игрой, и сам охотно играл с ними.
С годами Саша становился серьёзнее, целеустремлённее.
Отличные оценки по математике, физике, хорошие – по гуманитарным предметам обосновались в его дневнике. Классная
руководительница 8-го «А» дала своему питомцу такую характеристику: «Учащийся 8-го «А» класса Александр Космодемьянский учится хорошо, общителен, дисциплинирован, завоевал любовь товарищей».
Было у Саши и своё увлечение: он страстно любил рисовать.
Мечтал стать художником. Охотно посещал изостудию при музее имени А.С.Пушкина, внимательно слушал рассказы о художниках, старался вникнуть в смысл и жизнь полотен.
Очень любил Саша «Третьяковку». Он часами простаивал у
знаменитых картин, стараясь понять не только замысел, но и
70
творческую манеру автора. Особенно нравились ему художники с яркой палитрой, солнечный свет на картинах. Поэтому и
восторгался он «Девочкой с персиками» Серова. Любил Саша
Касаткина, Ярошенко, Левитана, Верещагина.
Сохранились Сашины тетради с рисунками, набросками
(автопортрет, рисунок Зои за книгой, пейзажи), один из пейзажей находится в музее военно-исторической славы Героев Советского Союза Зои, Александра Космодемьянских и Степана
Перекальского Осино-Гайской школы. Делал он иллюстрации
к «Мёртвым душам» Н.В. Гоголя. Наиболее интересны из них
портретные зарисовки «небокоптителей», и талантливее других, по общему мнению, сделан портрет Собакевича. Во всем
этом живописном наследстве уже проявляется попытка увидеть
мир своими глазами, умение проникнуть в глубину природы,
литературного образа.
Пусть ещё не тверда рука юного художника, но ясно, что он
ищет себя, свою творческую манеру, думает о будущем, которое
так или иначе будет связано с искусством.
Подростком Саша мечтал стать художником. Накануне войны он говорил сестре: «Может, я стану художником, вроде чтото получается».
Но… началась война. А ведь жизнь казалась такой нерушимо прекрасной. Всего два дня назад Саша, гордый и счастливый, получил свой комсомольский билет. Эта красная книжечка с силуэтом Ильича на обложке поставила брата в один
ряд с сестрой. С начала войны Зоя работала на заводе «Борец».
По ночам вместе с Сашей и другими сверстниками дежурила на
крышах домов, сбрасывая фашистские «зажигалки», предотвращая пожары.
Вскоре Саша остался вдвоём с мамой. Ждали Зоиных писем –
она уже сражалась на фронте. Саша много занимался, заочно
готовился к экзаменам. Стал заметно строже к себе и окружающим, сосредоточеннее. Он видел на лицах москвичей суровость, упорство, решимость; фашисты рвались к столице. Вечерами Саша рыл окопы. Во время налётов спокойно, без боязни
тушил зажигательные бомбы. Уже в первый налёт на Москву
он без устали и робости носил песок и воду, готовясь к борьбе с
пожарами.
71
4 февраля 1942 года учительница литературы Вера Сергеевна Новосёлова и ученик Виктор Шелокунь опознали в Петрищево труп Зои Космодемьянской. А через несколько дней в Петрищево поехали Любовь Тимофеевна и Саша. Что они могли
чувствовать, видя обезображенный труп самого дорогого, самого близкого для них человека? Можно ли словами выразить их
скорбь и боль?
Вскоре Александр решил добровольцем вступить в Красную
армию. Он обратился к командованию с заявлением:
«В народный Комиссариат обороны СССР
комиссару управления бронетанковыми
военно-учебными заведениями
от гражданина Космодемьянского Александра
Анатольевича, проживающего в г. Москве
по адресу: ул. Горького, 6, корпус 4, кв. 107
Заявление
Прошу направить меня в бронетанковое училище. Хочу быть
активным участником Великой Отечественной войны. Я отомщу
гитлеровским воякам за смерть своей сестры Зои Космодемьянской.
Я обязуюсь отлично овладеть специальностью командира тяжёлого танка. Смерть и разрушение будет сеять доверенный мне танк. Я
буду честно служить Родине и, если понадобится, не пощажу своей
жизни для полного уничтожения гитлеризма».
А. Космодемьянский
Вот что о тех событиях рассказал одноклассник Зои и Саши
Владимир Титов:
«В начале апреля 1942 года ко мне домой прибежал Саша
Космодемьянский. Он был очень возбужден. Саша предложил
мне пойти добровольцем в армию и вместе с друзьями Зои отомстить фашистам за её смерть. План был такой: все мы, кто
согласится пойти добровольцем в армию, подадим заявления
с просьбой направить нас в школу пилотов. Одновременно попросим ЦК комсомола создать авиаэскадрилью имени Зои. Став
лётчиками, мы вольёмся в эту эскадрилью. Я согласился с планом Саши, а на следующий день в школе собрались друзья: Коля
Неделько, Юра Браудо и Володя Юрьев. Предложение стать
72
лётчиками встретило возражение: вдруг не все смогут пройти
медицинскую комиссию и нас разлучат? Решили пойти в танкисты. Тут же, в классе, мы все написали заявления в Наркомат обороны. Всем нам разрешили досрочно сдать экзамены за
10 класс и направили в Ульяновское бронетанковое училище».
Вскоре Любовь Тимофеевна получила весточку. Сын писал:
«С 6 мая мы были зачислены на все виды довольствия и стали
курсантами Первого Гвардейского Ульяновского Краснознамённого бронетанкового имени В.И. Ленина училища. Нашим
домом стал первый взвод третьей роты второго батальона».
Вначале Александру служба давалась нелегко. Не хватало
армейской собранности. Владимир Титов уже после войны рассказал, как Саша Космодемьянский и Коля Неделько тренировались по вечерам на пустынной улице, овладевая приёмами
строевой подготовки. Друзья окрестили в шутку такие занятия
«ночными парадами».
Желание пятёрки мстителей должно было осуществиться.
Они хотели создать один экипаж мстителей за Зою. Но после
окончания училища им предстояло расстаться: каждый из них
стал командиром тяжёлого танка. Что ж, пусть будет пять экипажей мстителей за Зою!
Саша писал матери о трудностях службы, о напряжении
учебных дней, делился первыми успехами. В одном из писем он
сообщал: «Устаю, недосыпаю, но работаю, как зверь. Уже хорошо изучил винтовку, гранату, наган. На днях ездили на полигон, где стреляли из танка. Мои результаты для начала нормальные. По стрельбе из танка на дистанции 400–500 метров из
пушки и пулемёта я поразил цели на «хорошо». Ты теперь меня
не узнаешь – командиров очень хорошо приветствую и в ногу
хожу молодцом».
С каждым новым письмом ощущалось, как обогащаются
знания будущего командира, крепнут воля, характер, растёт
ответственность за свою подготовку к фронтовым испытаниям.
А из Москвы шли ободряющие письма, проникнутые верой
в сына. Так, накануне нового 1943 года Саша получил драгоценный подарок. Мать прислала ему большую фотографию, на которой вся дружная семья Космодемьянских была запечатлена
73
примерно за год до войны. На обороте мать высказала требовательное наставление:
«Дорогой Шура! Учись мужеству, храбрости и стойкости у
своей сестры – Героя Советского Союза Зои. Будь достойным её.
Мама. 25 декабря 1942 года».
Эта фотография стала постоянным спутником Александра
на фронте. Она кочевала с ним по тяжёлым и опасным дорогам
войны, томила и жгла, вызывала отрадные и вместе с тем горькие воспоминания. Снимок был с Сашей и в час его гибели.
Настойчивость и упорство курсанта Космодемьянского
были вознаграждены. Он успешно сдал государственные экзамены и получил звание лейтенанта.
Окончено училище. На плечах засверкали звёздочки на
недавно введённых в армии погонах – символ воинской чести
и народного доверия. Курсанты прощались с аудиториями, казармами, полигонами, городом. Саша и его друзья перед отъездом на фронт сфотографировались. За выпуском – перепутье.
В окопные ночи, в бои.
Об этом периоде жизни начинающего командира мы знаем
меньше всего. Напряжённые будни формирования части, приём боевой техники, волна забот разного рода, тревожные ночи в
эшелонах не оставляли времени для переписки. И Александр из
Ульяновска сообщил матери, что напишет обо всём, когда начнётся боевая жизнь.
Военный журналист А. Фридлянский вспоминает о встрече
с юным танкистом на марше:
«Это было осенью 1943 года под Оршей. На участке фронта
происходила разведка сил, подготовка к крупной операции. Навстречу журналисту, возвращавшемуся с передовой, двигалась
колонна танков. Очевидно, танкисты спешили в район сосредоточения. И вдруг среди рокочущих громадин «КВ» наметанный
глаз газетчика выделил один танк. На его броне виднелась надпись: «За Зою!»
Журналист уже слышал, что брат Зои, ставший танкистом,
направлен в одну из частей фронта. У Александра Фридлянского мелькнула догадка о командире танка. Колонна остановилась.
Журналист поспешил познакомиться с командиром экипажа.
74
Из танка выпрыгнул рослый, подвижный юноша. Из-под
шлема выбивалась и раскручивалась тёмная прядь волос. Густые
брови, жизнерадостный блеск чуть озорных, с лукавинкой глаз.
– Командир танка, лейтенант Космодемьянский, – представился юный офицер
– Вы брат Зои? – спросил журналист.
– Да, – ответил собеседник.
Когда Александра попросили рассказать о своём экипаже, о
трудном марше, готовности к боям, он отказался наотрез. «Ещё
не воевал, и рассказывать нечего», – с улыбкой отвечал лейтенант. Объясняя отказ, Александр проявил скромность и прямоту характера:
– Слава сестры на меня не распространяется. В боях ещё не
был. Я только брат и не более.
Саша мечтал о настоящем танковом бое, схватке ума, хитрости и мужества, мечтал о том дне, когда он откроет счёт мести за
Зою. И этот день наступил.
В ночь на 21 октября 1943 года состоялось боевое крещение
Александра Космодемьянского. Впереди батальона на главном
направлении атаки двигалась его машина. Танк с надписью: «За
Зою!» на броне первым достиг линии вражеской обороны. Здесьто и подстерегала экипаж танка неприятность: находившаяся
в засаде фашистская самоходка «Фердинанд» неожиданно открыла прицельный огонь по танку. Повреждена была ходовая
часть танка, но молодой офицер не растерялся. Он приказал механику-водителю и заряжающему заняться ремонтом танка, а
сам с наводчиком вступил в единоборство с вражеской самоходкой. Цель была определена по вспышкам выстрелов. Три ответных выстрела – и вражеская машина была уничтожена.
В ходе боя механик и заряжающий заменили три тракта, и
грозная машина снова рванула вперёд.
В донесении об итогах этого и последующих боёв командир
части писал: «…Особенно отличился экипаж танка «КВ» под
командованием комсомольца, гвардии лейтенанта А.А. Космодемьянского. Он действовал решительно, смело, инициативно.
По предварительным подсчётам, гвардейский экипаж танка
А. Космодемьянского истребил до роты пехоты противника, раз75
давил девять блиндажей, подбил из пушки семь вражеских орудий, сжёг одну самоходку. Экипаж взял в плен двадцать гитлеровцев».
Невиданным упорством отличались бои на подступах к
Орше. Был ранен командир самоходных установок. Саша принял на себя командование подразделением. Автоматчики с ходу
овладели важным укреплённым пунктом. А утром разнеслась
ликующая весть: «Орша освобождена!»
За умелое руководство действиями батареи и проявленное
мужество Александр Космодемьянский был представлен к награждению орденом «Красного Знамени». В своём дневнике
Саша оставил такую запись: «Меня поздравляют, и это, конечно, приятно. Но ведь очень правильно в народе говорят: «Не
смотри, что на груди, а смотри, что впереди».
В августе 1944 года войска Третьего Белорусского фронта подошли к границам Восточной Пруссии. На личной карте гвардии
лейтенанта Космодемьянского появился первый объект удара по
врагу – Ширвиндт, пограничный населённый пункт. Впереди –
вражеская территория, веками служившая исходным рубежом
для нападения на чужие земли, ядовитое болото агрессии.
Перед решающим наступлением на Восточную Пруссию
Александра приняли кандидатом в члены партии. С радостью
и волнением оценил он доверие, которое оказали ему коммунисты полка. Они знали, что юный офицер на деле показал себя
достойным сыном народа, закалённым и идейно стойким бойцом, достойным братом Зои.
Вот запись в дневнике молодого коммуниста: «Меня приняли кандидатом в члены партии. Это великое счастье, великое
доверие – быть членом организации, которую создал и выпестовал родной Ильич. Я никогда не устану повторять, что всем свои
существованием мы, люди советские, обязаны партии».
Кинодокументы грозных военных лет запечатлели героику
первых боёв на вражеской земле и образ Александра.
Кадры военной кинохроники: мощное наступление советских войск на фашистскую твердыню. На наблюдательном
пункте командира 220-й Оршанской дивизии, генерал-майора
В.А. Полевика командующий Третьим Белорусским фронтом,
76
прославленный герой Великой Отечественной войны, генерал
армии Черняховский оценивает действия наступающих войск.
Торжественно и гневно звучит голос диктора: «Вот оно – логово
зверя! Первые метры немецкой земли!»
На экране показываются замаскированные орудия. Среди
них – самоходка гвардии старшего лейтенанта Александра Космодемьянского. Сигнал атаки. Старший лейтенант Космодемьянский и его расчёт мгновенно занимают свои места, в бой.
Александр призывно машет рукой, и кажется, мы слышим его
голос: «За Зою, вперёд к Победе!»
Начался штурм вражеского осиного гнезда – крепости Кенигсберг. В боях при овладении крепостью гвардии старший
лейтенант Александр Космодемьянский командовал батареей
мощных самоходных артиллерийских установок. Мужественные действия экипажа и батареи Александра Космодемьянского отмечены в издании многотомной книги «История Великой
Отечественной войны 1941–1945 гг». В 3-м томе на странице
175 читаем строки: «Так рос боевой счёт экипажа «За Зою!», возглавляемого Александром Космодемьянским. Этот успех был
тем более заметным, что дивизия вела бои именно против той
197-й дивизии фашистов, солдаты и офицеры которой пытали
Зою Космодемьянскую. Сознание этого ещё больше поднимало
дух командира и всего экипажа. Брат отважной героини совершил акт беспощадной мести над фашистскими палачами. В ходе
последующих боев на территории Белоруссии эта фашистская
дивизия была наголову разгромлена и перестала существовать.
В ходе боёв вместе с сознанием приближающейся победы
Александру пришлось испытать и тяжёлое душевное потрясение. Под Смоленском Иван Громак сразил наповал гитлеровского офицера. В кармане убитого фашиста было пять снимков
казни Зои, заснятых фашистскими палачами в деревне Петрищево. Опубликованные на страницах «Правды» 24 октября 1943
года, снимки эти вызвали бурю гнева и возмущения в отважном
мстителе. Его танк стал сплавом огня и металла, разившим ненавистных захватчиков. В красноармейской газете «Уничтожим врага» была также опубликована корреспонденция:
«Действующая армия, 27 октября. Части Н-ского соединения добивают в ожесточённых боях остатки 197-й немецкой
77
пехотной дивизии, офицеры и солдаты которой в ноябре 1941
года в деревне Петрищево замучили отважную партизанку Зою
Космодемьянскую. Опубликованные в «Правде» пять немецких снимков расправы над Зоей вызвали новую волну гнева у
наших бойцов и офицеров. Здесь отважно сражается и мстит за
сестру брат Зои – танкист, гвардии лейтенант Александр Космодемьянский. В последнем бою экипаж танка «КВ» под его командованием первым ворвался во вражескую оборону, расстреливая и давя гусеницами гитлеровцев. Майор Волошин».
Начался разгром врага в Белоруссии. Войска 3-го Белорусского фронта 23 июня 1944 года прорвали глубоко эшелонированную оборону врага. Впереди наступающих войск неизменно
оказывалась самоходка, которой командовал Александр Космодемьянский. С десантом автоматчиков на броне она врывалась в
населённые пункты, давила и сокрушала огнём огневые точки
врага. За первые сутки было пройдено с боями 12 километров.
Вот что рассказал в той же армейской газете «Уничтожим врага» А. Фридлянский о действиях славного экипажа:
«Во время прорыва вражеской обороны, 23 июня этого года,
батарея, в состав которой входила самоходная установка Космодемьянского, встретилась с пятью «Фердинандами». Мастерство наших артиллеристов победило врага. «Фердинанды»
были сожжены. В двенадцати атаках побывал гвардии лейтенант Космодемьянский. Из всех атак вышел победителем.
На следующий день экипаж мстителей отличился снова. Началась контратака вражеских танков, поддерживаемая артиллерией. Александр в этом бою проявил незаурядные способности
командира. Он скрыто обошёл машины противника, оказался у
них в тылу и начал расстреливать прицельным огнём. Экипаж
поджёг три танка и разбил два противотанковых орудия.»
Радость приближающейся победы переполняла сердце
Саши. В эти дни он писал матери:
«В Белоруссии настал желанный час освобождения. Люди
встречают нас цветами, угощают молоком. Старушки со слезами рассказывают о мучениях, которые им пришлось перенести.
Но всё это позади. И воздух кажется особенно чистым, а солнце
особенно ярким…»
78
За отвагу и мужество в боях в мае 1944 года он был награждён орденом Отечественной войны 1 степени, а в октябре того же
года – орденом Отечественной войны П степени.
В боях за Кенигсберг отличился командир самоходной
установки 350-го гвардейского полка старший лейтенант
А. Космодемьянский. 6 апреля 1945 года в районе Транквиц под
сильным артиллерийским и минометным огнем противника он
организовал наведение переправы через канал Ланд-Грабен шириной 30 метров и первым форсировал водный рубеж. Он был
выдвинут на должность командира батареи СУ-152. 8 апреля
его батарея вышла на открытую позицию перед фортом Королева Луиза. Дав залп по форту, она разбила ворота и с ходу ворвалась во двор. Гарнизон форта капитулировал. Было взято 250
пленных, 9 танков, склады с горючим, 200 автомашин.
После овладения Кенигсбергом наши войска добивали фашистов на Земландском полуострове, где отступающие гитлеровцы скопили значительные силы. В ожесточенных боях на
этой территории смертью героя погиб любимый командир гвардейцев-самоходчиков Александр Космодемьянский. В «Истории Великой Отечественной войны» об этом есть такие строки:
«Наступление на Земландском полуострове началось утром
13 апреля после часовой мощной артподготовки при активной
поддержке авиации 1-й и 3-й воздушных армий. Противник
вынудил войска фронта вести тяжёлые наступательные бои.
Советские воины дрались, не жалея жизни. Мужественно сражались экипажи самоходно-артиллерийской батареи под командованием А. Космодемьянского. В боях за опорный пункт
Метчетен, расположенный западнее Кенигсберга, батарея подбила 2 танка, разрушила 18 зданий и дзотов, в которых засели
гитлеровцы, и истребила более 50 фашистов. Самоходная батарея приняла активное участие в боях за населённый пункт Фирбруденкруг и первой ворвалась на его улицы. При выполнении
задания командования 13 апреля 1945 года командир батареи
Космодемьянский пал смертью героя».
За мужество и героизм, проявленный в боях с фашистскими захватчиками, ему было присвоено звание Героя Советского
Союза.
79
СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ШКОЛЫ
Р
ассказав о героях нашего села, хотелось бы отметить,
что азы их патриотического воспитания были заложены
в школе, где они начинали свой славный жизненный путь. Со
дня своего основания школа была и пропагандистом, и агитатором, и воспитателем людей. Не только детей, но и взрослых.
Так было до революции 1917 года, так было и после неё. Мы уже
знакомы с выступлением Анатолия Петровича Космодемьянского, когда он пытался на собрании поставить на правильный
путь лжеорганизаторов колхозов, за что и поплатился. Но он
был не один, кто учил людей познавать правду жизни, роль труда и просвещения в воспитании подрастающего поколения.
В 1927 году приказом Кирсановского уездного отдела народного образования заведующим школой был назначен Куликов
Андрей Петрович, ранее работавший в школе села Васильево
Оржевской волости.
Андрей Петрович был очень
энергичен, принципиален и инициативен в работе. Он успешно сочетал
заведывание школой и преподавание
одной из дисциплин с общественной
работой. Он был членом исполкома
сельского Совета, организатором одного из первых на селе колхозов имени 8 Марта. Под его руководством
в 1930–1931 годах было построено
новое здание для школы, в котором
проводились занятия до 1967 года.
Андрей Петрович впервые в селе
организовал школу колхозной молодёжи (ШКМ), где учащиеся могли
Куликов
продолжить обучение в 5, 6 и 7 класАндрей Петрович
80
сах. В 1928 году школа официально стала семилеткой, а в 1939
году преобразована в полную среднюю школу. Свой первый выпуск с вручением аттестата зрелости о полном среднем образовании школа сделала в суровом 1942 году.
17 лет – в предвоенные, военные и первые послевоенные
годы – школу возглавлял Александр Петрович Буковский. На
его долю выпало самое трудное время и очень сложная задача:
необходимо было сделать так, чтобы учебный процесс и помощь
колхозам были неразрывны. Это было особенно важно в период
начавшейся Великой Отечественной войны.
В первом ряду в центре Буковский Александр Петрович
81
Учителя, учащиеся и все работники школы отдавали все
свои силы, всё своё умение на оказание помощи фронту. Призыв «Всё для фронта – всё для победы» стал определяющим для
деятельности коллектива школы.
Уже в сентябре 1941 года 22 работника школы сдали свои
облигации государственного займа в фонд обороны СССР на
сумму 6 730 рублей (Ведомости. Д. 58, Л. 83–84).
82
Квитанция о сдаче в госбанк.
Архив музея
Школа была переполнена. Было много детей-беженцев.
Работали в две смены, классы не вмещали учащихся. Было
холодно, многие дети голодали, а учителям приходилось хоть
как-то их поддерживать. Они готовили для голодных детей горячую овсяную похлебку. Сохранились ведомости, которые невозможно читать без содрогания: «Отпущено Свиридовой Е.С.
1,2 кг овса для приготовления похлебки учащимся 5 А класса (дата)». Далее следует акт на списание этого необходимого
продукта. Учителя вместе со всеми работали в поле и на торфоразработках. Были агитаторами, старались поддерживать и
детей, и родителей, ведь все нуждались в поддержке, хорошем,
добром совете. Организовывали художественную самодеятельность, устраивали концерты в клубе, проводили беседы, сообщали сводки Совинформбюро о положениях на фронтах. Вместе
с детьми обрабатывали школьный огород. Жизнь их была ничуть не лучше других жителей села. Но школа жила полноценной жизнью. Даже в таких условиях, когда не было тетрадей,
а писали на старых газетах, разводили сажу вместо чернил, не
83
было учебников, учителя давали детям прочные знания. Доказательством тому могут служить ведомости успеваемости учащихся Осино-Гаёвской средней школы Рудовского района за
1941–1942 учебный год и за 1942–1943 учебный год.
Лаптева Людмила Павловна – выпускница 1943 года – имела
в аттестате все отличные оценки, кроме истории и агротехники.
В настоящее время – доктор исторических наук, заслуженный
профессор МГУ, автор более 700 научных трудов, в том числе 30
монографий. Её труды по славяноведению изданы в Германии,
Венгрии, Болгарии, Румынии, Чехии, на исторических и археологических факультетах вузов этих стран занимаются студенты
по её учебникам. Ныне Л.П. Лаптева – ведущий и наиболее авторитетный преподаватель кафедры южных и западных славян
МГУ. За прошедшие десятилетия она прочитала много лекционных курсов, всегда отличавшихся глубокой содержательностью
и фундаментальностью, мастерством и остроумием изложения.
Ей свойственна строгость и требовательность к студентам и
аспирантам на семинарах и экзаменах. В МГУ она читала общие
курсы по истории южных и западных славян, истории Чехии
эпохи Средневековья и раннего Нового времени, источниковедения истории западных славян, славянской палеографии и пр.
В её преподавательском багаже также различные спецкурсы и
спецсеминары. Она автор многих учебных пособий, по которым
десятилетия учатся студенты МГУ. Как мудрый и требовательный наставник Лаптева Л.П. подготовила к защите несколько
десятков дипломников, 23 её ученика стали кандидатами наук,
четверо защитили докторские диссертации.
Куликова Тамара Андреевна, ученица военных лет, стала
доктором сельскохозяйственных наук. Её работы – «Расчетноаналитический метод проектирования продуктивности лесов»,
«Оценка продуктивности лесов», «Оценка продуктивности лесных ресурсов» и другие – до настоящего времени востребованы
и служат настольной книгой для инженерно-технических работников лесного хозяйства и лесной промышленности.
Логинов Сергей Николаевич, выпускник 1942 года, ветеран
Великой Отечественной войны, полковник в отставке. Вот что
он писал в своих воспоминаниях: «Я учился хорошо, только
84
по рисованию имел «4». В 1941–1942 учебном году я учился в
10 классе, работал в колхозе и в школе ещё был старшим пионервожатым. Летом 1942 года нас, молодёжь, собрали в клубе, и
председатель сельского Совета поставил вопрос: «Чем вы, односельчане, можете ответить на подвиг Зои Космодемьянской?»
32 человека подали заявления с просьбой направить их добровольцами в армию, в том числе и я. Тогда мне было только
17 лет. Я воевал в пехоте, окончил курсы в Мценске. Прошёл с
боями от Орла до Берлина. Дослужился до старшего лейтенанта
пехоты. За боевые заслуги награждён орденами «Отечественной
войны 1941–1945 гг.» I и II степени, «Красной Звезды». Медалями «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За взятие Варшавы», «За взятие Берлина»… Когда воевал в Восточной Пруссии,
где воевал и отец, однажды открыл газету «Правда» и узнал,
что здесь же воевал и Саша Космодемьянский! Думаю: вот бы
нам встретиться. Но не получилось. С Сашей Космодемьянским
нас связывала большая дружба. Был он скромный и застенчивый, если с кем-то и дрался, то со мной никогда. Мы его звали
«Парусиновая рубашка». Меня он учил играть на бильярде, который стоял в клубе. После войны я работал в Академии имени
Жуковского».
Соседова Александра Кирилловна, выпускница 1942 года,
более 40 лет отработала учителем математики в родной школе.
Лаптева Зинаида Матвеевна, выпускница 1943 года, – подполковник в отставке. Работала в Генеральном штабе Дальней
авиации.
Гостева Клавдия Викторовна, выпускница 1943 года, более
сорока лет отработала учителем в школах Рудовского и Гавриловского районов.
Список выпускников можно продолжать до бесконечности
и восхищаться силе, мужеству, терпению, упорству, юности военных лет.
В начале пятидесятых годов школу возглавлял Задохин
Владимир Фёдорович, который внёс большой вклад в развитие
школы, особое внимание уделял внеклассной работе, занятиям
учащихся в кружках, повышению политической грамотности
коллектива. Его активная, целенаправленная деятельность
85
была высоко оценена руководством, и он
был переведён на работу в аппарат обкома партии, став главным редактором газеты «Тамбовская правда».
Выпускник нашей школы – Свиридов Владимир Иванович – руководил
школой с 1952 по 1957 годы. Он хорошо
знал все проблемы школы и направлял
свою энергию на их разрешение. В школе работали многие учителя, у которых
он учился, в том числе кавалеры орденов
Ленина – Свиридова Евдокия Семёновна, Каратаева Анастасия Ивановна и МоЗадохин
исеева Анна Васильевна.
Владимир Фёдорович
Это Владимира Ивановича ко многому обязывало, и он старался оправдать
оказанное ему доверие. Много сделал он для укрепления спортивной базы школы, озеленения, закладки школьного сада.
В.И. Свиридов лежит справа. Сидят: третья слева Е.С. Свиридова,
пятая А.И. Каратаева – кавалеры ордена Ленина
86
В последующие годы школу возглавлял Жандров Василий Никитич –
правовед, политинформатор, прекрасный учитель-историк.
Здания школы ветшали, не отвечали требованиям современности. Поэтому новый директор школы Юмашев
Василий Егорович (1960–1968 гг.)
свои усилия направил на строительство школы. В 1965 году было построено щитовое здание площадью 402 кв.м
на 8 классных комнат. Одновременно
ведётся строительство типового здания площадью 2500 кв.м.
Современное здание школы открыло свои двери учащимся в 1967 году.
Жандров
Василий Никитич
Юмашев Василий Егорович в нижнем ряду третий справа
87
В конце шестидесятых годов учебно-производственная бригада школы была одной из лучших в Тамбовской области. За
бригадой было закреплено поле, на котором учащиеся выращивали картофель, кукурузу, зерновые. Директор школы Рыженко Анатолий Яковлевич уделял этой работе особое внимание.
Рыженко Анатолий Яковлевич (в центре)
88
38 лет в школе проработала Свиридова
Лариса Михайловна учителем математики, заместителем директора по учебно-воспитательной работе, директором школы.
Она вела большую общественную работу,
была секретарём партийной организации
школы. Разносторонне развитый человек,
она отдавала всю себя школе, детям, умело направляла деятельность педагогического коллектива на повышение качества
знаний учащихся. До настоящего времени
Свиридова
(возраст 88 лет) занимается на дому подгоЛариса Михайловна
товкой детей по математике для поступления в высшие учебные заведения.
В течение 5-ти лет, с 1971 по 1976 годы, директором школы был Саяпин Юрий Яковлевич, внесший свой вклад в ведение кабинетной системы обучения. Под его руководством была
заложена материальная основа для кабинетов русского языка
Саяпин Юрий Яковлевич (верхний ряд, пятый слева)
89
и литературы. Большое внимание он
уделял работе учебно-производственной
бригады, укрепляя связи с совхозом имени Зои Космодемьянской. При нём была
установлена дружба со школой № 201
города Москвы. Совместно с московской
школой организована работа лагеря труда и отдыха «Космодемьянец».
Полянин Василий Павлович, будучи
директором школы (1976–1978), уделял
большое внимание оборудованию кабинетов физики, химии, математики, мастерской. Занимался общественной работой. Много лет он являлся депутатом
Полянин
Василий Павлович
сельского Совета. Василий Павлович награждён Грамотой Министерства Просвещения РСФСР.
Выпускница нашей школы 1947 года Лукьянова Анна Васильевна была директором школы с 1978 по 1982 годы. Время
организации Гавриловского района было непростым в работе школы. Нарушились многолетние связи с организациями
и предприятиями Пичаевского района, временное отсутствие
связи с новым райцентром, бездорожье – всё это создавало большие трудности.
18 лет (1982–2000) руководил
школой Верин Анатолий Николаевич.
Его работа была направлена на улучшение материальной базы школы.
Здание школы требовало капитального ремонта с заменой всей системы
отопления. Необходимо было переоборудовать учебные кабинеты в свете современных требований. Сам Анатолий
Николаевич вникал во все проблемы и
успешно их решал. Его труд отмечен:
он Отличник народного просвещения
Верин
РСФСР.
Анатолий Николаевич
90
Павлова Елена Петровна (первая слева в нижнем ряду)
во время исполнения гимна школы
Павлова Елена Петровна (с 2000 по 2008 гг.) внесла большой вклад в дальнейшее совершенствование учебно-воспитательного процесса в школе: внедрялись
новые, современные методы проведения
уроков и внеклассных мероприятий,
проводились интегрированные уроки,
интересные внеклассные мероприятия.
Школа преобразилась в эстетическом плане. Преобразилась и территория
школы. Было высажено много деревьев,
переоборудована спортивная площадка.
Школа прошла аттестацию, получила лицензию. Школа в 2007 году отметила свой
160-летний юбилей.
В 2008–2010 годах школу возглавляли Ионов Виктор Владимирович и БранИонов
ченко Надежда Викторовна.
Виктор Владимирович
91
Хоть и короткое время руководили
школой Виктор Владимирович и Надежда
Викторовна, но и они оставили свой добрый
след в организации обучения и воспитания
детей. Виктор Владимирович, уже выйдя
на пенсию, много помогал школе в решении
различных хозяйственных вопросов.
Коллектив школы выиграл грант в один
миллион рублей. На эти средства была приобретена новая мебель, оборудование и наглядные пособия для кабинетов математиБранченко
ки,
русского языка и литературы, истории,
Надежда Викторовна
географии, иностранного языка, начальных
классов, химии, биологии. Школьная столовая была укомплектована оборудованием, отвечающим современным требованиям. Приобретены оргтехника и видеотехника.
В 2008 году Осино-Гайская средняя школа реорганизована в
базовую школу с филиалами.
92
С 2010 года школой руководит Фатюхина Елена Алексеевна. Этот период связан со многими преобразованиями, нововведениями и реорганизацией.
В 2011 году муниципальное образовательное учреждение «Осино-Гайская
средняя общеобразовательная школа»
реорганизована путем присоединения к
муниципальному бюджетному образовательному учреждению «2-Гавриловская
Фатюхина
средняя общеобразовательная школа» в
Елена Алексеевна
качестве филиала.
На протяжении всех лет работы Осино-Гайской средней
школы её выпускники получали прочные знания и подтверждали их при поступлении в высшие учебные заведения.
Школа выпустила 21 медалиста, её выпускники трудились
и трудятся во многих уголках нашей великой Родины, в том
числе стояли и стоят на защите её священных рубежей. Многие награждены орденами и медалями. 9 выпускников после
получения высшего образования трудятся учителями в родной школе.
В 1993 году за успехи в обучении и воспитании подрастающего поколения школе присвоено имя Героя Советского Союза
Зои Космодемьянской.
93
МУЗЕЙ
В
1969 году в новом здании школы был открыт музей трёх
Героев Советского Союза – уроженцев села Зои и Александра Космодемьянских и Степана Перекальского. В дело увековечения их памяти свой труд вложили старейшие учителя
школы: Свиридова Евдокия Семёновна, Каратаева Анастасия
Ивановна, Моисеева Анна Васильевна, Перекальская Матрёна
Даниловна. Потом их эстафету принял Золотарёв Пётр Алексеевич. Но особенно много сил и новых идей внёс в создание музея
энергичный, инициативный педагог Полянский Сергей Иванович. Он окончил школу в 1961 году. Учась в 9 и 10 классах,
возглавлял школьную комсомольскую организацию. В периоды летних каникул проходил учёбу секретарей комсомольских
Литературная гостиная, посвящённая 90-летию Зои
94
организаций, которую организовывал Тамбовский обком комсомола. Эта учёба, незабываемые сборы, встречи с разными молодыми вожаками юношей и девушек, диспуты и конференции
повлияли на выбор им профессии учителя. И его мечта осуществилась. Он им стал. И вот уже более полувека работает педагогом, в том числе 45 лет в родной школе, где 17 лет работал заместителем директора школы по учебно-воспитательной работе.
За свой труд неоднократно награждался Почётными грамотами
РОНО и ОблОНО, Правительства РФ, знаком «Отличник народного просвещения РФ».
В 1983 году Сергей Иванович возглавил школьный музей и
с тех пор не расстаётся с этой благородной работой. При нём музей изменился до неузнаваемости. Оформлены прекрасные стенды, на которых раскрывается жизнь героев-земляков, история
создания и развития села, подобраны и размещены уникальные экспонаты. Есть в музее всё, что можно посмотреть и послушать. А рассказать Сергею Ивановичу о Героях есть что. Он
много лет работал в архивах, встречался с матерью Зои и Александра Космодемьянских Любовью Тимофеевной, родственниками Степана Николаевича Перекальского. Несколько лет
руководил лагерем труда и отдыха «Космодемьянец». Два лета
в этом лагере трудились и отдыхали учащиеся не только Осино-Гайской средней школы, но и 201-й школы города Москвы,
где учились Зоя и Александр Космодемьянские.
Школьники совершали поездки по местам боевой славы.
Они посетили несколько раз Волгоград, Краснодон, Брестскую
крепость, Хатынь, Минск, Киев, Курск, Новороссийск, Ленинград, Петрищево и многие другие места, связанные с подвигами
наших земляков. Несколько лет лучшие учащиеся школы проводили зимние каникулы в Москве, в 201-й школе, посещали
достопримечательности столицы и Подмосковья, встречались
с Л.Т. Космодемьянской, посещали Петрищево и Новодевичье
кладбище. И всё это делалось под руководством Сергея Ивановича.
Популярность музея растёт год от года. Здесь сложились
определённые традиции. Проводятся многочисленные мероприятия: экскурсии, заседания круглых столов, читательские
95
и зрительские конференции, чествование ветеранов, конкурсы
чтецов стихотворений военной тематики, всевозможные встречи.
Знаменательным событием в жизни жителей села Осино-Гай стало празднование 70-летия со дня рождения Зои Космодемьянской. Было много гостей не только из Тамбовской, но
и из Пензенской, Саратовской, Московской и Липецкой областей. Состоялся многолюдный митинг, на котором было принято решение об увековечении памяти не только Героев Советского Союза, но и всех односельчан, погибших на фронтах Великой
Отечественной войны. И это решение было выполнено. По инициативе совета музея активизировалась поисковая работа по
сбору материалов о ветеранах войны. 6 мая 1995 года на Центральной площади села был открыт новый памятник Зое Космодемьянской и мемориал погибшим землякам. Старый бюст Зои
был передан школе, носящей её имя. Но работа на этом не была
закончена.
В 2013 году Центральная площадь была реконструирована
и на ней рядом с памятником Зои воздвигнут мемориал всем
землякам, погибшим в годы войны: и Героям Советского Союза, и рядовым ветеранам войны. На черных мраморных плитах
96
высечены барельефы Героев, а также
фамилии и инициалы 389 погибших
односельчан. Мемориал стал самым
почитаемым местом жителей села, где
они, потерявшие на войне родных и
близких, могут постоять у плиты в тишине парка, возложить цветы. Многие
воины-земляки пропали без вести, и до
сих пор неизвестно, где находится место их последнего пристанища. Вот что
говорила старейшая учительница Мария Артёмовна Трутнева, стоя перед
плитой, на которой высечена фамилия
её брата Епихина Николая Артёмовича, пропавшего без вести в 1942 году:
Полянский
«Не знаю, где захоронены останки моСергей Иванович
его брата, но теперь есть место, где я
могу поклониться ему за себя и за всех
родственников».
В том же году в школьном парке была заложена аллея из
90 каштанов в честь юбилея Зои Космодемьянской и аллея из
70 дубков в честь 70-летия подвига Степана Перекальского.
Традиционными стали праздники, посвящённые дням
рождения, дням подвигов, дням присвоения звания Героя Советского Союза Зое, Александру Космодемьянским и Степану
Перекальскому. Так, ежегодно 13 сентября проводится легкоатлетическая эстафета на кубок Героя Советского Союза Зои
Космодемьянской, учреждённый Гавриловским райкомом
комсомола в 1986 году. В этот день проводятся митинги, где
вручаются лучшим людям страны Дипломы лауреата премии
Зои Космодемьянской, учреждённые администрацией Гавриловского района в 1995 году. На сегодняшний день такие дипломы вручены 115 лауреатам. Среди награждённых – депутат
Государственной Думы Т.В. Плетнёва, обозреватель газеты
«Правда» В.С. Кожемяко, деятели науки, литературы, искусства, учёные.
97
Почти полвека работает школьный музей военно-исторической славы Героев Советского Союза Зои, Александра Космодемьянских и Степана Перекальского. Он официально открыт
31 января 1969 года, но сбор материалов для музея начался ещё в
военные годы. За это время музей посетило более миллиона человек. Сюда приезжают школьники и студенты, рабочие и служащие, ветераны и солдаты срочной службы – люди из всех уголков России, ближнего и дальнего зарубежья. Здесь побывали
многие руководители не только Тамбовской, но и соседних областей. Наш музей посетили председатели региональных советов
ветеранов РФ, руководители Российского комитета ветеранов.
Музей постоянно ведёт поисковую работу, поддерживает
связь более чем с 50 респондентами. За годы существования
он неоднократно был победителем районных и областных смотров-конкурсов музеев образовательных учреждений, за что
награждался грамотами и ценными подарками. В 2007 году музею была вручена копия Знамени Победы, а в 2010 году музей
стал победителем Всероссийского смотра-конкурса музеев образовательных учреждений и занесён во Всероссийскую книгу
Почёта. Музею были вручены грамота и свидетельство. Работа
музея освещалась на радио и телевидении, в газетах «Правда»,
«Советская Россия», «Комсомольская правда», «Культура»,
«Тамбовская жизнь» и во многих других СМИ.
Работа руководителя музея также высоко оценена многими
общественными организациями. Он награждён многочисленными грамотами и Благодарственными письмами руководителей различного уровня – от районного до республиканского.
Награждён 11 медалями. Наиболее значимые: медаль «Первый
трижды Герой Советского Союза А.И. Покрышкин» – высшая
награда ДОСААФ России, медаль «Патриот России», другие
уважаемые награды. Но особой ценностью являются отзывы
посетителей музея. Вот некоторые из них:
«Музей уникален, сила воздействия велика. – О. Кондрашова, профессор Московского университета управления».
«Молитвенная память и вечная слава бессмертному подвигу
великой дочери земли тамбовской Зое Космодемьянской, отдав98
шей бесценный дар – свою жизнь – за Великую Русь святую и её
народ. – Евгений, архиепископ Тамбовский и Мичуринский».
«С невыразимым волнением я вновь посетил эти святые места. Низкий поклон хранителям памяти о Зое и Шуре Космодемьянских. Великая благодарность истинному подвижнику –
Сергею Ивановичу Полянскому. Ваше дело, дорогие товарищи,
очень нужно людям. Нужно России! – Виктор Кожемяко, политический обозреватель газеты «Правда».
«Дорогие земляки! Не один раз я побывал в музее вашем и
каждый раз испытывал огромное волнение и радость от того,
что вы помните нашу Зою и скорбь о её судьбе, о её короткой, но
честной, чистой и яркой жизни. Хочу низко поклониться хранителю вашего музея – Сергею Ивановичу Полянскому. На таких людях Россия держится. – Иван Овсянников, журналист,
лауреат премии Зои Космодемьянской, заслуженный работник
культуры России».
«Дорогие земляки! Огромная благодарность за ту память,
которую вы сохранили как для жителей села Осино-Гай, так
и для всего русского народа. Я с удовольствием посетил музей
Зои и Шуры Космодемьянских. Огромное спасибо за музей, память о наших людях, которые сберегли для нас мир, за великолепную экскурсию. – Ю.И. Афанасьев, генеральный директор
ОАО «Логика», г. Москва».
«Благодарю хранителей памяти о Зое и Шуре Космодемьянских, за ваш большой вклад в патриотическое воспитание нашего молодого поколения. Желаем процветания прекрасной
тамбовской земле, счастья и благополучия всем живущим на
ней. – В.К. Бочкарёв, губернатор Пензенской области».
«Спасибо всем, кто хранит память о наших земляках-героях. Это очень важно для будущего нашей Родины и Тамбовщины. – А. Ильин, мэр г. Тамбова».
«Сразу после экскурсии, когда находишься под впечатлением, когда восхищён и подавлен, очень трудно подбирать и
складывать слова в предложения. Самое точное, что получается сразу сказать, выразить, – огромное, огромное спасибо за
память, за то, как она сохраняется, за музей, за то, что дела99
ется это искренне, с сердцем, по-настоящему. – О.Н. Калинов,
сотрудник аппарата Президента РФ».
«Огромное спасибо Вам за экскурсию и интервью! Очень
затронули нас музей и село – тут есть эмоциональная сила, с
которой я никогда раньше не встречался. Надеюсь, получится
возвратиться сюда уже с моими сыновьями, показать им, что
значит подвиг – и на войне, и в мирные времена. С уважением, Джонатан Плпатт, профессор Питсбургского университета,
США».
«Спасибо Вам невыразимо огромное! Я приехала сюда одним человеком, а уезжаю другим. Ваша вдохновенная экскурсия и собранная с великой любовью экспозиция заставили содрогнуться мое душевное спокойствие, которым я пыталась
оградиться от мира. Большое Вам спасибо. Когда у меня будут
дети, я считаю своим гражданским и человеческим долгом привезти их сюда – чтобы знали, помнили и стремились к высокому. – София Акимова, режиссёр фильма о Зое, Германия».
«Спасибо Вам за эту эмоциональную экскурсию. Это, наверно, то, чего не хватает многим музеям. Вы не создаёте идола, Вы
рассказываете о замечательном живом человеке. – Н.В. Косова,
директор музея 201-й гимназии, г. Москва».
100
ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ
П
осле кровопролитных боёв прошедшие все горнилы Великой Отечественной войны с победой вернулись в своё
село победители фашистской Германии. Они вернулись домой,
отдав Победе все свои силы, здоровье. Вот они, вернувшиеся с
Победой:
ОНИ ВЕРНУЛИСЬ С ПОБЕДОЙ
1. Аблов Василий Фёдорович
2. Агеев Антон Михайлович
3. Акельев Егор Егорович
4. Андросова Мария Ефимовна
5. Антипин Анатолий Степанович
6. Антипин Василий Григорьевич
7. Антипин Иван Тимофеевич
8. Антипин Семён Васильевич
9. Антипина Анна Ивановна
10. Афанасьев Василий Иванович
11. Афанасьев Егор Никанорович
12. Афанасьев Михаил Афанасьевич
13. Баева Софья Ивановна
14. Бабкин Иван Максимович
15. Балбеков Дмитрий Андреевич
16. Балбеков Захар Иванович
17. Балбеков Иван Андреевич
18. Балбеков Иван Степанович
19. Балбеков Максим Иванович
20. Балбеков Михаил Маркович
21. Балбеков Сергей Иванович
22. Беляев Владимир Серафимович
23. Брюнин Василий Яковлевич
101
24. Букин Александр Сергеевич
25. Буковский Александр Петрович
26. Булыгин Владимир Иванович
27. Варнавский Пётр Арсентьевич
28. Вендин Алексей Андреевич
29. Вендин Александр Павлович
30. Вендин Алексей Ефимович
31. Вендин Василий Леонтьевич
32. Вендин Кирилл Сидорович
33. Вендин Михаил Федорович
34. Вендин Николай Леонтьевич
35. Вендин Пётр Алексеевич
36. Вендин Фёдор Андреевич
37. Вендин Фёдор Григорьевич
38. Веднина Мария Фёдоровна
39. Власов Абрам Степанович
40. Власов Владимир Степанович
41. Воронков Михаил Михайлович
42. Воскресенский Александр Петрович
43. Глебов Василий Фёдорович
44. Голиков Сергей Федотович
45. Голованов Степан Андреевич
46. Гостев Василий Иванович
47. Гостев Фёдор Алексеевич
48. Греков Тимофей Николаевич
49. Грудцын Александр Иванович
50. Грудцын Андрей Никифорович
51. Грудцын Василий Ильич
52. Грудцын Виталий Егорович
53. Грудцын Владимир Григорьевич
54. Грудцын Григорий Антонович
55. Грудцын Егор Антонович
56. Грудцын Захар Ефимович
57. Грудцын Иван Никитович
58. Грудцын Иван Тимофеевич
59. Грудцын Николай Захарович
102
60. Грудцын Николай Сергеевич
61. Грудцын Николай Фёдорович
62. Грудцын Павел Сергеевич
63. Грудцын Серафим Иванович
64. Грудцына Александра Никитовна
65. Грудцына Зинаида Ильинична
66. Гунякова Феврония Фёдоровна
67. Гурьев Иван Николаевич
68. Давыдов Александр Лаврентьевич
69. Давыдов Алексей Никитович
70. Давыдов Артём Михайлович
71. Давыдов Василий Григорьевич
72. Давыдов Василий Иванович
73. Давыдов Василий Иванович
74. Давыдов Василий Михайлович
75 Давыдов Иван Лаврентьевич
76 Давыдов Михаил Иванович
77. Давыдов Никита Лаврентьевич
78. Давыдов Николай Павлович
79. Давыдов Павел Филиппович
80. Давыдов Семён Иванович
81. Давыдов Серафим Никифорович
82. Давыдов Тихон Лаврентьевич
83. Давыдов Фёдор Маркович
84. Демидов Пётр Данилович
85. Добрев Василий Васильевич
86. Дуров Василий Фёдорович
87. Евдокимов Сергей Евдокимович
88. Евсеев Алексей Михайлович
89. Егоров Ефим Никитович
90. Егоров Николай Константинович
91. Епихин Александр Алексеевич
92. Епихин Александр Евдокимович
93. Епихин Александр Степанович
94. Епихин Виктор Яковлевич
95. Епихин Егор Евдокимович
103
96. Епихин Иван Антонович
97. Епихин Михаил Фёдорович
98. Епихин Михаил Фролович
99. Епихин Никита Григорьевич
100. Епихин Николай Моисеевич
101. Епихин Яков Григорьевич
102. Епихина Мария Евдокимовна
103. Епихина Мария Фёдоровна
104. Ермолаев Алексей Алексеевич
105. Ермолаев Александр Сергеевич
106. Ермолаев Владимир Зотович
107. Ермолаев Иван Зотович
108. Ермолаев Иван Сергеевич
109. Ермолаев Фёдор Григорьевич
110. Жабылёв Василий Никифорович
111. Жабылёв Иван Никифорович
112. Жабылёв Михаил Кириллович
113. Жевлян Екатерина Ивановна
114. Забабурин Александр Николаевич
115. Забабурин Владимир Николаевич
116. Забабурин Егор Филиппович
117. Забабурин Николай Ильич
118. Зеленков Иван Тимофеевич
119. Зимин Александр Фёдорович
120. Зимин Валентин Фёдорович
121. Зимин Пётр Фёдорович
122. Зимин Фёдор Ефимович
123. Зимин Филипп Николаевич
124. Зимин Яков Андреевич
125. Ивлев Александр Прокофьевич
126. Ивлев Василий Петрович
127. Ивлев Иван Петрович
128. Ивлев Илларион Яковлевич
129. Ивлев Сергей Васильевич
130. Ивлев Яков Григорьевич
131. Ильин Леонид Павлович
104
132. Кабанков Андрей Степанович
133. Камнев Александр Лаврентьевич
134. Камнев Иван Петрович
135. Камнев Николай Иванович
136. Камнев Павел Иванович
137. Камнев Пётр Самойлович
138. Камнев Сергей Иванович
139. Камнева Евдокия Ивановна
140. Кирюшина Надежда Фёдоровна
141. Клеймёнов Василий Евдокимович
142. Клеймёнов Егор Евдокимович
143. Клеймёнов Михаил Евдокимович
144. Клеймёнов Тарас Ильич
145. Кожаринов Александр Акимович
146. Кожаринов Александр Ильич
147. Кожаринов Александр Михайлович
148. Кожаринов Александр Петрович
149. Кожаринов Александр Фёдорович
150. Кожаринов Василий Емельянович
151. Кожаринов Василий Игнатович
152. Кожаринов Василий Максимович
153. Кожаринов Валентин Васильевич
154. Кожаринов Иван Алексеевич
155. Кожаринов Иван Васильевич
156. Кожаринов Иван Иванович
157. Кожаринов Константин Иванович
158. Кожаринов Максим Яковлевич
159. Кожаринов Михаил Архипович
160. Кожаринов Михаил Фёдорович
161. Кожаринов Николай Фёдорович
162. Кожаринов Павел Иванович
163. Кожаринов Пётр Никифорович
164. Кожаринов Пётр Кузьмич
165. Кожаринов Пётр Захарович
166. Кожаринов Семён Иванович
167. Кожаринов Сергей Иванович
105
168. Кожаринова Александра Егоровна
169. Козлов Иван Григорьевич
170. Козлов Михаил Дмитриевич
171. Козлов Пётр Никифорович
172. Конкин Григорий Михайлович
173. Конкин Дмитрий Архипович
174. Конкин Сергей Фёдорович
175. Конкин Фёдор Константинович
176. Коновалов Василий Егорович
177. Коновалов Иван Михайлович
178. Конькова Ольга Антоновна
179. Королёв Алексей Иванович
180. Кривошеев Николай Гаврилович
181. Кривошеев Николай Дмитриевич
182. Кривошеев Фёдор Михайлович
183. Куров Василий Сергеевич
184. Куров Кузьма Гаврилович
185. Лаврентьев Пётр Сергеевич
186. Лаптев Алексей Иванович
187. Лаптев Александр Федорович
188. Лаптев Василий Федотович
189. Лаптев Ефим Тихонович
190. Лаптев Иван Егорович
191. Лаптев Иван Максимович
192. Лаптев Иван Филиппович
193. Лаптев Иван Харитонович
194. Лаптев Кирилл Тихонович
195. Лаптев Максим Акимович
196. Лаптев Максим Федотович
197. Лаптев Матвей Никифорович
198. Лаптев Матвей Фёдорович
199. Лаптев Михаил Степанович
200. Лаптев Никита Федотович
201. Лаптев Николай Николаевич
202. Лаптев Николай Семёнович
203. Лаптев Николай Иванович
106
204. Лаптев Николай Фролович
205. Лаптев Павел Акимович
206. Лаптев Пётр Степанович
207. Лаптев Пётр Яковлевич
208. Лаптев Сергей Ильич
209. Лаптев Степан Николаевич
210. Лаптев Фёдор Ефимович
211. Лаптев Фрол Васильевич
212. Лаптева Мария Фроловна
213. Логин Александр Арсентьевич
214. Логинов Антон Иванович
215. Логинов Василий Маркович
216. Логинов Константин Игнатьевич
217. Логинов Михаил Ильич
218. Логинов Сергей Константинович
219. Логинов Сергей Николаевич
220. Логинов Трофим Андреевич
221. Ложкин Иван Платонович
222. Ложкин Илья Федотович
223. Лукьянов Василий Иванович
224. Макаров Валентин Фёдорович
225. Малюгин Владимир Михайлович
226. Мерзеликин Александр Дмитриевич
227. Мерзеликин Алексей Матвеевич
228. Мерзеликин Егор Петрович
229. Мерзеликин Зот Фёдорович
230. Мерзеликин Матвей Фёдорович
231. Мерзеликин Мирон Петрович
232. Мерзеликин Николай Васильевич
233. Мерзеликин Семён Ильич
234. Мерзеликин Семён Миронович
235. Мерзеликин Фёдор Фёдорович
236. Мешков Пётр Владимирович
237. Митюшина Клавдия Сергеевна
238. Михайлов Семён Андреевич
239. Моисеев Пантелеймон Семёнович
107
240. Молодцов Алексей Тимофеевич
241. Молодцов Василий Иванович
242. Новиков Владимир Филиппович
243. Новиков Иван Афанасьевич
244. Новиков Иван Филиппович
245. Новиков Сергей Иванович
246. Объедков Иван Михайлович
247. Объедков Пётр Михайлович
248. Объедкова Александра Васильевна
249. Озеров Александр Герасимович
250. Озеров Андрей Егорович
251. Озеров Владимир Иванович
252. Озеров Владимир Ильич
253. Озеров Иван Ксенофонтович
254. Осипов Валентин Иванович
255. Павлов Василий Павлович
256. Павлов Владимир Егорович
257. Павлов Григорий Сергеевич
258. Павлов Егор Андреевич
259. Павлов Иван Павлович
260. Павлов Константин Иванович
261. Павлов Павел Степанович
262. Павлов Пётр Сергеевич
263. Панова Александра Дмитриевна
264. Пенькова Анастасия Ивановна
265. Перекальский Александр Филиппович
266. Перекальский Иван Никитович
267. Перекальский Никита Иванович
268. Перекальский Пётр Никитович
269. Подымов Александр Дмитриевич
270. Подымов Григорий Павлович
271. Подымов Ефим Васильевич
272. Подымов Иван Данилович
273. Подымов Иван Ефимович
274. Подымов Илья Дмитриевич
275. Подымов Семён Семёнович
108
276. Подымова Александра Ефимовна
277. Полянский Александр Карпович
278. Полянский Александр Яковлевич
279. Полянский Алексей Яковлевич
280. Полянский Афанасий Максимович
281. Полянский Афиноген Андриянович
282. Полянский Василий Евдокимович
283. Полянский Григорий Васильевич
284. Полянский Григорий Осипович
285. Полянский Даниил Яковлевич
286. Полянский Иван Алексеевич
287. Полянский Иван Ананьевич
288. Полянский Иван Никитович
289. Полянский Иван Петрович
290. Полянский Климент Ильич
291. Полянский Михаил Семёнович
292. Полянский Павел Осипович
293. Полянский Пётр Миронович
294. Полянский Пётр Никитович
295. Полянский Пётр Осипович
296. Полянский Пётр Петрович
297. Полянский Семён Яковлевич
298. Полянский Фёдор Васильевич
299. Полянская Александра Ивановна
300. Полянская Александра Ильинична
301. Поляков Алексей Фёдорович
302. Поляков Михаил Фёдорович
303. Прокофьев Василий Александрович
304. Раева Валентина Владимировна
305. Романов Анатолий Филиппович
306. Рубцов Егор Фёдорович
307. Рубцов Дмитрий Антонович
308. Рубцов Николай Антонович
309. Рубцов Иван Павлович
310. Рукин Афанасий Павлович
311. Рукин Василий Афанасьевич
109
312. Рукин Василий Матвеевич
313. Рукин Владимир Иванович
314. Рукин Иван Сергеевич
315. Рукин Иван Фёдорович
316. Рукин Михаил Максимович
317. Рукин Николай Иванович
318. Рукин Семён Павлович
319. Рукина Мария Ивановна
320. Рукина Матрёна Никитична
321. Саранцев Иван Семёнович
322. Свиридов Александр Максимович
323. Свиридов Анатолий Александрович
324. Свиридов Валентин Кондратьевич
325. Свиридов Василий Андреевич
326. Свиридов Владимир Иванович
327. Свиридов Иван Самойлович
328. Свиридов Иван Тимофеевич
329. Свиридов Кондратий Макарович
330. Свиридов Михаил Фёдорович
331. Свиридов Николай Иванович
332. Свиридов Николай Павлович
333. Свиридов Павел Николаевич
334. Свиридов Пётр Андреевич
335. Свиридов Сергей Максимович
336. Свиридов Фёдор Андреевич
337. Сгибнев Григорий Филиппович
338. Сгибнев Николай Андреевич
339. Сгибнев Фокий Андреевич
340. Сгибнева Мария Фёдоровна
341. Сидоров Василий Игнатьевич
342. Сидоров Михаил Фёдорович
343. Ситников Александр Алексеевич
344. Ситников Андрей Алексеевич
345. Ситников Василий Алексеевич
346. Ситников Пётр Иванович
347. Ситникова Александра Игнатьевна
110
348. Скобеев Василий Иванович
349. Скобеев Владимир Егорович
350. Скобеев Иван Васильевич
351. Соседов Андрей Дмитриевич
352. Соседов Дмитрий Степанович
353. Соседов Николай Иванович
354. Соседов Сергей Михайлович
355. Степанов Михаил Иванович
356. Таранина Мария Ивановна
357. Тарасов Андрей Иванович
358. Фатеев Яков Артёмович
359. Фатюхин Григорий Дмитриевич
360. Фатюхин Иван Осипович
361. Федосов Андрей Агапович
362. Федосов Тихон Агапович
363. Федулов Григорий Павлович
364. Филатов Александр Михайлович
365. Филатов Даниил Захарович
366. Филатов Михаил Захарович
367. Филатов Степан Николаевич
368. Филатов Филипп Васильевич
369. Фролкина Мария Николаевна
370. Хапёрский Василий Иванович
371. Хапёрский Иван Григорьевич
372. Хапёрский Иван Степанович
373. Харахорина Мария Степановна
374. Царёв Никита Григорьевич
375. Царёв Филипп Ильич
376. Царёва Мария Игнатьевна
377. Чернышев Андрей Никитович
378. Чернышев Семён Фёдорович
379. Чуриков Иван Андреевич
380. Шлёпкин Александр Алексеевич
381. Шлёпкина Мария Васильевна
382. Юмашев Василий Иванович
111
Легче стало жить некоторым семьям. В колхозах появились
мужчины – надежда и опора. В домах стал появляться хлеб,
другие продукты питания. Не пухли теперь от голода дети, тепло и уют стали возвращаться в семьи. За годы войны хозяйство
во всех подворьях практически пришло в упадок, так же было и
с колхозным хозяйством. Обработка земли велась примитивно.
Всё лучшее отправлялось на фронт. Теперь начала возрождаться новая жизнь. Понемногу начали богатеть колхозы. В 1946
году возобновилось богослужение в церкви. С 1939 года в церкви не было священника, и она не работала. Теперь она стала утешителем вдовьих слёз.
По-разному оцениваются итоги Великой Отечественной
войны не только в нашей стране, но и во всём мире. Как ни
странно, эти оценки стали разниться после развала Советского
Союза. Вот какие вопросы выдвигаются по итогам войны. Ради
чего воевали? Что отстояли? Что показала война? Как жить победителям? Какова цена победы? Кто и что обрёл? Кто и что потерял в войне? Кого помнить, кого осудить, кого добить? В чём
смысл послевоенной жизни?
Очень пронзительно, ярко, больно пишет об этом российский писатель Виктор Астафьев, сам прошедший войну. В своей
повести «Весёлый солдат» он ставит столько вопросов, что сердце сжимается от сочувствия к солдату, прошедшему всю войну,
вернувшемуся, казалось бы, в спокойный мир, полный новых
сражений за жизнь, за своё место в ней.
Существует и ещё одна правда: пока не похоронили, не предали достойно земле каждого погибшего воина, война не закончена. А мы этого до конца пока не сделали. Поисковые отряды
молодёжи во главе с энтузиастами, патриотами своей Родины
прилагают максимум усилий, чтобы выполнить эту историческую миссию. И выполняют её с высокой ответственностью, не
останавливаясь перед трудностями.
Но есть и третья, нравственная, истина: пока не попирается память войны, народ и общество не теряют своей духовной
силы, и победа в его памяти останется, как гордость, как слава,
как благодать истории Отечества, как его потенциальное оружие.
112
Обидно сознавать, но у нас пока нет ни конкретной концепции, ни чётких правил, ни системы благородных действий по
отношению к тем, кто положил свою жизнь на алтарь победы
за Отечество. И может сказать ещё какой-нибудь заштатный
чиновник ветерану войны: «А я тебя туда не посылал». Было
же такое в отношении воинов-афганцев, солдат и офицеров, воевавших в Чечне.
Как получилось, что боевые ордена и медали у нас сегодня
не носят, а воруют их и торгуют ими? Как получается сегодня,
что по всей России грабят и убивают ветеранов Великой Отечественной войны, а мы только наблюдаем это в телевизионных
картинках. Более того, отдельные интеллигенты либерального
толка посягнули на святая святых – на нашу великую Победу.
«Одни, – как говорил Гавриил Попов, – формируют вопросы: «А
была ли победа?» Другие вопрошают: «А для чего были жертвы? Лучше было бы сложить оружие, и все пили бы замечательное баварское пиво».
Авторы учебника «История России» для 11 классов
В.П. Островский и А.И. Уткин, повествуя о разгроме фашистских войск под Москвой, разделяют точку зрения фашистских
стратегов о причинах их разгрома: они во всём винят сильные морозы, выводившие из строя моторы, отсутствие зимнего обмундирования и т.д. На страницах учебника авторы искажают и ход
событий войны. Так, они пишут: «В конце 1942 года противник
начал движение на Волгу и Северный Кавказ. Немецкие части
прорвали оборону. Часть советских войск оказалась в окружении». Но в конце 1942 года в окружении оказались не советские
войска. Именно в районе Волги в «котле» оказалась стратегическая группировка немецко-фашистских войск в составе 22-х дивизий. Попытки Гитлера её деблокировать не увенчались успехом, группировка войск 6-й армии Паулюса была разгромлена, а
сам Паулюс был взят в плен в подвале универмага в Сталинграде.
Российский «историк» Б.В. Соколов в своих книгах безапелляционно заявляет о низком уровне военной подготовки
советских военнослужащих, бездарности советского командования, их неумении воевать в сравнении с гениальным фашистским командованием. Я позволю себе привести ответ на эти
113
безответственные заявления доктора педагогических наук, действительного члена Академии военных наук Российской Федерации Василия Микрюкова, которые он приводит в своей статье
«Примирение невозможно», опубликованной в газете «Военно-промышленный курьер» № 24 от 1–7 июля 2015 года. Он пишет: «В книге «100 великих войн» г-н Соколов утверждает, что
в ходе сражения (это о Курской битве – С.П.) 2-й танковый корпус СС потерял безвозвратно не более 5 танков, а ещё 38 танков и
12 штурмовых орудий были повреждены. Безвозвратные потери
5-й гвардейской танковой армии достигли 334 танков и САУ. Число повреждённых советских танков по-разному оценивается потому, что поле боя (под Прохоровкой – С.П.) осталось за немцами.»
При этом г-н Соколов не объясняет того, как советские
войска, потерпев «сокрушительное» поражение, потеряв в 67
раз больше танков и оставив поле боя, вдруг ни с того ни с сего
начали наступление и безостановочно погнали немецко-фашистские войска вплоть до Днепра. А такой автор, как Г.Х. Попов, заявляет, что Курской битвы вообще не было, так как после высадки союзников в Сицилии (10 июля 1943 года) Гитлер
будто бы отказался от операции «Цитадель» и увёл свои танковые войска на запад.
В учебниках А. Кредера с соавторами, книгах В. Резуна,
А. Лебединцева и некоторых других авторов ответственность за
развязывание Второй мировой войны возлагается на СССР. Он
якобы давно осуществлял агрессивные приготовления и готовился к захвату Европы. Что касается фашистской агрессии против
нашей страны, то она подаётся как война предупредительная,
превентивная. «Не начни её Гитлер – начал бы Сталин».
Важнейшие события Великой Отечественной войны извращаются во многих кинофильмах, таких как «Враг у ворот»,
«Штрафбат», «Сволочи», «Курсанты» и других.
Некоторые «историки» заявляют об оккупации советскими
войсками в годы Великой Отечественной войны Прибалтики,
Польши и других европейских стран, обвиняя Сталина в том,
что он не остановил армию после освобождения своих земель.
Но кто избавил мир от коричневой чумы? Кампания отечественных «историков» тщательно скрывает то, что в ходе войны
114
Красная Армия полностью или частично освободила Норвегию,
Данию, Польшу, Чехословакию, Венгрию, Австрию, Югославию, Румынию, Болгарию.
Если бы Красная Армия не добила зверя в его логове, то
фашистская Германия могла бы снова собраться с силами и добиться сепаратных соглашений с некоторыми из наших союзников (такой процесс в годы войны, к сожалению, подспудно
шёл), что в свою очередь грозило бы гибелью всему человечеству.
Герой Советского Союза Александр Матросов, грудью закрывший амбразуру вражеского дзота и обеспечивший своему
подразделению выполнение боевой задачи, превратился стараниями некоторых «историков» в пьяного недоумка, поскользнувшегося на льду и случайно упавшего на амбразуру. За годы
Великой Отечественной войны 265 советских воинов совершили такой же подвиг (37 остались в живых). Не слишком ли много поскользнувшихся?
А как пытались очернить подвиг нашей землячки, Героя
Советского Союза Зои Космодемьянской, которая, выполняя
приказ командира, да что командира – приказ Верховного Главнокомандования, погибла, но не выдала врагу военной тайны.
Я об этом уже рассказывал в книге.
Известна политика стран Балтии, которые, переворачивая историческую истину с ног на голову, объявляют советские
войска «оккупантами», ставят памятники бывшим эсесовцам,
которые отличались особой жестокостью не только к воинам
Красной Армии, но и к собственному населению. Такое же отношение к истории проявляют либеральные деятели Молдовы,
Украины, Грузии. Как профашист, поступил бывший президент
Украины В. Ющенко, присвоив командующему Украинской повстанческой армии (УПА) Роману Шухевичу звание Героя Украины. Главными заслугами героев УПА и их предводителя –
группштурмфюрера СС Шухевича – были массовые расстрелы
мирного населения (включая детей, женщин, стариков) на территории Украины, Белоруссии, Польши.
Верх цинизма продемонстрировали бывший президент Грузии М. Саакашвили и его соратники из города Львова. Первый
115
снёс памятник в честь погибших воинов в Великой Отечественной войне, второй вообще запретил празднование Победы.
Совсем недавно в нашей Государственной Думе сделали попытку изменить Знамя Победы, но справедливость восторжествовала. Знамя Победы осталось таким, каким было водружено на купол Рейхстага в 1945 году.
Ещё обиднее, когда герои скандального сериала «Школа»
высказывают суждения, что «…немцы могли принести нам западные ценности». Но ведь все знают о существовании пресловутого плана «Барбаросса», согласно которому славянское население и другие народы СССР должны были подвергнуться
частичному уничтожению, переселению в резервации, превращению в рабов арийской нации, а наша страна должна была
превратиться в колониальный придаток Германии и лишиться
своей государственности. Впрочем, наши дети и внуки действительно недопустимо мало знают о Великой Отечественной войне, подвиге воинов и тружеников тыла. Ведь в отдельных учебниках истории не изучаются важнейшие события войны, не
указаны даже фамилии военачальников, полководцев Красной
Армии. Есть и такие (Кредер), где больше говорится о действиях западных союзников, нежели о действиях советских войск.
А должного отпора такие действия не получают. Вывод можно
сделать один, что идёт планомерное наступление на Великую
Отечественную войну, на подвиг и мужество народа, достойно
вынесшего все тяготы и лишения.
Каждый год всё дальше и дальше в глубь истории отодвигается подвиг советского народа в годы Великой Отечественной
войны. Однако память поколения должна, обязана сохранить
чистую правду о том, что Победа над сильным и жестоким врагом была достигнута ценой огромного, непомерного напряжения
людей, живших долгие четыре года в лишениях, нужде, горе, но
сохранивших своё человеческое достоинство, взаимоуважение,
взаимоподдержку, милосердие и духовное величие. Победили
ценой миллионов жизней, одолели, проявляя стойкость, мужество, самопожертвование и героизм на полях сражений. Выстояли и вновь отстроили дома, фабрики, заводы, школы, храмы и
не потеряли свою мораль, честь и совесть, свою силу духа.
116
ЖИЗНЬ СЕЛА ПОСЛЕ ВОЙНЫ
Колхозы села и после войны ещё оставались небольшими,
что, естественно, затрудняло работу. В одиночку колхоз не мог
приобрести сельскохозяйственную технику и инвентарь. В 1953
году колхозы начинают объединяться. К 1956 году в селе осталось только 2 колхоза: имени Зои Космодемьянской, в состав
которого вошли бывшие колхозы «Ясная Поляна», «1 Мая»,
«8 Марта», «Ленинский Прожектор» и «Активист»; и колхоз
имени Чкалова, в состав которого вошли колхозы «Красный
Боевик», «Красный Сокол», «Комсомолец» и «имени Чкалова». Но жизнь требовала нового, передового. Более прогрессивно работали совхозы. Государство уделяло большое внимание
развитию сельского хозяйства на промышленной основе. После
расформирования Рудовского района в 1959 году было решено создать совхоз, присоединив к нашим колхозам ещё колхоз
«Путь к Коммунизму» села Дмитриевка. В Дмитриевке была
ЛЗС (лесозащитная станция), там была основа для создания и
расширения ремонтных мастерских, и поэтому центральную
усадьбу разместили там, и совхоз был назван «Дмитриевский».
Это было неверное, авантюрное решение, которое очень пагубно сказалось на развитии села. Незаслуженно было забыто имя
Зои Космодемьянской на десятилетие.
Большая часть посевных площадей (более 12000 гектаров) –
в нашем селе, а в Дмитриевке только 1500 га. Все кадры механизаторов находились в нашем селе, а для ремонта техники, за
горючим и многим другим нужно было добираться на центральную усадьбу за 15 километров по бездорожью, связь долгое время
отсутствовала. Это создавало невыносимые условия для работы.
Молодёжь не стала оставаться в селе, большинство уезжали в города. Вот почему данный период является периодом запустения.
Но в конце 60-х–начале 70-х обстановка изменилась в лучшую сторону. В селе стали много строить животноводческих помещений, мастерские, жильё для рабочих. В 1967 году в строй
вступило новое здание школы, в котором в 1969 году был открыт
музей трёх Героев Советского Союза – уроженцев села: Зои,
Александра Космодемьянских и Степана Перекальского. Музей
117
быстро стал известен не только в Тамбовской области, но и далеко за её пределами. Сюда стало приезжать много экскурсий, и это
в немалой степени подталкивало к развитию социально-культурной сферы. Центральная усадьба совхоза была перенесена в
наше село, и совхоз стал носить имя Зои Космодемьянской.
Большой вклад в развитие села внесли
руководители совхоза: В.Г. Никифоров,
В.Т. Масалов, который перенес центральную усадьбу совхоза в село Осино-Гай. Директор совхоза П.Г. Жабкин приложил
много усилий, знаний и умений в развитие культуры земледелия и животноводства. Увеличились надои молока, выросла урожайность зерновых и технических
культур.
За достигнутые успехи в социалистическом соревновании передовикам произЖабкин
Пётр Григорьевич
водства были вручены Государственные
награды: ордена и медали.
Павлова Мария Степановна – доярка, награждена орденом
«Знак Почёта».
Рукин Александр Васильевич – комбайнер, награждён орденами «Знак Почёта» и «Трудовой Славы» III степени.
Егоров Константин Николаевич – механизатор, награждён
орденом «Трудовой Славы» III степени.
Павлова
Мария Степановна
Рукин
Александр Васильевич
118
Егоров
Константин Николаевич
Ивлев Иван Петрович – механизатор,
участник Великой Отечественной войны,
награждён орденом «Трудового Красного
Знамени».
Лукьянов Валентин Васильевич – бригадир тракторной бригады, награждён орденом «Знак Почёта».
Царёв Евгений Никитович – механизатор, награждён медалями «За Трудовую
Доблесть» и «За Трудовое Отличие».
Жабкин Пётр Григорьевич – дирекИвлев
тор совхоза, награждён двумя орденами
Иван Петрович
«Знак Почета» и медалью «За Трудовое Отличие». Трижды за время его руководства
совхоз имени Зои Космодемьянской награждался переходящим
Красным Знаменем ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС
и ЦК ВЛКСМ. Знамя оставлено на вечное хранение совхозу.
В настоящее время оно хранится в музее трёх Героев. Под руководством П.Г. Жабкина построены ремонтные мастерские, Дом
Филатов Александр Николаевич
119
животноводов, столовая, Дом культуры, детский садик, жильё
для рабочих и другие объекты социального и культурного назначения.
Александр Николаевич Филатов – главный инженер совхоза, награждён орденом «Дружбы Народов».
В 1994 году совхоз возглавил молодой, энергичный, неравнодушный,
грамотный руководитель Павлов Сергей Александрович, который продолжил славные достижения хозяйства.
Благоустраивается село. Он осуществил самую заветную мечту жителей
села: за год сумел газифицировать
его. Такого жители даже не ожидали, порой не верили. Но он сделал это!
Сколько же проблем было решено газификацией! За дровами для отопления нужно было ехать за 80 километров, уголь завозить из Кирсанова.
Для пожилых людей даже готовыми
Павлов
дровами и углём натопить свои жиСергей Александрович
лища очень трудно. А теперь цивилизация пришла к нам благодаря титаническому труду Сергея
Александровича. До конца дней своих жители будут добрым
словом вспоминать его и молиться за него.
Я рассказал на этих страницах о том, как зарождалось наше
село, развивалось в разные годы, как жили люди. Какие они перенесли трудности в годы войны, разруху, как жила и служила
народу наша школа, которой я отдал большую половину своей
жизни. Теперь я передаю слово нашим односельчанам. Они дополнят мой рассказ. Их воспоминания настолько ярки, что не
опубликовать их просто невозможно.
120
ЛУКЬЯНОВА АННА ВАСИЛЬЕВНА
Осино-Гаи – родина моя. Этот уголок земли мне самый родной, самый дорогой, самый желанный!
Родилась я в 1928 году, прожила
весь ХХ век и захватила начало XXI
века.
Двадцатый век – самый кровопролитный, самый безумно-жестокий, в
котором совершалось столько бездумно-беспощадных реформ и преобразований. Начало века трагическое – 1917
год – революция, 1918–1923 – Гражданская война. Эти трагедии совершались до меня. Конец века – всенародная
трагедия – распад Советского Союза. Это такие потрясения,
которые миллионы людей не могли перенести.
Жизнь моя началась после революции. Но и на мою долю
пришлось немало жестоких преобразований. Все они беспощадно прошлись по моей жизни. 1930 г. – коллективизация в нашем
селе. Мне – 5 лет. Отец работал кузнецом, не богач, не кулак. Но
нас раскулачивают. В 1928 году своим нелегким трудом построил новый, большой, красивый дом. Новые надворные постройки, привел всё хозяйство в божеский вид. Жеребец, лошадь,
корова, овцы. Значит, богач – решили основатели колхоза.
Раскулачить! Я, пятилетняя девочка, запомнила весь ужас происходящего. Сначала угнали весь скот в колхоз «Активист», потом сломали дом. Баграми растаскивали бревна, а бабушка села
на бугорок, посадила меня и Валю на колени и плакала в голос,
по-русски. Потом подошёл к нам самый главный начальник по
раскулачиванию (какой-то Сидор) и сказал бабушке, чтобы она
ушла: «Летят брёвна к ногам, старая дура. Ты прожила век, а
им ещё жить!» Бабушка ответила: «Спасибо, желанник, ты у
них уже жизнь отнял». Он схватил её за руку и выдернул из
плечевого сустава. Бабушка упала, плача теперь уже от невыно121
симой боли. Мы вскочили и побежали за отцом. Бабушку увели к родственнице, куда поместились все мы, огромная семья
из 11 человек. Бабушку отвезли в больницу, там врач Фёдор Борисович вправил ей руку. Вот такие факты я помню.
У нас отняли все вещи, всё зерно. Словом, нас выгнали
под открытое небо умирать! Я смотрела на лица старших. Они
помертвели. А мама и бабушка всё время плакали. На том месте, где мы жили, образовался пустырь, куда по утрам вместе с
белой большой собакой прибегал наш жеребец. Собака садилась
на задние лапы, поднимала голову в небо и выла. Это она по-своему выражала большое горе!
И опять нас спасли отец-кузнец и дед-кузнец. Приехал к
нам председатель колхоза «Красный Сокол» и спросил у отца:
«Как думаешь жить, Василий Иванович?» Он ответил: «Сам не
знаю». Председатель предложил наняться в их колхоз кузнецом. Специальность кузнеца в то время была очень нужной в каждом колхозе, а их было всего девять в нашем селе. Отец согласился, и мы оказались в Панферовке. Эта деревня находилась в
составе села, за речкой. Отцу хорошо платили хлебом, пшеном,
молоком и даже к праздникам давали мясо. Но с жильём было
очень трудно. Жили в келье одной монахини на огороде. Но она
была очень маленькая, а нас – 7 человек. Сменили несколько келий. Эти божественные люди нас жалели. Так прожили мы там
8 лет. Там училась в школе. Царство небесное всем добрым людям в Панферовке. К нам они относились очень хорошо! Нас они
приняли, как родных. Всё нам давали обувь, одежду. К праздникам приносили молоко, мясо, муку. Мама плакала и сквозь
слезы благодарила людей. Мы были нищие. Но отец работал во
всех колхозах. Вставал в 3 часа утра и уходил в какой-то колхоз
в любую погоду: в дождь, снег, метель, стегучку, мороз. Возвращался к 7 часам, завтракал и шел на работу в свой колхоз. Так
отец спасал нас от голода. А за дедушкой приехали из Рудовки
и пригласили работать там кузнецом. Его дочери уехали в Ярославль, там устроились работать. Так расправились горе-организаторы колхозов с нами. В 1940 году родственник нам продал
свой дом, и мы переехали в центр села. Школа близко, отец пошёл работать в колхоз «Ленинский Прожектор».
122
Но вскоре грянула война. 22 июня – страшный день. Мне –
13 лет, Валентину – 14, Александру – 12, Николаю – 10, Жене –
8, Витя – в люльке. Нас, детей, 7 человек. Бабушка, дедушка
и мама – итого 10 человек. Отец – на фронте. Мама очень часто
болела, больное сердце. У дедушки – язва желудка. Бабушка ослепла, когда отцу принесли повестку на фронт. Вот таким катастрофическим было наше семейное положение в войну.
Мы, подростки 10–15 лет, стали основной рабочей силой в
колхозах вместе с женщинами. За несколько дней всех мужчин
и ребят 18 лет мобилизовали на фронт. Дома и село опустели. Мы
все осиротели. Лица взрослых окаменели, исчезли смех, улыбки, радость. Война изменила жизнь коренным образом. Село
окутала мрачная тишина. По вечерам не звучали гармошки, не
пели голосистые девчата задорных частушек, не собирались в
клуб со всех концов большого села. Клуб закрылся на долгих
четыре года. Война поглотила всё светлое, радостное, любимых
и дорогих отцов, сыновей, братьев, сестёр. А вскоре стали приходить похоронки. Горе пришло в каждый дом, надолго поселилось в сердцах взрослых и нас, детей.
В 1941 году все поля колхоза были засеяны зерновыми
культурами. 23 июня председатель колхоза Давыдов Никита
Лаврентьевич рано утром скакал на лошади по селу и кричал у
каждого дома: «Все на прополку проса». Мы брали с собой мешочки с бутылкой молока и тремя картофелинами и босиком
шли за 4 километра в поле. Июньское солнце сильно пекло. Мы
спасались у родника в овраге, пили ледяную прозрачную воду,
обливались, набирали в бутылки и несли женщинам. Работали
наравне со взрослыми до заката солнца. Так продолжалось до
середины июля. Так началась моя трудовая жизнь в 13 лет и
продолжалась 46 лет, 40 из которых отданы школе.
В конце июля созрели хлеба. Началась уборка. Председатель нас предупредил, что за бутылку зерна – тюрьма. Это были
не просто слова, как оказалось потом. Машин не было. Труд
был ручной. Часть женщин косила крюками рожь, пшеницу,
ячмень, овес, просо. Другие женщины вязали в снопы, а мы,
девчонки, снопы укладывали в копны. Потом копны складывали в скирды в поле. В сентябре-октябре мальчики-подростки
123
возили снопы в колхозный сарай. Там женщины молотили снопы цепами, провевали зерно на ветру и ссыпали в мешки. Эти
мешки мы грузили на повозки и везли в церковь. Там был ссыпной пункт. Очень тяжело было нести мешки с зерном на спине
по трапу к самому потолку. Зерна было очень много, ведь все
колхозы свозили зерно в церковь. Церковь была разграблена
ранее, остались пустые стены. Когда мы поднимались к потолку, то там, в потолке, увидели икону в блестящей оправе. На
ней изображен отец Серафим Саровский. Он стоял на коленях
на большом камне в лесу и молился за нас. Мы высыпали зерно
у его колен и мысленно произносили: «Отец Серафим, помоги
нам победить» (мама научила).
Подсолнечник убирали всей школой зимой, утопая в снегу,
мороз порой достигал 30 градусов. Зимы в войну были очень суровыми. Одежда, валенки на нас были ветхими. Снег насыпался в валенки, но мы не жаловались, не хныкали. Мы делали все
возможное и невозможное, лишь бы победить врага. Законы в
военное время были беспощадно-суровыми и строго выполнялись. За малейшее нарушение закона люди жестоко карались.
Так за бутылку ржи Грудцыну Клаву, нашу подругу, по доносу
председателя арестовали и увезли в милицию. У неё осталась
престарелая мать, а две сестры и брат были на фронте. С фронтов весточки приходили, а от Клавы не было три года ничего.
Только когда кончилась война, Клава приехала. После ареста
её угнали в Сибирь, она там работала на военном заводе, писать
оттуда ей запрещалось.
В то время всюду были расклеены плакаты: «Всё для фронта, все для победы», «Враг будет разбит, победа будет за нами».
В войну было одно понятие – НАДО!
Брат Валентин и все 14-летние подростки ушли в МТС. Они
учились на трактористов – готовилась замена тем, кто теперь
был на фронте. Дисциплина в МТС была очень строгой. За опоздание на 3–5 минут – тюрьма. Судили на месте.
Особенно страшной была осень 1941 года. В селе не было ни
радио, ни газет. Но мы всё знали, что происходит на фронтах.
Эти сведения нам доставлял возчик почты. Мы просили его слушать радио в Шереметьево, слушать незабвенного Левитана.
124
Долго дядя Егор привозил нам печальные вести: немцы на подступах к Москве. Настроение у всех было подавленное. Многие
ученики бросали учебу в школе. Рассуждали так: «Если Москву
сдадут, то скоро немцы будут у нас. Какая учеба, если немцы
под Москвой?»
Военная школа. Я школу не бросала, хотя в классах оставалось по 10–15 учеников. В школе было холодно, учебников не
было. Писали на старых книжках и газетах, чернила держали
за пазухой. Учителя мерзли и голодали вместе с нами. Мы на
переменах грелись: бегали, толкались, играли в салки. Школа
была для нас отдушиной, где мы забывали всё: голод, войну,
горе.
В декабре мы получили письмо от Любови Тимофеевны
Космодемьянской. Она писала, что Зоя погибла под Москвой.
Позже пришло от нее письмо, в котором она сообщала, что Зое
присвоено звание Героя Советского Союза. Любовь Тимофеевна
с мамой – двоюродные сестры, их мамы – родные сестры, мы с
Зоей – троюродные. Подвиг Зои бессмертен. Он имел огромное
значение в то страшное время. Своим поступком она вдохновила миллионы людей на героические подвиги. Зоя – легендарная
героиня.
В начале декабря почтальон привез радостную весть: немцы
под Москвой разбиты и отброшены от Москвы на 120 верст. Радость охватила нас, мы бежали домой и кричали: «Немцы разбиты». Так появился лучик надежды на победу. Но вся война
была ещё впереди. Она требовала всё новых жертв от нашего народа. Десятки миллионов людей нашей Родины сгорели в беспощадном пламени войны, сгинули навечно. На фронт уходили со
школьной скамьи. Я помню, как мы провожали на фронт своих десятиклассников: Серёжу Логинова, Федю Лаптева, Сашу
Кожаринова, Сеню Кожаринова, Мишу Лаптева, Колю Рукина.
На линейке директор школы А.П. Буковский сказал: «Вот эти
ребята уходят на фронт. Они будут гвардейцами. Гвардейцы –
это те, кто беспощадно бьёт врага». А мы, девчонки 6-го класса,
смотрели на них и плакали.
Шёл 42 год. Я бежала из школы и вдруг увидела на костылях
молодого человека, у него не было ноги выше колена. Я в нем
125
еле узнала Мишу Лаптева. Меня охватил ужас, я заплакала и в
слезах, рыдая, прибежала домой. Все переполошились, думали –
погиб папа. Я рассказала про Мишу. Бабушка сказала: «Слава
Богу, хоть такой вернулся». Миша – это было первое эхо войны.
Моё поколение – дети войны – хлебнуло столько лиха: голод, холод, тяжкий труд, нищета, горе, страх за Родину.
Хлеба не было до 1948 года. Соленые огурцы заменяли хлеб.
На зиму солили по бочки по 12 ведёр. С наступлением весны
ели траву. Мы знали много съедобных трав. И удивляюсь: мы в
войну не болели.
После победы под Москвой наша армия стала одерживать
героические победы под Сталинградом, на Курской дуге, под
Ленинградом, освобождать свою территорию от фашизма. Три
долгих года шли кровопролитные бои за освобождение Родины.
Наступил 45 год. Война близилась к концу. Наша армия освобождала народы Западной Европы. И, наконец, штурм Берлина,
безоговорочная капитуляция Германии. Великая Победа! Это
был цветущий май 45-го года. Это было всенародное торжество
радости со слезами на глазах. Слёзы не высохли и после войны. Вдовы, потерявшие мужей, матери – сыновей, продолжали
ждать, надеяться, страдать, плакать. Только смерть осушила
их слезы, и в могиле они обрели вечный покой.
Вечная слава, вечная память русским женщинам, вынесшим столько горя и столько нечеловеческого труда в годы войны. Великая Победа не только принесла свободу и независимость, но и вдохновила мое поколение на великие, героические трудовые подвиги. Мы стали уже взрослыми, нам по 17–
18 лет. Мы – комсомольцы, и нам все по плечу. Мы вступили в
трудовую жизнь, полные сил. Гордость за Родину переполняла наши сердца, величайший энтузиазм, чувство высочайшего
патриотизма проявились в делах моего поколения. Возрождались города и села, осваивалась целина, строились новые заводы и фабрики руками молодых. Развивалась наука и техника,
осваивался космос.
О семье
Отец был на фронте 3 года. Был ранен в ногу, после выздоровления его отпустили на 3 дня домой перед отправкой на
126
фронт. Он воевал под Воронежем, станция Бутурлиновка. Отец
обратился в военно-медицинскую комиссию с просьбой отпустить его на 3 дня проститься с большой беспомощной семьей,
и его отпустили. Он прошел за сутки 100 километров от Тамбова. Видно, крылья его несли. Помню, это был март 1944 года.
Раннее утро. Открывается дверь, и входит заиндевевший солдат: в шинели, в солдатской шапке, ботинках с обмотками.
Я смотрю – папа, и бросилась к нему с криком. Все окружили его, со слезами на глазах он обнимал нас всех, целовал.
О, сколько было радости! Он рассказал, что дома будет один
день, а завтра отправится в Тамбов. Весть о приходе отца быстро разнеслась по селу. И вот вечером почтальон принёс повестку: срочно явиться в военкомат. Снова проводы, рыдания.
А к вечеру отец вернулся и сказал, что его оставили до особого
распоряжения облвоенкомата работать в МТС. Март – горячая
пора в МТС, подготовка к севу. Кузнец нужен был, как воздух.
Директор МТС Логинов Степан Николаевич хорошо знал отца.
Он был прекрасным умельцем. В его золотых руках из горящего куска металла рождались волшебные вещи. Он даже лил из
алюминия запчасти к тракторам, которых так не хватало. На
фронт отец больше не попал. Он проработал в МТС 12 лет. Вот
ведь какие бывают чудеса на земле!
Я окончила школу в 1947 году и поступила работать в село
Питим, одновременно заочно училась сначала в педучилище,
потом в учительском институте, затем окончила педагогический институт. Школе отданы 40 лет, 24 года проработала в своей родной школе. Старший брат Валентин закончил Кирсановский техникум механизации и всю жизнь посвятил русскому
полю. Братья Александр и Николай остались без образования –
учёбу прервала война. Александр был всю жизнь на руководящей работе. Я поражаюсь знаниям братьев сельхозтехники,
земледелия и их великому умению разбираться во всем и всё
уметь делать. Сестра Евгения окончила Тамбовский пединститут, факультет иностранных языков, но в школе работала мало.
Она была на руководящих постах в г. Сочи. Младший брат Виктор окончил Мичуринский сельскохозяйственный институт,
всю жизнь проработал агрономом в г. Сочи.
127
ГОСТЕВА КЛАВДИЯ ВИКТОРОВНА
Гостева Клава родилась 30 октября 1925 года в селе Осиновые Гаи Рудовского района Тамбовской области. Её родители: мать Марфа Петровна и отец Виктор Данилович Гостевы. В
семье, кроме Клавы, были ещё три сына: старший Владимир,
младшие Николай и Иван.
Марфа Петровна работала в колхозе имени Чкалова с момента его создания, отец некоторое время тоже работал в том
же колхозе, но к сорока годам заболел, в результате стал инвалидом, ходил с помощью костылей. Семья была очень дружной.
Мать была глубоко верующей: каждое воскресенье и на каждый православный праздник ходила в церковь. Жила по-христиански, к людям относилась с любовью и сочувствием, всегда
старалась помочь, чем могла, тем, кто нуждался в поддержке.
Поэтому и атмосфера в семье была очень доброжелательной,
тёплой, дружественной. Отец был мастеровым человеком. Его
отец Данила Лаврентьевич и его братья могли выполнять различные работы и по дереву, и по металлу. До болезни отец Клавы ездил на заработки в Москву. Его труд ценили, приглашали
перекрывать крыши учреждений, однажды приглашали перекрывать крышу церкви.
Клава вспоминала, как непросто жила семья, как и все семьи в то время. Помнила голод 30-х и начала 40-х годов, как
люди собирали лебеду, кору деревьев, как распухали от голода.
Её семью спасало то, что братья и сёстры матери жили в Москве,
присылали им посылки с различной крупой. Мать брала тачку
и пешком отправлялась в село Большое Шереметьево за посылкой. Однажды пришлось её долго ждать. Все терпели, а младший братишка Ваня всё время просил еду, а еды не было. Когда
пришла мать, отец не выдержал, заплакал и сказал: «Мать, свари быстрее что-нибудь, а то дети голодные». Помогло и то, что
была своя корова, а тем семьям, у которых коров не было, было
совсем худо.
Училась Клава хорошо. Рассказывала, что им, детям, помогали родители, так как мать закончила 2 класса церковно-при128
ходской школы, а отец – 4 класса земской школы. По тем временам оба считались грамотными людьми. Да и старший брат
Володя помогал младшим в учёбе, сам он учился очень хорошо.
Когда Клава сдавала экзамены в 7 классе, один из членов комиссии спросил у другого: «Это не сестра ли Володи Гостева?»
и, получив утвердительный ответ, сказал: «Хорошо отвечает,
но брат сильнее, лучше отвечал!»
Лет с 10–12 мать стала брать дочь с собой на работу – убирать урожай. Тогда многие так делали. Денег за работу не платили, а начисляли трудодни. Мать ставила дочь рядом с собой и
во время работы подбрасывала ей часть срезанных колосьев. Но
дочь старалась изо всех сил, чтобы мать не подвести и не отстать
от других. Старание девочки заметил бригадир и попросил Марфу Петровну отпустить дочку, чтобы та, понравившаяся своей
проворностью, помогала на молотьбе. Позже, будучи взрослой,
Клавдия Викторовна говорила, что их, детей, так воспитали,
что старших надо уважать, слушаться, работу, которую поручают, выполнять добросовестно, не отказывать в просьбе о помощи, если кто-то обратится за ней.
В июне 1943 года Клава окончила среднюю школу, получила
аттестат зрелости с хорошими и отличными оценками и вместе с
другими девочками, в том числе и со своими подругами Машей
и Людой Лаптевыми, подала документы в Тамбовский педагогический институт. Хотела получить специальность учителя математики, но на данную специальность набор уже был прекращён,
ей предложили поступить на факультет иностранных языков по
специальности немецкий язык, что она и сделала.
Вернувшись домой, увидела мать в слезах. Оказывается,
пришла повестка явиться в военкомат – шёл набор юношей и
девушек в армию. К этому времени уже было получено извещение о том, что в боях за Севастополь пропал без вести старший
брат Володя. Но делать нечего, собрали Клаве маленький узелок со сменным бельём, тёплыми носками и сухарями. Отец запряг лошадь и повёз дочь и ещё несколько девушек на сборный
пункт. Приехали и стали ждать, когда позовут, вызывали по одному. Прошло сколько-то времени, вышла девушка и сказала,
что она получила открепление. Оказалось, тех, кто был принят
129
в институт, освобождали от воинской обязанности. Клава и ещё
несколько девушек вернулись домой.
Годы учёбы тоже дались нелегко. Жила в общежитии. В
комнате было много кроватей. Зимой в помещении было очень
холодно, спали, укрывшись пальто, покрыв голову платками.
Иногда, просыпаясь по утрам, видели, что на платке образовался иней от дыхания. За продуктами приходилось ездить домой.
Из Тамбова ехали иногда на товарняке, иногда в тамбуре поезда
до станции Вернадовка, а оттуда, если повезёт, на телеге или в
санях, как говорили, на попутных, а чаще всего пешком. Домой
шла без поклажи, да и то нелегко, ведь путь неблизкий. Летом
ноги сбивались до мозолей, а зимой день короткий, и страшно
идти, и холодно. Однажды, идя домой в зимнее время, чуть не
замёрзла. Началась метель, а раньше снега было много, если начинало мести, то ни зги не видно. Клава запомнила этот случай
на всю жизнь. Рассказывала, что сбилась с протоптанной дорожки, куда ни пойдёт, а всё возвращается к одиноко стоящему
в поле дереву. Устала и решила присесть возле дерева на снег
немного отдохнуть и, конечно, сразу же заснула. Если бы не
возвращавшиеся с дойки коров женщины, замерзла бы путница. Женщины растормошили девушку, одна из них привела её
к себе домой, растёрла щёки, руки, ноги, накормила и оставила
ночевать. Утром проводила Клаву, показала, куда ей надо идти.
Время было очень суровое, тяжкие испытания переносили
люди, но оставались добрыми, отзывчивыми, готовыми прийти
на помощь друг другу, ничего не требуя взамен. Нам, живущим
сегодня в тепле, в комфорте, есть чему поучиться у наших родителей и прародителей. Получается, не обстоятельства, а то, с
чем живёт в душе человек – с добром или злом, определяет его
поступки. И все-таки молодёжи во все времена свойственно легкомыслие.
Перед окончанием института к дочери в Тамбов приехала
мать. Марфа Петровна привезла почти мешок картошки, пшена. Мать уехала, уверенная и успокоенная, что помогла дочери.
А дочь, оставив немного продуктов, большую часть продала.
Купила себе туфли-лодочки, постриглась и сделала химическую завивку. Мать, когда узнала о том, что сделала дочь, ахну130
ла, а дочь была довольна, ведь раньше ничего себе не позволяла
и вдруг что-то позволила, сделала себе приятное.
Если бы не отец, вспоминала Клавдия Викторовна, то, может, и не доучилась бы в институте. После второго курса многие, в том числе и Маша Лаптева, стали переводиться на заочное
обучение или вовсе забирать документы и возвращаться домой,
чтобы устроиться на работу, – не на что было жить. Вот и Клава, приехав к родителям, заявила, что тоже заберёт документы
и вернётся домой. Отец не закричал на дочь, спокойно сказал:
«Ну, другие забирают документы, а ты будешь учиться!» Дочь и
не подумала возразить, слово отца было авторитетным. Помогло и то, что после этого случая отец научился валять валенки, да
такие, что отбоя от заказчиков не было. Благодаря его умению,
мастерству, удалось поддерживать дочь во время её учёбы.
Распределение Клава получила в Инжавино, но обратилась
к комиссии с просьбой направить её поближе к месту проживания, так как отец – инвалид. Вот так она оказалась в селе 2-я
Гавриловка, где и встретила свою судьбу. По приезде на место
работы девушка пошла становиться на учёт в райком комсомола. Там и увидел свою будущую жену Нинель Семёнович Авдеев. Стал за ней ухаживать, приглядываться. В деревне сразу
заметили интерес Нинеля Семёновича к молодой учительнице
и, конечно, сообщили его матери Татьяне Тихоновне, а та смутилась от такого известия. Она стала беспокоиться, наконец не
выдержала и решила спросить сына, правда ли он встречается
с немкой, неужели ему русских невест не найти? Сын засмеялся
и поспешил успокоить мать, сказав, что никакая она не немка –
это она преподаёт в школе немецкий язык. В 1947 году она начала работать во 2-й Гавриловской школе. В 1948 году вышла
замуж за Авдеева Нинеля Семёновича. Жили молодые в семье
мужа. В 1949 году родился сын Виктор. Позже мужа перевели
на работу в Большое Шереметьево Рудовского района, а после
его расформирования семья снова вернулась в Гавриловку. По
возвращении Клавдия Викторовна работала заместителем директора по учебной части. После расформирования Гавриловского района свою должность уступила мужу.
По воспоминаниям Клавдии Викторовны, коллектив, в
котором ей довелось работать, был очень сплочённым, работо131
способным, сильным. Яркая личность директора школы Василия Ивановича Куштапина создавала творческую обстановку в
коллективе и в школе в целом. Учителя под его руководством
создали ансамбль струнных инструментов, Клавдия Викторовна освоила игру на гитаре. Коллектив выступал с концертами
художественной самодеятельности в местном Доме культуры.
Клавдия Викторовна выступала в хоре и в вокальном пении.
В школе к каждому празднику каждый класс готовил концертную программу. Ответственным и организатором был,
конечно, классный руководитель. Но особенно активно проводилась подготовка к районным смотрам художественной самодеятельности. Каждый класс готовил танцевальный номер. Костюмы шили сами. Свекровь Клавдии Викторовны умела шить.
Перед так называемыми олимпиадами квартира превращалась
в ателье кройки и шитья. Приходили ученицы, и все вместе работали над костюмами.
Как учитель Клавдия Викторовна оставила о себе добрую
память и среди коллег, и среди учеников, и среди их родителей. Всегда терпеливая, выдержанная, очень доступно объясняла материал, никогда не прибегала к повышению голоса на
учеников. Ученики, оканчивая школу, приезжая на каникулы,
в отпуск, часто навещали своего любимого учителя, классного
руководителя. Поздравительных открыток с праздниками накопилось так много, что для их хранения была выделена наволочка. Клавдия Викторовна не выбросила ни одну открытку,
вот и накопилось их великое множество.
За свой многолетний и добросовестный труд награждена почётным знаком «Отличник народного просвещения». По словам
её дочери – Авдеевой Татьяны Нинельевны, мама для неё и её
брата Виктора является образцом, примером дочернего отношения к родным, не только своим, но и мужа, своим родным
и близким, к любому человеку, который к ней обращался. Она
всегда была доброжелательна к людям, сочувствовала горю, радовалась за других, никому не отказывала в помощи, ни о ком
не говорила плохо. Для неё все, о ком она говорила, были хорошими людьми. Это был человек с очень светлой и щедрой душой.
132
ГОСТЕВ НИКОЛАЙ ВИКТОРОВИЧ
(Выпускник школы 1945 года)
Узнав, что в Осино-Гайской средней школе создан музей Зои Космодемьянской, я захотел (для потомков)
оставить свои воспоминания и искренние чувства благодарности учителям нашей школы. Конечно, я буду
писать о тех, кого помню, так как
мне 2 февраля 2009 года исполнилось
82 года.
Учиться я пошёл в 1935 году. Четыре класса закончил в школе при
колхозе имени Блюхера, впоследствии колхоз имени Чкалова. Десять
классов закончил в Осино-Гаёвской
средней школе, теперь имени Зои
Космодемьянской. Первыми учителями в начальной школе были Александра Ивановна и Пётр
Иванович Колосов. Замечательные люди по складу характера
и хорошо знающие своё дело. Надо сказать, что трудности для
них были в том, что уж слишком разные по возрасту были их
ученики, а именно: от 1922 года рождения до 1928. Все переростки вскоре отсеялись, и дело наладилось в лучшую сторону.
Многие окончили школу с Похвальными грамотами.
В средней школе нас встретили новые учителя. В 5–8 классах
литературу преподавала Евдокия Семёновна Свиридова, русский
язык – Александра Ивановна, математику – Надежда Яковлевна
Михайлова, немецкий язык – Анна Фёдоровна Кожаринова, рисование – Иван Семёнович, историю – Александр Петрович Буковский (директор школы) и другие. Мы старались учиться на
«хорошо» и «отлично». «Очень хорошие учителя, – говорили нам
родители, – учитесь хорошо и станете такими же грамотными и
умными». А родительское слово в то время было законом. Уважали родителей, слушались, исполняли все их поручения.
133
Из нашей семьи учились сразу четыре человека. Старший
брат Владимир (в 8–10 классах учился в Москве, так как наша
школа тогда была семилеткой). В 1941 году началась Великая
Отечественная война, он добровольцем ушёл на фронт. Окончил инженерное сапёрное училище, лейтенант, сражался за
Москву, остался жив. Затем его направили защищать Севастополь, там он и погиб.
Сестра Клавдия окончила в 1943 году Осино-Гаёвскую среднюю школу, затем Тамбовский педагогический институт, работала учителем немецкого языка в Рудовском и Гавриловском
районах. К сожалению, её теперь нет в живых.
Брат Иван после окончания школы в 1946 году один год служил в армии, затем окончил Проскудовское танковое училище,
служил пять лет в группе советских войск в Германской демократической республике, потом в Закавказском военном округе,
закончил службу на ракетном полигоне – капитан в отставке.
Мои двоюродные братья и сёстры окончили 10 классов нашей школы. Гостев Николай Иванович и Гостев Александр Иванович окончили институты, всего же из нашей близкой родни
18 человек окончили нашу школу и потом институты. Работали
во всех уголках Советского Союза.
Я отвлёкся от главного. Во время войны у нас поменялись
многие учителя. Немецкий язык вёл Епихин Михаил Фёдорович, математику и физику – Екатерина Семёновна Кочеткова,
русский язык и литературу – Анна Акимовна, химию – Сергей
Иванович (моряк), географию – Пётр Иванович, военное дело –
Фёдор Фёдорович Козлов. Кстати, в нашей школе была хорошая лыжная база. Мы всем классом ходили на лыжах до села
Анненка и обратно (20 км). Руководил этими походами Михаил Фёдорович.
Все названные учителя обладали прочными знаниями, увлекали нас своим примером по-настоящему постигать свои
предметы, очень внимательные, часто по вечерам приходили к
нам в гости, разговаривали с родителями. Прямо скажу: мы завидовали их знаниям и старались прилежно учиться.
Ну, как же не завидовать Екатерине Семёновне Кочетковой? Входя в класс с журналом и сразу включив выключатель,
134
говорила: «А это, ребята, свет! Начнём». А Анна Акимовна настоятельно требовала читать Толстого, Пушкина, Лермонтова,
Чехова. Увлекательно рассказывала о них. Учила сопереживать, радоваться, огорчаться и, главное, думать, мечтать.
А Сергей Иванович – химик – входил в класс и говорил: «Ну,
прямо жить и жить невозможно. Вчера вечером никто химию в
руки не брал, а с гармошкой и балалайками всю ночь ходили и
пели. Правда, поёте вы хорошо, а теперь посмотрим, в какую
лужу вы сядете».
Пётр Иванович прибыл в нашу школу с фронта после ранения. Преподавателя до него не помню. Посмотрел журнал,
видимо, заранее и спрашивает: «Кто классный организатор?»
Я поднялся. «Вы имеете «5» по географии, идите к карте. Покажите реки Сибири и охарактеризуйте их». Я показал. «И
это всё? Садитесь, оценка 2». И так поставил сразу двойки ещё
четверым отличникам: Лиде Павловой, Ане Филатовой, Маше
Кожариновой и Жене Кожариновой. Взял указку, встал спиной к карте и показал точно города, реки, каналы России, а мы,
кажется, сползли под парты от увиденного. Мы были шокированы такими знаниями и умениями наших учителей и, конечно, грызли гранит науки, старались. Восьмой класс окончили
хорошо.
Нашу школу в годы Великой Отечественной войны многие
оставили – было очень трудное время. У многих на войне погибли отцы, им приходилось все тяготы и заботы взваливать на
свои хрупкие плечи. А те, кто имел возможность, заканчивали
10 классов. Жизнь показала, что это было не напрасно.
И вот мы стали учиться в 9 классе. Где-то в середине года
многие учителя оставили нашу школу и нас. Они уезжали в Москву и другие западные города, так как у нас они были по эвакуации, и теперь возвращались в свои родные места, кто когда
хотел.
В это время было очень трудно директору школы и нам тоже.
Александр Петрович входил в наш класс и частенько назначал
Машу Кожаринову читать вслух следующий параграф по учебнику. Так было потому, что учитель данного предмета уехал.
Приезжали в школу молодые учителя, которых мы уже вос135
принимали по-другому. Зачастую это были не специалисты, но
они брались за работу и учили нас, сами учились вместе с нами.
Порой учителей не было по 3 и более недели, потом надо было
восполнять пропущенное. До 15 октября мы работали в колхозе
наравне со взрослыми. По окончании 8 класса мальчиков призывали в военизированные лагеря в Тригуляй на 1–1,5 месяца.
По окончании 9 класса призывали в лагеря зимой на 2 недели.
Затем направляли в Моршанск в военное училище, но там по
возрасту нас не приняли. Мы отстали в учёбе и, вернувшись в
нашу школу, наверстывали упущенное.
В 10 классе нас было 11 человек. Всегда помню своих сверстников: Володю Свиридова – впоследствии стал директором нашей школы, Валю Воронкову – учителя истории нашей школы;
Машу и Женю Кожариновых, Аню Филатову – учителя, Сашу
Скобееву, Сашу Сгибневу, Тоню Перекальскую – врачей. Павел Глебов прошёл горнило войны, получил тяжёлое ранение,
впоследствии стал юристом. Женя Соседов окончил военно-политическое училище. Володя Подымов работает начальником
цеха по сборке самолётов в г. Жуковском.
19 ноября 1944 года я был призван в ряды вооруженных
сил. В то время я учился в 10 классе. В военкомате нас уже распределили по командам. Два дня я уже грезил себя моряком,
но утром следующего дня в военкомат прибыл зав. РОНО и директора школ. По приказу Верховного Главнокомандующего
И.В. Сталина нас оставили заканчивать десятый класс, таких
юношей по Рудовскому району набралось 52 человека.
15 июня 1945 года, после получения аттестата зрелости,
был призван в армию. Служил в Воронежском военном округе,
затем в Германии. В 1949 году закончил Тамбовское артиллерийско-техническое училище и был направлен в Белорусский
военный округ в 103-ю воздушно-десантную дивизию в город
Витебск. 26 лет прыгал с нескольких видов самолётов, имею 400
прыжков с парашютом. Эта дивизия знаменитая, героическая.
Недаром её посылали в Венгрию, Чехословакию, Афганистан
и ряд других горячих точек. Каждый солдат, сержант, офицер
имели по несколько 1-х и 2-х спортивных разрядов. В их числе
был и я.
136
В 1964–1965 годы был направлен на помощь освобождающимся странам Африки в качестве советника по своей специальности. Мое дело было связано с обучением их командования
по вопросам боевой готовности частей и подразделений техники
и вооружения, боеприпасов и др. Поддержки боевой готовности.
Таким образом, в эти годы я побывал в Египте, Судане, Самоли,
Кении, Уганде, Танганике, на островах Занзибар и Пемба. Удалось посетить Эфиопию, Народно-демократическую республику Йемен, Аден, Арабскую Йеменскую республику.
Легко ли было? Нет. Очень трудно, опасно, а главное неудобство – незнание языка, а переводчиков катастрофически не хватало. Теряли своих людей (и главное – из-за угла), но не многих.
Всеми этими странами владели до Второй мировой войны англичане, потом их оккупировала Германия. С победой над Германией туда устремились англичане, американцы, они правили банками различных монополий. Грабили беднейшие народы.
И вот восстал народ против англо-американцев. Главное –
весь народ Восточной Африки, и англо-американцы побежали с
суши на корабли, которых там швартовалось ежедневно 50–70
штук. На момент моего пребывания там Народная революция
победила в 40 странах. Был учреждён праздник в честь освобождения 40 стран, отмечался он красочностью народов. Всё это
происходило, когда во главе нашей страны был Н.С. Хрущёв.
Хотели остров Занзибар в Индийском океане сделать второй Кубой. Всё шло к этому, но к власти пришёл Л.И. Брежнев, и это
хотение остановилось.
Нас должны были заменить ровно через год, но пришлось
там оставаться ещё на 2–3 года. Главное, смена прибывала, но
нас не отправляли домой. Так длилось долго. Только в 1966 году
нас вернули в Советский Союз.
В 1959 году я поступил на заочное обучение в Минский политехнический институт. Успешно закончил два курса, потом
была Африка, и получился перерыв в 3 года. Пришлось бросить
институт, так как я был направлен в Высшую артиллерийскую
школу. Закончил её с отличием. Потом поступил на очное обучение в филиал Высшей партийной школы и за три года закончил её с отличием.
137
В 1968 году наша дивизия десантировалась в город Брно
(Чехословакия). 12000 человек с полной выкладкой и всей техникой и вооружением за 1 час окружили весь город, перехватили управление аэродромом, дорогой, связью. Потери были
минимальные. Туда на помощь устремилась всякая западная
шваль. Мы за сутки остановили на дороге при въезде в город до
500 машин с вооружением, боеприпасами и литературой для чехов. Всё отобрали и завернули их назад. В деятельность властей
мы не вмешивались. Это делали другие. Через 3 месяца мы вернулись домой на зимние квартиры.
Рабочие-чехи и крестьяне встречали нас радушно и просили, чтобы мы провели акцию, подобную венгерской, так как молодёжь отбилась от рук и влияния родителей, пошла по западной указке. Завалили всяким тряпьём молодёжь.
Уволился я в запас, а потом и в отставку с должности начальник ракетно-артиллерийского вооружения артиллерийских частей в звании майора технической службы.
После увольнения из армии работал 18 лет на знаменитой
фабрике «Знамя индустриализации» союзного значения в различных должностях отделов гражданской обороны и сбыта.
Руководил делами ДОСААФ, был председателем. Построил
стрелковый тир на 50 метров. Стреляли под моим руководством
за год примерно 1500–2000 человек. Подготовил одну девушку
мастером, другую кандидатом в мастера спорта и десятки разрядников (1 и 2), за что ЦК ДОСААФ наградил нашу команду
золотым значком ДОСААФ, который теперь хранится в музее
фабрики.
Мои пожелания ученикам родной школы
1. Не всё я охватил в своих воспоминаниях об учителях и
учениках нашего поколения. Дополню немного то, что учителя
нашей школы всегда являлись для нас примером для подражания. Очень сильный и сплочённый был коллектив, дружный,
культурный, и, самое главное, они стремились учить нас всему
доброму. В школе хорошо работал драмкружок из учителей и
учеников.
2. За всю мою жизнь в селе Осиновые Гаи я не помню ни
одного случая вражды между учениками разных классов или
138
между колхозами. Всегда мы были друзьями и товарищами и
на полевых работах, и в колхозах, и в школе. И так до 18-летнего возраста. В селе было тихо, спокойно и уютно жить. Во время
Великой Отечественной войны мы начинали учёбу 15 октября,
а заканчивали её 10 мая и снова шли на работу в колхоз.
3. Учитесь так, чтобы было не страшно сдавать экзамены в
любой институт, университет, академию. Ведь у вас теперь есть
и лаборатории по предметам, и компьютеры, и другая техника,
чего у нас не было.
4. Твёрдо изучайте иностранные языки, они вам всегда пригодятся. Когда я попал за границу, вот тогда и понял, что плохо
мы относились к этому предмету.
5. Увлекайтесь спортом – это здоровье. У меня:
– первый разряд по парашютному спорту;
– первый разряд по стрельбе из пистолета;
– первый разряд по лыжам;
– первый разряд по шахматам;
– первый разряд по гимнастике.
Это сказано не для красивого словца, чтобы похвастаться
перед вами. Всё это помогло мне выжить в горячих точках планеты, без этого были бы большие трудности.
От всего сердца передаю привет преподавателям нашей
школы. Желаю всем здоровья, энергии в обучении и воспитании подрастающего поколения. Будьте счастливы.
Гвардии майор в отставке
Николай Викторович Гостев.
Воспоминания хранятся в музее.
139
ШЛЁПКИНА МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА
Когда началась Великая Отечественная война, я училась в
десятом классе. По всей стране началась мобилизация, многие
шли в военкоматы и просили направить их добровольцами на
фронт. Однажды к нам в школу пришёл военком, который на
линейке рассказал о том, как враг быстро занимает наши города и сёла, уничтожает наш народ. Надо было спасать Родину. Я
решила добровольцем идти на фронт, потому что не могла быть
равнодушной к судьбе своей страны, своего народа. Было только одно переживание – за окончание школы. Но это волнение
было напрасным.
На следующий день я пошла в военкомат, который находился в селе Пичаево. Оттуда меня направили в город Моршанск
учиться на радистку. Обучалась я там месяц, стала радисткой
третьего класса, и мне присвоили звание ефрейтора. Затем меня
послали ещё учиться, так как у меня был хороший слух, что
очень важно для радиста. После окончания учёбы я стала радисткой второго класса.
Меня зачислили в часть воздушного наблюдения и опознования вражеских самолётов (ВНОС). Из Моршанска нашу часть
перебазировали в Зубову Поляну, под Мичуринском, а затем и
в сам Мичуринск. Здесь при выполнении боевого задания я получила ранение в щеку. После госпиталя работала на «ключе».
Передавала зенитчикам азбукой Морзе координаты вражеских
самолётов. Мне присвоили звание старший сержант и дали в моё
распоряжение 27 девушек. Нашу часть перебросили под Ряжск,
а затем на Белорусский фронт. Там меня зачислили в седьмой
батальон города Минска. Была дважды ранена. После излечения снова возвратилась на Белорусский фронт, где и воевала до
10 мая 1945 года. Была награждена орденом Красной Звезды,
орденом Отечественной войны 2-й степени и шестью медалями.
После окончания войны работала инструктором Рудовского
райкома комсомола.
140
ЕПИХИНА МАРИЯ ФЁДОРОВНА
Мария Фёдоровна родилась
13 мая 1924 года в селе Осиновые
Гаи. Здесь провела детство и встретила юность. Жила она по соседству с семьёй Чуриковых (дедушка
и бабушка Зои и Александра Космодемьянских). С Зоей они были
подружками. «Зоя была очень подвижной девочкой, – рассказывала
Мария Фёдоровна, – она всегда была
впереди. Мы с ней играли в цветочки, потому что тогда кукол не было.
Плели веночки и любили купаться
в речке. У Зои было очень красивое
лицо, правильные черты и длинные
пушистые ресницы. Последний раз мы виделись в 1939 году,
когда на летние каникулы она приезжала к дедушке с бабушкой. А потом из газет я узнала, что Зоя погибла…»
В 1941 году Мария Фёдоровна окончила школу. Впереди её
ждала долгая и прекрасная жизнь. Но мечты в одночасье рухнули: началась Великая Отечественная война. О начале войны
она узнала на работе в поле. Жизнь сразу переменилась. Старшего брата Василия проводили на фронт, сама работала на торфоразработках и в лесу. Каких только тягот и невзгод не перенесла!
Однажды почтальон принёс повестку из военкомата, но в
военкомат она опоздала, набор уже закончился. Повторную
повестку принесли только в 1943 году. Вместе с такими же молоденькими девчонками доехала до Тамбова, оттуда – ближе к
передовой. По дороге видели сотни сожжённых сёл и городов,
раненых солдат, груды искорёженного металла на полях сражений и не могли поверить, что виной всему этому были люди.
Все два года пребывания на войне часть, в которой была
Мария Фёдоровна, находилась в резерве, располагалась на рас141
стоянии 2–3 километров от передовой линии фронта. Когда заканчивался бой в одном месте, их перебрасывали на другой участок. Так и двигались они всё дальше на запад, освобождая не
только свою страну, но и народы других стран.
По прибытии на новый участок проводили тактические занятия, готовились к обороне, разгружали эшелоны с оружием и
боеприпасами. Приходилось носить тяжёлые снаряды, недосыпать, недоедать. Но жили одной мыслью: что смогут отомстить
за погибших соотечественников.
Шёл май 1945 года. В это время советские войска штурмовали Берлин – последний оплот фашизма. Весть о безоговорочной
капитуляции Германии быстро облетела весь мир. Мария Фёдоровна узнала об этом, находясь в Восточной Пруссии, и счастью
её не было границ. Здесь командование объявило о демобилизации.
За доблесть и самоотверженность на фронтах Великой Отечественной войны она награждена орденом Отечественной войны 2-й степени и многими медалями.
142
ЕПИХИН АЛЕКСАНДР СТЕПАНОВИЧ
(Выпускник Осино-Гаевской ШККМ 1936 года)
После окончания семилетки я работал в колхозе. В 1941
году я должен быть призван в армию для прохождения срочной
службы. В апреле меня призвали по специальному набору досрочно и направили в Московское Краснознамённое училище
имени Верховного Совета РСФСР, где при сдаче экзаменов я
должен был учиться на офицера Красной Армии. Экзамены я
сдал успешно и был зачислен курсантом училища. После зачисления в училище был отпущен домой в распоряжение военкомата и по первому вызову должен был прибыть в училище. Но такой вызов не состоялся. 22 июня началась Великая
Отечественная война. В июле 1941 года я был направлен во
второй запасной кавалерийский полк. С места дислокации
полк должен быть отправлен на фронт. Но из полка по спецнабору был направлен в Тамбовское кавалерийское училище. В
августе был зачислен курсантом пулемётного эскадрона. По
окончании должен был получить офицерское звание и отправиться в действующую армию на фронт. Но фашисты стремительно продвигались по нашей территории на восток. Фронт
всё ближе приближался к Тамбову. Фашисты уже захватили
Воронеж, окружили Ленинград и приближались к Сталинграду. Все курсанты Тамбовского кавалерийского училища по
приказу Наркомата обороны в июле 1942 года были отправлены на оборону Сталинграда. Наш пулемётный эскадрон был
влит в состав 270-й стрелковой дивизии. Она формировалась
в городе Кузнецк Пензенской области. Там я был зачислен в
360-ю отдельную разведроту в качестве разведчика по добыче
«живого языка» противника в должности курсанта и рядового бойца без звания. В сентябре 1942 года мы пешим строем в
полном составе 270-й стрелковой дивизии отправились на защиту Сталинграда. Расстояние от Кузнецка до Сталинграда –
400 километров. Шли при полном боевом снаряжении и только ночами. Днём отдыхали в укрытиях. Были случаи, когда
противник обнаруживал нас и бомбил с воздуха. По пути было
143
много человек убито и ранено. До фронта мы шли 10 ночей. По
прибытии на Сталинградский фронт мы расположились в районе Старо-Клеша, где продолжали учёбу по тактике ведения
войны. Боевое крещение приняли здесь.
19 ноября 1942 года началось всеобщее наступление по всему Сталинградскому фронту. Наше отделение роты было по
приказу послано на боевое задание по захвату «языка» противника. Задание командования было выполнено, но я был ранен
и отправлен в госпиталь на лечение. После излечения был снова направлен в действующую армию. Теперь я был зачислен в
инженерные войска во взвод минёров. При выполнении боевого задания был тяжело ранен в ногу, повреждена была кость, и
меня снова отправили в госпиталь. За выполнение боевого задания был тогда награждён медалью «За отвагу». Излечился только к 1944 году, был снова отправлен на формировочный пункт.
Теперь я был зачислен в легкобомбардировочный авиационный
полк в должности стрелка-авиаоружейника. Подвешивал бомбы на самолёт и готовил пушки к бою. За образцовое выполнение боевых заданий был награждён второй медалью «За отвагу». В данном авиационном полку я прослужил до конца войны.
Закончил войну в Германии, в городе Шпрахтау.
По окончании войны наш полк был переброшен в город
Баку. Там я служил до 1947 года. Во время войны участвовал
во многих боевых операциях, наступлениях. Имею правительственные награды: орден Отечественной войны 2-й степени, медали «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», две медали «За отвагу».
Воспоминания хранятся в музее.
144
КАМНЕВА ЕВДОКИЯ ИВАНОВНА
Семь десятилетий отделяют
нас от суровых и грозных лет войны. Но время никогда не изгладит из памяти народа Великую
Отечественную войну, самую тяжёлую и жестокую из всех войн
в истории нашей Родины. В сердцах людей она жива, потому что
до сих пор ещё не залечены её
раны, не иссякла боль, не забыты
те, кто отдал жизнь за Великую
Победу, живут среди нас ветераны войны. Есть среди них и имя
Камневой Евдокии Ивановны. И
сегодня ни ребёнок, ни взрослый
не останется равнодушным, когда услышит рассказ о тяжёлом
испытании, которое выпало на её
долю.
Она родилась 28 марта 1928
Камнева
года на Украине, в селе Романы
Евдокия Ивановна (справа)
Опошнянского района Полтавской области. Отец работал на пекарне, мать – в колхозе, помимо неё, было ещё два брата. Там она провела своё детство, окончила школу-семилетку.
Когда началась Великая Отечественная война советского
народа против фашистских захватчиков, ей шёл четырнадцатый год. Война нанесла тяжёлые раны советским людям. Гитлеровцы разрушили и сожгли сотни городов, тысячи населённых
пунктов. Они совершали неслыханные зверства. Трудно найти
в нашей стране дом, куда бы не пришла беда: кто потерял сына,
кто отца или мать. А на долю 14-летней девочки выпало тяжёлое испытание. В 1942 году захватчики пришли в её родные ме145
ста. Её, как и многих других сверстников, фашисты угнали в
Германию. Вот что рассказывает Евдокия Ивановна: «Везде,
где ступала нога фашистского солдата, совершались неслыханные по своей жестокости преступления, жертвами которых
были мирные люди: старики, женщины, дети. Гитлеровские
палачи последовательно и систематически проводили массовое уничтожение мирного населения. Они истребляли сотнями
тысяч ни в чём не повинных людей, применяли изощрённые
методы пыток, жгли, травили собаками, умерщвляли в душегубках, морили голодом, расстреливали. Одним из самых тяжких преступлений фашистского режима оккупации явился
принудительный вывод, угон на работы в Германию советских
людей. Многих из них эшелонами отправляли на промышленные предприятия. Во многих городах Германии существовали
«невольничьи рынки», где любой житель рейха мог «купить»
себе работника, который фактически становился его рабом, лишённым каких-либо прав.
Трагическая судьба постигла и наше село Романы. Подъехала чёрная крытая машина, меня забросили в кузов этого
грузовика. Туда же всё больше и больше забрасывали подростков нашего села. Машина была набита до отказа. Сколько
было крика, ужаса. Дети плакали. Моя мама схватила меня
за руку и не хотела выпускать, но гитлеровцы ударили её, и
она упала.
Нас привезли в церковь в Опошаны, там уже было много
народа, нас заперли и охраняли. Не дай Бог, если кто-то попытается убежать – расстреливали на месте. Там нас держали три
или четыре дня, конечно, не кормили. Только жители бросали нам через выбитые окна кусочки хлеба, но этого было очень
мало. Измождённые, голодные дети бросались и хватали эти
кусочки – так мы были голодны. Затем нас погрузили в машины и повезли в Киев. В Киеве погрузили в товарные вагоны и
отправили дальше. Ехали целый месяц, нас почти не кормили.
На границе детей обработали и привезли в город Вену. Здесь
нас построили в ряды, к нам пришли бауэры. Они выбирали
себе детей на работу, брали наиболее сильных и здоровых. Тех
146
детей, которых не выбрали, везли в лагерь. Так я оказалась в
концлагере «Гросмиттель», он находился в открытом поле. Там
стояли бараки, а в них – трёхъярусные нары. Там на руках нам
поставили клеймо «ост» (восток). Здесь нам дали одежду и деревянные башмаки. Отсюда каждый день гоняли на работу. Работали на улице, было очень холодно, кормили очень плохо. Носили очень тяжёлые ящики, но бросить работу было нельзя, так
как нас охраняли часовые. Больные не получали никакой медицинской помощи, и поэтому дети не выдерживали и падали
в обморок от непосильного труда, голода и холода. Физически я
была очень слаба, и однажды такое случилось и со мной. Меня
и ещё нескольких детей, которые не могли работать, погрузили
в машину. Думала, везут на расстрел, но ошиблась. Запомнила страшное слово «шиссен» (расстрел). Нас привезли и выгрузили в тёмную комнату, там было очень холодно. Я не успела
опомниться, как услышала крики немцев. Нас снова вывели
и повезли в поле, завели в караульное помещение. Там стояла
железная печка и было тепло, нам разрешили погреться. Потом
дали немного поесть. Нам повезло. Ведь и среди немцев было
много борцов сопротивления. Никогда не забуду эти добрые
лица моих спасителей. Здесь нас оставили до утра, а утром нас
отправили на плац, а потом снова на работу.
В 1944 году, где располагался наш лагерь, шёл большой бой.
Мы попали в бункер, там находились около недели. Когда всё
стихло, стали понемногу выходить из бункера. Там, где были
бараки, ничего не осталось. Мы поняли, что нас освободили, –
пошли на восток, шли неделю или больше. Потом нас всех собрали и отправили в город Папа. Каждый день нас расспрашивали
о том, кто мы и откуда. После получения сведений с родины отправляли домой. Вскоре две мои подруги – Катя и Маша – тоже
уехали, а мне предложили работать в военном госпитале. Очень
хотелось домой, ведь там жили родные и близкие. Но война
ещё не закончилась, и я сочла своим долгом ухаживать за ранеными. Сюда привозили очень много раненых, а рабочих рук
не хватало. Потом я училась год и восемь месяцев на курсах
медицинских сестёр, и по их окончании работала медсестрой.
147
В 1945 году было очень много раненых.
Их уже некуда было класть. Помню
такой случай. Был тяжело ранен боец,
он уже умирал и пытался что-то сказать, но не мог этого сделать. Смерть
оборвала его жизнь. Когда я достала его
документы, то вскрикнула от неожиданности: оказалось, этот солдат был из
нашего села – мой земляк.
Много было горьких случаев, но
были и радостные. Там, в Венгрии, я
работала в госпитале до 1947 года. Там
я повстречала замечательного парня –
Камнева Ивана Петровича, который
Камнев
стал моим верным спутником на всю
Иван Петрович
жизнь. В мае 1947 года его демобилизовали, а я пока оставалась там. Но в августе того же года и меня отпустили. Я вернулась на свою милую
Украину. Там меня уже ждал Иван Петрович. На Украине мы
поженились, и я приехала с ним в Осиновые Гаи. До 1989 года
работала медсестрой в больнице.
Я хочу пожелать всем людям мира и добра. Чтобы никогда
больше не повторялись ужасы войны. Чтобы не лилась невинная кровь, чтобы только радость и счастье были в каждой семье.
148
СГИБНЕВА МАРИЯ ФЁДОРОВНА
Я родилась 1 сентября 1922 года –
в селе Осиновые Гаи. Мои родители –
Абловы Фёдор Евдокимович и Ксения Никитична – были крестьянами.
Жизнь была очень трудная, особенно
после коллективизации. Кроме меня,
в семье было ещё два брата: Михаил,
1923 года рождения, погиб на войне, и Анатолий, 1928 года рождения,
награждён орденом Трудового Красного Знамени, умер в 1979 году. Несмотря на все трудности детства, я
сумела окончить школу-семилетку.
В 1936 году уехала в Москву к родственникам работать нянькой. В 1941 году по вербовке поехала в Ленинград работать на
завод. 28 ноября 1942 года была призвана в армию. Попала служить в войска противовоздушной обороны. В мои обязанности
входило дежурить на зенитной батарее, наблюдать марки немецких самолётов, направление их движения, докладывать об
этом непосредственным начальникам.
Я находилась в действующей армии до 18 августа 1945 года.
За время нахождения на фронте сначала служила в Воронеже,
затем в Сталинградской области, потом, по мере продвижения
фронта на запад, сражалась в Житомире, Севастополе, Киеве в
качестве зенитчицы зенитной батареи противовоздушной обороны. За мужество и героизм награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, многими медалями.
По возвращении с фронта работала в колхозе разнорабочей. Замуж вышла в 1948 году за односельчанина Сгибнева
Фёдора Ивановича. У меня двое детей. Сын Валентин, 1948
года рождения, живёт в Ставрополе, дочь Тамара, 1951 года
рождения, живёт в Тамбове. У меня трое внуков и один правнук.
149
Мария Фёдоровна прожила долгую жизнь. До сих пор жители села с любовью и теплотой отзываются о своей землячке, её
бескорыстии, доброте, до последнего дыхания готовой прийти
на помощь людям. Светлая тебе память, дорогая Мария Фёдоровна. Ты упокоилась рядом со своим мужем Фёдором Ивановичем. Пусть земля наша родная будет вам обоим пухом. Да и
брат твой – заслуженный механизатор, награждённый орденом
Трудового Красного Знамени, внесший большой вклад в получение обильных урожаев, также упокоился недалеко от твоей
могилки. И ему земной поклон и вечная память.
150
СВИРИДОВА ЛАРИСА МИХАЙЛОВНА
15 августа 1949 года в селе Большое Шереметьево (там был
тогда райцентр Рудовского района) было совещание директоров
школ. Меня познакомили с директором Осино-Гаёвской средней школы Буковским Александром Петровичем. И вот на телеге мы едем в Осиновые Гаи. По пути догнали Гостева Ивана
Васильевича, жителя села Осиновые Гаи, майора в отставке.
На приглашение подвезти его он отказался, объяснив, что ему
быстрее надо. Мы проехали немного, соскочило колесо. Александру Петровичу пришлось долго повозиться с ним, так как
помощник я никакой.
Приехали в село. Бросилось в глаза, что крыши домов соломенные. Переночевала я у директора, а наутро он повёл меня на
квартиру. У тёти Насти, так звали хозяйку, были замечательные условия. Большую горницу она отдала в моё распоряжение.
Но освещение керосиновое, нет радио. Вспомнился разговор
моей подруги с папой перед отъездом. Он спросил: «Не жалко
уезжать из Моршанска?» – «Фи, – ответила подруга, – большая деревня». На что папа ответил: «Ничего, скоро Моршанск
вам столицей покажется». Только теперь, при свете керосиновой лампы, так захотелось к родителям, где квартира со всеми
удобствами и ярким освещением. Однако доброта Александра
Петровича, приветливость завуча Екатерины Дмитриевны
Панфиловой и секретаря партийной организации Александры
Ильиничны помогли освоиться. Хорошим примером были Анастасия Ивановна Каратаева, сёстры Евдокия Семёновна и Пелагея Семёновна Свиридовы. Меня их доброта и сердечность покорили. Да и дети затягивали. Видя, как они впитывают всё,
что им говоришь, хотелось больше читать, больше знать, быть в
курсе событий в стране, знакомиться с новостями.
Каждый понедельник за 15 минут до начала занятий проводились политинформации, а по воскресеньям учителя ходили на закреплённые за ними десятидворки, проводили беседы
с населением. Перед выборами строго выверяли списки избирателей, подробно рассказывали о кандидатах в депутаты, выве151
ряли, кого надо подвезти на избирательный участок, а к кому
приехать с урной для голосования на дом. Школьная жизнь захватывала, заколдовывала.
Директора школы менялись. А.П. Буковский, В.Ф. Задохин, В.И. Свиридов, В.Н. Жандров, В.Е. Юмашев, А.Я. Рыженко. Были среди них и сугубо трезвые, инициативные, были и
те, кто любил приложиться к рюмочке. Но коллектив учителей
всегда добросовестно выполнял своё назначение, будь то борьба
за знания, воспитательная работа или работа на колхозных полях. Целенаправленная работа на уроках, творческая инициатива и выдумка учителей были неиссякаемы, всем было весело
и интересно. Большое разнообразие в программу вечеров вносили спортивные номера, подготовленные В.В. Батмановым.
Школа не имела типового здания, классные комнаты были проходные. Здание было старое, зимой в метель в углы классов наметало сугробы снега, чернила замерзали на пёрышках, приходилось дышать на пёрышки, чтобы растопить чернила. Одной
рукой писали, а другой чернильницу-непроливашку держали
за пазухой, чтобы не замерзали чернила. Так бывало зимой. И
всё равно проводились конференции по прочитанным книгам и
просмотренным в клубе кинофильмам, проходили разговоры об
искусстве и поэзии. К праздникам готовились вечера с художественной самодеятельностью, танцами, почтой. Помню, однажды почтальон мне принёс записку: «Л.М., если Вы будете грустить, мы тоже не будем танцевать». По почерку я узнала, что
это писала Глебова Лариса. Очень славные ученики ходили к
нам из Соловьяновки: Глебова, Губарёва Нина, Бирюкова Люда.
Они увлечённо принимали участие во всех мероприятиях: хоть
это выпуск стенгазеты, хоть рейды по домам учеников (и такое
бывало!), хоть самодеятельность. А ведь тогда пришкольного
интерната не было, и девочки и мальчики преодолевали много километров пешком ежедневно, чтобы прийти на занятия к
8 часам утра. Занятия проводились в две смены. Я восхищалась
своими учениками. Часто давались концерты в клубе. Клуб был
маленький и набивался битком, и не только школьники, но и
взрослые, и пожилые с удовольствием смотрели творчество детей и учителей. Потом построили типовое здание школы. Очень
152
грустно вспоминать, что не пришлось работать в нём начавшему
строительство Свиридову Владимиру Ивановичу. Это был бесконечно инициативный, любящий свою работу, не щадящий
себя человек, целиком отдавший себя школе и детям. Как Горьковский Данко, он готов был вырвать из груди сердце и нести
его, горящее, освещая людям путь. Для меня он был идеалом
человека, беззаветно любящего школу, детей. Вот с такими
людьми было очень интересно работать. Здорово было, но домой
всё-таки хотелось.
И вот в первую зиму добрейший Александр Петрович отпустил меня на каникулы домой. До станции Вернадовка –
30 километров с лишним. Хозяйка мне сказала, что в лесу водятся волки, что в войну они нападали не только на овчарни, но
и на людей. Девочку из Осиновых Гаёв загрызли, но потом были
облавы. И вот я иду по наезженной санной дороге. Навстречу
попадаются сани, а меня никто не догоняет. Устала. Уже показались вернадовские ёлки, а сил идти почти нет. Оглянулась назад и вижу, что не так далеко дорогу пересекает волк. Такими
большими прыжками перебегал он из одной лесополосы в другую. Не знаю, откуда у меня появились силы, но всю оставшуюся дорогу я бежала бегом, домой приехала с обмороженными
коленками – был сильный мороз.
После каникул приезжаю из дома, а мне рассказывают, что
на конференции учителей Наталья Николаевна Бухарова, инспектор РОНО, рассказала, как опытные учителя помогают молодым. Мой коллега сказал ей, что у Ларисы Михайловны на
уроках шумно. «А вы откуда знаете?» – спросила Наталья Николаевна у него. – «Под дверью подслушивал». Наталья Николаевна говорила об этом с большим осуждением моего коллеги,
но мне от этого было не легче. Как было объяснить ему, что иногда я сама была инициатором этого шума, бросив какую-нибудь
шутку. Дети всё понимали, а он решил пожаловаться. Отчаянию моему не было предела. Но было в селе такое общество в те
годы – сельпо, председателем его была Прасковья Никитична
Скобеева, коммунистка. На селе слухи быстро расходятся. Как
говорят, «добрая слава лежит, а плохая слава далеко бежит». А
Прасковья Никитична на родительском собрании со свойствен153
ной ей прямотой сказала в мой адрес много добрых слов и добавила: «А мой Юра говорит, что у Ларисы Михайловны на уроке
слышно, как муха летит».
Но вот подошла весна, пора экзаменов. Принимать экзамен
в нашей школе мне не разрешили – у меня было незаконченное высшее образование. И вот 16 моих десятиклассников и я
с ними пешком пошли за 12 километров туда и потом обратно,
чтобы сдать экзамен по алгебре письменно. И тут я почувствовала, как важно было то, что между нами появилось полное взаимопонимание и уважение. И эту истину с первого года работы я
свято пронесла через все 37 лет.
На устный экзамен по геометрии приехала учительница из
Б-Шереметьево. Здесь мне разрешили присутствовать во время
экзамена в классе (на алгебре нет). Перед экзаменом учительница проверила все парты, в печку заглянула. После экзамена она
мне сказала: «Надо же, на вас ведь поступила жалоба в РОНО,
что вы разложили во все парты шпаргалки, а я ничего не нашла».
До сих пор с любовью вспоминаю, как были воспитанны мои
выпускники, с чувством собственного достоинства выдержали
они все испытания, и мне было с кого брать пример. С них! Честных, сдержанных, добрых.
Вот уже прошло более двух десятков лет, как я рассталась с
Осиновыми Гаями. Год назад мне удалось на пару дней съездить
в Осиновые Гаи на встречу выпускников из класса моего сына.
Я снова, как и все 37 лет работы там, встретила доброту и сердечность. Это – характерная черта жителей села. Жизнь подарила мне теперь воспоминания о замечательных людях. Очень
много умных, грамотных, добрых людей вышло из стен школы,
и я горжусь, что и мой труд был вложен в это дело.
154
ПОДЫМОВ ВИКТОР МИХАЙЛОВИЧ
По рассказам матери, да и по
свидетельству о рождении, которое тогда по обычаю называли метрикой, я родился в морозную ночь
20 февраля 1929 года в селе Осиновые Гаи, что в Тамбовской области.
Большую часть тех семнадцати с
половиной лет, до поступления в
училище, я прожил вместе с матерью, отцом, братьями и сёстрами
на Тамбовщине. Осиновые Гаи – и
сейчас большое село, раскинувшееся по берегам впадающей в реку
Цну речушки Кашма и её малым
притокам. Голыш, Барсучка и ещё
меньшие ручейки вроде Ржавца –
совсем рядом с нашим домом, бежали и по оврагам, и по равнинным местам, образуя на редкость живописный для нашего
Черноземья пейзаж.
Кашма и сама когда-то была весьма полноводной рекой, а
весной могла, как у нас говорилось, «чуть не на полсела» залить
наши огороды. Наши горе-мелиораторы превратили её в полузаболоченный и мутноватый то ли ручей, то ли канаву. И полная
вода в 70–80 годы была там только на запрудах. Мне говорили,
что сейчас родная речушка возрождается, во что очень хотелось
бы верить, но дело, наверное, в том, что всё российское сельское
хозяйство нынче в загоне, вот и воды меньше требуется, тут и
малая речка может снова силы поднабраться. Впрочем, осенью
2006 года удалось снова побывать в родном селе, увидеть Кашму – и вправду ничего, жива речка моего детства. Да и сельское
хозяйство на Тамбовщине, между прочим, оживает, по крайней
мере, там, где есть какие-никакие дороги.
В центре села – над поворотом Кашмы, но повыше, как
обычно, на самом удобном месте – стояла и по сей день стоит и
155
действует православная церковь. Перед церковью слегка растянулась вдоль дороги большая базарная площадь, окружённая
административными зданиями, тут же – две школы: начальная,
которая затем стала средней, и церковно-приходская; магазины да ларьки. Среди них пристроился не очень большой, но и
не самый маленький дом моего деда по линии матери – Степана
Ивановича Кожаринова. Дед унаследовал от отца старый, ещё
с царских времён, постоялый двор, который в простонародье
получил прозвище Степан Корец. Крепкий и коренастый, невысокий, но известный немалой силой, дед и сам был похож то
ли на коренника из тройки коней, то ли на тот самый «корецЪ»
с твёрдым знаком, который в словаре у Даля именуется мельничным ковшом или черпачком, чумичкой для кваса и воды.
Степан Иванович и внешне был похож на эдакий ковшик, или
как модно сейчас говорить, «кошелёк с руками» вроде небольшой ёмкости для сбора взносов от постояльцев, а может быть,
и чего-то иного, к примеру, жидкости крепостью в 40 градусов.
Впрочем, в пьянстве дед Корецъ замечен никогда не был, зато
во многих местах Тамбовщины его знали как гостеприимного
хозяина, который всегда встретит, накормит, напоит да поможет, чем может.
В просторной пятистенке дед Степан жил вместе с бабушкой
Мариной, бабушкой «старенькой», как её звали в нашей семье,
да и в селе тоже. В этом же доме они принимали на постой круглый год и в любую погоду всех, кто прибывал в Осиновые Гаи
или же останавливался у них на ночёвку. Обычно это были селяне, приехавшие на базар, или же проезжие – по пути в Пичаевский лесхоз и обратно. В 1945 году дедушка умер, базар к
тому времени стал сходить на нет, а вместе с тем отошла необходимость в постоялом дворе. Сколько помню, и дед, и бабушка старались сделать для нас, внуков, что-то приятное и даже
в самое трудное военное время встречали нас с каким-нибудь
гостинцем.
Дом моих родителей был построен на селе, как говорится, «в
створе»: средняя школа – проулок. От него к школе была проложена дорожка вдоль верхнего огорода и через выгон на школьный двор. Проулок народ не использовал, и, сколько помню, –
156
а по словам моей матери, кажется, с года 1927-го, – это фактически был наш огород. От нашего дома через дорогу стоял дом
бабушки, уже по линии отца, Прасковьи, или по документам –
Параскевы, по семейному – бабушки «молоденькой». Её муж,
мой другой дедушка Пётр Павлович, жил и работал проводником товарного поезда в Москве, и я, к сожалению, никогда его
не видел. Бабушка Прасковья жила в селе со своим младшим
сыном, моим дядей Васей. Он был ненамного старше меня,
1920 года рождения, и очень любил возиться со мной. Особенно запомнилось, как он отвёл меня, шестилетнего мальчонку,
в школу. В 1939 году бабушка Прасковья умерла, а дядю Васю
призвали служить в морскую пехоту, и больше я его никогда не
видел, он погиб под Сталинградом.
У отца с матерью была большая семья: мама родила семерых и вырастила пятерых детей: трёх братьев – меня, Михаила
и Петра, и двух сестёр – Зину и Таню. Теперь нас осталось в живых только двое: Зинаида и я (автор умер два года назад – С.П.).
Петя, Таня и Миша умерли, никто из них не дотянул даже до
70 лет – видно, уж слишком трудным было военное детство. Весь
дом и все заботы о нас, сколько я помню, лежали на плечах матери. Бедная наша матушка, сколько ей пришлось помучиться
с нами и перенести в своей жизни! По рассказам матери я знаю,
что особенно трудными были 1932–1933 годы, а потом – годы
войны, которые я хорошо помню сам. Но мама была сильной
женщиной, например, ей ничего не стоило без мужской помощи забросить за спину мешок с зерном – а это три пуда, никак
не меньше. И всегда, по любому поводу у неё была какая-нибудь
присказка, поговорка, прибаутка, иногда казалось, что свои
собственные слова она бережёт для более важных случаев.
Из детства особенно запомнились, конечно, школьные годы,
тем более что старшие классы пришлись на военное время. Мне,
да и всем моим сверстникам как из нашего села, так и из окрестных деревень очень повезло, что в нашей школе были всегда
прекрасные учителя. До сих пор с самыми тёплыми чувствами и
благодарностью вспоминаю учителя начальных классов Елизавету Ивановну, которой до самой смерти, – а умерла она на 103-м
году, – неизменно было «шорок шешть». Не забуду Анну Васи157
льевну, которая преподавала тоже в начальной школе. Учителя
математики Татьяну Ивановну Московкину, директора школы
Александра Петровича Буковского, учителя русского языка Евдокию Семёновну Свиридову и её сестру Пелагею Семёновну из
соседней начальной школы и многих, многих других.
Все годы с перерывом в 1941–1942 учебном году, о чём
отдельный рассказ, учился с большой охотой и, признаюсь,
успешно. В военные годы очень интересной была начальная военная подготовка, как тогда её называли – военное дело. Мне
очень нравилось стрелять из боевого оружия. Как и все мальчишки военных лет, я с особым чувством относился к несению
караульной службы и службы воздушного наблюдения и оповещения. Ведь и до нашей тамбовской глубинки несколько раз
долетали фашистские самолёты. И всё же главным в жизни всех
тогда была работа – всё лето в поле, да и в другое время года забот хватало. Уже после 8 класса я стал работать штурвальным
на комбайнах «Сталинец» и «Коммунар». Про день Победы писать особо не буду – наверное, у нас в Осиновых Гаях всё было,
как и в любом русском селе, чего точно не было – так это пьянства и ...салюта, про который мы слышали только по радио.
С немалым огорчением вспоминаю выпускной класс средней
школы, о котором разговор особый, поскольку он был омрачён
тем, что во время экзамена на аттестат зрелости весь наш класс
в угоду начальству из РОНО был умело «засыпан». Все мы вместо аттестата зрелости получили удостоверение об окончании
средней школы. Чем это обернулось для меня впоследствии, я
расскажу в соответствующем месте.
Никогда мне не забыть «эпопею» переселения, да, именно
«переселения», в посёлок Москва Агаповского района Челябинской области. Этот посёлок расположен на правом берегу реки
Урал, можно сказать, в пригороде Магнитогорска. Вот туда-то
глубокой осенью 1940 года и подались мои родители, решившись, на мой взгляд, на совершенно безрассудный поступок –
разбили семью, оставив Зину, Таню и маленького Петьку на попечение деда Степана и бабушки Марины. До лучшей поры, как
им тогда, наверное, думалось. Я же, будучи старшим из детей,
но сам ещё мальчишка, понимал, как этот шаг перенесла мама
158
и сколько ей сил пришлось потратить потом на исправление
этого «ляпсуса». Ведь очень скоро началась война.
По-моему, у мамы сердце постоянно разрывалось на части, особенно после 6 ноября 1941 года, когда отца призвали
на фронт. Наше положение осложнялось ещё и тем, что у мамы
был на руках грудной ребёнок. Это была наша третья сестрёнка,
которую мама родила в июне 41-го года, перед самой войной. Но
даже в те суровые военные годы мама сумела, приложив максимум усилий, добиться возвращения в родные края. Мне кажется, что ещё раз решиться на такой отчаянный шаг, да ещё в военное время с грудным ребёнком на руках, к тому же страшной
зимой 1941–1942 годов, с морозами за 40 градусов, а то и под
50 – ведь не в Подмосковье мы были, а на Урале, могла только
наша мама.
Это такое счастье – путь домой!
Но продолжим прерванные воспоминания. О жизни в посёлке Москва, точнее – колхозе «Крепость Советов» Челябинской
области, честно говоря, вспоминаю очень и очень смутно. В целом обычное сельское житьё-бытьё, только на новом месте, где
не было даже школы. Для нас, учащихся, самым интересным
был ежедневный поход в райцентр – в Агаповку – и обратно.
Маршрут пролегал по берегам Урала, на редкость живописным
и зимой, и летом. Отличие было только в одном – на левый берег
нас перевозили на лодке, а когда возвращались из школы, «операция» повторялась в обратном порядке.
Я уже писал о весеннем паводке на Кашме, но с Уралом её,
конечно, не сравнить – здесь на время разлива пришлось всей
семьёй переселиться в Агаповку. Весна. Вместе с родителями
мы занимаемся полевыми работами, причём не только на своём огороде, но и на колхозных полях. И только по окончании
паводка снова начались пешие походы в Агаповку. Увлекательными были походы по окрестностям нашего посёлка, а также
рыбалка в старице Урала. Рыбы было очень много, а с хорошим
уловом время пролетало быстро, хотя и чувствовалось приближение весенней грозы. Перед самой войной у мамы, напоминаю, родилась третья дочка – наша маленькая сестрёнка. Забот
по дому прибавилось, но с началом войны все хлопоты и уж тем
159
более местные красоты как-то сами собой ушли на второй план.
Детство кончилось, не успев как следует начаться.
На полях созревал урожай пшеницы, а комбайнов не хватало. В ход пошли жатки и лобогрейки, а хлеб собирали с помощью примитивных волокуш. Во всех полевых работах мне уже
пришлось участвовать наравне со взрослыми. Незадолго перед
тем, как забрали отца, на семейном совете было принято «мудрое решение» – мне бросить учиться, начать работать и зарабатывать для семьи пропитание. В конце концов, так мне пришлось и поступить, и в итоге 1941–1942 учебный год для меня
пропал. Сам-то я вообще подумывал: а не бросить ли мне учёбу
вовсе? Но своё веское слово сказали потом и мать, и наш директор школы.
А мужики тем временем один за другим уходили на фронт,
вскоре, 6 ноября 1941 года, пришла пора и нашему главе семейства Михаилу Петровичу Подымову. После проводов мы переселились к тёте Мане, Епихиной Марии Петровне, сестре моего
отца. И с этой поры вся наша жизнь была нацелена на то, как бы
уехать домой – в Осиновые Гаи. Хотя и продолжалась работа в
колхозе, но не это было для нас главным – жили одной мечтой о
том, как вернёмся на родную Тамбовщину.
Мать, как проводила отца, очень сильно затосковала по
младшей половине семьи и, посовещавшись с Марией Петровной, твёрдо решила возвращаться домой. Тут очень хотелось бы
сказать о том, какой сильный характер был у мамы. А раз так,
то и о моей учёбе никаких разговоров быть не могло. Все силы
были брошены на то, чтобы выхлопотать разрешение на возвращение назад в Осиновые Гаи: не забудьте – это 41-й год, мы все
колхозники, а значит, одновременно с хлопотами о разрешении
на выезд мама и тётя Маня всё время были дома. Теперь уже
трудно сказать, сколько было заготовлено сухарей, но помню,
что много.
И вот наступил 1942 год, и в конце января мы в так называемом товарно-пассажирском поезде двинулись из Магнитогорска. Этот поезд только назывался пассажирским, но состоял
он из товарных вагонов, которые отапливались «буржуйками».
Вот в таких скотских условиях ни много ни мало – 21 день мы
160
добирались через российские просторы до станции Вернадовка.
Доехали без багажа, который в силу нашей российской бюрократии разрешили оформить только до Кустарёвки, не в Тамбовской, а в Рязанской области – в 120 километрах от Вернадовки, где нас встречал дед – Василий Степанович Епихин, тёти
Мани свёкор. С ним по зимнику на санях мы и докатили до Осиновых Гаёв.
Хоть и радостной была наша встреча, но счастье было недолгим – мне с тётей Маней пришлось мотаться несколько раз в Кустарёвку за багажом, да только вернули его нам ближе к лету и
без запаса сухарей. Мы с Зиной ходили на убранные совхозные
поля километров за 25–30 от дома, чтобы поживиться мёрзлой
картошкой. Дома из них мать пекла лепёшки, и я думаю, не
только у меня, но и многих, кто пережил войну, на памяти их
характерное название – «тошнотики». У мамы от пережитого в
одночасье пропало молоко, и буквально на руках у неё скончалась от голода наша маленькая сестрёнка. Тяжело даже вспоминать, а каково было матери при всей её силе и твёрдости?
Впрочем, на смерть ребёнка она отозвалась с некоторым облегчением: «Отмучилась милая».
Чтобы как-то дотянуть до следующего урожая, мы продали
всё, что могли, и, слава Богу, сумели сберечь семена картофеля, который нас всех и спас. Помню, какой радостью была эта
первая молодая картошка со своего огорода, а потом стало уже
всё остальное поспевать. Приближалось 1 сентября 1942 года,
когда и проявила свою мудрость моя мама да вовремя подоспел
с советом директор нашей средней школы Александр Петрович
Буковский. Где-то в конце августа он зашёл к нам домой и сказал матери, что, как бы тяжело ни было, но я должен учиться
дальше.
Так я оказался в 7-м классе, хотя и отстал от однокашников.
Но, может быть, это было и к лучшему. Зимой работал в колхозе, что называется, на подхвате, после учёбы, а всё лето работал
на равных с женщинами, молодыми парнями и мужиками из
тех, что остались: старше 45 лет или больные, как тогда говорили – «комиссованные». Уже в 44-м я работал штурвальным на
комбайне, пусть за трудодни, но на работе неплохо кормили, а
161
по окончании уборочной что-то всё же выдавали за работу. Хорошо помню, что уже в победном, 45-м, я получил под расчёт
полтора центнера проса. Вот с таким трудом и пережили мы военные годы, а там и отец вернулся с фронта. Редкое по тем временам счастье.
1945–1946 учебный год. Мой выпускной 10-й класс пролетел
почти мгновенно, а о его финале я уже рассказал. Вот тут-то и
встала передо мной проблема: как быть дальше? Твёрдо решил
и высказал это родителям – еду в Москву к дяде Пете, а там все
силы приложу, но поступлю в военное училище. Я мечтал стать
летчиком.
Училище. Вступительные экзамены
Это событие, хотя и непродолжительное по времени, имело
огромное значение в моей жизни. Ведь от него фактически зависело, останусь ли я в училище или придётся подаваться ещё
куда-либо? С утра 11 августа командование начало отбор кандидатов на учёбу среди всех желающих поступить. С этой целью были созданы учебные группы – взводы и отделения, но
мы пока продолжали носить свою гражданскую одежду. Первым делом предстояло пройти медицинскую комиссию, а потом
сдать экзамены по физподготовке – это внеконкурсный отбор и,
как сейчас понимаю, стремление узнать, кто есть из нас кто. Но
это ещё цветочки, а вот ягодки должны были начаться 20 августа. Фактически заново пришлось сдавать экзамены на аттестат
зрелости, а вернее – на знание программы за среднюю школу. В
нашем взводе первым был экзамен по математике письменно,
который для меня закончился очень удачно – получил «отлично». Признаюсь, что очень сильно переживал, но этот результат
вдохновил меня, и я все остальные экзамены сдал на «хорошо»
и «отлично».
31 августа всех, кто был зачислен в училище, переодели в
военную форму, и с 1 сентября 1946 года начался мой путь от
курсанта до лейтенанта, но об этом позже. А тогда, как я был
благодарен нашим школьным учителям за те знания, которые
они вложили в мою деревенскую голову во время учёбы в Осиновых Гаях. Именно здесь при поступлении в училище я воочию
убедился, какова реальная цена экзаменов и оценок в город162
ских школах. У тех, кто их
окончил, конечно, лучше
было общее развитие, но
знание учебного материала – слабее, чем у нас, деревенских.
Но больше всего я боялся, разумеется, экзамена по русскому языку
и литературе письменно,
так как память о «провале» была ещё очень свежа
В.М. Подымов с женой
и очень уж не хотелось,
чтобы такой же срыв произошёл повторно. Писал о героизме
в годы Великой Отечественной войны, писал от души, и когда
на следующий день выяснил, что оценка «хорошо», то не знал,
куда себя деть от нахлынувшей радости. Ведь это ещё раз подтвердило тот факт, что не мы засыпались, а кому-то это было
нужно, и нас засыпали. Вот так и бывает в жизни, когда из-за
амбиций одних страдают другие.
Экзамены по другим дисциплинам сдавал легко и даже с
удовольствием. Помню, что почувствовал как свои возможности, так и отношение преподавателей. Поэтому почти как одно
мгновение пролетели двенадцать экзаменационных дней, а впереди предстояли новые заботы.
Здесь опубликована только небольшая часть воспоминаний
Подымова Виктора Михайловича. Остальные хранятся в архиве музея. Мечта нашего земляка исполнилась. Он стал военным
лётчиком. Его биография типична для советских людей недавнего прошлого и нашего настоящего.
163
***
Завершить воспоминания земляков хотелось бы рассказом
Лаптевой Марии Матвеевны. И не потому, что она моя троюродная сестра, а потому, что она дополняет воспоминания других
односельчан, что-то приоткрывает новое, никем не отмеченное, не выделенное, называет новые имена людей, живших в
селе. Рассказывает о их работе, взаимоотношениях с соседями,
о вкладе в достижения нашей малой родины села – Осиновые
Гаи. Именно таково историческое название нашего села. Именно так оно было названо великим Петром Первым – самодержцем Всероссийским в 1702 году.
РОДОСЛОВНАЯ ОДНОЙ СЕМЬИ
Лаптева Мария Матвеевна бережно хранила память о своей
семье, хранила пожелтевшие фотографии, документы, связанные с жизнью и бытом предков.
Начну свое повествование с фамилии Лаптевы. Известно,
что имена и фамилии людей – это часть истории народа. Они
связаны не только с его бытом, развитием различных ремесел,
но также с культурой и искусством наших предков.
Каковы же истоки фамилии Лаптевы? Что она означает?
Это прозвищная фамилия, которая происходит от изготовителя лаптей или человека, носившего эту обувь. Большинство жителей нашего села изготовляли эту обувь для себя и для продажи.
Каждую пятницу в селе проводилась ярмарка, куда съезжались
жители окрестных сел и деревень. На ярмарке можно было купить
всё необходимое для дома, для хозяйства. Точно бабушка уже и не
помнит, занимались ли наши предки изготовлением лаптей или
нет, но ходить в них точно ходили. Бабушка рассказывала:
– Все наши предки жили на Тамбовщине, в родном селе Осиновые Гаи. Нашему роду – более двухсот лет. Только помню своего прадеда – Сидора, который прожил 102 года (1842–1944). Его
отца звали Филат Васильевич. Добрейшим и трудолюбивым человеком был Сидор Филатович. Он рано овдовел. Один растил своих
двоих детей. Жил с ним его брат Иван, который не имел своей семьи, помогал брату растить детей. Жили очень бедно, но дружно.
164
Дети выросли: замуж вышла дочь, женился сын Никифор
(1875), взяв в жены Рукину Марфу Матвеевну.
Они остались жить с отцом и
дядей. И родилось у них пять детей: Матвей (19 августа 1899 г.),
Иван (2 декабря 1905 г.), Тимофей (умер юношей), Александр
(25 ноября 1911 г.), Дмитрий
(1921 г.). Так и жили они все вместе в маленьком домике. Жизнь
текла своим чередом. Содержали небольшое подворье: лошадь,
корову, овец, кур. Сеяли хлеб и
убирали его всей семьей. В народе
Лаптев
Сидоровы, так называли семью
Никифор
Сидорович
в конце XIX–начале ХХ веков,
славились трудолюбием, веселостью, добрыми шутками, а особенно их любили за пение. Пели
всегда: и в радости, и в горе. Содержание и мелодия старинных
песен как нельзя лучше передавали состояние души людей, исполнявших их. Одна из таких песен передавалась из поколения
в поколение.
Это песня «Молодой чумачок»:
Молодой чумачок,
О чем зажурился?
О чем зажурился?
Без доли родился.
О чем зажурился?
Без доли родился.
Пошел мальчик в поле
Искать себе долю.
Пошел мальчик в поле
Искать себе долю.
Не нашел он долю –
Нашел рыбью ловлю.
165
...Особенно любил её в нашей семье мой отец. Он пел ее в
минуты горести, сидя у раскрытого окна. Поёт, а слезы текут
рекой из его глаз.
Семейство Никифора Сидоровича было богобоязненным и
благочестивым. Боже упаси, под праздник или под воскресенье устраивать посиделки или ходить на них. Работать в праздничные дни строго запрещалось. Все ходили в церковь, а после
обедни собирались за праздничным столом. К праздникам старались всегда припасти и приготовить что-то необычное, отличавшееся от будничной пищи. Впоследствии, уже после войны,
дедушка Никифор служил старостой в Знаменской церкви, в
приходе отца Серафима и отца Евгения. Был членом церковной двадцатки, помогал восстанавливать храм, начиная с 1946
года, собирал церковные реликвии, иконы, утварь, которые сохранили верующие люди села от сожжения и разгрома; ездил
за саженцами и сажал деревья вокруг церкви. Было большое
стремление быстрее восстановить работу храма. Ведь с 1937
года храм был закрыт и многие дети, родившиеся за последние
9 лет, были некрещеными.
Шли годы, сыновья выросли послушными, учтивыми,
любознательными. Учились грамоте в церковно-приходской
школе у Петра Ивановича Космодемьянского – священника
нашей церкви, дедушки Зои и Александра Космодемьянских.
1918 год внес большие изменения в сельскую жизнь. События, происходившие в стране, не обошли стороной и село Осиновые Гаи. Резко изменилась жизнь в худшую сторону. Тамбовская губерния, снабжавшая страну хлебом, превратилась
в потребляющую губернию. Беспощадной реквизиции хлеба в
селе способствовали Комбеды, власти не останавливались перед репрессиями против лиц, противодействующих изъятию
не только хлеба, но и имущества. В сельском обществе, как и
во всей стране, пробуждались агрессивные силы, разрушавшие основы прежних устоев. В этот год, по преданию, от «рук
устроителей новой жизни» мученической смертью погиб священник Петр Иванович Космодемьянский, не пожелавший отречься от своей веры.
166
Но жизнь продолжалась... В это нелегкое время женился
старший сын Никифора Сидоровича. Мой отец, Матвей, взял в
жены Свиридову Марфу Андреевну (1900 г.р.).
У них родились дети: Виктор (19 августа 1921 г.), Зинаида
(24 января 1924 г.), женился второй сын, Иван. Жить стало тесно такой огромной семье в маленькой избенке (Сидор Филатович, Никифор Сидорович с женой Марфой Матвеевной, Матвей
Никифорович и его жена Марфа Андреевна, их дети: Виктор
и Зинаида, Иван Никифорович с женой Анной Устиновной,
Александр Никифорович, Дмитрий Никифорович и дядя Иван
Филатович).
Дед Никифор принял решение построить дом. Лес для строительства был дорогой, купить было не на что, и речи о строительстве нового большого дома не могло быть, поэтому решили пристроить к дому комнату из самодельного кирпича. Дед
Никифор вместе с сыновьями ездил в карьер за песком, глиной.
4 года сами лепили кирпичи, обжигали их в печке. Трудились,
не покладая рук, помогали друг другу. Наемных рабочих не
имели. Кроме строительства, нужно было заниматься хозяйством. На такое количество людей в семье они имели 2 коровы,
3 лошади. Они пахали, сеяли, жали, молотили, готовили корм
для скота, обходились только своими силами. Работали дружно, с песнями и молитвами. Так и пристроили большую комнату к дому. Излишки кирпича продали, а на вырученные деньги
купили материал для пола, потолка, крыши, а также потратили на оплату труда строителей (сами они этого сделать не могли). Дом построили. Вроде бы живи и радуйся.
В начале тридцатых годов началось гонение на зажиточных людей села, кулаков, которые имели наемных работников,
мельницы, крупорушки, маслобойни, чёски, обширные земельные владения и т.д. И такие семьи начали выселять в отдаленные места России, а имущество отбирали. Вот в такой список
«кулаков» попал и наш дед Никифор. Завистники сообщили
органам власти, что семья Лаптевых имеет личную кирпичную
мастерскую. И семью раскулачили. Из села не выселили, как
тех, кто жил зажиточно – например, И.К. Сивкова, имевшего
огромный сад, водяную мельницу, арендную землю.
167
Так на коллективном сельском сходе, зачитав характеристику Лаптева Никифора Сидоровича о том, что он имеет кирпичную мастерскую, прирез земли и батраков (людей, которые
строили дом), постановили: характеристику считать верной и
признать семью Лаптева Никифора Сидоровича кулацкой, исключить из колхоза, лишить избирательных прав, дать твердое
задание по всем видам, то есть изъять все то, что имеет, и даже
больше. Это подтверждают подлинные сведения о раскулачивании, хранящиеся в нашем музее.
Дед Никифор не мог спокойно смотреть, как в кирпичную
половину дома поместили чесоточных колхозных лошадей, а
сами они снова стали жить в деревянной маленькой избушке.
Затем эту кирпичную пристройку сломали, а из кирпича председатель колхоза Ф.М. Епихин заложил фундамент для собственного дома и выложил погреб. Трудно было перенести такую несправедливость.
В 1932 году Никифор Сидорович со своей семьей (жена, два
сына, отец и дядя) уехал в город Каширу, где устроился работать сторожем в железнодорожной школе № 32. Впоследствии
этот малограмотный человек работал комендантом этой школы,
был уважаемым среди коллектива. Работал до октября 1941
года, затем школа вместе с коллективом была эвакуирована в
Узбекистан. Дед Никифор тоже уехал, но из-за болезни жены
был вынужден оставить коллектив в городе Кирсанове и приехать в свое родное село Осиновые Гаи, где работал в колхозе до
окончания Великой Отечественной войны.
Его сын, Александр Никифорович, работал в Кашире кочегаром на паровозе. Работал добросовестно, имел благодарности.
А когда пришло время служить в Красной Армии, то вспомнили сведения из сельского Совета, что он сын кулака, и ему пришлось служить в трудовой армии в городе Чите 4 года. Благодаря моей маме, Марфе Андреевне, которая собрала более 300
подписей односельчан, подтверждающих то, что его отец не
имел наемных рабочих и ничего не имел, кроме своих мозолистых рук, его после двух лет службы отпустили. Он вернулся в
город Каширу и опять стал работать кочегаром в депо, а потом
в городе Ступино – на авиационном заводе токарем. Работал до
168
сентября 1941 года. В сентябре завод
эвакуировали в город Куйбышев вместе с рабочими. Там он проработал до
пенсии по старости. Умер в 1986 году.
Младший сын Дмитрий после
окончания школы поступил в Тушинский авиационный техникум. В 1939
году был призван в ряды Красной Армии. В июне 1941 года должен был
демобилизоваться, но началась Великая Отечественная война. Дмитрий
был уже летчиком. Свой первый и
последний боевой вылет он совершил
под Москвой в ноябре 1941 года. На
аэродром он не вернулся. Родителям
было прислано извещение, что он пропал без вести. Благодаря
кропотливой работе поисковых отрядов в 2014 году останки
Дмитрия были обнаружены под Ржевом и торжественно захоронены 22 июня 2015 года. Около 20 родственников приезжали
в Ржев на церемонию захоронения.
Сын, Иван Никифорович, служил в Красной Армии в 1923–
1924 гг. Демобилизован был в чине командира артиллерийского орудия. В 1930 году женился. После раскулачивания остался
в родном селе. В мае 1941 года был призван на переподготовку в поселок Рада Тамбовской области на 2 месяца. Оттуда был
отправлен на фронт, даже не было возможности проститься со
своей семьей. Во время войны попал в плен. После войны все
пленные возвращались домой, но судьба повернула по-своему.
Вместо дома его отправили в Кемеровскую область работать в
шахты. В 1946 году он забрал туда свою семью (жену и троих
детей – Алексея, Василия и Нину). Там он умер в 1981 году, так
и не повидав свою родную землю.
Мой отец, Матвей Никифорович, взяв всю семью: жену,
сына Виктора, дочерей Зинаиду и Валентину, уехал в город Пугачёв. Жили в степи, в маленькой лачуге. Работал за несколько километров от дома. Кругом степной ковыль, по ночам воют
голодные шакалы. Здесь родился ещё один ребенок – Нина, но
169
она умерла еще грудной. Условия жизни были очень тяжёлые,
постоянное недоедание, неизлечимые болезни. В это время в
стране свирепствовал тиф. Вся семья переболела тифом, но Ниночка не выдержала и умерла. Отец с семьёй переехал в город
Каширу. Работал бухгалтером на одном из предприятий города.
Часто вызывали в особый отдел. Все выясняли и проверяли «кулацкое» прошлое.
В 1935 году отец переехал на родину. Жил и работал в селе
Пичаево главным бухгалтером райфо. За это время родилось
ещё трое детей: Анатолий, Иван и Мария, но все они умерли в
грудном возрасте. В 1936 году переехали в село Осиновые Гаи. В
этом же году, в ноябре, родилась я, Мария Матвеевна. Старший
брат Виктор, окончив семилетку, упросил родителей отправить
его к деду с бабкой в город Каширу.
В связи с переездами, голодом и холодом, частыми родами
ослаб организм мамы. Она заболела и в июле 1938 года умерла,
мне тогда едва исполнился один год и восемь месяцев. Остались
мы сиротами. Старшей сестре Зинаиде тогда было 14 лет, Валентине – 12 лет, а я – совсем крошка. Мне требовался материнский уход, тепло и ласка. Отец очень сильно переживал потерю
жены. Но надо было жить, поднимать детей на ноги.
Моя крёстная, Давыдова Матрёна Григорьевна, (07.11.1907 –
30.06.2001), к тому времени овдовела и, нe имея детей, помогала отцу воспитывать меня. Так стали мы жить все вместе. Крестная перенесла тяжелую болезнь еще в детстве и оглохла на оба
уха. Недобрые люди стали говорить отцу: «Зачем живёшь с глухой? Найди себе другую жену, ты ещё молодой». Так, капля за
каплей, слово за словом, отец ушёл от крёстной, не дождавшись
рождения дочери Антонины (июнь 1940 г.). Что пережила моя
крёстная, одному Богу известно. Всю свою жизнь она посвятила Богу и дочери, выучив её, дав возможность получить высшее
педагогическое образование. Видела тяжкий труд на торфяных
разработках во время Великой Отечественной войны, перенесла много насмешек, унижения. Но её жизнь достойна подражания. Она никогда не отзывалась плохо о людях и об отце тоже.
И прожила долгую жизнь, умерла у дочери, в городе Тамбове,
в возрасте 94 лет. Тяжело было отцу без жены, и он привёл в
170
дом женщину, Аблову Марию Лаврентьевну, с двумя детьми:
дочерью Александрой (1924 г.) и сыном Владимиром (1925 г.).
В октябре 1940 года родилась дочь Таисия, а в 1941 году – сын
Александр. Ребятишек в избе, что гороху просыпано, – мал
мала меньше.
Судьбе было так угодно повернуть события тех лет. Не сложилась жизнь с Матреной Григорьевной. А вот в Марии Лаврентьевне он нашёл глубокое понимание и сочувствие собственным
душевным переживаниям, доброго и надёжного друга. Любви,
может быть, и не было, ведь отец очень страстно любил свою
первую жену, Марфу Андреевну, но взаимопонимание и уважение друг к другу они пронесли через всю свою нелёгкую жизнь.
И вот она… война! Не думали, нe гадали, что и нам, находившаяся в тылу, придется хлебнуть лиха в полной мере. Хлебнули, да ещё с избытком.
Старший брат Виктор, живя у деда в Кашире, поступил
в Ступинское ФЗУ, окончил его и был направлен в столицу, в
Мосэнерго. В октябре 1940 года был призван в Красную Армию.
Служил в Комсомольске-на-Амуре рядовым 595-го батальона
170-й авиационной базы. Охранял ангары, обслуживал боевые
самолеты, поддерживал в полной готовности сложное аэродромное хозяйство. Всю войну с фашистами советское командование
вынуждено было держать на Дальнем Востоке большие стратегические резервы из-за угрозы нападения японских милитаристов. Довелось и моему брату побывать в кровопролитных боях,
смотреть смерти в глаза, хоронить товарищей. До середины
1946 года прослужил Виктор на отбитом у японцев аэродроме.
Родная сестра Зинаида и сводная сестра Александра уехали
в город Моршанск учиться. Зинаида – на учителя, вернулась в
село и работала учительницей начальных классов. Александра
закончила медучилище и ушла на фронт. Приехала в 1947 году
в Крым уже с мужем и дочкой. Сводного брата Владимира забрали на трудовой фронт под Сталинград. Переехал в Крым в
1947 году, закончил строительный институт, там завёл семью и
остался жить.
Отец мой во время войны работал в селе Пичаево главным
бухгалтером райвоенкомата, приходил домой только на выход171
ные. Два раза его призывали в армию, но по состоянию здоровья
ему давали бронь.
В 1942 году в девятилетнем возрасте умер сын Александр.
Тяготы войны, голод, а может, что другое, не могу вспомнить
за давностью времени причин, побудивших моего отца и мачеху
сняться со своего гнезда и отправиться в Крым. В сентябре 1943
года, забрав меня, Валентину и младшую сестру Раю, отправились
в путь. Дорога была дальней. Видели бомбежки, искорёженные
взрывами поезда, железнодорожные полотна. Жили под открытым небом, на вокзалах, по несколько дней в вагонах на запасных
путах. Было очень голодно. Свои пожитки меняли на картошку,
хлеб, крупу. Помню, ближе к Крыму проезжали виноградники.
На одной из остановок я и ещё одна девочка вышли из вагона набрать винограда. Мы с такой жадностью ели сочные ягоды, что
забыли про поезд. Уже на ходу мой отец забрасывал нас в вагон.
Приехали на станцию ночью.
Затем на повозках приехали в село Колпак, что в 40 километрах от Симферополя. Подвезли нас к пустующему дому и
высадили. Кроме нашей семьи, было ещё две: Перекальского
Александра Ефимовича и Чеханова Алексея Гордеевича. Света
не было, темнота кругом, в дом заходить побоялись. Расположились под навесом. Уложили детей спать, и тут матери заголосили: «Куда мы приехали?»
Утром мужчины пошли к председателю колхоза, и нас расселили по домам. Дали денежную ссуду, корову и предоставили
работу. Отец работал бухгалтером в колхозе, а мать и Валентина
были разнорабочими.
Жили в белостенном саманном доме с земляными полами.
Все дома были с высокими горницами. Усадьба обнесена каменным забором. В ста метрах от дома росли колхозные виноградники, а за ними виднелись горы. Все горы в марте становились
красными – это цвели тюльпаны. Природа Крыма очень красива, особенно весной. Кругом сады цветут, белые акации, пионы.
В воздухе стоит сладкий аромат цветов, но летом босиком не
ступишь на землю – полно змей.
Мы жили рядом со школой. За нашим садом был школьный
сад и спортивная площадка. Туда мы часто бегали играть.
172
В 1945 году родился брат Анатолий. В 1946 году я пошла
учиться в первый класс.
Евгений Баратынский писал в своих стихах:
«Поверь, мой друг,
Страданье нужно нам;
Не испытав его, нельзя понять и счастья».
Но сколько можно страдать? Казалось, что беда ходит за
нашей семьей по пятам. Летом 1948 года маленький Толик
упал с турника и ушиб позвоночник. У него отнялись ноги. Толик нуждался в санаторном лечении. У семьи не было таких
средств, чтобы купить путёвку. Да и за деньги ее трудно было
достать. Но мир не без добрых людей. Отец продал корову, и Толика определили в санаторий «Чайка» в городе Евпатория. Там
он пролечился 12 лет, но на ноги его там не поставили. Умер он в
1974 году. В 1949 году папу перевели в другой колхоз в деревне
Сарасу.
Хотя родители и зарабатывали деньги, но почти все они уходили на лечение брата. Жили впроголодь, мне приходилось после занятий в школе ходить на рынок в город Белогорск и продавать фрукты: груши, яблоки, сливы... На вырученные деньги
покупали хлеб, сахар. В 1949 году родился брат Алексей. В декабре 1950 года мы уехали на родину. По пути остановились в
Москве у сестры Зины, где я и осталась. Второе полугодие училась в московской школе, а затем приехала к родителям.
Рано я стала взрослой – нужда заставляла. Отец работал
в селе Большое Шереметьево бухгалтером в райпотребсоюзе.
Летом ездил каждый день на велосипеде на работу, а вот зимой приходил пешком в субботу и уходил в понедельник, мама
зимой ездила в Крым к Толику, а я оставалась за старшую. Со
мной были Рая (10 лет) и Алеша (3 годика). Мы с Раей учились
в школе и управлялись по хозяйству. Я доила корову, готовила
еду. Дедушка с бабушкой жили рядом и приглядывали за нами.
Но все трудности забывались, когда летом собиралось всё наше
большое семейство. Снова были шутки, детский гам, а вечерами песни. Но и работать выходили все вместе, целым колхозом.
Так и говорили про нас «колхоз «Красный лапоть».
173
В 1956 году окончила среднюю школу и стала работать продавцом в сельпо. В этот же год, осенью, умерла бабушка Марфа.
1 июня 1958 года я вышла замуж за Лаптева Михаила Ивановича. Так что снова осталась в своей фамилии. У меня родились двое сыновей: Александр (1959) и Николай (1960). В 1962
году скончался дедушка, а в следующем – папа. Потом у меня
родились дочь Таня (1966) и сын Михаил (1969).
Идут годы, дети растут, родители стареют. Мой брат, Виктор Матвеевич, полвека проработал на Новомосковском азотном комбинате. И по сей день работает на общественных началах председателем Совета ветеранов войны и труда НАК
«Азот». На этом же комбинате четверть века работает старшим
машинистом цеха компрессии младший брат – Алексей Матвеевич. Их дети и внуки также работают на производстве аммиака и метанола.
Прекрасная площадь с мемориалом погибшим
174
Сельский храм может составить конкуренцию столичным,
прекрасный Дом культуры, детский сад, школа
175
Сестры – Валентина Матвеевна, Раиса Матвеевна – живут в
Москве, сейчас на заслуженном отдыхе. Помогают воспитывать
своих внуков и правнуков.
Мария Матвеевна год назад умерла. Ее дети: Александр живет в Наро-Фоминске. Закончил Правдинский лесной техникум. Сейчас работает механиком в Нарском леспромхозе, имеет
двоих детей.
Николай живет в селе Осино-Гай. Закончил Правдинский
лесной техникум, работает в ОАО имени Зои Космодемьянской,
воспитывает сына.
Татьяна живет в родном селе. Имеет незаконченное высшее
образование, работает в школе, воспитывает двоих сыновей и
двух дочерей.
Михаил работает вахтовым методом. У него три дочери. На
этом история семьи не закончилась, мы продолжим её и постараемся пронести через всю нашу жизнь.
С другой стороны, сильно сократилось число жителей. Если
в начале ХХ века в селе проживало до 10 тысяч человек, то в
Современное здание школы
176
настоящее время население села составляет около 500 человек. Конечно, многие жизни унесли войны: Первая мировая,
Гражданская и Великая Отечественная. Но есть и другие причины. В связи с сокращением животноводства ликвидирован
крупный рогатый скот в количестве около 3 тысяч голов, резко сократилось количество рабочих мест. Закрылась некогда
знаменитая больница, обслуживавшая население пяти сёл, закрылись аптека и пекарня. Все излишки продукции, полученные от личного подсобного хозяйства, реализовывать некуда,
берут перекупщики по бросовым ценам, а в магазинах цены
«космические», гораздо выше московских. Нет малых цехов
по переработке продукции. Крайне неудовлетворительное
транспортное сообщение. До райцентра можно добраться только один раз в неделю. Имеются только мастерские по ремонту
сельскохозяйственной техники. Молодые здоровые мужчины
вынуждены искать работу на стороне. Многие работают вахтами в городах. Это сказывается и на демографии села. Наше
родное правительство мало делает для укрепления и развития
сёл и деревень. Ведь названия многих из них уже исчезли с
карты страны.
И последнее, о чём хотелось бы сказать. Я ещё раз сердечно благодарю всех моих земляков, которые поделились своими
воспоминаниями, помогли мне в создании этого скромного труда.
177
ПОСЛЕСЛОВИЕ
С высокой ответственность и большим волнением трудился я
над описанием истории родного села Осино-Гай. Работал с архивами, беседовал со старожилами, расспрашивал их о том, как они
жили, трудились, воевали с врагами. К сожалению, таких старожилов остались единицы. В написании этой работы помогло то,
что я длительное время работаю руководителем музея военно-исторической славы Героев Советского Союза Зои, Александра Космодемьянских и Степана Перекальского. Когда работал с архивными
документами, выясняя отдельные этапы их жизни, быта, учёбы и
борьбы с врагами нашей Родины – фашистами – в годы Великой
Отечественной войны, мне удалось многое почерпнуть не только из
их жизни, но и из жизни нашего села, его создания и развития, из
жизни моих земляков, отцов и дедов. Я не писатель – я педагог.
Большую часть своей жизни я отдал педагогическому труду. Почти полвека проработал в своей родной школе, которая сейчас носит
имя легендарного Героя Зои Космодемьянской.
Память человеческая, даже самая ясная, не всегда способна
воспроизвести былое с абсолютной точностью. Поэтому, работая
с воспоминаниями старших товарищей, приходилось много раз
сравнивать те или иные вехи, иногда с их разрешения поправлять
ими написанное. Пусть они и их родные не обижаются. Саму суть
воспоминаний я старался оставлять нетронутой, в первозданном
виде.
Более трёхсот лет существует село. За эти годы не раз и не два
оно меняло свой облик, «прописку» по районам, но оно продолжает жить, хотя за последние десятилетия оно значительно изменилось: благоустроилось, появился в домах газ.
178
ОГЛАВЛЕНИЕ
ПРОЛОГ ................................................................... 3
ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ СЕЛА ........................... 5
ЖИЗНЬ И БЫТ.........................................................10
КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ ..............................................19
ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА........................24
Конкурсное сочинение Д. Козачук..........................56
Встречи с Л.Т. Космодемьянской............................61
Акт опознания Зои...............................................67
Космодемьянский Александр. ...............................69
СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ШКОЛЫ......................80
МУЗЕЙ ...................................................................94
ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ......................................... 101
Лукьянова Анна Васильевна................................ 117
Гостева Клавдия Викторовна............................... 121
Гостев Николай Викторович................................ 128
Шлёпкина Мария Васильевна.............................. 133
Епихина Мария Фёдоровна.................................. 140
Епихин Александр Степанович............................ 141
Камнева Евдокия Ивановна................................. 143
Сгибнева Мария Фёдоровна................................. 149
Свиридова Лариса Михайловна............................ 151
Подымов Виктор Михайлович............................. 155
Родословная семьи Лаптевых............................... 164
ПОСЛЕСЛОВИЕ ..................................................... 178
179
С.И. ПОЛЯНСКИЙ
СТОРОНКА РОДНАЯ
Корректор – О. Белкина
Сдано в набор 11.01.2017 г. Подписано в печать 00.00.2017 г.
Формат 60х84/16. Гарнитура SchoolBookC. Усл. печ. л. 10,463.
Тираж 000 экз. Заказ 000
ООО «Цифра»
392000, г. Тамбов, ул. Чичканова, 17
180
Автор
marina.tursina
Документ
Категория
Гуманитарная литература
Просмотров
143
Размер файла
3 560 Кб
Теги
Зоя Космодемьянская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа