close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Тенденции унификации международного и национального права в современных условиях формирования единого экономического пространства.

код для вставкиСкачать
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС
Надежин Николай Николаевич
кандидат юридических наук, доцент
доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин
Белгородского юридического института МВД России
(тел. 89103630275)
Тенденции унификации
международного и национального
права в современных условиях
формирования единого
экономического пространства
Аннотация
В статье анализируется понятие, содержание и влияние глобализации на различные сферы жизни
общества. Основное внимание уделяется анализу влияния глобализационных процессов на российскую
правовую систему и повышение уровня общественной и экономической безопасности.
Аnnotation
In this article the author analyses the concept, content, and influence of globalisation in different spheres of
public life. The author pays great attention to the analysis of influence of globalisation process in the Russian law
system and rise in standards of public and economic security.
Ключевые слова: единое экономическое пространство, интернационализация, глобализация, тенденция унификации, конституционализация.
Key words: single economic space, internationalization, globalization, tendency of standardization,
konstitucionalization.
сеобъемлющий, универсальный
характер процессов глобализации имеет не только «пространственно-объемные» характеристики, связанные, в частности, с
оценкой этих процессов сквозь призму их распространения на все сферы социальной действительности и на все страны в планетарном, всемирном масштабе. Глобализация включает, в том
числе гуманистические, философско-мировоззренческие, натуралистические, нравственно-этические, социально-политические, юридико-правовые и многие другие координаты своего измерения.
Уже поэтому очевидным представляется тот
факт, что правовые аспекты глобализации не сводятся к анализу воздействия глобализации на правовые системы современных государств мирового сообщества. В этом плане само понятие
«правовая глобализация» не тождественно понятию «глобализация в правовой сфере».
Правовая глобализация отражает не только
пространственно-объемные (количественные), но,
прежде всего, качественные характеристики интернационализации, нарастания общего в норма-
В
тивно-правовой жизни современной цивилизации.
Особенно важно, что правовая глобализация является отражением тенденций юридизации, точнее - правового нормирования основных сфер
социальной действительности в условиях перехода современной цивилизации к ценностям плюралистической демократии, утверждения во всемирном масштабе ценностей индустриального
общества и постепенного «врастания» национальных социально-политических систем в единую всемирную информационную систему. Процессы правовой глобализации выходят, таким
образом, далеко за пределы собственно правовых систем.
Вместе с тем, основу глобальной юридизации
общественных отношений составляют прежде
всего процессы правовой модернизации, которые
могут быть представлены в различных аспектах:
институциональном, правотворческом, состоящем в сближении правовых систем современности; правореализационном аспекте, где особый
интерес вызывает формирование наднациональных юрисдикционных органов; в аспекте утверждения новой правовой идеологии, нового типа
правосознания и правовой культуры, что выра-
60
ОБЩЕСТВО И ПРАВО
2009
№2(24)
Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com)
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС
жается, в том числе, в унификации правовых ценностей и сближении фундаментальных характеристик национальных правовых культур; и др.
Важное значение, в этом отношении, имеет
уяснение ценностных критериев и ориентиров,
лежащих в основе процессов правовой глобализации и, соответственно, юридизации свободы,
власти, собственности как основополагающих
компонентов современных социально-политических и экономических систем.
Аксиологической и во многом - праксиологической основой правовой глобализации являются имеющие всеобщее признание, универсальные конституционные ценности современной демократии, как общее достояние человеческой
цивилизации. В их ряду - ценности свободы и прав
человека, социальной справедливости и равенства всех перед законом, правового социального государства, разделения властей, политического, идеологического и экономического плюрализма и др1.
Для современной государственно-правовой
действительности, с точки зрения глобалистских
тенденций ее развития, принципиальное значение имеет вопрос об иерархических связях и зависимостях в системном ряду соответствующих
конституционных ценностей, о ценностных приоритетах в рамках процессов правовой глобализации. В наши дни актуальным является, в частности, вопрос о том, являются ли глобалистскими приоритетами свобода и права человека или
же в основу таких приоритетов должны быть положены ценности безопасности.
Еще недавно основой интернационализации,
сближения правовых систем, в том числе в направлении формирования единого правового пространства в Европе, безоговорочно признавались
права человека. Благодаря имманентно присущей им интегративной функции - качественного,
нормативно-правового скрепления единичного и
универсального, частного и всеобщего - права
человека постепенно приобрели наднациональный и интернациональный характер. Их признание на международном уровне и закрепление в
нормах международного права лишь усилило
всеобщность и обязательность заложенных в
правах человека требований в масштабах всего
мирового сообщества применительно ко всем
народам и государствам мира. С момента международно-правового признания права человека,
как общесоциальная категория приобрели новое,
дополнительное качество: они стали международ-
ными правами человека, получили четко выраженные нормативно-правовые начала международно-правового характера, что способствовало,
в свою очередь, формированию международного права прав человека, международного гуманитарного права и позволило ретранслировать
национальный ценностно-правовой потенциал в
общемировом масштабе.
Принципиально иная ситуация сложилась на
рубеже XX-XXI вв. На смену глобализации на основе демократических ценностей приходит тенденция глобализации на основе критериев (принципов) безопасности личности, обще-ства, государства2.
Однако можно ли рассматривать ценности безопасности в качестве универсальных основ интеграции социокультурных систем современности? Положительный ответ на этот вопрос представляется, по меньшей мере, спорным. Весьма
показательны в этом отношении, например, результаты социологических исследований. На вопрос «Если вы считаете, что угроза демократическим завоеваниям в России есть, то в чем она
проявляется?», наибольшее количество россиян
выбрали следующие варианты ответов: «в большом разрыве между богатством и бедностью»
(30,4% - первое место по числу ответов); «в отсутствии равенства всех перед законом» (18,2%второе место). И лишь на шестом месте (6,3%)
оказался такой вариант ответа, как «угроза демократии со стороны международного терроризма». Очевидно, что проведение аналогичного опроса в США, Западной Европе или странах Ближнего Востока дало бы существенно отличающиеся результаты3.
Уже поэтому острой является проблема конкуренции конституционных ценностей, лежащих в
основе современных процессов правовой глобализации. Не предрешая возможных вариантов
разрешения данной проблемы, необходи-мо заметить, что игнорирование мультикультурной природы современных правовых систем, их национальных особенностей может привести в правоглобализационном процессе (и нередко приводит)
к политической, идеологической, правовой экспансии экономически, военно-политически господствующих стран и блоков, в основе чего лежит не сила права, а право силы.
Современные тенденции глобальной юридизации социальной жизни имеют в своей основе, в
конечном счете, процесс сближения современных правовых систем, их конвергенцию. Для нас,
1
Яковец Ю.В. Эпохальные инновации XXI в. М.: «Экономика», 2004. С. 253.
Петухов В. Россияне разочарованы в демократии // Родная газета. 2004. 19 март. С. 15.
3
Там же.
2
61
Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com)
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС
пожалуй, наиболее важное, по-своему революционное значение имеет в этом отношении проникновение в нашу национальную правовую систему (как и в континентальную систему права в
целом) прецедентных начал. Достаточно вспомнить о приобретающих прецедент-ное значение
для нашей правоприменительной практики решениях Европейского суда по правам человека, а
также о юридической природе решений органов
конституционного контроля государств континентальной Европы.
Таким образом, существенно меняется представление об источниках права, национальные
виды которых расширяются и обогащаются, подвергаются прямому влиянию процессов правовой глобализации. Наглядным тому подтверждением является, например, утверждающаяся в
отечественной юридической литературе точка
зрения о том, что источниками права выступают
решения Конституционного Суда Российской
Федерации. Конечно, необходимо учитывать, что
Конституционный Суд РФ является судебным
органом конституционного контроля (ст. 1 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации») и не относится к правотворческим органам, что иногда
расценивается, как препятствие для признания
его решений источником права. Однако особенности правовой природы и юридической силы
решений Конституционного Суда определяются
не тем, обладает ли он правотворческими полномочиями, а спецификой его собственных конституционно-контрольных полномочий. Их природа
такова, что правовые позиции Конституционного
Суда, выраженные по итогам рассмотрения дела
в его постановлении или определении, имеют
общеобязательный характер, они нередко обладают нормативностью и, соответственно, являются источниками права. Причем в данном случае
речь идет не только о так называемом «негативном правотворчестве»; нередко Конституционный
Суд выступает и «позитивным законодателем»,
формулируя правовые позиции нормативного характера, имеющие общеобязательный характер
и юридическую силу. Конституционный контроль
выступает, таким образом, действенным средством развития современного конституционализма, юридизации общественных отношений в соответствии с высшими конституционными ценностями.
Конституционализм, как основа современных
процессов глобализации проявляет себя в том
числе посредством конституционализации право-
вых систем, национальных отраслей права и всей
системы правопорядка в международном (глобальном) масштабе. Особую роль в этих процессах играют органы конституционного правосудия1.
В чем это выражается на практике?
Речь идет об универсализации и интенсификации воздействия конституционных ценностей на
институты различных правовых систем и различной отраслевой принадлежности, что существенным образом способствует их сближению. Это
может осуществляться посредством различных
способов, присущих конституционному правосудию:
а) Конституционное истолкование правовых
норм отдельных правовых институтов, с помощью
которого:
1) Уточняется нормативное содержание статьи
закона;
2) Преодолевается коллизия между несколькими нормами путем поиска баланса содержащихся в них конкурирующих конституционных
ценностей;
3) Выявляются системные, иерархические связи и зависимости между отдельными нормами
правовых институтов защиты прав и свобод;
4) Придается новое, современное содержание
норме «доконституционного» закона; и т.д.;
б) Конституционная корректировка сложившейся правоприменительной практики, которая придала (может придать) неконституционный смысл
нормам отраслевого законодательства;
в) Выявление конституционной природы юридических институтов, непосредственно не закрепленных в конституциях государств, в том числе на основе общепризнанных принципов и норм
международного права, являющихся составной
частью нашей правовой системы, имплементации международных конституционно-правовых
стандартов в национальное законодательство;
г) Толкование норм самой конституции, с помощью чего обеспечивается конституционная
оценка, обоснование отраслевого законодательства и одновременно - развитие, преобразование
содержания самих конституционных норм без изменения текста соответствующих конституционных статей.
Таким образом, представляется возможным говорить о наличии системных взаимосвязей между правовой глобализацией и конституционализацией правопорядка, что в самом общем виде
выражается в интернационализации современного конституционализма, с одной стороны, и конституционализации самих процессов юридизации
1
Иваненко В.А., Иваненко В.С. Социальные права человека и социальные обязанности государства (международные и конституционные правовые аспекты). СПб.: «Юридический центр Пресс», 2004. С. 182-185.
62
ОБЩЕСТВО И ПРАВО
2009
№2(24)
Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com)
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС
социальной действительности, с другой. Раскрытие содержания и уяснение сути этих связей и
зависимостей является залогом ясного видения
перспектив формирования единого мирового правопорядка, места России в соответствующих процессах правовой глобализации.
В современной мировой практике глобализация осуществляется преимущественно на основе западных ценностей: признания особой роли
прав и свобод человека в формировании демократического общества, утверждения рыночной
экономики как неотъемлемого условия существования этого общества, обеспечения автономии
личности. На основе указанных ценностей формируется единая нормативная система, охватывающая регулирование не только отношений
между государствами, но и отношений самих
государств со своими гражданами. Иными словами, мы имеем дело с процессом формирования единого мирового права. Идея суверенитета, в течение веков отгораживавшая внутреннюю
жизнь государств от вмешательства других стран,
ныне под влиянием мощных техногенных процессов, в том числе информационных, претерпела
существенную трансформацию.
Впервые формула о приоритете принципов
международного права над внутренним правом
страны была включена в тексты конституций государств, потерпевших поражение во Второй
мировой войне: Конституции Италии 1947 г., Конституции Японии 1947 г., Основного Закона ФРГ
1949 г. Иными словами, появление подобной формулы в конституциях суверенных государств изначально было симптоматичным, «продиктованным», как бы предполагалось, США и СССР, как
странами-победительницами. В 1993 г. в ряду
стран, закрепивших этот принцип, вошла и Россия. При этом в докладе Президента РФ о проекте Конституции РФ, опубликованном
10.10.1993 г. в «Российской газете», подчеркивалось, что «проект прошел экспертизу за рубежом». Трудно представить суверенное государство, которое бы в добровольном порядке низводило себя до необходимости «зарубежной экспертизы» своего Основного Закона. Как трудно
представить ситуацию, при которой Конгресс США
начал бы обсуждать саму возможность принятия
поправки к Конституции США о приоритете международного права над внутренним1.
Проблема государственного (и национального)
суверенитета применительно к странам, входя-
щим в Европейский союз, есть, на мой взгляд,
часть общей проблемы соотношения суверенитетов в государственных сообществах. Передача конкретных полномочий стран, входящих в ЕС,
демократически избранным органам ЕС, не лишает эти страны качества суверенности. В аспекте же реализации прав и свобод личности подобная передача части полномочий не только не
ущемляет интересов граждан, но и способствует
дополнительному гарантированию прав и свобод
личности, о чем свидетельствует, в частности,
практика деятельности Европейского суда.
Разброс мнений по поводу метаморфозы народного (национального) суверенитета стран, входящих в государственные сообщества, довольно широк. Одна точка зрения изложена в постановлении Конституционного Суда РФ, согласно
которому свойство государственности не утрачивается даже республиками в составе Российской Федерации. Но есть и другая позиция, согласно которой в современных условиях всевозможных государственных объединений и глобализации, а равно эпохи Интернета, исчезает само
понятие суверенитета. Эту точку зрения высказал, в частности, М.А. Федотов, С.А. Авакьяна.
Согласно точке зрения М.А. Федотова, Интернет
не знает границ, а исчезновение границ есть исчезновение одного из признаков государства,
поэтому само понятие национальной конституции
в ближайшем будущем станет анахронизмом2.
Но даже в этом аспекте народовластие, как
сущностная черта конституционного строя не утратит своего значения, поскольку эта категория
выполняет функцию придания юридического (конституционного) качества аморфной категории «население» и социально-политической категории
«общество». Обратная связь между властью и
населением, властью и обществом для эффективности управления общественными процессами все равно должна быть даже в обществе с
утраченными информационными и иными границами.
Современные сравнительно-правовые исследования подтверждают, что ни одна правовая
система не может претендовать на универсальность. Даже наиболее распространенные правовые семьи (англосаксонская и романо-германская), наиболее очевидные правовые структуры
все-таки не являются всеобщими. Каждая правовая система содержит понятия, при помощи
которых она выражает свои нормы, при этом нор-
1
Иваненко В.А., Иваненко В.С. Социальные права человека и социальные обязанности государства (международные и конституционные правовые аспекты). СПб.: «Юридический центр Пресс», 2004. С. 184-185.
2
Малый Д.А. Конституционное право на объединение в РФ: вопросы теории и практики. СПб.: «Юридический центр
Пресс», 2004. С. 235.
63
Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com)
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС
ма права данной системой может пониматься посвоему. Категория и понятия, которые представляются элементарными для французского юриста, часто чужды английскому юристу, не говоря
уже о юристе мусульманской страны. Вопросы
об организации семьи или о земельных правах,
заданные французским юристом африканцу, последнему непонятны, если они сформулированы
в терминах европейских правовых институтов,
совершенно чуждых африканцам. Опыт правового развития Азии и Африки свидетельствует о том,
что правовые семьи западных стран не являются в глобальном масштабе единственно возможной моделью.
Сравнительно-правовые исследования способствовали широкому признанию альтернативных
моделей правового развития и позволили юристам избавиться от узконормативных представлений европоцентризма в юридической науке.
Все национальные правовые системы следует признать равноправными. Сравнительное правоведение сегодня отказывается от поисков «универсальных путей правового развития», «оптимальных правовых моделей», пригодных везде
и всегда. Освобождение сравнительных исследований от европоцентристских подходов произошло также благодаря антропологии права
(юридической антропологии)1. Исследования
А.И. Ковлера, Н. Рулана2 позволили по-новому
взглянуть на юридический мир и представить современные правовые цивилизации в глобальном
мире: каждая правовая система стала рассматриваться, как уникальная ценность.
Юридическая глобалистика - одно из самых
молодых направлений современной юридической
науки, стремящееся найти нетрадиционные ответы на вызовы современности: правовые, политические, экологические, экономические, религиозные, социокультурные, информационные, нравственные и международные3. При этом она выступает, как результат взаимодействия правовых
систем современности и диалога мировых правовых цивилизаций. Основная цель юридической
глобалистики - это формирование нового глобального юридического консенсуса.
Перед юридической глобалистикой встала не-
обходимость разработки новой гуманитарной парадигмы глобального правового развития. Назревшая смена парадигмы в юридической глобалистике носит глубокий философско-антропологическии смысл: она должна показать антропологическую неосмотрительность «рационального»
европоцентристского подхода, чрезмерно уповающего на объективные механизмы и недооценивающего их зависимость от человека как свободного творческого интерпретатора политикоправовых ролей и правил, которые он может и
возвысить, и перечеркнуть4. Перед юридической
глобалистикой стоит задача: вернуть «человеку
юридическому» воодушевление духовно-правовых истин, вдохнуть в него утерянную веру в единство Справедливости, Закона и Правосудия5. Новая методология юридической глобалистики призвана отстаивать высокие духовно-правовые ценности и идеалы. На этом пути юридическая глобалистика призвана использовать достижения
современной антропологии и культурологии, которые уже добились определенных успехов на
пути обретения синтеза ценностной аутентичности с правовой эффективностью. Необходимо отвергнуть методологический «европоцентризм»,
уничижительно относящийся к незападным правовым системам как «нецивилизованным», окончательно отказаться от установки на выстраивание одномерной «лестницы правовых систем», где
западным правовым системам, безусловно, принадлежит лидирующее место, а также противопоставление правовых цивилизаций Востока и
Запада6.
Юридической глобалистике предстоит по-новому раскрыть глубинный опыт социокультурной
уверенности, который составляет одну из отличительных черт не западных правовых культур.
Известно, что все восточные правовые традиции
неразрывно связаны с конкретной средой обитания, которая символизирует самобытное правовое восприятие, образ юридического мышления
и форму правовой организации. В качестве результата укорененности в конкретном правовом
пространстве восточные народы обладают интимным и детальным знанием своей окружающей
среды, что формирует глубокое внутреннее осоз-
1
Рулан Н. Юридическая антропология: Учебник / Отв. ред. B.C. Нересянц. М.: Норма, 1999. С. 244.
Ковлер А.И. Антропология права: Учебник. М.: Норма, 2002. 480 с; Рулан Н. Юридическая антропология: Учебник /
Отв. ред. B.C. Нересянц. М.: Норма, 1999. 310 с.
3
Поленина С.В., Гаврилов О.А., Колдаева Н.П., Лукьянова Е.Г., Скурко Е.В. Воздействие глобализации на правовую
систему России // Государство и право. 2004. № 3. С. 5-15; Лукашук И.И. Глобализация, государство, право, XXI в. М.:
Спарк, 2000. 279 с.
4
Лукашук И.И. Глобализация, государство, право, XXI в. М.: Спарк, 2000. С. 96.
Там же. С. 101.
5
Ковлер А.И. Указ. соч. С. 212-213.
2
64
ОБЩЕСТВО И ПРАВО
2009
№2(24)
Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com)
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС
нание необходимой и желательной взаимности
между юридическим миром и Космосом в целом1.
Юридическая глобалистика призвана обратить
особое внимание и на другую, не менее значимую черту правовых культур не западных цивилизаций, которая также способна сыграть важную
роль в формировании новой парадигмы современного правового сознания. Речь идет о этикоцентричной, коллективисткой доминанте при организации правового гражданского общества. Коллективистские отношения, интенсивность неформального межличностного общения, влияние общественного мнения, детализированное и тонкое
почитание культурных и правовых традиций, идущих из глубины веков, - все это способно утвердить новые формы юридического мышления, ориентированного на высокие духовно-правовые
идеалы, в противовес рациональности западного юридического мировоззрения2.
Отказавшись от противопоставления «современного» и «традиционного», Востока и Запада,
как двух несовместимых форм жизни, юридическая глобалистика должна выработать новое, более широкое представление о непрерывном взаимодействии между современными правовыми
системами и юридическими традициями. Юридические традиции в современном глобальном мире
не являются пассивным балластом, от которого
необходимо поскорее избавиться. Напротив,
именно юридический плюрализм и различные
правовые традиции способны стать в процессе
глобализации мобилизующей преобразовательной силой, способной создавать новые формы во
взаимодействии правовых систем современности.
Развитие юридической глобалистики и утверждение новой гуманитарной методологии в юридической науке способны сделать реальностью
проекты ООН по разработке глобальной этики
человечества. Впрочем, теория современной глобалистики в большей мере построена на общеметодологических исходных данных и в меньшей
мере развивается эмпирическим путем, на основе обобщения опыта конкретных исследований.
В этом смысле можно сказать, что методология
глобалистики на сегодня носит в большей мере
дедуктивный, чем индуктивный характер. С этим
связано и отсутствие внимания к методикам и
процедурам глобально-правовых исследований,
в частности на уровне и в рамках отраслевых
юридических наук3.
Сегодня, как никогда мировому правовому сообществу необходим новый глобальный социокультурный импульс, способный сделать человечество по-настоящему единым перед лицом глобальных вызовов современности. Юридическая
глобалистика весьма значима для взаимопонимания народов и создания лучших правовых
форм отношений, складывающихся в международном общении4.
Юридическая глобалистика должна исходить
не из презумпции возможной всемирной унификации права, а из презумпции адекватного понимания и согласования правовых ценностей различных юридических культур. Каждая национальная правовая система уникальна и неповторима по-своему и представляет собой закономерный итог правового развития каждого общества.
При этом очень важно не умалять значение особенностей национальных правовых систем и признать их исключительное равноправие.
Юридическая глобалистика призвана и способна давать, как собственно научные, так и практико-прикладные результаты. Использование материалов и итогов глобально-правовых исследований позволяет теории права, как национального,
так и международного, подняться на более широкий уровень обобщений, своевременно объяснить с общегуманистических позиций новые явления и тенденции на правовой карте мире, оперировать новейшим юридическим материалом, что
не всегда имеет место.
В практико-прикладном плане юридическая
глобалистика значима для унификационных работ, в некоторой степени для правоприменительной деятельности. Но ее самый важный практико-прикладной аспект - это использование данных юридической глобалистики в правотворческой деятельности. Не-сомненно, значение юридической глобалистики для юридического образования. Наконец, юридическая глобалистика
играет весьма важную роль при изучении международно-правовых проблем.
Достигнутый уровень, понимания феномена
глобализации, позволяет прийти к выводу о противоречивом характере данного явления общественной жизни - глобализационные процессы
несут в себе, как элементы прогресса, так и ряд
1
Поленина С.В., Гаврилов О.А., Колдаева Н.П., Лукьянова Е.Г., Скурко Е.В. Воздействие глобализации на правовую
систему России // Государство и право. 2004. № 3. С. 11.
2
Там же.
3
Право и межгосударственные объединения. В.Г. Вишняков, В.А. Егиазаров, Ю.А. Королев и др. СПб.: «Юридический центр Пресс», 2003. С. 441.
4
Митрохин С. Модели федерализма для России. В поисках альтернативы хаосу и распаду // Федерализм. 2001. № 1.
С. 99-100.
65
Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com)
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС
опасностей, разного рода угроз. В связи с этим
одной из актуальных задач гуманитарной науки
в современный период становится формирование
теоретических моделей наиболее благоприятной
адаптации той или иной цивилизации в меняющемся мире.
К юридической науке и, в частности, к общей
теории права жизнь также предъявляет сегодня
особые требования - необходимость выхода на
более высокий уровень обобщений, позволяющий не только увидеть целостную картину состояния и развития правовой формы, но и сформировать концепцию ее перспективного развития,
предложить системный алгоритм ее целенаправленного позитивного преобразования.
Одной из крупных научных проблем, исследование которой непосредственно работает на решение названной задачи, является проблема правовой политики.
На объективную потребность разработки стратегии правовых реформ откликнулась и юридическая наука. К настоящему времени в правоведении уже накоплен значительный объем знаний
о различных аспектах явления, называемого
«правовая политика», получена информация о его
природе, разновидностях, целях, принципах, формах и механизмах реализации, о его реальном и
желательном состоянии. Таким образом, сформировались предпосылки для концептуализации
научного знания.
Нам представляется, что наряду с продолжением теоретических исследований феномена правовой политики особое значение в современный
период имеют попытки реализовать фундаментальные научные наработки в практической сфере, применить накопленные знания в решении
актуальных социально-политических задач. Одним из путей выхода на прикладной уровень может стать подготовка серии проектов юридических документов, как нормативного, так и сугубо
научного, доктринального характера.
В связи с этим своевременным следует признать появление проекта Концепции правовой
политики в Российской Федерации, разработанного в Саратовском филиале Института государства и права РАН1. Концепция задумана, как доктринальный правовой документ, синтезирующий
в себе наиболее общие теоретические положения, касающиеся различных аспектов правовой
политики современного российского государства.
В частности, положения о сущности, целях, принципах, приоритетах, направлениях, механизме
реализации и путях повышения эффективности
правовой политики в Российской Федерации в условиях переходного периода.
От всех иных правовых документов, в том числе и декларативно-программного характера, названный проект отличается более высоким уровнем обобщения, поскольку посвящен не частным
юридическим вопросам, а анализу состояния и
развития правовой формы и правовой практики в
России в целом. В нем предпринята попытка в
наиболее обобщенном виде отразить прошлое,
настоящее и, главным образом, будущее состояние правовой сферы жизни российского общества.
Хотелось бы особо подчеркнуть потенциальные
перспективы Концепции правовой политики в Российской Федерации в случае, если этот документ
будет официально санкционирован.
Первый круг функций, которые, по нашему
мнению, может выполнять подобного рода правовой акт, - это информационная, просветительская и воспитательная функции. Они связаны с
содействием правовому просвещению рядовых
граждан и государственных служащих всех рангов в вопросах стратегии и тактики правовых реформ, воспитанию у названных субъектов навыков обращения с правовыми средствами.
Вторая функция концептуальных правовых актов - ориентационная. Концепция, по сути, есть
одна из возможных модельных программ будущего развития правовой формы.
Третья функция - идеологическая. Идеология
в правовой сфере - это, прежде всего, общность
позиций по наиболее принципиальным вопросам.
Концепция правовой политики может напрямую
повлиять на формирование основ гражданской и
государственной правовой идеологии в России.
Четвертая функция - регулятивная. Она связана с тем, что Концепция правовой политики обозначает наиболее общие ориентиры для органов
государственной власти в их практической деятельности по подготовке и принятию правотворческих и правоприменительных решений. Соответственно, она способна выступить основой для
научного и официального толкования юридических норм, разрешения разнообразных правовых
коллизий, имеющих место, как в российском законодательстве, так и в практике его применения.
Кроме того, по замыслу авторов, Концепция
правовой политики в Российской Федерации в
дальнейшем может стать основой для целого
ряда правотворческих инициатив.
1
Матузов Н.И., Малько А.В., Шундиков К.В. Правовая политика современной России: предлагаем проект концепции
для обсуждения // Правовая политика и правовая жизнь. 2004. № 1.
66
ОБЩЕСТВО И ПРАВО
2009
№2(24)
Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com)
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС
Подводя итог можно отметить следующее.
Соотношение международного и национального
права по сложившейся традиции относилось к
проблематике международного права. Однако
усложнение правовой системы России с вве-дением в ее состав общепризнанных принципов и
норм международного права, а также международных договоров РФ в качестве ее составных
частей, стало все активнее анализироваться общей теорией права. С позиции этой науки в условиях глобализации исследование должно быть
ориентировано, прежде всего, на разработку концепции взаимодействия, базирующейся на определенной методологии, учитывающей современное состояние как международно-правового, так
и внутригосударственного правового регулирования.
Оценка международного и национального права, как самостоятельных и, вместе с тем, взаимосвязанных систем, став общепризнанной в
юридической науке, сама по себе, однако, не гарантирует от существенных принципиальных разногласий в практическом законотворчестве. В процессе правового регулирования общественных
отношений государство, взаимодействуя с
субъектами международного права, должно,
прежде всего, отстаивать свои национальные интересы как в форме собственного государственного акта (закона и т.д.), так и в форме согласо-
ванного международного акта (договора и т.д.).
Дальнейшая демократизация международного
права и расширение возможности сотрудничества
в соответствии со ст. 15 п. 4 Конституции РФ,
предполагающее увеличение правового массива интернационального характера, усиливает значение и роль фактора государственного интереса.
Ставшая традиционной для законодательной
деятельности России и многих других государств
формулировка о приоритете норм международного права не кажется безупречной вследствие
неопределенности и отсутствия в ряде слу-чаев
точных ориентиров. Мировая практика в этом вопросе неоднозначна. Американская правовая система, например, исходит из признания примата
Конституции США над всеми иными нормами,
включая и те, что своим возникновением обязаны международному праву. Все это в итоге приводит к практике двойных стандартов на международной арене.
Для повышения качества работы с международными актами представляется целесообразной,
например, разработка специальных мер по обеспечению государственных и законодательных
органов методикой применения норм международных договоров в форме подготовки международно-правовых комментариев к конвенциям,
кодексам и другим законодательным актам и т.п.
67
Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com)
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа