close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Особенности выявления и возбуждения уголовных дел о преступлениях в сфере незаконного распространения материалов порнографического характера посредством сети Интернет.

код для вставкиСкачать
М.Н. Курьянова,
Следственное управление
при УВД по г. Липецку
Е.С. Березина,
кандидат юридических наук,
Липецкий филиал ВИ МВД России
ОСОБЕННОСТИ ВЫЯВЛЕНИЯ И ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНЫХ
ДЕЛ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ В СФЕРЕ НЕЗАКОННОГО
РАСПРОСТРАНЕНИЯ МАТЕРИАЛОВ ПОРНОГРАФИЧЕСКОГО
ХАРАКТЕРА ПОСРЕДСТВОМ СЕТИ ИНТЕРНЕТ
SPECIAL FEATURES OF EXPOSITION AND INITIATION
OF CRIMINAL CASES FOR OFFENCES IN ТНЕ FIELD OF ILLEGAL
DISTRIBUTION OF PORNOGRAPHIC MATERIALS VIA INTERNET
В статье рассмотрены и исследованы некоторые проблемы выявления преступлений в сфере незаконного распространения материалов порнографического характера посредством сети Интернет, а
также особенности возбуждения уголовных дел данной категории. Кроме того, подчеркнута необходимость скорейшего совершенствования законодательной конструкции этой нормы в уголовном праве
России, что позволит в дальнейшем более эффективно решать проблемы в сфере правового обеспечения
безопасности сети Интернет.
The article studies some problems of cri me exposition in the sphere of illegal distribution of pornographic
materials via Internet, and specific features of initiation of criminal cases of this type. Besides, the necessity of
fast improvement of this norm in the criminal legislation in Russia is underlined, which will later provide for
more efficient solution of problems in the sphere of legal groundwork for Internet security.
В любом обществе есть границы, перехо дить
которые не разрешается никому. Распространение порнографии, представляя по своей сути
аморальное явление, вызывающее справедливое
возмущение, оказывает негативное влияние на
нравственную жизнь общества.
Развитие компьютерных технологий и появление глобальных информационных систем помимо преимуществ принесли не меньшее количество новых проблем, создающих угрозу не
только экономическому, но и социальному благополучию общества.
Следственная и судебная практика свидетельствует о том, что преступники весьма активно
применяют информационные технологии, телекоммуникационные системы в качестве орудия и
средства совершения самых различных преступлений. Ввиду возможности использования такого
«совершенного» средства преступления механизм
совершения многих преступлений претерпел значительные изменения, появились новые виды и
разновидности преступлений. В Уголовном кодексе РФ в главе 25 законодателем сформулированы
нормы об уголовной ответственности за незаконное распространение порнографических материалов или предметов (ст.ст. 242, 242-1 УК РФ).
Особенно в настоящее время приобретает
нарастающий характер такой вид преступления,
как распространение материалов порнографического характера посредством сети Интернет, так
как данные материалы пользуются спросом среди пользователей сети Интернет и приносят лицам, занимающимся их изго товлением, рекламированием и распространением существенный
материальный до хо д.
Так, в 2008 году следователями органов
предварительного следствия при ГУГОРОВД по
Липецкой области было возбуждено 7 уголовных
дел о преступлениях, связанных с незаконным
оборотом материалов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 242.1 УК
РФ), из ко торых только 3 уголовных дела направлены в суд.
В 2009 году следователями органов предварительно го следствия было возбуждено 8 уго ловных дел о преступлениях, предусмотренных
ч. 1 ст. 242.1 УК РФ.
Расследовано 7 уголовных дел, из ко торых 3
дела соединены в единое произво дство, 2 дела
направлены в су д с обвинительными заключениями, по 3 делам производство приостановлено
по основаниям п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.
Необ ходимо отметить, ч то преступления
указанной категории отличаю тся высоким уровнем латентности и большинство из них остаются
за пределами внимания правоохранительных
органов. Причины э того таковы:
- отказ жер тв преступлений (в основном,
коммерческих и финансовый организаций) сотрудничать со следственными органами из стра-
ха перед разоблачениями, по терей доверия клиентов, подрывом деловой репутации и нежелания провоцировать новые преступления и т.д.;
- сложность обнаружения преступлений,
связанных с испо льзованием сети Интернет;
- сложность раскрытия преступлений, вследствие чего по большинству материалов проверок
работники правоо хранительных органов отказывают в возбуждении уго ловного дела;
- отсутствие специальных технических знаний
у сотрудников органов внутренних дел и в том
числе у сотрудников следственных подразделений.
Кроме того, лица, совершающие вышеуказанные преступления, сильно отличаются о т
обычных преступников. Как правило, это образованные и высококвалифицированные специалисты, не имеющие уголовного прошлого. Американский ученый Дж. Кендер склонен полагать,
что эти преступники имеют собственную этику,
«ибо нажатие клавиш не воспринимается ими
как нарушение морали или неэтичное поведение.
Поскольку принято считать, ч то этика определяет отношения между лю дьми, то программисты
не склонны переносить э тические максимы на
«отношения» между компьютерами. Такое преступление представляется чем-то абстрактным,
не имеющим отношения к настоящему преступлению» [1]. В повседневном общении такие лю ди, как правило, стеснительны, некоммуникабельны, в то же время высокомерны и чрезмерно
самолюбивы. Они с трудом иду т на контакт.
Анализ следственно-судебной практики применения ст. 242.1 УК РФ показывает, что поводом
для возбуждения уголовных дел указанной категории, как правило, является рапорт сотрудника отдела «К» об обнаружении признаков указанного
состава преступления. Основанием служат материалы доследственной проверки, проведенной сотрудниками отдела «К» и содержащие: протокол
осмотра места происшествия (посредством использования диалогового окна программы фиксируется
осмотр папок компьютера, имеющего определенный IP адрес, которые содержат видеофайлы с
порнографическими изображениями, в том числе
заведомо несовершеннолетних), информацию о
владельце IP адреса и его почтовом адресе, а также
информацию соответствующего учреждения обо
всех лицах, зарегистрированных по указанному
адресу. Таким образом, в ходе доследственной
проверки конкретное лицо, которое хранит и распространяет порнографические материалы, не устанавливается. Вместе с тем при наличии указанных материалов возбуждение уголовного дела обуславливается необходимостью изъятия системного
блока и модема компьютера, что возможно лишь
при производстве обыска. Впоследствии, в ходе
допросов лиц, зарегистрированных и проживающих по установленному адресу, выявляется лицо,
хранившее и распространявшее материалы, то есть
видеофайлы с порнографическими изображениями,
а также устанавливается его умысел.
Субъективная сторона указанных преступлений — вина в форме прямого умысла. Виновный
должен осознавать, что незаконно изготавливает,
распространяет, рекламирует порнографические
материалы или предметы и желает совершить
такие действия [2, 3].
Вместе с тем в ходе допросов лиц, хранивших и распространяющих порнографию в сети
Интернет, имеют место факты, когда указанные
лица ссылаю тся на компьютерную неграмотность, и в связи с этим крайне трудно опровергнуть показания лиц о незнании ими процедуры
закрытия видеофайлов или папок с порнографическими изображениями лиц. В указанных слу чаях оперативными сотрудниками направляются
запросы о предоставлении сведений и информации электронного почтового ящика пользователя. Зачастую за указанными лицами электронные
почтовые ящики не зарегистрированы. Таким
образом, в большинстве случаев, достаточных
доказательств, свидетельствующих о наличии в
действиях лиц прямого умысла, направленного
на хранение и распространение материалов с
порнографическими изображениями, в хо де
следствия не добывается и произво дство по делу
приостанавливается по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.
Кроме того, существует еще одна проблема, с
которой сталкиваются оперативные сотрудники.
Для возбуждения дел данной категории необходимо определить характер материалов на основе заключения соответствующих исследований (искусствоведческих, литературоведческих, сексологических). Порнографию следует отличать от эротического искусства, а это порой бывает очень сложно.
Эротическое искусство — это в первую очередь средство самовыражения автора, основанное на эстетическом восприятии окружающей
действительности. Порнография, как справедливо указывает И.С. Кон, — э то коммерция, производство, цель которого получение прибыли. С
этим связанна ее массовость, стандартность и
прочие особенности. Э то не вид искусства, а
часть индустрии развлечений [4].
Главный признак порнографии заключается в
том, что порнографическая продукция не имеет
ху дожественной и научной ценности, в отличие от
произведений искусства, изображающих эстетическую красоту человеческого тела.
Очевидно, прав Р.С. Джинджолия, который
пишет: « …Порнография — сложное социальное
явление, которое в действительности нельзя распознать с позиций лишь одной сексологии, одного
искусства эротики, искусствоведения, медицины.
Попытка понять порнографию с позиции одного
из перечисленных источников познания напоминает стремление пятерых слепцов описать слона:
каждый из них прав постольку, поскольку он остается в пределах своей позиции, но изоляция
одной из позиций делает понимание порнографии
и искусства эротики ограниченным» [5].
В настоящее время существует также множество определений эротики. В одних источниках она
определяется как « воплощение в жизни, литературе и искусстве одухотворенности, поэзии и эстети-
ки сексуальных отношений людей; заложенный в
человеке инстинкт продолжения рода, но облагороженный и опоэтизированный как влечение души»[6]. В других указывается, что «эротика — это
тот образный строй, в котором воспринимается и
символизируется и которым формируется и структурируется сексуальность; это сексуальные чувства, фантазии и переживания, а также стимулирующие их литературные, видео-, аудио- и прочие материалы» [7]. Этот перечень можно было бы продолжать и далее.
Мы солидарны с мнением И.С. Кона, ко торый считает, что в современной эстетике при
разграничении эротики и порнографии используются следующие нормативные критерии:
1. Эротическое, как и всякое другое искусство, синкретично, целостно, оно изображает человека во всем богатстве его переживаний. Порнография аналитична, она фиксирует внимание на
отдельных моментах сексуальности, вырывая их
из жизненного контекста и сво дя сексуальность к
половому акту и его технике.
2. Эротическое искусство неутилитарно, самоценно, оно исследует человеческий мир, открывает в нем новые грани. Порнография жестко
функциональна, она вызывает сексуальное возбуждение, и только.
3. Эротическое искусство индивидуально :
как в исполнении, так и в предмете его интересует неповторимое, своеобразное. Порнография
имеет дело со стандар тным, деиндивидуализированным сексом, лишенным личностного смысла. Ее главный предмет не личность и даже не
индивидуальное тело, а гениталии.
4. Эротическое искусство строит свой мир по
законам красоты, оду хо творяет сексуальность.
Порнография, напротив, сво дит все дело к физиологии, дегуманизирует человека и эротику.
5. Эротическое искусство, расширяющее
границы человеческой свободы, гуманистично и
нравственно. Порнография отрицает нравственность, унижает человека, делает его объектом
манипуляций. Она закрепляет традиционную
идеологию мужского госпо дства (сексизм) и является одним из способов сексуальной эксплуатации женщин и детей.
6. Эротическое искусство — прежде всего
средство свободного самовыражения ху дожника.
Порнография — это коммерция, производство,
нацеленное на получение прибыли. С э тим связана ее массовость, стандартность и прочие особенности. Это не вид искусства, а часть индустрии развлечений [4].
При проведении же комплексных экспертиз
специалистам в области медицины, педагогики и
юриспруденции нужно будет то лько подтвердить
наличие хо тя бы одного из следующих нескольких критериев:
1) имеются ли в представленных на экспертизу материалах сцены сексуально го насилия
или жестокого обращения;
2) участвуют ли в сексуальных действиях три
и более человека или нет;
3) имеются ли основания утверждать, что в
них демонстрируются сексуальные действия,
которые в современной психиатрии признаются
отклонениями психики (аномалиями);
4) можно ли у тверждать, ч то участниками
сексуальных действий или сцен являю тся именно несовершеннолетние либо что изображаются
их по ловые органы [8].
Проведение вышеуказанных исследований (в
том числе и экспертиз в рамках возбужденного
уголовного дела) до лжно осуществляться специалистами, обладающими специальными познаниями в соответствующей области, и к э тим
специалистам, согласно ст. 13 Федерального закона РФ от 31.05.2001 года №73 «О государственной судебно-экспер тной деятельности в Российской Федерации» предъявляю тся такие же
требования, как и к государственным судебным
экспертам. Прово димые исследования и экспертизы по уголовным делам в подавляющем большинстве случаев в силу научной несостоятельности не могут служить источником достоверных доказательств. Экспер тиза видеопродукции
призвана ответить на конкретные вопросы —
является ли исследуемый фильм порнографическим, и если является, то по каким именно признакам. Вместе с тем, в ряде случаев заключение
не содержит ответов на э ти вопросы.
Данные экспертизы должны быть комиссионными, и в комиссию для их проведения должны
привлекаться представители культуры, искусства,
Министерства юстиции РФ, правоохранительных
органов и общеобразовательных учреждений, а для
оценки видеофильмов также необходимо привлекать специалистов в области кино и телевидения.
Выводы вышеуказанных специалистов должны
быть основаны на специальных познаниях, а не на
уровне бытовых представлений без учета специфики киноискусства. Подобные экспертные комиссии
имеются не во всех регионах. Например, в производстве СО ЮЗОМ СУ при УВД Октябрьского
округа г. Липецка в 2005 году находилось уголовное дело, возбужденное по ст.241.1 УК РФ в отношении несовершеннолетнего лица, по которому
сексологическое исследование, а затем и экспертиза проводились в г. Москве, а именно в Федеральном государственном учреждении РФ «Московский научно-исследовательский институт психиатрии Федерального агентства по здравоохранению и
социальному развитию». Производство данной
экспертизы осуществлялось на платной основе,
(стоимость исследования одного видеофильма составляла 1500 рублей) и только с момента полной
оплаты согласно счетам, выставленным исполнителем, что существенно затянуло сроки проведения проверки, а затем и сроки предварительного
расследования.
Проблемы возникают и с признанием электронных документов до казательствами, даже
если речь идет об информации, зафиксированной
на носителе.
Доказательственное значение цифровых
форм фиксации информации ограничено сле-
дующими моментами:
- возможностью внесения невыявляемых изменений, что несопоставимо с таким свойством
доказательств, как достоверность;
- невозможностью идентификации записывающего оборудования, что несопоставимо с таким
свойством доказательств, как относимость.
Несмотря на это, в ряде случаев можно преодолеть указанные барьеры. Решение данной проблемы возможно только при комплексном подходе, где сочетаются технические (конструктивные)
подходы, делающие невозможным сам факт внесения изменений, и тактические, использующие
процессуальные возможности обеспечения достоверности и допустимости доказательств.
К тактическим приемам можно отнести использование определенных форм процессуального
обеспечения подлинности результатов, например
распечатывание фотографий при понятых непосредственно при проведении процессуального действия и заверение их подписями понятых и иных
участников процессуального действия. Здесь уместно привести высказывание Р.С. Белкина о том,
что всякая передача, перенос информации неизбежно сопровождается ее потерей, при этом имеет
значение потеря не всякой информации, а доказательственной; потерей иной информации можно
пренебречь[9]. Исследуя доказательственное значение электронных документов в российском уголовном судопроизводстве, следует учитывать, что
«электронный документ — это документ, в котором информация представлена в электронноцифровой форме» (ст. 3 ФЗ «Об электронной цифровой подписи»). При этом «документ может содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться
материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации …» (ст. 84 УПК
РФ) [10]. Получается, что основным элементом в
определении документа является информация, обязательно зафиксированная на носителе (в случае
электронного документа — на магнитном носителе). Поэтому факт любой передачи информации,
имеющей значение для дела (например, с цифровой
кассеты на компьютер), в электронном виде связан
с возникновением процессуальных вопросов, так
как есть момент существования как бы «чистой
информации», т.е. информации в электронном виде, статично не связанной с твердым носителем.
Наличие данной проблемы не является секретом, о ней знаю т многие адвокаты и испо льзуют ее для признания недопустимыми доказательств, по лученных с использованием технических средств. При э том основным критерием
оценки доказательственного значения цифровой
информации является наличие у нее свойств доказательств. Исходя из этого, целесообразно разрабатывать тактические или технические приемы, с помощью которых возможно обеспечить
приобретение свойств до казательств.
Подво дя итог, необ хо димо сделать вывод о
том, что, несмотря на то, что сексуальная революция в нашей стране началась более 15 лет на-
зад, законодательство, увы, не смогло до сих пор
нормализовать на должном уровне сферу сексуального рынка. Распространение порнографии —
это антисоциальное явление, ко торое не только
характеризуется посягательством на охраняемые
уголовным законодательством нравственные
ценности, но и грубо игнорирует их, а также
причиняет существенный вред интересам различных государств и международному правопорядку в целом. В связи с этим необ ходимо дальнейшее совершенствование законодательной
конструкции э той нормы в уголовном праве России, что позволит в дальнейшем более эффективно решать проблемы в сфере правового обеспечения безопасности сети Интернет.
ЛИТЕРАТУРА
1. Компьютерная э тика и компьютерное право в США и Австралии. — М., 1989. — С. 45.
2. Комментарий к УК РФ / под ред. В.М. Лебедева и Ю.И. Скуратова. — 4-е изд. — М., 2002.
— С. 242.
3. Уголовное право. Практический курс / под
ред. А.В. Наумова и А.Г. Сапрунова. — М., 2003.
— С. 396, 633.
4. Кон И.С. Введение в сексологию. — М.,
1998. — С. 320.
5. Джинджо лия Р.С. Уго ло вная о тветственность за незаконное распростр анение пор нограф ических матер иалов или предметов. —
М. —Сочи, 2001. — С. 5.
6. Словарь сексологических терминов и понятий. — М., 1998. — С. 289.
7. Булгакова О.А. Уголовная ответственность
за распространение порнографических материалов или предметов: автореф. дис. … д-ра юрид.
наук. — С., 2003. — С.131.
8. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 2. —
М., 1997. — С. 119.
9. Об электронной цифровой подписи: Федеральный закон от 10 января 2002 г. №1-ФЗ. Принят Государственной Думой 13 декабря 2001 го да,
одобрен Советом Федерации 26 декабря 2001 г.
10. Бушмин С.М., Дьяченко А.П., Воронина
О.А. Порнография: уголовно-правовой и криминологический аспекты. — М., 1995. — С. 14.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа