close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Преднамеренное банкротство юридического лицаили индивидуального предпринимателямеханизм преступного поведения и особенности квалификации.

код для вставкиСкачать
Сверчков В.В., Воронов С.С. Преднамеренное банкротство юридического лица или индивидуального предпринимателя: механизм преступного поведения...
ОТРАСЛЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ И ПРАКТИКИ
В.В. Сверчков, С.С. Воронов
Сверчков Владимир Викторович ? профессор кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородской
академии МВД России, доктор юридических наук, доцент
E-mail: sverchkov14@mail.ru
Воронов Сергей Сергеевич ? старший преподаватель кафедры судебной бухгалтерии и экономической экспертизы
Нижегородской академии МВД России, кандидат юридических наук
E-mail: raven.22@mail.ru
Преднамеренное банкротство юридического лица
или индивидуального предпринимателя:
механизм преступного поведения и особенности квалификации
В статье определено понятие преднамеренного
банкротства; дана юридическая характеристика преднамеренного банкротства как преступления. Описан механизм его совершения; показаны факторы, влияющие на
квалификацию преступных деяний, связанных с преднамеренным банкротством юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.
In the article the notion of a deliberate bankruptcy; given
the legal characteristic of deliberate bankruptcy as a crime.
Describe the mechanism of its сommission; shows the factors affecting the qualification of the criminal acts related
to deliberate bankruptcy of legal entities and individual entrepreneurs.
Российское уголовное законодательство впервые предусмотрело ответственность за преступления, связанные с банкротством, в статьях 195?197
УК РФ 1996 года. Закрепленные в данных статьях
нормы применяются редко и в силу того, что материалы о преднамеренном банкротстве не получают судебной перспективы либо становятся предметом рассмотрения арбитражного суда, и в связи
с новыми ухищрениями высокообразованных преступников, переводящих активы одной организации в другую для уклонения от погашения задолженности.
Несостоятельность (банкротство) ? это признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования
кредиторов по денежным обязательствам и (или)
исполнить обязанность по уплате обязательных
платежей1.
Если признаки банкротства (несостоятельности) юридического лица или индивидуального
предпринимателя появляются в результате умышленных действий (умышленного бездействия), направленных на таковое, то следует вести речь о
преднамеренном банкротстве.
Преднамеренное банкротство в уголовно-правовом смысле представляет собой предусмотренное статьей 196 УК РФ умышленное
общественно опасное активное или пассивное поведение руководителя или учредителя (участника)
юридического лица либо индивидуального предпринимателя, повлекшее неспособность таковых в
полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) испол-
нить обязанность по уплате обязательных платежей
и причинившее крупный ущерб.
Преднамеренное банкротство имеет повышенную общественную опасность, поскольку следственные материалы о нем зачастую не получают
перспективы уголовного судопроизводства, в то
время как количество убыточных, находящихся на
грани банкротства организаций не уменьшается, а
инициированные их собственниками банкротства
влекут существенный материальный вред добросовестным субъектам экономической деятельности в
силу неисполнения долговых обязательств.
Преднамеренное банкротство характеризуется
определенным набором объективных и субъективных признаков, совершается для уклонения от погашения кредиторской задолженности.
Основные объекты преднамеренного банкротства ? установленная законом экономическая деятельность, интересы субъектов этой деятельности.
Дополнительные объекты ? имущественные интересы кредиторов, а также лиц, не получающих обязательные платежи от обанкротившегося юридического лица или индивидуального предпринимателя.
С объективной стороны преднамеренное банкротство выражается деянием в форме действия
или бездействия ? в осуществлении руководителем или учредителем (участником) юридического
лица либо индивидуальным предпринимателем
поведения, заведомо влекущего неспособность
юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и
(или) исполнить обязанность по уплате обязатель-
156
Юридическая наука и практика
ных платежей. Такая неспособность может явиться следствием увеличения объемов обязательств
должника перед кредиторами, необоснованных
расходов на рекламу, покупку дорогостоящих вещей (не имеющих производственной необходимости) и т. д. Указанную неспособность юридического
лица или индивидуального предпринимателя должен признать арбитражный суд по заявлению должника или его кредиторов.
Некоторые правоприменители полагают, что состав преднамеренного банкротства имеет место
только в случае, если в результате осуществления
соответствующих действий (бездействия) арбитражным судом вынесено решение о признании
должника банкротом и открытии конкурсного производства. Данная позиция не основана на законе.
Решение арбитражного суда о несостоятельности
юридического лица или индивидуального предпринимателя не затрагивает сферу уголовно-правовых
отношений, хотя и способствует укреплению доказательственной базы, подтверждающей преднамеренное банкротство.
Действия, заведомо влекущие неспособность
юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить
требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате
обязательных платежей могут быть выражены,
например, в активном сокрытии имущества (имущественных прав/обязанностей), сделок с ним,
сведений о нем, в его уничтожении/повреждении
или предоставлении в аренду на заведомо невыгодных для юридического лица или индивидуального предпринимателя условиях, совершении
иных неоправданно убыточных сделок (в частности, обмен, дарение или реализация товаров по
цене ниже себестоимости или приобретение таковых по цене гораздо выше рыночной, если эти
сделки совершены не в рекламных целях), совершении мнимых/притворных сделок (см. ст. 170 ГК
РФ), переводе денежных средств на счета других
организаций, кредитовании их на заведомо невыгодных для юридического лица или индивидуального предпринимателя условиях, заведомо невыгодном использовании кредита.
Бездействие, заведомо влекущее неспособность юридического лица или индивидуального
предпринимателя в полном объеме удовлетворить
требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате
обязательных платежей может быть выражено, например, в саботаже деятельности организации, в
пассивном сокрытии имущества (имущественных
прав/обязанностей), сведений о нем, прекращении
текущих платежей.
По законодательной конструкции состав преступления материальный. Преступление окончено (составом) в момент причинения в результате
указанных действий (бездействия) крупного ущерба. Ущерб признается крупным, если он превысил
1 млн 500 тыс. руб. (примечание к ст. 169 УК РФ).
Вестник Нижегородской академии МВД России, 2013, № 21
Субъекты преднамеренного банкротства специальные: а) руководитель или учредитель (участник) юридического лица; б) индивидуальный
предприниматель. Указанные лица не в состоянии
удовлетворить требования кредиторов, связанные
с осуществлением ими предпринимательской деятельности (п. 1 ст. 23, п. 1 ст. 25 ГК РФ; ст. 11 НК РФ).
Изучение
следственно-судебной
практики
позволило сделать вывод о том, что субъектом
противоправной деятельности, направленной на
преднамеренное банкротство организаций и индивидуальных предпринимателей, являются люди почтенного возраста. В большинстве случаев это лица
в возрасте от 50 до 60 лет. Данный факт объясняется тем, что в указанном возрасте лицо приобрело
обширные знания в сфере экономики/права и получило необходимый опыт ведения предпринимательской деятельности. Однако использовать такие
знания можно в разных целях: либо на развитие
бизнеса, либо на уклонение от возврата различных
видов кредиторской задолженности.
Следует также отметить, что не всегда субъектами рассматриваемых преступлений являются
наемные работники, занимающие должности руководителей организаций. В каждом пятом случае
такими субъектами были учредители либо акционеры организаций, доведенных до состояния банкротства. Таким образом, зачастую собственники
организации заинтересованы в увеличении ее неплатежеспособности. Делается это с очевидной
целью ? не исполнять принятые на себя обязательства и одновременно продолжить ведение бизнеса на базе другой организации, в которую переводится ликвидное имущество.
С субъективной стороны преднамеренное
банкротство характеризуется виной в форме умысла, притом прямого. Преступная цель не определена уголовным законом. Однако по сути таковой
является уклонение от соответствующих платежей.
Определенное влияние на квалификацию преступной деятельности, направленной на доведение предприятия до состояния неплатежеспособности, оказывает механизм преднамеренного
банкротства.
Основным способом доведения организации
до состояния неплатежеспособности является отчуждение ликвидного имущества организации в
пользу третьих лиц, в результате чего организация лишается возможности самостоятельно вести
предпринимательскую деятельность и, в конце концов, теряет способность отвечать по своим обязательствам. Такое отчуждение маскируется под видом законных хозяйственных операций.
Как показывает следственно-судебная практика, преступное отчуждение имущества можно замаскировать под видом его продажи, передачи в
счет погашения кредиторской задолженности, передачи в качестве вклада в уставный капитал других
организаций и сдачи имущества в аренду.
Согласно изученным материалам следственносудебной деятельности наиболее распространен-
157
Сверчков В.В., Воронов С.С. Преднамеренное банкротство юридического лица или индивидуального предпринимателя: механизм преступного поведения...
ОТРАСЛЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ И ПРАКТИКИ
Сверчков В.В., Воронов С.С. Преднамеренное банкротство юридического лица или индивидуального предпринимателя: механизм преступного поведения...
ОТРАСЛЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ И ПРАКТИКИ
ным способом маскировки преступного отчуждения ликвидного имущества, во многом в силу его
простоты, является передача имущества предприятия по договору купли-продажи, которую
возможно разделить на продажу имущества без его
фактической оплаты, продажу по заниженной (по
сравнению с рыночной) цене и продажу, при которой оплата происходит не денежными средствами,
а определенными обязательствами.
При продаже имущества без его фактической
оплаты субъект преступного посягательства является собственником (акционером, учредителем) не
только той организации, которая продает имущество, но и той организации, которая это имущество
покупает. Другими словами, субъект продает имущество самому себе. В такой ситуации причины, по
которым оплата не происходит, становятся вполне
очевидными.
Чтобы завуалировать эту деятельность, преступник при подписании договора купли-продажи
использует подставных лиц, которые занимают
должности номинальных руководителей в организациях ? участниках сделки. В качестве подставных
лиц привлекаются либо подчиненные преступника,
либо безработные граждане, готовые за небольшое
вознаграждение подписывать финансово-хозяйственные документы, не вникая в их смысл.
При продаже имущества по заниженной цене,
преступник, зная об имеющейся задолженности перед бюджетом или иными кредиторами, стремится
как можно быстрее сбыть ликвидное имущество
организации. Чтобы привлечь внимание покупателей, реальная стоимость имущества занижается в
несколько раз. Для покупателя такая сделка является довольно выгодной, а преступник тем самым
лишает возможности кредиторов получить удовлетворение по неисполненным обязательствам за
счет имущества предприятия-должника.
Зачастую организация-покупатель является не
случайным лицом, а взаимозависимым. Директор
предприятия-продавца, к примеру, может являться одним из учредителей организации-покупателя,
либо организация-покупатель может иметь иную
заинтересованность, например территориальное
расположение объекта недвижимости.
При продаже имущества с оплатой не денежными средствами, а определенными обязательствами цена продаваемого имущества соответствует
рыночной стоимости, однако преступник создает
условия, при которых организация-продавец реальных денег за имущество не получает. Оплата
может быть произведена, например, списанием
ранее имевшейся задолженности, векселем, либо
денежные средства за приобретенное имущество
могут перечисляться на расчетные счета третьих
лиц (кредиторов организации-продавца).
В последнем случае субъект преступного посягательства не только добивается уменьшения
платежеспособности организации-продавца, но и
скрывает имущество, за счет которого должно производиться взыскание налогов или иной задолжен-
158
ности, поскольку денежные средства минуют расчетный счет продавца, на который к этому времени
в большинстве случаев уже выставлено инкассовое
поручение.
Менее распространенным способом маскировки преступного отчуждения ликвидного имущества
организации является передача его другой организации в целях погашения фиктивной кредиторской задолженности. Такая задолженность
может возникать за поставленный товар, выполненные работы или оказанные услуги. Фиктивной
она является потому, что на самом деле товар не
поставлялся, работы (услуги) не выполнялись (не
оказывались). Данные хозяйственные операции
лишь нашли отражение в бухгалтерском учете организации-банкрота для того, чтобы создать видимость законности передачи имущества.
Следует отметить, что предмет договора (товар, работы или услуги), в результате заключения
которого возникла кредиторская задолженность,
во многом определен видом хозяйственной деятельности, осуществляемой организацией-банкротом. Примером может служить заключение договора субподряда строительной организацией,
самостоятельно выполняющей строительно-монтажные работы на объекте, с фирмой, которая выполняет определенные работы на том же самом
объекте. Реальное выполнение такой фирмой работ по договору субподряда сомнительно. Все
работы выполняются сотрудниками самой строительной организации. Тем не менее подписание
подобного договора позволяет бухгалтеру строительной организации принять к учету расходы, связанные с выполнением субподрядных работ. Это
создает необходимые условия для последующей
передачи имущества организации-банкрота в счет
погашения возникшей кредиторской задолженности. Кроме того, поскольку строительные работы
выполнены не только по документам, но и фактически, возникают объективные трудности с выявлением и доказыванием фактов необоснованного отнесения стоимости работ к затратам строительной
организации.
В иных случаях предметом договора избираются поставка товара или оказание услуг, причем
услуг, факт выполнения которых сложно установить (транспортные, консалтинговые и т. п.). Искусственное увеличение кредиторской задолженности
является подготовкой к передаче имущества организации, которая находится в преддверии банкротства.
Другим, не получившим широкого распространения способом маскировки преступного отчуждения ликвидного имущества является его передача
в качестве вклада в уставный капитал других
организаций. В данном случае преступник стремится придать такой операции внешний вид выгодной сделки, поскольку приобретение паев или
акций является долгосрочным финансовым вложением, то есть относится к ликвидным активам.
Однако в планы преступника не входит развивать
Юридическая наука и практика
деятельность дочерних организаций и получать
прибыль в виде дивидендов. Как правило, через
непродолжительное время организация, которая
передала имущество в уставный капитал, добровольно выходит из состава учредителей.
Дальнейшее развитие ситуации возможно в
двух направлениях. В первом случае доля в уставном капитале продается третьим лицам, а вырученные денежные средства присваиваются субъектом
преступления. Во втором случае преступник, обанкротив одну организацию, планирует продолжать
ведение предпринимательской деятельности уже
на базе другой организации, в которую и выводятся
основные средства. В этих целях доля в уставном
капитале передается ему самому и он становится
единоличным владельцем вновь созданной фирмы.
Встречается в правоприменительной деятельности и такой способ маскировки противоправного отчуждения имущества, как передача его по
договору аренды. Совершение таких преступлений наиболее вероятно в муниципальных унитарных предприятиях, руководители которых не имеют полномочий на продажу имущества, поэтому
выбирают в качестве сделки-прикрытия договор
аренды.
Изначально создается организация, которая
имеет схожее название с той, имущество которой
будет отчуждено2. Располагается вновь созданная
организация по тому же адресу, что и действующая.
Это делается с целью ввести в заблуждение контрагентов данной организации. Руководитель организации-банкрота становится директором вновь
созданной организации.
Как правило, большинство работников прежней
организации переходят (не всегда по собственному
желанию) на работу в новую организацию, в которую передается все имущество по договору аренды. Новая организация осуществляет тот же вид
экономической деятельности, что и арендодатель.
Другими словами, вновь созданная организация
занимает место прежней в определенном сегменте
бизнеса.
В таких условиях, лишившись основных средств
и большинства работников, муниципальное предприятие теряет способность самостоятельно осуществлять предпринимательскую деятельность
и накапливает долги, покрыть которые арендные
платежи не в состоянии. В результате через непродолжительное время муниципальное предприятие
становится неплатежеспособным.
Квалификация содеянного как преднамеренного банкротства в значительной мере может зависеть от заключения финансово-аналитической
экспертизы, мнения аудитора, заключения конкурсного управляющего и т. д.
Если преднамеренное банкротство юридического лица или индивидуального предпринимателя сопряжено с хищением материальных средств,
содеянное необходимо квалифицировать по статье
196 УК РФ и по соответствующей статье главы 21 УК
РФ. Нередко злоумышленники доводят организаВестник Нижегородской академии МВД России, 2013, № 21
ции до банкротства, чтобы скрыть факты хищения
чужого имущества.
Довольно часто преднамеренное банкротство
связано со злоупотреблением лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, своими полномочиями. Изучение правоприменительной деятельности свидетельствует
о том, что преднамеренное банкротство также может быть связано с легализацией (отмыванием)
денежных средств или иного имущества, приобретенных в результате совершения преступления, с
уклонением от уплаты налогов/сборов, с подделкой
документов.
В следственно-судебной практике встречаются
случаи ошибочного признания субъектом преступного посягательства лица, специально приглашенного преступником на роль номинального директора организации-банкрота.
Изучение материалов следственно-судебной
деятельности показало, что во всех случаях, когда
руководитель организации умышленно заключает
сделки, направленные на отчуждение имущества,
в результате исполнения которых платежеспособность организации существенно уменьшается, его
действия квалифицируются как преднамеренное
банкротство (по ст. 196 УК РФ). При этом практически в каждом третьем случае действия руководителя
сопряжены со злоупотреблениями полномочиями в
коммерческой организации. Такое преступное поведение влечет квалификацию содеянного по статье 196 и соответствующей части статьи 201 УК РФ.
В некоторых случаях субъект преступного посягательства, доведя организацию до банкротства,
продолжает осуществлять противоправную деятельность, направленную на сокрытие имущества
или имущественных прав, неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных
кредиторов за счет имущества должника, а также
препятствует деятельности арбитражного управляющего. В силу этого в каждом четвертом случае (из
числа изученных следственно-судебных материалов) деятельность руководителя организации квалифицируется и как неправомерные действия при
банкротстве (по ст. 195 УК РФ).
Как отмечалось, субъект преднамеренного
банкротства преследует цель уклонения от соответствующих платежей. Цель ? неисполнение
обязанностей налогового агента (ст. 1991 УК РФ)
также свидетельствует об уклонении от внесения
платежей. Однако изучение материалов следственно-судебной практики показало, что последнее из
преступлений в совокупности с преднамеренным
банкротством встречается крайне редко. Объясняется это следующим.
Пленум Верховного Суда РФ в пункте 16 постановления от 28 декабря 2006 года № 64 «О практике
применения судами уголовного законодательства
об ответственности за налоговые преступления»
указал на то, что обязанности налогового агента
могут быть возложены только на те организации и
на тех физических лиц, которые являются источ-
159
Сверчков В.В., Воронов С.С. Преднамеренное банкротство юридического лица или индивидуального предпринимателя: механизм преступного поведения...
ОТРАСЛЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ И ПРАКТИКИ
Сверчков В.В., Воронов С.С. Преднамеренное банкротство юридического лица или индивидуального предпринимателя: механизм преступного поведения...
ОТРАСЛЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ И ПРАКТИКИ
никами выплаты доходов, подлежащих обложению
налогами (например, на добавленную стоимость
(ст. 161 НК РФ), на доходы физических лиц (ст. 226
НК РФ), на прибыль (ст. 286 НК РФ)).
Обязанности налогового агента по исчислению,
удержанию и перечислению налога на добавленную
стоимость и налога на прибыль возникают в крайне
редких случаях, когда налогоплательщиками являются иностранные лица, не состоящие на учете в
налоговых органах Российской Федерации в качестве налогоплательщиков, либо иностранная организация, получающая доходы от источников в Российской Федерации, не связанные с постоянным
представительством в Российской Федерации. Таким образом, на налоговых агентов в основном возложены обязанности по исчислению, удержанию и
перечислению в бюджет налога на доходы физических лиц (далее ? НДФЛ). Эти обязанности исполняют, как правило, работодатели.
Анализ судебной практики показал, что в подавляющем большинстве случаев вынесения обвинительных приговоров по статье 1991 УК РФ формой
неисполнения обязанностей налоговых агентов
явилось неисполнение обязанностей по перечислению уже исчисленного и удержанного НДФЛ.
В то же время большинство организаций, умышленно доведенных до состояния банкротства, имеют недоимку по налоговым платежам в бюджет (в
том числе НДФЛ). Однако при этом преднамеренное банкротство организации (ст. 196 УК РФ) не образует совокупности с неисполнением обязанностей налогового агента (ст. 1991 УК РФ).
Действия руководителя, который, зная об имеющейся недоимке по налогам, умышленно выводит
ликвидное имущество организации с целью недопущения обращения на него взыскания со стороны
кредиторов (в том числе Инспекции Федеральной
налоговой службы), составляют объективную сторону состава преступления, ответственность за
которое предусмотрена статьей 199 2 УК РФ. Как
показывает следственная практика, в некоторых
случаях преступные действия руководителей организаций, доведенных до состояния неплатежеспособности, квалифицируются по статьям 196 и 1992
УК РФ.
160
Таким образом, квалификация преднамеренного банкротства как преступления зависит от точного установления выделенных авторами объективных и субъективных признаков.
Особое внимание следует уделить тому, что основным способом доведения организации до состояния неплатежеспособности является отчуждение ее ликвидного имущества в пользу третьих лиц,
в результате чего организация лишается возможности самостоятельно вести предпринимательскую
деятельность и, в конце концов, теряет способность
отвечать по своим обязательствам. Преступное отчуждение имущества возможно замаскировать под
видом его продажи (без фактической оплаты; по
заниженной цене; с оплатой не денежными средствами, а определенными обязательствами); передачи в счет погашения кредиторской задолженности; передачи в качестве вклада в уставный капитал
других организаций; сдачи имущества в аренду.
Нередко доведение организации до банкротства осуществляется, чтобы скрыть факты хищения
чужого имущества. В этом случае содеянное нужно
квалифицировать по статье 196 УК РФ и по соответствующей статье главы 21 УК РФ. Преднамеренное
банкротство может быть сопряжено с осуществлением и других преступлений, ответственность за которые предусмотрена статьями 174, 198, 199, 1992,
201, 327 УК РФ. Между тем необходимо учитывать и
то, что субъектом преднамеренного банкротства не
может быть лицо, специально приглашенное преступником на роль номинального директора организации-банкрота.
Примечания
1. О несостоятельности (банкротстве): федеральный
закон от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ // СЗ РФ. 2002.
№ 43, ст. 4190 (ст. 2); О несостоятельности (банкротстве)
кредитных организаций: федеральный закон от 25 февраля 1999 года № 40-ФЗ // СЗ РФ. 1999. № 9, ст. 1097 (п. 1
ст. 2).
2. В названии может быть заменена одна буква, в частности, название «Петровская» меняется на «Петровское»,
либо в конце имеющегося названия (например, «Прогресс») добавляется через дефис какая-нибудь буква (например, «Прогресс-М»).
Юридическая наука и практика
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа