close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Подходы к изучению и районированию культурных ландшафтов.

код для вставкиСкачать
ГЕОГРАФИЯ
УДК 910.1/.2
Андреев А. А.
ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ И РАЙОНИРОВАНИЮ
КУЛЬТУРНЫХ ЛАНДШАФТОВ
В отечественной географической науке в последние годы поддерживается на
высоком уровне интерес к изучению культурных ландшафтов. Однако к настоящему
времени сложился своеобразный парадокс – существуют значительные теоретические разработки по исследованию культурных ландшафтов, но при этом практические методы их изучения развиты достаточно слабо. На этом фоне одной из наиболее
актуальных задач в данной исследовательской области является создание системы
культурно-ландшафтного районирования.
В российской географии можно выделить три основных подхода к изучению
культурных ландшафтов. Каждый из подходов имеет свою собственную трактовку понятия «культурный ландшафт». Краткая характеристика данных направлений представлена в таблице 1. Во-первых, это классический географический подход (МГУ, СПГУ), во-вторых, информационно-аксиологический подход (Институт
природного и культурного наследия) и, в третьих, этнолого-географический подход
(МГУ) [4, 6, 7].
Расхождения, отраженные в трех данных подходах, стали результатом сложности и специфичности самого объекта исследования. До сих пор в отечественной
географии нет однозначной трактовки понятия «культурный ландшафт». Различия
подходов накладывают отпечаток на применяемые в них методы культурно-ландшафтного районирования, в каждом из которых используется собственный набор
признаков районирования. Соответственно, результаты районирования культурных
ландшафтов при этом будут заметно отличаться.
Таблица 1
Основные подходы к изучению культурных ландшафтов
в российской географической науке
Концепции
культурных
ландшафтов
и ведущие
организации
Информационноаксиологический
подход (Институт
природного и
культурного наследия)
Этнологогеографический
подход (МГУ им.
М. В. Ломоносова)
Классический
географический
подход (МГУ им.
М. В. Ломоносова, СанктПетербургский
государственный
университет)
Авторы
Ю. А. Веденин,
М. Е. Кулешова,
Р. Ф. Туровский
В. Н. Калуцков,
Ю. Г. Симонов и др.
В. А. Низовцев,
А. Н. Иванов,
В. А. Николаев,
Г. А. Исаченко
71
Трактовка
культурного
ландшафта
Культурный ландшафт
– природно-культурный
территориальный комплекс,
сформировавшийся в
результате эволюционного
взаимодействия
природы и человека,
его социокультурной
и хозяйственной
деятельности, и состоящий
из характерных сочетаний
природных и культурных
компонентов, находящихся
в устойчивой взаимосвязи и
взаимообусловленности.
Культурный
ландшафт как сумма
взаимодействующих
подсистем –
природного ландшафта,
системы расселения,
хозяйства, языка,
духовной культуры
и т.д. Культурный
ландшафт (КЛ) – это
освоенный этносом
природный ландшафт.
КЛ включает в себя
семантический слой,
создаваемый этносами
и фиксируемый
в топонимике и
фольклоре.
Культурный ландшафт
рассматривается
как частный случай
антропогенного
ландшафта – комфортный,
исторически
адаптированный к
природным условиям,
целенаправленно
измененный
антропогенный ландшафт.
Методы и
подходы к
районированию
Используется целый ряд
подходов к районированию
в зависимости от размеров
исследуемой территории
и конкретных задач. На
высших иерархических
уровнях районирования
(Россия) используется
гибкая методика опоры на
этнические, лингвистические,
исторические и природные
признаки (Р. Ф. Туровский,
Ю. А. Веденин). На уровне
регионов – выявление
качественных различий
и пространственной
дифференциации сочетаний
природных ландшафтов с
культурно-историческими
комплексами, системой
расселения и хозяйственного
использования территории,
как результат – выделение
типологических групп
районов. На уровне
административных единиц
регионов делается упор на
природно-культурный каркас
и историко-культурные
особенности территории.
В основе районирования
лежит представление
о территориальных
природно-культурных
комплексах (ПКК)
и местностных
культурно-природных
комплексах, которые
исследуются методами
ландшафтного анализа
и картографирования
(ареального физикогеографического,
специальными
методами экономикогеографического
картографирования).
Границы районов
определяются на
основе этнических,
лингвистических,
топономикофольклорных
особенностей и
специфики расселения
населения. В
случаях совпадения
этнокультурных и
административных
границ районирование
опирается на
административнотерриториальное
деление.
Основные структурные
понятия, применяемые
при районировании –
современные и коренные
природно-территориальные
комплексы (ПТК).
Современные
антропогенные ландшафты
формируются на основе
коренных ПТК («каркас
местоположений» по
А. Г. Исаченко), поэтому
районирование сводится
к определению границ
коренных и современных
антропогенных
ландшафтов методами,
применяемыми в
экономической и
физической географии.
При детальном изучении
территории производится
культурно-историческое
районирование, в
основе которого лежит
рассмотрение развития
территориальных
комплексов в течение
длительного исторического
промежутка времени.
При этом анализируются
природные, хозяйственные,
исторические, социальноэкономические признаки.
72
Существующие исследования не позволяют говорить о четкой реализации методов культурно-ландшафтного районирования на разных иерархических уровнях. В
большинстве работ, затрагивающих тему культурно-ландшафтного районирования,
исследуются относительно небольшие пространства, чаще всего территории субъектов федерации [15, 18, 19]. При этом применяются самые разнообразные методы
и приемы районирования – от выявления топонимических ареалов до построения
культурно-природных каркасов. К недостаткам подобных исследований следует отнести их разобщенность и слабую взаимосвязь выделяемых структур с культурноландшафтными системами других таксономических уровней.
К работам, в которых прослеживается взаимосвязь низших и высших уровней
культурно-ландшафтного районирования, следует отнести исследования Ю. А. Веденина [3], Р. Ф. Туровского [17], В. Н. Калуцкова [4, 5]. Однако говорить о полной
реализации в границах всей страны предлагаемых систем культурно-ландшафтного
районирования нельзя. Так, например, исследования В. Н. Калуцкова приурочены
преимущественно к территории Русского Севера, в границах которого и предложено
осуществить и культурно-ландшафтное районирование [5].
В монографии Р. Ф. Туровского «Культурные ландшафты России» [17] рассматриваются культурно-ландшафтные районы разного уровня в границах всей страны,
однако результаты районирования не отражены на карте. К недостаткам существующих методик районирования следует отнести подмену на некоторых иерархических
уровнях районирования культурных ландшафтов культурно-историческим районированием.
Таким образом, существует необходимость разработки методики культурноландшафтного районирования, которая рассматривает культурные ландшафты как
сложные открытые системы, формирующиеся и развивающиеся по определенным
закономерностям. Такому пониманию культурных ландшафтов наиболее близка концепция, которая разрабатывается коллективом авторов во главе с Ю. А. Ведениным
[6, 18]. Опираясь на данную концепцию, можно выделить ряд условий, которые необходимо учитывать при осуществлении культурно-ландшафтного районирования.
1. Гибкость методики районирования. Набор признаков, используемых для
определения границ, может изменяться в зависимости от особенностей конкретной
территории, уровня районирования, факторов и условий формирования культурных
ландшафтов. Здесь наиболее применима методика «плавающих признаков» районирования, предложенная Л. В. Смирнягиным [14].
2. Реальность существования и закономерность образования культурных ландшафтов. Культурно-ландшафтная система любого ранга обладает реально существующими границами, поэтому при районировании выделяемые границы должны быть
естественными (т. е. сформировавшимися в процессе исторического развития ландшафта), а не искусственно проведенными.
3. Формирование контактных зон. В большинстве случаев границы между соседними культурно-ландшафтными системами не являются барьерными и территориально выражаются в виде широких переходных зон в пределах, в которых происходит смешение признаков соседних культурных ландшафтов. Проведение границ
культурно-ландшафтных районов в виде волосяных линий является условностью, за
исключением случаев с барьерными границами (некоторыми природными, политико-административными рубежами и т. п.).
4. Выделяемые культурно-ландшафтные районы должны быть логически взаимосвязаны на разных уровнях районирования. Если этого не происходит, то выделенные без учета этой особенности районы нельзя в полной мере назвать естественно
сформировавшимися.
73
При соблюдении предлагаемых условий и рассмотрении культурных ландшафтов как сложных открытых систем можно говорить о неком универсальном варианте культурно-ландшафтного районирования, который будет использовать наработки
уже существующих исследований. При культурно-ландшафтном районировании
всей территории России для наиболее точного и достоверного результата необходимо
использование данных, полученных при районировании на уровне регионов страны.
Обычно культурно-ландшафтное районирование сводится к ограничению территорий по историко-культурным, конфессиональным, этническим и этнолингвистическим признакам. При этом природные взаимосвязи учитываются достаточно слабо,
и преимущественно на уровне низших таксономических единиц, когда определяется
так называемый природно-культурный каркас территории [18]. В существующих работах по культурно-ландшафтному районированию России в большинстве случаев
используется именно этот подход. Такие исследования во многом перекликаются с
традициями немецкой культурной географии [16].
Определение границ культурно-ландшафтных районов должно производиться
на основе анализа массива разнообразных признаков, при этом критерии отбора для
каждого уровня районирования должны изменяться в зависимости от конкретных
условий (т.е. должен быть применен принцип «плавающих признаков» районирования). Основные использованные признаки можно объединить в семь групп.
1. Физико-географические признаки. К этим признакам следует отнести особенности рельефа, климата, природных сообществ, особенности гидрографии.
2. Особенности системы расселения населения на исследуемой территории.
3. Культурно-исторические признаки. Большая группа, включающая в себя признаки, связанные с особенностями исторического развития территории, ее культурным наследием.
4. Этнографические, этнолингвистические и конфессиональные признаки. Это
признаки, связанные с национальными особенностями населения, проживающего на
исследуемой территории, с особенностями традиционной культуры, языка и т. д.
5. Ландшафтные признаки, включающие закономерности и особенности пространственной организации ландшафтов.
6. Территориально-административные признаки, предполагающие анализ политических и административных границ. Особое внимание уделяется политико-административным границам с большой длительностью существования.
7. Прочие признаки. Эта группа охватывает уникальные признаки, применимые
к конкретной территории исходя из специфики существующих на ней культурных
ландшафтов.
Основой для создания сетки культурно-ландшафтных районов различного ранга послужила иерархия таксонов районирования, построенная по принципу деления
на три уровня: макро-, мезо- и микро-. Для культурно-ландшафтного районирования России нами была разработана система иерархических уровней, представленная ниже. Самая высокая таксономическая единица – культурно-ландшафтный мир
– охватывает всю территорию России. Следующие уровни районирования: культурно-ландшафтный макрорегион, культурно-ландшафтный мезорегион, культурноландшафтный микрорегион, культурно-ландшафтная провинция (или макрорайон),
культурно-ландшафтный округ (или мезорайон), культурно-ландшафтный район,
культурный ландшафт, культурно-ландшафтная единица [1, 2, 9].
Культурно-ландшафтной системой высшего ранга в предлагаемой иерархии выступает культурный мир. Россию как отдельный культурно-ландшафтный мир можно
74
разделить на пять культурно-ландшафтных макрорегионов, в пределах которых выделено десять промежуточных таксонов – культурно-ландшафтных мезорегионов [8].
На этих уровнях в качестве основных признаков районирования использовались культурно-исторические особенности развития территории, этнические и этнолингвистические признаки. В первую очередь рассматривались лингвистические и
культурные особенности русского населения, определяющего историческое развитие
всего макрорегиона. Также при проведении границ макро- и мезорегионов учитывались физико-географические признаки.
При этом в первую очередь были проанализированы изменения традиционной
культуры и типичные черты облика культурных ландшафтов в пределах Европейской
части России. В результате было выявлено, что хорошо прослеживающиеся границы
диалектов русского языка северной, центральной и южной частей Европейской части
России напрямую сопоставимы с границами распространения этнических и традиционных культурных особенностей русского населения, таких как планировка села,
типы домов, одежда, обряды [13]. Анализу также подверглись особенности культурных ландшафтов, созданных народами, традиционно проживающими совместно с
русским населением в пределах Русской равнины – народами Поволжья, Приуралья,
юга России и т. д.
При сопоставлении полученных закономерностей культурных ландшафтов
Европейской части России с закономерностями физико-географического районирования в большинстве случаев прослеживается корреляция границ между культурно-ландшафтными особенностями и границами основных природных зон, поэтому
подобные интегральные границы следует использовать для выделения культурноландшафтных мезорегионов. Так, например, граница северо-русской диалектной
зоны, особенностей культурно-исторического развития и облика культурных ландшафтов северной части Европейской России в значительной степени соответствует
южной границе зоны тайги. Аналогично можно провести сопоставление особенностей культурно-ландшафтного освоения территорий с границей распространения
среднерусских и южнорусских говоров [12] – примерно по границе лесостепей и
степей.
Следующей, более низкой ступенькой в иерархической лестнице культурноландшафтных таксонов является культурно-ландшафтный микрорегион. Микрорегионы меньше по размерам, чем мезорегионы, но при этом набор признаков, используемых при районировании, увеличивается. Как и при районировании на уровне
мезорегионов, признаки, используемые для выделения каждого культурно-ландшафтного образования, можно условно обобщить в группы. Всего выделяется пять
групп признаков.
1. Культурно-исторические признаки – группа признаков, связанных с особенностями исторического развития исследуемой территории. На этапе выделения
микрорегионов данная группа признаков играет важнейшую роль при определении
границ культурно-ландшафтных систем.
2. Группа этнографических и этнолингвистических признаков. Эта группа признаков, которую можно рассматривать и как особую разновидность культурно-исторических признаков, оказывает сильное влияние на определение границ культурноландшафтных систем высокого ранга [4, 5].
3. Административно-территориальные признаки. В первую очередь, для целей
районирования представляют интерес устойчивость, длительность существования и
характер административных границ. Как правило, устойчивые, т.е. существующие
75
длительное время административные границы отражают закономерности пространственного разграничения культурно-ландшафтных систем [10, 11].
4. Физико-географические признаки. Рассматриваются признаки, оказывающие
влияние на структуру ландшафтов (климат, рельеф, характер природных ландшафтов) и элементы природных ландшафтов, способные играть роль барьерных границ
для культурно-ландшафтных систем (возвышенности, границы природных зон, гидрологические барьеры и т. д.).
5. Группа особых «ассоциативных» признаков. В данную группу входят признаки, которые можно отнести к устойчивым ассоциативным комплексам. Примерами
ассоциативных комплексов является устойчивое восприятие определенных территорий на основе целого ряда показателей – Русский Север, Поволжье и т. д.
Каждый микрорегион представляет собой территориальную систему, обладающую общностью культурно-ландшафтных показателей, совокупность которых
позволяет отличить данную систему от других подобных. Размеры микрорегионов
могут достаточно сильно варьировать в зависимости от внутренней структуры и
особенностей культурно-исторического развития. По отдельности каждый из микрорегионов требует детального изучения, описания и районирования на более низком
иерархическом уровне.
Границы культурно-ландшафтных провинций (или макрорайонов) можно провести по совокупности совпадающих признаков с опорой на барьеры и рубежи
разного происхождения. Культурно-ландшафтные провинции представляют относительно однородные районы. Однородность выделяемых районов достигается за
счет уменьшения площади по сравнению с таксонами более высокого ранга. Однако
следует иметь в виду, что культурно-ландшафтные районы любого ранга можно считать однородными только условно, т.к. культурно-ландшафтные системы чаще всего
носят узловой характер.
Более низкой ступенью культурно-ландшафтного районирования являются
культурно-ландшафтные округа (или мезорайоны). Культурно-ландшафтный округ
(КЛО) представляет собой систему культурных ландшафтов, объединенных в единое целое, в первую очередь, историческими особенностями развития и природной
основой [9].
Культурно-ландшафтное районирование на микроуровне, т. е. уровне культурноландшафтных районов (КЛР), культурных ландшафтов (КЛ) и культурно-ландшафтных единиц (КЛЕ) [1, 2], позволяет выявить особенности ландшафтной структуры
местности, получить информацию о состоянии объектов культурного и природного
наследия.
Таким образом, опыт культурно-ландшафтного районирования территории на
разных иерархических уровнях (макро-, мезо- и микро-) может быть использован для
решения прикладных задач по сохранению и использованию культурно-ландшафтного потенциала территорий, включая интегральную оценку насыщенности территории памятниками природного и культурного наследия.
Литература
1. Андреев А. А. Культурно-ландшафтная структура Псковской области // Псковский
регионологический журнал. № 9. – Псков: ПГПУ, 2010. – С. 91–99.
2. Андреев А. А. Культурно-ландшафтное районирование территории Псковской области //
Псковский регионологический журнал. № 11. – Псков: ПГПУ, 2011. – С. 113–131.
3. Веденин Ю. А. Опыт культурно-ландшафтного описания крупных регионов России //
76
Культурный ландшафт как объект наследия / Под ред. Ю. А. Веденина, М. Е. Кулешовой. –
М.: Институт Наследия; СПб.: Дмитрий Буланин, 2004. – С. 133–148.
4. Калуцков В. Н. Основы этнокультурного ландшафтоведения. – М.: Издательство
Московского университета, 2000.
5. Калуцков В. Н. Культурно-ландшафтное районирование Русского Севера: Постановка
проблемы // Рябининские чтения. Музей-заповедник «Кижи». – Петрозаводск, 2007. – С.
54–56.
6. Культурный ландшафт как объект наследия. Под ред. Ю. А. Веденина, М. Е. Кулешовой. – М.:
Институт Наследия; СПб.: Дмитрий Буланин, 2004.
7. Культурный ландшафт: Теоретические и региональные исследования. Третий юбилейный
выпуск трудов семинара «Культурный ландшафт» / Под ред. В. Н. Калуцкова,
Т. М. Красовской. – М.: Издательство Московского университета, 2003.
8. Манаков А. Г., Андреев А. А. Историко-географическое районирование России как
междисциплинарный исследовательский проект // Псковский регионологический журнал.
№ 12. – Псков: ПГПУ, 2011. – С. 111–112.
9. Манаков А. Г., Андреев А. А. Культурно-ландшафтное районирование Северо-Запада
России // Балтийский регион. № 4(10). – Калининград: БФУ им. И. Канта, 2011. – С. 134–
144.
10. Манаков А. Г. Геокультурное пространство северо-запада Русской равнины: динамика,
структура, иерархия. – Псков: Центр «Возрождение» при содействии ОЦНТ, 2002. – 300 с.
11. Манаков А. Г., Евдокимов С. И. Устойчивость границ Псковского региона: историкогеографический анализ // Псковский регионологический журнал. № 10. – Псков: ПГПУ,
2010. – С. 29–48.
12. Русская диалектология / Под ред. Л. Л. Касаткина. – М.: Просвещение, 1989.
13. Русские: историко-этнографические атлас: Земледелие. Крестьянское жилище.
Крестьянская одежда. – М.: Наука, 1967.
14. Смирнягин Л. В. Районы США: портрет современной Америки. – М.: Мысль, 1989. –
379 с.
15. Соколова Е. Н. Ландшафтный анализ геокультурного пространства Вологодской области.
Автореферат на соискание ученой степени кандидата географических наук. – СПб., 1997.
16. Стрелецкий В. Н. Культурно-ландшафтные исследования в Германии: традиции и
современность // Культурный ландшафт: теоретические и региональные исследования /
Отв. ред. В. Н. Калуцков, Т. М. Красовская. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2003. – С. 42–54.
17. Туровский Р. Ф. Культурные ландшафты России. – М.: Институт Наследия. 1998. – 210 с.
18. Чалая И. П., Веденин Ю.А. Культурно-ландшафтное районирование Тверской области. –
М.: Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия,
1997. – 286 с.
19. Юшков М. Ю. Геопространственные особенности культурного наследия Нижегородского
Поволжья. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата
географических наук. – Нижний Новгород, 2006.
Andreev A.
APPROACHES TO EXPLORING AND ZONING
OF CULTURAL LANDSCAPES
The paper considers the problem of cultural landscape zoning of Russia. Main
principles of the boundaries of major cultural landscapes are shown. Based on accumulated
approaches, the author suggests his own vision on the taxa hierarchy of cultural landscape
zoning.
Key words: geography, cultural landscapes, zoning of Russia.
77
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
11
Размер файла
305 Кб
Теги
подход, изучения, ландшафтов, районирование, культурное
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа