close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Особенности адаптации системы внешнего дыхания к повышенной мышечной деятельности у юных спортсменов игровых видов спорта с различными соматическими типами.

код для вставкиСкачать
УДК 796.01:612
ББК 75.0
Б 43
И.С. Беленко, А.В. Шаханова
Особенности адаптации системы внешнего дыхания
к повышенной мышечной деятельности у юных спортсменов
игровых видов спорта с различными соматическими типами
(Рецензирована)
Аннотация:
Проведено исследование функционального состояния системы внешнего дыхания у
юных спортсменов-игровиков, занимавшихся футболом и баскетболом в режиме
ДЮСШОР. Определены функциональные и адаптивные возможности функции внешнего
дыхания у юных спортсменов в зависимости от биологического возраста, соматотипа,
тренированности и вида спорта. Выявлено, что с увеличением возраста и стажа
спортивных занятий у юных спортсменов-игровиков возрастает эффективность легочной
вентиляции. Наибольшие параметры внешнего дыхания отмечены у спортсменовигровиков мезоморфного типа телосложения. При этом, футболисты обладают более
высокими резервными возможностями внешнего дыхания, в сравнении с
баскетболистами.
Ключевые слова:
Юные футболисты и баскетболисты, система внешнего дыхания, функциональное
состояние, резервные возможности, адаптация, соматотипы.
Одним
из
важных
вегетативных
компонентов адаптации является дыхательная
система, поскольку ее способность увеличивать
свою функцию нередко становится звеном
лимитирующим интенсивность и длительность
развития
приспособительных
реакций
организма. Оценка функции внешнего дыхания
является важнейшей частью общей оценки и
интерпретации изменений, происходящих в
организме человека под влиянием различных
факторов: изменений внешней среды, занятий
физкультурой и спортом, болезни. Во все
периоды онтогенеза система дыхания, как
система ответственная за адаптацию, должна
быть функционально полноценна и адекватна
метаболическим потребностям организма,
поддерживать его энергетический баланс.
К настоящему времени уже накоплен
определенный опыт исследования дыхания у
детей и получены фактические данные о
функциональных
особенностях
системы
дыхания в детском возрасте [6, 12, 13, 24]. В
исследованиях отдельных авторов раскрыты
возрастные особенности адаптации системы
внешнего дыхания юных спортсменов разных
специализаций
к
тренировочным
и
тестирующим нагрузкам. [8, 13, 17]. В работах
Т.Д. Кузнецовой (1983) выявлена тесная связь
функции внешнего дыхания с двигательной
функцией, что выражается в изменении
параметров дыхания в зависимости от
интенсивности и характера двигательной
деятельности. В исследованиях С.Н. Кучкина
(1986) показано, что на начальном этапе
адаптации к физической нагрузке рост
аэробной производительности организма в
значительной мере определяется увеличением
объема
легких
и
возрастающими
вентиляционными возможностями аппарата
внешнего дыхания.
Рядом исследователей установлено, что
систематическая
мышечная
работа
стимулирует развитие дыхательной функции и
в процессе пролонгированного тренировочного
эффекта
формируется
рациональный,
физиологически совершенный тип дыхания,
что с физиологической точки зрения является
одним из условий, обеспечивающих аэробную
производительность организма, физическую
работоспособность, выносливость и мастерство
спортсмена [5, 10, 22]. Известно, что при
физических нагрузках принцип экономизации
функции
реализуется
посредством
дальнейшего
улучшения
эффективности
легочного газообмена на фоне увеличения
минутного
объема
дыхания
за
счет
преобладающего роста объема дыхания над его
частотой,
более
короткого
периода
врабатывания в связи с совершенствованием
механизмов регуляции дыхания [10].
Следовательно, если ориентироваться на
прогрессирование спортивных результатов, то
функциональному
состоянию
аппарата
внешнего дыхания должно придаваться
достаточное
значение
как
фактору,
отражающему физическую подготовленность
организма, его способность к длительной
экстенсивной мышечной деятельности в случае
наличия соответствующего функционального
резерва.
Значительное
возрастание
функционального резерва происходит в
процессе развития механизмов долговременной
адаптации и чем выше функциональный
резерв, тем меньше степень напряжения
регуляторных механизмов, обеспечивающих
адаптацию
дыхательной
системы
к
воздействию тренировочных нагрузок. Баланс
функциональных резервов изменяется в
возрастном аспекте, а также по мере развития
кумулятивного тренировочного эффекта.
Учет
особенностей
формирования
дыхательной функции легких и механизмов ее
регуляции в условиях футбольного и
баскетбольного тренинга в возрастном отрезке
онтогенеза от 10 до 15 лет представляет особый
интерес.
Игровые виды спорта являются
наиболее удачной моделью исследования
развития
резервных
и
адаптивных
возможностей системы дыхания. Оценка
резервных и адаптивных возможностей
дыхательной
системы
в
условиях
пролонгированного тренировочного эффекта,
помимо прикладного значения, вносит вклад в
изучение
фундаментальных
проблем
онтогенеза.
Разумеется,
при
оценке
уровня
функционирования системы дыхания мы
должны наряду со среднестатистическим
подходом
использовать
индивидуальный
подход. Совершенно очевидно, что любое
стандартное воздействие, в том числе и
связанное с мышечной деятельностью, иногда
вызывает совершенно различную реакцию у
разных индивидов. Если индивидуализация
специфики
функционирования
физиологических систем на отдельных этапах
развития
остается
неучтенной,
то
среднестатистические параметры начинают
терять свое содержание, перестают отражать
реальные значения свойств функциональных
систем
индивида
[эффективности
(экономичности), резервных возможностей,
надежности,
выносливости,
качества
регулирования] и не позволяют оптимально
решать ряд практических задач.
Ранее в наших исследованиях [22] в
качестве маркера биологической основы
индивида была взята стадия полового
созревания
[25]
и
проведен
дифференцированный
анализ
состояния
внешнего дыхания у юных футболистов и
баскетболистов
в условиях тестирующих
нагрузок в зависимости от стадии полового
созревания, индивидуальных различий сроков
и темпов полового развития. Показатели
функции дыхания прогрессивно возрастали по
мере увеличения стадии полового созревания.
Исходя из логики полового созревания
установлено, что характер и эффективность
адаптации
подростков
к
мышечной
деятельности определяются не только уровнем
его индивидуальной зрелости на момент
обследования, но и всем ретроспективным
ходом
полового
развития
(временем
вступления в пубертат, его темпами и сроками
завершения). При этом, дети, подростки и
юноши
демонстрируют
широкий
индивидуальный разброс в сроках вступления в
пубертат, темпах его развития и завершения.
Ввиду
индивидуальной
толерантности
растущего организма к тренировочным
нагрузкам степень вариабельности или
снижается (например, у юных футболистов при
общей тенденции задержки их вступления в
пубертат) или же, наоборот, возрастает (в
случае занятий баскетболом). Выявлены
значительные различия в особенностях
соматического и функционального развития
при двух самых крайних индивидуальных
вариантах полового развития в пределах одной
возрастно-половой группы: более высокие
показатели тотальных размеров тела и функции
внешнего дыхания отмечены у тех детей, у кого
раньше всех начинался и более интенсивно
протекал процесс полового созревания
(индивидуальная акселерация); низкое развитие
показателей отмечалось у тех школьников, кто
позже всех вступал в пубертат и имел
замедленные темпы полового созревания
(индивидуальная ретардация). На основании
этого показано, что наряду с известными
классическими
соматотипами
(долихоморфным,
мезоморфным,
брахиморфным) существует гетерохронность
форм соматического развития в случае
ретардированного
и
акселерированного
пубертата.
Одно из логических следствий такого
подхода заключается в признании, что
биологический возраст в большей степени, чем
календарный
отражает
индивидуальный
уровень
морфофункциональной
зрелости
организма. Однако стадия полового созревания
не
всегда
приводит
к
унификации
физиологического состояния организма. Это
означает, что проблема индивидуализации
тренировочных режимов не может быть
исчерпана учетом пола, возраста и стадии
полового созревания. В последнее время она
достаточно широко решается на основе
понимания конституциональных особенностей
юных
спортсменов,
определении
их
адаптационного
потенциала
с
учетом
идентификации
типологической
принадлежности индивида. Ряд исследователей
считают, что именно соматотипический анализ
позволяет
расшифровать
механизм
внутригрупповых
особенностей
функционального
состояния
организма,
степень его адаптивных возможностей [9, 19].
Соотношение
морфологических
и
функциональных аспектов биологического
статуса человека – один из центральных
вопросов конституциологии, так как сама
конституциональная концепция исходит из
единства
формы
и
функции.
Антропометрические признаки конституции
человека способны отражать функциональные
особенности
организма,
состояние
его
компенсаторно-приспособительных реакций [2,
11]. Большинство современных специалистов
по вопросам конституции человека пришли к
выводу, что функциональная характеристика
индивида при постановке конституционального
диагноза все в большей мере выдвигается на
передний
план
сравнительно
с
морфологической конституцией. Результаты
комплексных физиолого-антропологических исследований впервые показали связи типов и
осей
телосложения,
характеризующих
морфологический
статус,
с
иммунологическими,
дерматоглифическими,
психологическими признаками и параметрами
вегетативного гомеостаза [2].
Рядом авторов установлено положительное
влияние учета типологических особенностей, и
в первую очередь, типа телосложения на
эффективность
спортивных
занятий
и
гармонизацию физического состояния юных
спортсменов [15].
Согласно
работам
Р.Н. Дорохова (1999) морфотип спортсмена
характеризует биологическую надежность
поведения в конкретных условиях спортивной
деятельности. В связи с этим, автор
предполагает
наличие
коадаптации
(корреляции) формы и функции, как отдельных
органов, так и системы органов и типа строения
тела
для
представителей
конкретных
специализаций.
Как
правило,
морфофункциональные
различия
между
представителями разных конституциональных
типов обуславливают различия не только в
структуре двигательных возможностей, но и в
динамике функциональных и адаптивных
перестроек под воздействием стандартного
тренировочного процесса [9, 15].
Сторонники конституционально-типологического подхода считают, что идентификация
типологической
принадлежности
юного
спортсмена и оценка при этом уровня его
функциональных и физических кондиций,
составляют единый комплекс информации, на
основе которого можно разработать адекватные
и
персонифицированные
рекомендации,
ведущие к оптимизации двигательных режимов
для отдельной группы занимающихся.
В.В. Зайцева
и
В.Д. Сонькин
(2000)
рассматривают типоспецифический метод, как
наиболее корректный подход к достижению
индивидуализации обучения спортивному
мастерству. По их мнению, благодаря
использованию
этого
метода
удается
разработать
рациональные
технологии
оздоровления в физическом воспитании,
задавать высокий уровень тренировочной
нагрузки, поскольку эта нагрузка адекватна их
типологии телосложения, привычна, приятна и
максимально полезна для занимающихся.
В плане всего выше сказанного,
представлялось актуальным охарактеризовать
особенности
функционирования
системы
внешнего дыхания у юных спортсменов 10-15
лет в условиях футбольного и баскетбольного
тренинга, установить связь морфотипа с
параметрами функции внешнего дыхания,
определить
реальность
применения
конституционально-типологического подхода
для разработки технологии индивидуализации
тренировочных нагрузок в целях достижения
физического совершенствования.
Обследовано 60 мальчиков-футболистов и
60 мальчиков-баскетболистов в возрасте 10-15
лет, регулярно занимавшихся спортом в
режиме детско-юношеской спортивной школы
олимпийского резерва (ДЮСШОР) г. Майкопа.
Исследование свойств функции внешнего
дыхания
осуществлялось
с
помощью
компьютерного комплекса «Спиро-Спектр»
(фирма «НейроСофт» г. Иваново). Определяли
жизненную емкость легких (ЖЕЛ), резервный
объем вдоха (РОвд), резервный объем выдоха
(РОвыд), частоту дыхания (ЧД), дыхательный
объем воздуха (ДО), минутный объем дыхания
(МОД), максимальную вентиляцию легких
(МВЛ).
Анализ
полученных
результатов
проводился в зависимости от биологического
возраста, соматотипа, тренированности и вида
спорта. В соответствии с возрастной
периодизацией, рекомендованной Институтом
возрастной
физиологии
РАО
(1965)
обследуемый контингент был разделен на два
периода
развития,
расцениваемых
как
показатели биологического возраста: второе
детство (10-12 лет) и подростковый возраст (1315 лет).
С помощью компьютерной программы
«Антропометрия» в каждом игровом виде
спорта юные спортсмены были распределены в
пределах своего периода развития по трем
соматотипам:
брахиморфный
(Б),
мезоморфный (М), долихоморфный (Д), (по
методике Н. Шевкуненко в модификации С.Ю.
Моргалева).
Изучение функции внешнего дыхания
выявило ряд различий в характере дыхания
между
юными
футболистами
разного
биологического возраста (табл.1). Юные
футболисты
подросткового
возраста
характеризовались положительной динамикой
вентиляционных показателей, статистически
достоверно более высокими показателями
статических и динамических объемов и
емкостей легких: ЖЕЛ (р<0,05), МВЛ (р<0,05),
МОД (р<0,05), ДО (р<0,05), РОвд (р<0,05),
РОвыд(р<0,05), в сравнении с юными
футболистами в возрасте второго детства. Это
указывает на развитие вентиляционной
функции легких, резервных возможностей
дыхательного аппарата у юных футболистов от
второго детства к подростковому возрасту и
позволяет косвенно судить об увеличении
размеров легких и о развитии легочных
структур [24].
Интенсивный
прирост
динамических объемов легких (ДО, МОД) в
указанный период по данным Т.Д. Кузнецовой
(1983) связан с расправлением альвеолярных
пространств
в
результате
улучшения
проходимости бронхиального дерева, ростом и
развитием легочных структур и дыхательной
мускулатуры. При этом, увеличение общей
вентиляции легких происходит в подростковом
возрасте за счет более интенсивного изменения
объема дыхания, чем его частоты.
Некоторое несовпадение темпов развития
одних показателей, тесное соответствие в
темпах развития других свидетельствует о том,
что
синхронность
и
гетерохронность
характерны для развития вентиляционной
функции легких в процессе перехода от
второго детства к подростковому периоду.
По нашим данным, существенно важным
является увеличение ЖЕЛ и МВЛ при
повышенной физической деятельности у юных
футболистов
от
второго
детства
к
подростковому периоду. Возрастная динамика
статических объемов легких согласуется с
морфофункциональными
особенностями
развития дыхательной системы и всего
организма в целом и отражает возрастное
развитие
резервных
и
адаптивных
возможностей системы дыхания. Известно, что
на данном этапе онтогенеза увеличивается
масса, сократительная способность мышц и
растяжимость
легких,
совершенствуется
функциональное состояние аппарата регуляции
дыхания,
обусловленное
созреванием
кортикальных механизмов [13, 23]. В
исследованиях
В.В. Михайлова
(1983)
показано, что увеличение ЖЕЛ и МВЛ с
возрастом
во
многом
зависит
от
функционального состояния и физической
тренированности человека. По данным С.Б.
Тихвинского (1991) достижение высоких
статических
объемов
легких
является
результатом
высокой
согласованности
дыхательных движений с сокращением
дыхательных мышц и свидетельствует о
меньших затратах на работу аппарата внешнего
дыхания.
Увеличение динамических объемов легких
(ДО, МОД) у юных футболистов к
подростковому возрасту указывает на развитие
дыхательной мускулатуры, подтверждением
чего могут служить показатели экскурсии
грудной клетки, интенсивно увеличивающиеся
у юных спортсменов. Урежение ЧД к
подростковому возрасту является одним из
проявлений экономизации функции внешнего
дыхания с возрастом.
У
юных
баскетболистов
выявлена
аналогичная динамика изменения показателей
функции внешнего дыхания. В частности, в
подростковом возрасте отмечены достоверно
более высокие показатели статических и
динамических объемов и емкостей легких:
ЖЕЛ (р<0,05), МВЛ (р<0,05), МОД (р<0,05),
ДО, РОвд, РОвыд, в сравнении с юными
баскетболистами в возрасте второго детства
(табл. 1).
Из сказанного выше следует, что к
подростковому возрасту у юных спортсменовигровиков реализуется принцип экономизации
функции внешнего дыхания посредством
дальнейшего
увеличения
эффективности
легочного газообмена, увеличения минутного
объема дыхания за счет преобладающего роста
объема дыхания над его частотой. Многими
авторами также отмечено, что интенсификация
внешнего дыхания при физических нагрузках в
большей степени происходит за счет
увеличения глубины дыхания и в меньшей
степени за счет увеличения частоты дыхания
[3, 21].
Проведенный
сравнительный
анализ
показал, что для юных футболистов
характерны
более
высокие
показатели
внешнего дыхания во все периоды развития в
сравнении
с
юными
баскетболистами.
Структура как тренировочной, так и
соревновательной деятельности в футболе
несколько иная, чем в баскетболе. В
тренировочный режим юных футболистов,
начиная с возраста 12-13 лет, вводятся нагрузки
высокой интенсивности, входит большой
объем
скоростно-силовых
нагрузок,
присутствует
большое
количество
тренировочных,
контрольных
и
соревновательных игр с высокой моторной
плотностью (до 90%). Применение такого рода
тренировочных нагрузок в футболе позволяет
добиваться высоких спортивных результатов
благодаря
развитию
соответствующего
морфофункционального
субстрата
и
совершенствованию
качества
его
регулирования.
Принципиальные различия в уровне
развития аппарата внешнего дыхания у
подростков в процессе их регулярных занятий
футболом и баскетболом означает, что
ведущими факторами выявленных изменений
являются не столько естественные процессы
роста и развития, сколько кумулятивный
тренировочный эффект.
Высокую степень детерминированности
функциональных
возможностей
аппарата
внешнего дыхания характером физической
деятельности отметил и В.В. Дубилей (1991),
показавший на большом фактической материале тесную связь между направленностью
тренировочного
процесса
и
развитием
функциональных
показателей
внешнего
дыхания.
Таблица 1
Показатели (М ± m) системы внешнего дыхания у юных футболистов и баскетболистов
в зависимости от биологического возраста
Показатель
Вид спорта / биологический возраст (лет)
ЖЕЛ, л
РОвд, л
РОвыд, л
МОД, л/мин
МВЛ, л
ДО, л
ЧД, р/мин
Футбол
Подростковый
Второе детство
возраст
(10-12лет) n=30
(13-15 лет) n=30
±
2,6 0,2
3,8 ± 0,2*
1,2 ± 0,1
1,6 ± 0,2
1,2 ± 0,2
1,5 ± 0,1
6,7 ± 0,2
11,1 ± 0,3*
64,6 ± 0,3
89,6 ± 0,2*
0,3 ± 0,01
0,6 ± 0,02
22,5 ± 0,2
18,5 ± 0,3*
Баскетбол
Подростковый
Второе детство
возраст
(10-12лет) n=30
(13-15 лет) n=30
±
2,3 0,3
3,5 ± 0,2*
1,0 ± 0,1
1,4 ± 0,3
1,0 ± 0,1
1,4 ± 0,2
4,7 ± 0,2
7,8 ± 0,3*
61,4 ± 0,2
85,1 ± 0,3*
0,2 ± 0,01
0,4 ± 0,02
23,5 ± 0,2
19,6 ± 0,3*
Обозначения: (справа) – достоверность различий (р ≤ 0,05)* между периодами развития в пределах одного
вида спорта.
(слева) – достоверность различий (р ≤ 0,05)* между спортсменами разных видов спорта в
пределах одного периода развития.
Для выявления изменений функции
внешнего дыхания у юных спортсменов под
влиянием систематических тренировочных
нагрузок нами был проведен сравнительный
анализ показателей функции внешнего
дыхания у юных спортсменов-игровиков с
возрастными
нормативными
данными,
разработанными
Институтом
возрастной
физиологии РАО [18]. У юных спортсменовигровиков отмечены более высокие показатели
системы внешнего дыхания во все периоды
развития по сравнению с детьми и
подростками, не занимавшихся спортом. Так,
показатели ЖЕЛ у юных спортсменов-игровиков выше должных величин (на 11,8 ± 1,2% в
10-12 лет и на 41,3 ± 0,9% в 13-15 лет).
Работами А.Г. Дембо (1980), В.В. Михайлова
(1983) убедительно доказано, что величина
ЖЕЛ в значительной степени зависит от
направленности спортивной тренировки и у
спортсменов в среднем на 20% выше, чем у
лиц, не занимавшихся спортом, так же как и
общая емкость легких и глубина дыхания.
Следовательно, увеличение в процессе
тренировок механических нагрузок на систему
внешнего дыхания вызывает усиление
сократительной
активности
дыхательных
мышц, дыхательных объемов и вентиляции
легких (ЖЕЛ, ДО, МОД, МВЛ, РОвд, РОвыд).
Согласованность в динамики изменений ЖЕЛ
и МВЛ под влиянием систематических
тренировок указывает на то, что юные
спортсмены-игровики обладают не только
большими
резервными
возможностями
дыхательной
системы,
но
и
умеют
использовать эти возможности. Наблюдаемые
увеличения МОД у юных спортсменов-игровиков к подростковому возрасту за счет
повышения ДО и снижения ЧД, указывают на
нарастание экономизации функции внешнего
дыхания.
Исследование зависимости показателей
внешнего дыхания от соматического типа
выявило ряд отличий у юных футболистов
разного возрастного периода (табл. 2).
Таблица 2
Показатели (М ± m) внешнего дыхания у юных футболистов разных типов телосложения
Показатель
ЖЕЛ, л
РОвд, л
РОвыд, л
МОД,
Футболисты
Второе детство (10-12 лет) n=30
Подростковый возраст (13-15 лет) n=30
Группы по телосложению
Группы по телосложению
М (n=20)
Д (n=6)
Б (n=4)
М (n=22)_
Д (n=6)
Б (n=2)
2,7 ± 0,2
2,4 ± 0,2
*2,2 ± 0,3
3,8 ± 0,2*
*3,2 ± 0,3* *3,0 ± 0,2*
1,2 ± 0,1
1,1 ± 0,2
0,9 ± 0,2
1,6 ± 0,2
1,5 ± 0,1
1,3 ± 0,3
1,1 ± 0,2
1,0 ± 0,1
0,9 ± 0,1
1,5 ± 0,2
1,4 ± 0,2
1,2 ± 0,2
8,8 ± 0,3
7,2 ± 0,2
5,2 ± 0,2
13,4 ± 0,2*
10,6 ± 0,1*
9,2 ± 0,1*
л/мин
МВЛ, л
67,3 ± 0,2
*59,5 ± 0,1
ДО, л
ЧД, р/мин
0,4 ± 0,01
22 ± 0,2
0,3 ± 0,01
24 ± 0,3
*57,2 ± 0,
1
0,2 ± 0,02
26 ± 0,3
95,3 ± 0,1*
0,7 ± 0,02
19 ± 0,2*
*86,3 ± 0,3
*
0,5 ± 0,02
21 ± 0,2*
*82,2 ± 0,2
*
0,4 ± 0,01
23 ± 0,2*
Обозначения: (справа) – достоверность различий (р ≤ 0,05)* в пределах одного типа телосложения в
возрасте второго детства и подросткового возраста.
(слева) – достоверность различий (р ≤ 0,05)* между спортсменами разных типов
телосложения в пределах одного возрастного периода.
У
юных
футболистов
преобладал
мезоморфный тип (М-тип) телосложения,
который зарегистрирован у 66,7% спортсменов
в возрасте второго детства и 73,3% в
подростковом возрасте. Долихоморфный тип
(Д-тип) у юных футболистов составил 20% и не
изменялся с возрастом. Брахиморфный тип (Бтип) выражен всего у 13,3% футболистов в
возрасте второго детства и 6,7% в
подростковом возрасте.
У юных футболистов представители
М-типа в сравнении с представителями Д-типа
имеют достоверно высокие значения ЖЕЛ (2,7
± 0,2 л против 2,4 ± 0,2 л, р<0,05) и МВЛ (67,3
± 0,2л против 59,5 ± 0,1л, р<0,05). У
футболистов Б-типа отмечены наименьшие
значения
вышеназванных
параметров
внешнего дыхания (табл. 2).
Частота дыхания (ЧД) не имеет
достоверных отличий среди представителей
всех типов телосложения юных футболистов,
однако у М-типа отмечалось относительно
минимальное значение данного параметра (22,0
± 0,2 р/мин), в то время как для футболистов
других типов телосложения ЧД находилась в
пределах 24,0 ± 0,3 р/мин – 26,0 ± 0,2 р/мин.
Максимальное значение минутного объема
дыхания (МОД) отмечено у представителей
М-типа (9,3 ± 0,3 л/мин), наименьшее значение
(8,7 ± 0,2 л/мин, р<0,05). у футболистов Б-типа.
Среднестатистические
значения
дыхательного
объема
(ДО)
имеют
максимальные значения у футболистов М-типа
и Д-типа (0,4 ± 0,01 л и 0,3 ± 0,01 л
соответственно), минимальные значения у Бтипа (0,2 ± 0,02 л, р<0,05).
Резервный объем вдоха (РОвд) и резервный
объем выдоха (РОвыд) у футболистов
представителей М-типа и Д-типа являются
наибольшими по сравнению с аналогичными
показателями у футболистов Б-типа. Так, РОвд
у футболистов М-типа составляет 1,2 ± 0,1 л
против 1,1 ± 0,2 л у Д-типа. Тогда как
наименьшее значение данный показатель имеет
у Б-типа – 0,9 ± 0,2 л.
У
юных
баскетболистов
отмечено
преимущество Д-типа – у 73,3 % спортсменов в
возрасте второго детства и 73,6 % в
подростковом возрасте. М-тип составил 20 % в
возрасте второго детства и 13,4 % в
подростковом возрасте. Б-тип наблюдался
всего у 6,7 % спортсменов в возрасте второго
детства и 10 % в подростковом возрасте
(табл.3).
Это
связано
с
системой
комплектования спортивных групп для занятий
баскетболом, когда при спортивном отборе
отдается
предпочтение
долихоморфной
модельной характеристики соматотипа и, как
правило,
исключается
брахиморфный
соматотип.
Однако юные баскетболисты М-типа
имеют более высокие значения ЖЕЛ (2,5 ± 0,1
л), МВЛ (63,3 ± 0,2 л), ДО (0,3 ± 0,01 л), МОД
(9,1 ± 0,1 л/мин), РОвд (1,1 ± 0,2 л) и РОвыд (1,1
± 0,1 л), в сравнении с представителями
Д-типа. Различия между этими соматотипами
носят достоверный характер (р<0,05). У
баскетболистов Б-типа отмечены наименьшие
показатели параметров внешнего дыхания
(табл. 3).
У баскетболистов Д-типа выявлены
минимальные значения ЧД, тогда как у
представителей М-типа отмечены средние
значения среди обследуемого контингента.
Таблица 3
Показатели (М ± m) внешнего дыхания у юных баскетболистов разных типов телосложения
Показатель
Баскетболисты
Второе детство (10-12 лет) n=30
Подростковый возраст (13-15 лет) n=30
Группы по телосложению
Группы по телосложению
М (n=20)
Д (n=6)
Б (n=4)
М (n=22)_
Д (n=6)
Б (n=2)
2,5 ± 0,1
2,3 ± 0,2
*2,1 ± 0,3
3,5 ± 0,2*
*3,1 ± 0,3* *3,0 ± 0,2*
1,1 ± 0,2
1,0 ± 0,1
0,8 ± 0,2
1,5 ± 0,1
1,4 ± 0,1
1,2 ± 0,3
1,1 ± 0,1
1,0 ± 0,1
0,9 ± 0,1
1,4 ± 0,2
1,3 ± 0,2
1,1 ± 0,2
7,2 ± 0,1
4,4 ± 0,2
5,1 ± 0,2
13,2 ± 0,2*
8,1 ± 0,1*
7,2 ± 0,1*
ЖЕЛ, л
РОвд, л
РОвыд, л
МОД,
л/мин
МВЛ, л
63,3 ± 0,2
*58,5 ± 0,2
ДО, л
ЧД, р/мин
0,3 ± 0,01
24 ± 0,2
0,2 ± 0,01
22 ± 0,3
*57,2 ± 0,
1
0,2 ± 0,02
25 ± 0,3
89,3 ± 0,1*
0,6 ± 0,02
22 ± 0,2*
*86,3 ± 0,2
*
0,4 ± 0,02
20 ± 0,2*
*82,2 ± 0,2
*
0,3 ± 0,01
24 ± 0,2*
Обозначения: (справа) – достоверность различий (р ≤ 0,05)* в пределах одного типа телосложения в
возрасте второго детства и подросткового возраста.
(слева) – достоверность различий (р ≤ 0,05)* между спортсменами разных типов
телосложения в пределах одного возрастного периода.
В целом, высокий уровень функционирования системы внешнего дыхания выявлен у юных
спортсменов-игровиков представителей М-типа. Как указывает М.В. Антропова (1988),
мезоморфному типу телосложения соответствует экономная деятельность дыхательной и
сердечно-сосудистой системы. Их легкие способны обеспечивать более высокие значения
МОД, РОвд, РОвыд, МВЛ, ЖЕЛ на фоне более низких значений ЧД, т.е. обладают более
высокими энергетическими ресурсами, резервными и адаптивными возможностями при
меньшем напряжении регуляторных систем – а это экономизация и эффективность
функционирования.
Спортсмены-игровики представители Д-типа, напротив, почти по всем показателям имели
средние результаты, а у представителей Б-типа независимо от вида спорта зарегистрированы
наименьшие параметры внешнего дыхания. В связи с этим, можно предположить, что у детей
мезоморфного типа более выгодное в энергетическом смысле соотношение длины, массы и
поверхности тела для развития более высоких функциональных показателей системы внешнего
дыхания.
Среди обследованных минимальный процент составили спортсмены-игровики Б-типа. Они
имели более высокие абсолютные показатели массы тела при низких значениях длины тела, т.е.
демонстрировали большую дисгармоничность развития и на этом фоне снижение резерва
дыхания по сравнению с их сверстниками М-типа и Д-типа.
Следует подчеркнуть, что у юных спортсменов-игровиков всех типов телосложения
изменения биомеханических факторов дыхания носили благоприятный характер при переходе
к подростковому возрасту. Положительный прирост МОД, ДО, РОвд, РОвыд, МВЛ, ЖЕЛ
свидетельствует об отсутствии феномена утомления дыхательной мускулатуры, ее высокой
сократительной способности и хорошей приспособленности к тренировочным и
соревновательным нагрузкам. Снижение ЧД можно объяснить также тренирующим эффектом,
развивающимся в процессе футбольного и баскетбольного тренинга, приводящим к снижению
степени напряжения регуляторных механизмов для поддержания гомеостаза.
Значительное возрастание функциональных резервов и потенциальных возможностей
дыхательной системы на изучаемом отрезке онтогенеза свидетельствует о переходе срочной
адаптации к долговременной. Известно, что мышечные нагрузки способствуют закреплению в
функциональных системах изменений, характеризующих адаптогенный эффект и
обусловливающих направленную тренировку устойчивости организма к различным
экстремальным воздействиям [4]. Систематическое использование мышечных нагрузок
является целенаправленным воздействием на организм, оптимизирующим деятельность
дыхательной системы и повышающим работоспособность организма [20]. В связи с этим,
правильная интерпретация показателей внешнего дыхания – важная задача в комплексной
оценке физической работоспособности спортсмена.
Повышение функциональных возможностей дыхательного аппарата, целенаправленная
тренировка его резервов являются важным условием достижения высоких спортивных
результатов и эффективности спортивной деятельности, особенно в футболе. При этом,
опираясь на соматофункциональную диагностику, можно приблизиться к индивидуально-типовому подходу, оптимизируя учебно-тренировочный процесс.
Примечания:
1. Антропова М.В., Козлов В.И. Физическое развитие подростков и их работоспособность //
Физиология развития подростка / под ред. Д.А. Фарбер. М.,1988. Глава IX. С. 158-184.
2. Бутова О.А. Соматическая и функциональная антропология: учеб. пособие. Ставрополь, 2000. 124 с.
3. Бутченко Л.А. Предпатологические состояния и патологические изменения при нерациональных
занятиях спортом // Спортивная медицина. М., 1984. С. 201-209.
4. Вазин А.Н., Сорокин А.П., Судаков К.В. Количественный анализ различных режимов интенсивной
мышечной нагрузки // Успехи физиологических наук. 1978. Т. 9, № 3. С. 133-148.
5. Ванюшин Ю.С. Показатели внешнего дыхания и газообмена у спортсменов разных видов спорта //
Растущий организм; адаптация к физической и умственной нагрузке: тез. симпоз. и школы-семин.
молодых ученых и учителей. Казань, 1996. С. 20-21.
6. Газенко О.Г. Индивидуальные особенности реакции дыхания при произвольной гипервентиляции //
Физиология человека. 1981. Т. 7, № 1. С. 23-27.
7. Дембо А.Г. Актуальные проблемы спортивной медицины. М., 1980. С. 295.
8. Долженко Т.А. Вентиляция легких после физической нагрузки у здоровых детей 6-15 лет и ее
зависимость от функционального уровня высшей нервной деятельности // Материалы 4-й
Поволжской конференции физиологов, фармакологов и биохимиков. Т. 1. Саратов, 1966. С. 52-57.
9. Дорохов Р.Н. Ориентиры формирования подхода к совершенствованию физических качеств детей и
подростков // Новые методы исследования в физической культуре и детско-юношеском спорте.
Смоленск:, 1999. С. 69-74.
10. Дубилей В.В. Физиология и патология системы дыхания у спортсменов. М., 1991. С. 55-84.
11. Казначеев В.П. Современные аспекты адаптации. Новосибирск, 1980. 192 с.
12. Колчинская А.3. Кислородные режимы организма ребенка и подростка. М., 1973. 215 с.
13. Кузнецова Т.Д. Динамика функциональных показателей дыхательной системы подростков 12-13 лет
в процессе адаптации к дозированной физической нагрузке // Особенности развития
физиологических систем школьников: сб. науч. ст. М., 1983. С. 45-56.
14. Кучкин С.Н. Резервы дыхательной системы и аэробная производительность организма: автореф. дис.
… д-ра мед. наук. Казань, 1986. С. 48-51.
15. Мартиросов Э.Г. Морфологический статус и спортивная специализация // Спорт в современном
обществе: тез. докл. Всемирного науч. конгресса. М., 1980. С. 306-309.
16. Михайлов В.В. Дыхание спортсмена. М., 1983. С. 103-112.
17. Скирюс И.И. Функциональные особенности кардиореспираторной системы юных гребцов //
Физиология развития человека: материалы Междунар. конф., посвящ. 55-летию Института
возрастной физиологии РАО. М., 2000. С. 498.
18. Соколов Е.П., Кузнецова Т.Д., Самбурова И.П. Возрастное развитие резервных и адаптивных
возможностей системы дыхания // Физиология развития ребенка / под ред. М.М. Безруких, Д.А.
Фарбер. М., 2000. С. 167-186.
19. Основные закономерности и типологические особенности роста и развития / В.Д. Сонькин [и др.] //
Физиология развития ребенка / под ред. М.М. Безруких, Д.А. Фарбер. М., 2000. С. 31-59.
20. Судаков К.В. Общая теория функциональных систем. М., 1984. С. 224-228.
21. Тихвинский С.Б. Влияние систематических занятий спортом на систему дыхания юных спортсменов
// Детская спортивная медицина. М., 1991. С. 119-127.
22. Шаханова А.В. Влияние расширенного двигательного режима на онтогенетическое развитие и
физическую подготовленность детей и подростков: автореф. дис. … д-ра биол. наук. М., 1998. 50 с.
23. Шик Л.Л. Внешнее дыхание и роль гуморальных факторов в его регуляции // Современные
проблемы биохимии дыхания и клиника. М., 1972. С. 8-17.
24. Ширяева И.С., Шмакова С.Г. Функция внешнего дыхания у здоровых детей // Советская педиатрия /
под ред. М.Я. Студеникина. М., 1989. С. 61-74.
25. Tanner J.H. Growth at adolescence // Blacisoell Scientific Publications. Oxford, 1962. P. 20-25.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа