close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Эволюция бассейна Амура в мезозое-кайнозое и ее отражение в современной динамике рельефа.

код для вставкиСкачать
География
Вестник ДВО РАН. 2010. № 3
УДК 913.1/913.8
А.П.СОРОКИН, А.Н.МАХИНОВ, Б.А.ВОРОНОВ, А.Т.СОРОКИНА,
Т.В.АРТЕМЕНКО
Эволюция бассейна Амура
в мезозое–кайнозое
и ее отражение
в современной динамике рельефа
Рассматривается геологическая история бассейна р. Амур в мезозойское и кайнозойское время. Подчеркивается существенная роль структурных перестроек неотектонического этапа в формировании современной
долины Амура. Приводятся данные, свидетельствующие о влиянии тектонического строения территории на
морфологические особенности долины Амура и характер современных эрозионно-аккумулятивных процессов.
Ключевые слова: бассейн Амура, геоблоки, неотектоника, морфология русла, пойма, эрозионно-аккумулятивные процессы.
Evolution of the Amur Basin in Mesozoic and Cenozoic age and its reflection in the relief modern dynamics.
A.P.SOROKIN (Amur Scientific Center, Blagoveshchensk), A.N.MAKHINOV, B.A.VORONOV (Institute of Water and
Ecology Problems FEB RAS, Khabarovsk), A.T.SOROKINA (Institute of Geology and Nature Resource Use, FEB RAS,
Blagoveshchensk), T.V.ARTYOMENKO (Amur Scientific Center, Blagoveshchensk).
Geological history of the Amur Basin in the Mesozoic and Cenozoic ages is described in the paper. An important
role of neotectonic stage structural transformations in formation of the modern Amur valley is underlined. New data
testifying to the influence of tectonic structure of the territory on morphological features of the Amur Basin and nature of
the modern erosive accumulative processes are provided.
Key words: Amur Basin, geoblocks, neotectonics, river-bed morphology, flood-plain, erosive accumulative processes.
Амур – одна из крупнейших рек нашей планеты. Бассейн его занимает
1,855 млн км2 и находится на территориях России, Китая и Монголии. Более 50 % его
площади расположено в пределах Забайкалья и Дальнего Востока России (Забайкальский,
Хабаровский и Приморский края, Еврейская автономная и Амурская области), что составляет около 6 % территории страны. На протяжении более 3 тыс. км по рекам Амур,
Аргунь, Уссури и Сунгача проходит государственная граница России с Китаем, превращая
бассейн реки в одну из крупнейших в мире трансграничных территорий.
По морфоструктурному строению бассейна и особенностям водного режима Амур разделяется на три участка: Верхний (истоки – Благовещенск), Средний (Благовещенск–Хабаровск) и Нижний – (Хабаровск–устье). На верхнем участке при пересечении хр. ИльхуриСОРОКИН Анатолий Петрович – член-корреспондент РАН, председатель (Амурский научный центр, Благовещенск), МАХИНОВ Алексей Николаевич – доктор географических наук, заместитель директора, ВОРОНОВ
Борис Александрович – член-корреспондент РАН, директор (Институт водных и экологических проблем ДВО
РАН, Хабаровск), СОРОКИНА Анна Трофимовна – доктор геолого-минералогических наук (Институт геологии и природопользования ДВО РАН, Благовещенск), АРТЕМЕНКО Татьяна Васильевна – научный сотрудник
(Амурский научный центр, Благовещенск). E-mail: ivep@ivep.as.khb.ru
Работа выполнена при финансовой поддержке проекта Президиума РАН (№ 09-I-П14-01), проекта Президиума
ДВО РАН «Комплексные экспедиционные исследования бассейна реки Амур», проектов РФФИ (№ 09-05-00703а,
09-05-98550, 09-05-00703, 09-III-А-08-436).
72
Алинь долина реки характеризуется четковидным строением с чередованием озеровидных
расширений и резких сужений. Далее, в пределах Зейско-Буреинской равнины, после
слияния с Зеей, река сформировала широкую террасированную долину с меандрирующим
руслом, местами подверженным фуркации, островами и заливами-старицами. Ниже устья
р. Хинган Амур на протяжении 150 км пересекает одноименный хребет, формируя узкую
долину. На Среднеамурской и Нижнеамурской равнинах, вплоть до устья, река образует
широкую пойму с множеством рукавов и озер, прерывающуюся отдельными антецедентными участками (район г. Комсомольск-на-Амуре, пересечение хр. Чаятын).
Такая многоликость современного бассейна Амура – итог длительных мезозойско-кайнозойских преобразований планетарного масштаба. Начальный этап этих преобразований
в средней и поздней юре связан с закрытием Монголо-Охотского палеоокеана и процессами заключительной стадии коллизии Сибирского континента с палеозойскими террейнами Амурского микроконтинента [7]. Эти процессы привели к образованию наиболее
ранней континентальной окраины Азии в виде крупного сводового поднятия, полого наклоненного в южном направлении, известного под названием Амурского геоблока [5] или
одноименного супертеррейна [15]. Рассматриваемая структура представлена Буреинским
и Ханкайским массивами, которые с учетом материалов по сопредельной территории КНР
выделяются в Керулено-Аргуно-Мамынский, Суннэнь-Туранский и Буреинско-ЦзямусыХанкайский композитные массивы [5].
Последующая эволюция Амурского континента в позднем мезозое происходила в обстановке трансформной окраины с формированием вдоль нее орогенных поясов в процессе
последовательного причленения с востока юрских и меловых аккреционных призм [21].
В такой последовательности была сформирована современная окраина Евразии с поступательной сменой морского режима континентальным и прогрессивным развитием речной
сети, осваивавшей континент, в направлении с запада на восток.
В пределах рассматриваемого континента образование флювиальных систем было связано с деструкцией в юре–раннем мелу свода вдоль Восточно-Азиатского рифтогенного пояса [20] и формированием протяженных Суннэнь-Зейских депрессионных структур (Приамурской, Зейско-Селемджинской, Екатеринославской, Архаринской), включающих серию
прогибов (Белогорский, Лермонтовский, Романовский, Екатеринославский и др.) (рис. 1).
Они выполнены вулканитами и терригенными образованиями, последние из которых занимают в отрицательных структурах центральное положение и в виде протяженных полос
вытянуты с севера и северо-востока на юг [14]. Это наиболее древние на Азиатской окраине континентальные отложения, их образование связано с магистральными водотоками
(пра-Амуром, пра-Зеей и др.), освоившими вышеприведенные депрессии. Перекос континента в южном направлении обусловил на протяжении юры, позднего мела и раннего
палеогена устойчивый сток поверхностных вод во впадину Сунляо [13, 17].
Существенные изменения геодинамического режима и рисунка гидросети произошли
в неотектонический этап, временные интервалы которого определяются, как правило, антропогеном, плиоценом и миоценом [1, 2, 4, 22]. Однако в последние десятилетия в результате многоплановых исследований, проведенных авторами совместно с учеными БПИ и
ДВГИ ДВО РАН, существенно расширены рамки неотектонического этапа – от эоцена до
голоцена. Эти представления опираются на данные по российской территории юга Дальнего Востока, а также на материалы по прилегающим районам Китая. Среди последних
авторами проанализированы среднемасштабные геологические и топографические карты,
глубинное строение (по гравиметрической съемке и сейсмопрофилированию), разрезы
скважин и др.
Обобщение указанной информации свидетельствует о стадийности неотектонического
процесса с различной направленностью и интенсивностью движений. С наиболее ранними
раннеэоценовыми и олигоценовыми движениями связано образование крупных преимущественно близширотных Амуро-Мамынского и Суньу-Цзямусы-Хинганского блоков,
73
Рис. 1. Схема магистральных речных систем Верхнего Приамурья в позднем мезозое (по А.П.Сорокину [13]):
1 – граница бассейна; 2 – глубина залегания домезозойского фундамента; 3 – депрессионные зоны (П – Приамурская, ЗС – Зейско-Селемджинская, Е – Екатеринославская, А – Архаринская); 4 – мезозойско-кайнозойские
прогибы (1 – Сычевский, 2 – Спасовский, 3 – Сергеевский, 4 – Комиссаровский, 5 – Белогорский, 6 – Дмитриевский, 7 – Екатеринославский, 8 – Романовский, 9 – Лермонтовский, 10 – Новопетровский, 11 – Михайловский,
12 – Асташихинский, 13 – Южно-Архаринский, 14 – Пашковский, 15 – Суньу, 16 – Чжанхэ, 17 – Фужао, 18 – Цзяинь, 19 – Хинганский); 5 – горно-складчатое обрамление (I – Малый Хинган, II – Туран); 6 – общее направление
морфоструктурного перекоса; 7 – государственная граница Российской Федерации
поперечных к мезозойским структурам [23]. Первый из них разделяет Амуро-Зейский и
Нижнезейский бассейны, а второй – Зейско-Буреинский и Сунляо (рис. 2).
Суньу-Цзямусы-Хинганский блок – важнейшая структура для понимания последующего неотектонического этапа. Северная окраина его ограничена Сюньхэ-Бирским
разломом системы Намуэрхэ, совпадающим с современным руслом р. Амур, а южная и
юго-западная – Ганьхэ-Аникинским разрывом Озерно-Диркун-Хуанцзянской системы [5].
Ширина этой структуры колеблется от 150 до 250 км, а протяженность – более 600 км.
Морфологический облик рассматриваемого блока выражен в виде свода с крутым и наиболее приподнятым северным крылом, пологим – южным. Абсолютные отметки первого
из них быстро нарастают в южном направлении от 250 до 600 м и более до водораздела бассейнов Амура и Сунгари. В приамурской полосе крупнейшим водотоком является
р. Суньхэ с притоками Чжаньхэ, Удихэ и др., текущая параллельно Амуру на протяжении
более 100 км. Далее, к юго-востоку, бассейн Амура охватывает Уюньхэ, Цзелихэ и другие водотоки более низкого порядка. Южное крыло Суньу-Цзямусы-Хинганского свода
74
представляет собой равнину с
абсолютными отметками 300–
400 м, сформированную реками
Нэньцзян и Сунгари, которые
по дуге огибают свод.
Неогеновая история развития рассматриваемой структуры проходила под знаком
вертикальных движений, сопровождавшихся
вулканической
деятельностью. В воздымание
была вовлечена южная окраина
Зейско-Буреинского бассейна,
в результате чего выведены на
поверхность меловые породы
его мезозойского чехла. В соответствии с этим изменились
очертания бассейна и оформились системы приграничных
сопряженных прогибов: Лермонтовский–Суньу, Михайловский–Чжанхэ, Асташихинский–
Фужао, Южно-Архаринский и
Удурчуканский–Цзяинский.
Указанные события существенно изменили палеогеограРис. 2. Схема магистральных речных систем Верхнего Приамурья
фическую обстановку Верхнего
в кайнозое (по А.П.Сорокину [13]):
и Среднего Приамурья. Наряду
1 – границы бассейнов; 2 – долины магистральных водотоков мелового возраста; 3 – то же, неогенового возраста; 4 – антецедентные
с мезозойским южным перекоучастки долин; 5 – общее направление морфоструктурного перекосом поверхности свода возник
са позднеюрско-позднемелового возраста; 6 – то же, кайнозойсконовый – кайнозойский с обратго возраста; 7 – сводово-глыбовые поднятия (I – Малохинганское,
ным, северным, падением. ПерII – Туранское, III – Суньу-Цзямусы-Хинганское); 8 – государственная граница Российской Федерации
вый из них по-прежнему определял существующий ранее
сток поверхностных вод к югу, а второй, перекрыв водный поток, изменил направление
течения Амура с близмеридионального на широтное и юго-восточное.
Формирование неогеновой долины Амура происходило в условиях дугового перемещения русла в юго-западном направлении, в процессе которого были размыты меловые
и палеогеновые, в т.ч. и угленосные отложения, последние из которых сохранились лишь
вдоль пра-Амура в районе поселков Ерковцы, Райчиха, Богучан, а на территории Китая – в верховьях его правых притоков. В процессе смещения Амура крайнее положение
его располагалось в 25 км южнее современного русла, в пределах современной р. Суньхэ.
В широтном отрезке, между устьями рек Зея и Архара, неогеновая долина пра-Амура пересекает Суньу-Лермонтовский и Михайловско-Чжаньхинский прогибы, а далее, поворачивая на юго-восток, осваивает Цзяинский прогиб и в позднем миоцене прорезает горные
сооружения Малого Хингана [11, 13, 23]. Это явление стало возможным за счет прорыва
Амуро-Мамынского поднятия поверхностными водами и резкого увеличения расхода рек
палео-Амура и палео-Зеи. Высокая подвижность Суньу-Цзямусы-Хинганского свода в
четвертичный период определялась излиянием эффузивов и высокой сейсмичностью [16].
В это время в воздымание была вовлечена территория всего Зейско-Буреинского бассейна
со скоростью 0,6–0,8 мм/год.
75
Иной была история развития морфоструктур, расположенных к востоку от Амурского
континента. Она протекала под знаком событий, связанных только с неотектоническим этапом. Определяющим в этих событиях было формирование Танлу-Охотской рифтогенной
системы, представленной серией северо-восточных разломов (Хинганский, Курский, Ишухарпинский и др.). Вдоль них сформировалась серия грабенов (Бирофельдский, ОбороУссурийский, Мухенский и др.), выполненных палеоген-четвертичными аллювиальными
и озерно-аллювиальными отложениями мощностью около 1500 м. В пределах указанной
рифтогенной системы выделяется две подстадии рифтогенеза. В юго-западном звене (в бассейне Бохайвань) – палеоцен–средний эоцен и поздний эоцен–олигоцен, а северо-восточнее (в Среднеамурском и Охотско-Шантарском бассейнах) – эоцен и ранний олигоцен [8].
Близкие взгляды на эволюцию рифтогенных процессов в пределах Среднеамурского бассейна высказывает В.Г.Варнавский [3]. При этом в чехле бассейна им выделено два «трансгрессивных» этапа: позднеэоцен-раннеолигоценовый и позднеолигоцен-миоценовый.
В соответствии с этими представлениями можно считать, что в конце миоцена Среднеамурский бассейн представлял собой сложно построенную полифациальную систему, развитие которой связано с повышением тектонической активности «трансгрессивного» этапа,
выразившейся в резком расширении площади аккумуляции, за счет которой вдоль восточного склона Буреинского поднятия осуществлялась интенсивная эрозионная деятельность.
Эти события, протекавшие синхронно с таковыми на юго-восточной окраине Зейско-Буреинского бассейна, привели к прорыву поверхностных вод из Зейско-Буреинского бассейна
в Среднеамурский, перехвату р. Сунгари и началу формирования современной речной системы Амура (рис. 3). Строение современной долины на различных участках реки обусловлено конкретными особенностями сложившихся морфоструктурных условий.
В четвертичный период области осадконакопления Нижнего Приамурья наследовали палеоген-неогеновые зоны погружения, однако в конце позднечетвертичного времени
аккумуляция по долинам проникала далеко в пределы горного обрамления впадин. Во
всех крупных долинах этой территории сохранились широкие аккумулятивные или цокольные террасы с наложенными конусами выносов более мелких притоков. Современная
подвижность земной коры в это время определялась колебательными эпейрогеническими
движениями преимущественно отрицательного знака [18, 19]. Горные районы Нижнего
Приамурья в четвертичное время испытывали поднятия со скоростью 0,5–1,5 мм/год,
а интенсивность погружения впадин составляла 1–6 мм/год. При этом величины воздымания центральных частей Сихотэ-Алиня, Баджала и Ям-Алиня достигали 4–6 мм/год.
Особенности тектонического строения и новейших движений земной коры обусловливают сложную морфологию долины Амура в пределах разных тектонических структур.
При этом современные эрозионно-аккумулятивные процессы в долине Амура находятся
в тесной зависимости от характера и интенсивности неотектонических движений в пределах различных морфоструктур, формировавшихся в течение мезозойско-кайнозойского
этапа развития территории. Современный Амур в целом характеризуется высокой динамичностью русловых переформирований [6, 9, 12]. Это проявляется в интенсивном размыве берегов, появлении новых и расширении ранее действовавших рукавов, смещении
плесов и перекатов, возникновении обширных кос и островов. По особенностям проявления современных эрозионно-аккумулятивных процессов и их преобразованию в результате хозяйственной деятельности в долине Амура выделяется несколько морфологически
и динамически однородных отрезков, соответствующих морфоструктурному строению
территории [10].
В верхнем течении, от слияния рек Шилка и Аргунь до устья р. Зея, русло Амура характеризуется ярко выраженной глубинной эрозией на фоне слабого тектонического поднятия. Русловой аллювий повсеместно представлен галечно-гравийным материалом, легко
переносимым во время летних паводков и весеннего ледохода. Преобладает прямолинейный или слабоизвилистый тип русла с галечно-гравийными побочнями, перекатами и
76
Рис. 3. Положение неогеновой долины р. Амур: 1 – позднемезозойско-кайнозойские бассейны; 2 – горно-складчатые сооружения; 3 – положение долины Амура в неогеновое время: установленное (а) и предполагаемое (б);
4 – антецедентные участки долины
редкими островами. В расширениях долины основным типом руслового процесса является многорукавность. Наиболее динамично преобразуются острова, которые перемещаются вниз по течению со скоростью до 20 м/год. На отдельных участках они наращиваются
вверх по течению за счет интенсивной ледовой аккумуляции. Максимальный размыв вогнутых берегов достигает 12 м/год [1]. Нередко острова причленяются к берегу и протоки
между ними заносятся, образуя старичные понижения.
В среднем течении Амура, от устья Зеи до Малого Хингана, река испытывает медленную глубинную эрозию в пределах широкой террасированной долины, днище которой
сложено галечно-песчаными осадками. Русло реки слабоизвилистое, местами меандрирующее, на большой части с четко выраженной русловой и реже пойменной многорукавностью. Острова большие и малоподвижные. Наиболее интенсивный размыв их берегов происходит в вершинах излучин. Пойма Амура имеет значительную ширину с характерной
для нее редкой сетью небольших по размерам второстепенных рукавов.
Ниже впадения Буреи до Малого Хингана отмечается повышение активности горизонтальных деформаций русла Амура, обусловленных локальной направленной аккумуляцией в долине и влиянием продолжающегося поднятия хребта. Вследствие этих процессов
происходит интенсивный размыв берегов и формирование молодой поймы.
После начала эксплуатации (1974–1976 гг.) Зейской ГЭС на выше рассматриваемых
участках Среднего Амура и нижнего течения Зеи заметны существенные изменения
77
характера русловых процессов: резко замедлились горизонтальные смещения русла, стали
заноситься второстепенные рукава, а многие острова присоединились к береговым массивам поймы. В данном случае антропогенное воздействие на характер русловых процессов
временно (на период приспособления к новым гидрологическим условиям) преобладает
над тектоническим фактором.
В пределах Малого Хингана, характеризующегося устойчивым воздыманием территории, долина Амура представляет собой глубокое ущелье со слабоизвилистым врезанным
руслом. Пойма имеет прерывистое распространение в виде небольших узких фрагментов,
расположенных вдоль берегов. На этом участке Амура проявляется интенсивная глубинная эрозия. При больших уклонах
потока река выносит за пределы
участка весь поступающий сверху
по течению и из притоков аллювиальный материал. На дне Амура
во многих местах фиксируются
скальные грунты, являющиеся
причиной формирования сложных
перекатов. Отсутствие условий
для накопления наносов обеспечивает устойчивость форм руслового
рельефа.
На отрезке нижнего течения
р. Амур протяженностью более
1200 км (от впадения р. Сунгари
до устья) закономерности проявления русловых процессов определяются
продолжительной
направленной аккумуляцией наносов (рис. 4). Здесь происходит
накопление отложений со средней
скоростью 0,6–1,2 мм/год [10].
В результате русло и пойма реки
постоянно повышаются над окружающей поверхностью, что создает специфические условия для
развития русловых деформаций
и формирования поймы. В русле
реки ежегодно образуется большое количество новых осередков
и обширных песчаных кос.
В долине нижнего течения
р. Амур сформировались чередующиеся сужения и расширения,
обусловленные
геологическим
строением территории. Характер
русловых деформаций в первую
Рис. 4. Распространение областей аккумуляции в долине нижнего течения р. Амур (по А.Н.Махинову [10]:
очередь зависит от ширины до1 – области аккумуляции в позднечетвертичное время; 2 – то же,
лины. В расширениях долины,
в настоящее время; 3 – области тектонических поднятий; 4 – допространственно приуроченных
лины рек с активной глубинной эрозией; 5 – участки перелива
к
крупным межгорным впадинам,
паводочных вод в смежные бассейны; 6 – участки перехваченных
русл рек
русло формируется в условиях
78
свободного проявления деформаций. В их пределах образовались серии внутренних дельт,
следующих друг за другом через 40–50 км. На участках внутренних дельт русло Амура
разбивается на множество крупных и мелких рукавов, веерообразно расходящихся в направлении вниз по течению и образующих исключительно сложную гидрографическую
сеть. Здесь формируются сложные пойменно-русловые разветвления. Крупные рукава,
шириной обычно 0,8–1,5 км, в пределах внутренних дельт образуют довольно устойчивый во времени каркас речной сети разветвленно-дельтового типа. Эти рукава дробятся
и сливаются с десятками более мелких постоянных или временно действующих рукавов.
Большинство из них на значительном протяжении свободно меандрируют, однако кривизна излучин невелика. Изредка крупные рукава развиваются по схеме незавершенного
меандрирования, образуя прорванные излучины.
Одно из наиболее крупных разветвлений находится в Удыль-Кизинской низменности – протоки Старый Амур и Новый Амур протяженностью каждая более 80 км. Другое
аналогичное разветвление с длиной рукавов около 60 км расположено в пределах Среднеамурской низменности в окрестностях г. Хабаровск.
Берега реки в пределах расширений очень непостоянны. Они или интенсивно размываются или, наоборот, нарастают за счет присоединения к пойме песчаных кос. По данным
многочисленных измерений при сравнении топографических карт, изданных в разные
годы, установлено, что скорость разрушения берегов достигает 15–20 м в год. Особенно
интенсивно размываются берега главного русла [10].
Внутренние дельты соединены между собой участками реки с менее развитым разветвлением русла, в котором всегда отчетливо выражен главный поток, характеризующийся
русловой многорукавностью. Острова в русле реки весьма динамичны, имеют разную направленность развития: смещаются вниз или вверх по течению, увеличиваются в размерах,
а нередко полностью разрушаются в результате размыва. В любом случае высокая степень
динамичности островов обусловливает плановые преобразования русла и, соответственно,
размыв берегов, смещение фарватеров и перераспределение стока между рукавами.
На горных участках нижнего течения Амура долина реки становится узкой и развитие
русловых деформаций ограничивается склонами, сложенными прочными коренными породами. Наряду с пологими врезанными излучинами здесь распространены одиночные и
односторонние разветвления. Впадающие в Амур горные реки образуют конусы выноса,
отклоняющие поток Амура и способствующие образованию слабоизвилистого русла.
В пределах пересечения горных территорий плановое положение русла характеризуется стабильностью. Однако динамическая ось потока часто блуждает, изменяя положение
фарватера вследствие значительного стока наносов, их накопления и переотложения в русле. При этом берега реки почти не подвергаются размыву, поскольку процесс их разрушения контролируется интенсивностью денудации коренных пород.
Таким образом, имеющиеся данные свидетельствуют о том, что формирование долины
Амура связано с геодинамическими режимами планетарного масштаба. С первым, рифтогенным, этапом (юра–ранний мел), протекавшим в условиях деструкции Амурского континента и формирования рифтогенных впадин в обстановке морфоструктурного перекоса
с севера на юг, связано зарождение фрагментов речной сети со стоком в бассейн Сунляо.
Неотектонический этап характеризовался существенными структурными перестройками, которые кардинальным образом сказались на формировании современной долины
Амура. Модель его неогенового времени определяется сочетанием Амуро-Зейского, Среднеамурского и Нижнеамурского аккумулятивных звеньев Малохинганского, Буреинского
и Сихотэ-Алинского антецедентных участков.
Наиболее динамичные современные преобразования русла Амура происходят в расширениях долины, приуроченных к крупным межгорным впадинам: Среднеамурской,
Удыль-Кизинской и Нижнеамурской. В их пределах на отдельных участках развитие русла приводит к формированию разветвленных русл со сложным типом многорукавности.
79
Перераспределение стока воды между рукавами легко нарушается даже при незначительном антропогенном воздействии и приводит к необратимым последствиям в русловом режиме реки на отдельных ее участках.
В настоящее время русловые деформации и обусловленные ими перераспределения
стока создают сложные ситуации с негативными последствиями для судоходства, экологического состояния реки, развития городского хозяйства в окрестностях Хабаровска, Амурска и Комсомольска-на-Амуре. Следует ожидать ухудшения условий судоходства на ряде
сложных перекатов Среднего Амура, особенно на участках впадения в Амур его наиболее
крупных притоков – рек Зея, Бурея, Сунгари и др. Еще более масштабные изменения в
связи с активизацией русловых процессов и преобразованием водного режима реки могут
произойти в пойме Амура.
ЛИТЕРАТУРА
1. Антроповский В.И. Морфология и деформация русла Верхнего Амура // Геоморфология. 1997. № 1. С. 45-53.
2. Афонский М.Н. Геологическое развитие Приамурских впадин советского Дальнего Востока в кайнозое (на
примере впадин: Зея-Буреинской, Среднеамурской, Верхнебуреинской и Верхнезейской): автореф. дис. … канд.
геол.-минер. наук. М., 1968. 22 с.
3. Варнавский В.Г. Седиментогенный аспект эволюции кайнозойских структур юго-западной части
Среднеамурского осадочного бассейна и перспектив их нефтегазоносности (ДВ) // Тихоокеан. геология. 2008.
Т. 27, № 2. С. 107-118.
4. Венус В.Г. История развития рельефа Амуро-Зейской и Среднеамурской депрессий Дальнего Востока:
автореф. дис. … канд. геол.-минер. наук. Л., 1964. 25 с.
5. Геологическая карта Приамурья и сопредельных территорий. Масштаб 1 : 2 500 000. Объяснительная
записка / под ред. Л.И.Красного. СПб.; Благовещенск; Харбин, 1999. 135 с.
6. Знаменская Н.С. Исследование русловых процессов в условиях естественной изменчивости стока // Вод.
ресурсы. 1981. № 1. С. 89-101.
7. Иванов А.В., Рассказов С.В., Масловская М.Н. и др. Раннеюрский возраст и средне-позднеюрское
тектоническое экспонирование гранитоидов выступа фундамента в северной части Амуро-Зейской впадины:
Rb–Sz и K–Ar изотопные данные // Тихоокеан. геология. 2003. № 4. С. 83-92.
8. Кириллова Г.Л. Этапы позднемезозойского и кайнозойского рифтогенеза на юго-востоке России и в
сопредельных регионах в связи с проблемой нефтегазоносности // Докл. АН. 2008. Т. 419, № 1. С. 104-107.
9. Махинов А.Н., Кандировский Г.А. Особенности современных эрозионно-аккумулятивных процессов в
пойме нижнего течения р. Амур // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1986. № 6. С. 73-77.
10. Махинов А.Н. Современное рельефообразование в условиях устойчивой аккумуляции наносов.
Владивосток: Дальнаука, 2006. 232 с.
11. Мурзаева В.Э. О направлении стока пра-Амура и пра-Зеи // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1964. № 5. С. 70-76.
12. Попов И.В., Снищенко Б.Ф. К вопросу о морфологических особенностях многорукавных речных русел
на участке впадения притока // Метеорология и гидрология. 1971. № 1. С. 48-61.
13. Сорокин А.П., Пан В.П. Определяющая роль тектонических движений в формировании и развитии
гидросети (на примере Амуро-Зейской депрессии) // Осадочные формации нефтегазоносных областей Дальнего
Востока. Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1975. С. 108-114.
14. Сорокин А.П., Худяков Г.И. Особенности мезозойского и кайнозойского осадконакопления в АмуроЗейской впадине // Геоморфоструктура Дальнего Востока. Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1978. С. 12-34.
15. Сорокин А.П. Палеозойские аккреционные комплексы восточного сегмента Монголо-Охотского
складчатого пояса // Тихоокеан. геология. 2001. № 6. С. 31-36.
16. Сорокина А.Т., Сорокин А.П., Серов М.А. Отражение неотектонических процессов в подземной
гидросфере Верхнего Приамурья // Тихоокеан. геология. 2008. Т. 27, № 6. С. 43-56.
17. Тимофеев А.А. Стратиграфия, литология и условия формирования мезозойских отложений Зее-Буреинской
впадины в связи с поисками нефти и газа: автореф. дис … канд. геол.-минер. наук. Томск, 1966. 17 с.
18. Туезов И.К., Золотарская С.Б. Особенности современных вертикальных движений земной коры по трассе
Ачинск–Владивосток // Докл. АН СССР. 1987. Т. 296, № 3. С. 693-698.
19. Уфимцев Г.Ф. Тектонический анализ рельефа (на примере Востока СССР). Новосибирск: Наука, 1984.
184 с.
20. Хаин В.Е. Региональная геотектоника. Внеальпийская Азия и Австралия. М.: Недра, 1979. 358 с.
21. Ханчук А.И. Геологическое строение и развитие континентального обрамления северо-запада Тихого
океана: автореф. дис. … д-ра геол.-минер. наук. М.: ГИН РАН, 1993. 31 с.
22. Чемеков Ю.Ф. История развития речной сети в бассейне р. Амур // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1964. № 1.
С. 81-93.
23. Sorokin A.P., Artyomenko T.V. Structural Evolution of the Eastern Margin of Eurasia in Late Mesozoic and
Cenozoic // J. of Geoscientific Research in Notheast Asia. 2003. Vol. 6, N 2. P. 150-160.
80
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
5
Размер файла
341 Кб
Теги
динамика, современные, бассейн, амуре, эволюция, отражение, кайнозое, рельеф, мезозой
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа