close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Наркоситуация с позиций социологии управления.

код для вставкиСкачать
семейной политики. Данное направление предполагает широкую просветительскую работу по пропаганде деятельности приемных семей; повышению их роли в воспитании
детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, с привлечением средств массовой
информации; создание системы служб, обеспечивающих их подбор, подготовку и комплексное сопровождение; разработку системы предоставления льгот и материального стимулирования; совершенствование нормативно-правовой базы защиты приемной семьи на
федеральном, региональном и местном уровнях.
Примечания
1 См.:
Ослон, В. Н. Замещающая профессиональная семья как одна из моделей решения проблемы
сиротства в России / В. Н. Ослон, А. Б. Холмогорова // Вопр. психологии. 2001. № 3. С. 79–90.
2 См.: Дементьева, И. Ф. Приемная семья — институт защиты детства : метод. рекоменд.
/ И. Ф. Дементьева, Л. Я. Олиференко. М., 2000.
3 См.: Курбацкий, И. Н. Педагогическое и правовое толкование понятия «приемная семья»
/ И. Н. Курбацкий // Педагогика. 2002. № 5. С. 35–40.
4 Федеральный закон «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей,
оставшихся без попечения родителей» от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ // Рос. газ. 2001. 31 дек.
С. 2–3.
5 См.: Семейный кодекс Российской Федерации (по состоянию на 10 октября 2005). Новосибирск :
Сиб. унив. изд-во, 2005. С. 66.
И. Е. Махров
НАРКОСИТУАЦИЯ С ПОЗИЦИЙ СОЦИОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ
Предлагается социологический подход к исследованию наркоситуации как разновидности социального взаимодействия. Исследуется объект наркоситуации как конфликтной
ситуации социального характера, ее отличительные особенности — личный выбор субъекта девиантного поведения, латентность его действий, открытое противодействие со стороны институтов публичной власти и гражданского общества. В рамках предложенного
подхода управление наркоситуацией рассматривается как управление рисками.
Ключевые слова: наркоситуация, конфликтная ситуация, социальное взаимо­
действие.
Наркоситуация как разновидность социальной ситуации, безусловно, представляет
собой ограниченную временными и пространственными рамками совокупность состояний и характеристик объекта управления, складывающихся в результате взаимодействия
различных сторон общественных отношений. Давая столь общее определение, в то же
время отметим, что ограничение только анализом совокупности количественных показателей (количество лиц, потребляющих наркотики, количество преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков) не позволит адекватно оценить наркоситуацию. И вопрос
не только в достаточно высоком уровне латентности наркопотребления и наркопреступности. Сведение наркоситуации к блокам количественных показателей (даже при более
или менее верном определении их реальных масштабов) без детального анализа системы
и характера их взаимодействия не позволит выйти за рамки традиционно встречающихся
179
в литературе констатаций в виде «наркоситуация продолжает оставаться напряженной»,
которые мало что дают для выработки оптимальных управленческих решений. Как справедливо отмечает исполнительный директор Управления по наркотикам и преступности
ООН Antonio Maria Costa в предисловии к Всемирному докладу о наркотиках, для мирового сообщества в его борьбе с незаконным распространением наркотиков в первую
очередь важен ответ на вопрос: становится наркоситуация лучше или хуже? Побеждаем
мы или проигрываем?1
Для исследования наркоситуации в первую очередь важен системный подход. Для ее
оценки важно рассмотреть место и роль составляющих ее состояний в вышестоящих системах: незаконный оборот наркотиков в системе преступности; наркомания в системе заболеваний и заболеваний, связанных с употреблением психоактивных веществ. Важно
также оценить ущерб, причиняемый наркоманией и наркопреступностью. В частности,
теоретические и практические исследования «социальной стоимости наркомании» проведены учеными Группы Помпиду Совета Европы2. Системный подход выступает основой для выработки комплексных, интегральных показателей, позволяющих дать оценку
наркоситуации.
При социологическом подходе к изучению наркоситуации отправной точкой анализа выступает понятие социального взаимодействия. Социального, поскольку наркоситуация по своей природе — это ситуация, порожденная девиантным поведением одной
из сторон, нарушением субъектом отклоняющегося поведения социальных и правовых
норм. Социальна по своей природе наркоситуация еще и потому, что данный вид девиантного поведения — наркозависимость — имеет в своей основе социальные факторы.
По утверж­дению специалистов-наркологов, природной потребности в психоактивных
веществах (ПАВ) у людей не существует3. Указанная потребность формируется в результате многократного употребления ПАВ и соответствующей перестройки организма.
При этом важнейшими причинными факторами формирования зависимости являются:
доступность ПАВ; давление тех, кто уже приобщился к ним и (или) кто заинтересован
в торговле ими; иные социальные факторы, например терпимость общества или даже
его безразличие.
Рассматривая социальное взаимодействие как систему, необходимо выделить субъекты
взаимодействия, объект, содержание отношений.
В законодательстве Российской Федерации4 среди субъектов девиантного поведения
выделены только больные наркоманией. Больной наркоманией — лицо, которому по результатам медицинского освидетельствования, проведенного в установленном порядке,
поставлен диагноз «наркомания». Это лица, у которых уже сформировалась зависимость
от психоактивных веществ. Вместе с тем нормативно практически не урегулирован статус
другой группы потребителей психоактивных веществ — лиц, которые хотя и допускают
незаконное потребление психоактивных веществ, но наркоманией еще не страдают (эпизодические потребители). Не являясь больными наркоманией, они тем не менее нуждаются
в психотерапевтической помощи и медико-социальной реабилитации. В социологической
литературе эту группу определяют различными терминами — «наркопотребители», «наркодегустаторы», «наркоэкспериментаторы»5.
Субъектами противодействия девиантному (противоправному) поведению в соответ­
ствии с Федеральным законом «О наркотических средствах и психотропных веществах»
от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ6 выступают Генеральная прокуратура РФ, федеральный орган исполнительной власти по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, федеральный орган исполнительной власти в области внутренних дел,
180
федеральный орган исполнительной власти по таможенным делам, федеральная служба
­безопасности, федеральная служба внешней разведки, федеральный орган исполнительной власти в области здравоохранения, а также другие федеральные органы исполнительной власти в пределах предоставленных им Правительством РФ полномочий. В качестве одного из принципов государственной политики в сфере оборота наркотических
средств, психотропных веществ и в области противодействия их незаконному обороту
провозглашено привлечение негосударственных организаций и граждан к борьбе с распространением наркомании и развитию сети учреждений медико-социальной реабилитации больных наркоманией.
Детальный анализ и классификация как субъектов девиантного поведения, так и субъектов противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту выходит
за рамки настоящей статьи. Для нас важен прежде всего методологический подход, которым в рамках социологии управления таким подходом выступает институциональный
подход. В аспекте управления необходимо исследовать то, в каких формах субъект получает информацию о наркотиках, их свойствах, в каких формах (индивидуальных, групповых) происходит приобщение к ним и дальнейшее потребление. Институциональный
подход предполагает также изучение форм и степени координации антинаркотической деятельности, институциональных форм государственного противодействия, общественного
сопротивления, организации взаимодействия институтов публичной власти и институтов
гражданского общества. Наркоситуация, как и любой другой вид социального взаимодействия, имеет свой
объект. Объект наркоситуации, по поводу которого возникает конфликтное социальное
взаимо­действие,— общественное здоровье. В соответствии с общепризнанными прин­
ципами и нормами международного права, нормами Конституции РФ7 здоровье человека — высшее неотчуждаемое благо, без которого утрачивают свое значение многие другие
социальные блага и ценности. Уставом (Конституцией) Всемирной организацией здравоохранения, принятым в Нью-Йорке 22 июля 1946 г., здоровье определяется как состояние
полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствием
болезней или физических дефектов. Обладание наивысшим достижимым уровнем здоровья является одним из основных прав всякого человека без различия расы, религии,
политических убеждений, экономического или социального положения. Аналогичные
нормы содержатся в российском законодательстве. Так, Гражданским кодексом РФ уста­
новлено, что здоровье, как и жизнь гражданина, является личным нематериальным благом, принадлежащим гражданину от рождения, неотчуждаемым и непередаваемым иным
способом8.
Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах
признается право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья, а также гарантируется право на его охрану9. Статьей 41
Конституции РФ закреплено право каждого человека на охрану здоровья. Провозглашая
право на охрану здоровья и медицинскую помощь одним из основных конституционных прав, государство обязано осуществлять комплекс мер по сохранению и укреплению здоровья населения. Конституционной нормой определено, что в Российской
Федерации финансируются федеральные программы охраны и укрепления здоровья
населения, принимаются меры по развитию государственной, муниципальной, частной
систем здравоохранения, поощряется деятельность, способствующая укреплению здоровья человека, развитию физической культуры и спорта, экологическому и санитарно-эпидемиологическому благополучию. Признание основополагающей роли охраны
181
здоровья граждан как неотъемлемого условия жизни общества, ответственности государства за сохранение и укрепление здоровья граждан предопределяет содержание правового регулирования отношений, связанных с реализацией данного конституционного
права. Так, в соответствии с Основами законодательства Российской Федерации граждан охрана здоровья граждан — это совокупность мер политического, экономического,
правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление
физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней
активной жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья10.
В Российской Федерации кроме указанных нормативных актов приняты и действуют также ряд специальных законов, регламентирующих самостоятельные направления
в сфере охраны здоровья. Среди них — указанный нами Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах». Цель его — охрана здоровья граждан,
государственной и общественной безопасности путем правового регулирования государственной политики в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ
и в области противодействия их незаконному обороту.
С позиций социологии управления для исследования общественного здоровья как объекта наркоситуации приоритетным представляется социокультурный подход. Прежде всего потому, что здоровье как социальная ценность имеет разный рейтинг в шкале жизненных ценностей различных групп. Так, исследования, проведенные Оренбургским областным центром медицинской профилактики, показывают, что мотивация подростков к здоровому образу жизни существенно изменяется с возрастом. По результатам анкетирования
взрослых (старше 18 лет) отмечается несоответствие показателей мотивации к здоровому образу жизни по половому признаку11. Исследованиями фиксируется и тот факт, что
оценка учащимися степени опасности для здоровья потребления наркотиков существенно
варьируется в зависимости от типа учебного заведения12. Имеют место и региональные
различия. Так, социологические исследования, проведенные в Республике Татарстан, показали, что 77,5 % опрошенных молодых людей согласны с тем, что для здоровья человека опасно периодическое употребление наркотиков. Опасность для здоровья регулярного
употребления наркотиков признают 93,7 % опрошенных13. Исследования в Оренбургской
области, проведенные по методологии Европейского проекта школьных исследований по
алкоголю и наркотикам (ESPAD), показывают, что процент молодежи, признающих такую
опасность, значительно ниже, 45,7 и 70 % соответственно.
По своему содержанию наркоситуация — это конфликтное социальное взаимодей­
ствие, характеризующееся противостоянием между сторонами по поводу обладания
­определенными материальными и нематериальными благами. Поскольку наркоситуация — это ситуация конфликтная, постольку для ее исследования и оценки важен синер­
гетический подход, применяя который, можно выделить некоторые особенности наркоситуации.
«Наркомания — это проблема личного выбора каждого человека»14. Разделяя отмеченное мнение, полагаем, что одной из особенностей наркоситуации выступает то,
что в осно­ве ее лежит исключительно субъективный фактор — выбор противоправных
дейст­вий, как правило, с осознанием субъектом девиантного поведения вредных по­
следствий. Тем самым, наркоситуация представляет собой совокупность факторов, являющихся по своей сути выбором варианта поведения, отклоняющегося от установленных
социальных норм, последствием которого выступает ущерб, причиняемый интересам
182
личности, общества и государства. Дополним, что девиантное поведение, порождающее
данную ситуацию,— это не просто отклоняющееся поведение, но и поведение противоправное, связанное с осознанным нарушением установленных государством запретов.
А поскольку риск выбора потребления наркотиков всегда сохраняется, то с позиций социологии, управление данным видом конфликтной ситуации — это прежде всего управ­
ление ­рисками.
Особенностью наркоситуации выступает также и тот момент, что она характеризуется латентностью действий со стороны субъектов девиантного поведения (как лиц,
употребляющих наркотики, так и лиц, вовлеченных в их незаконный оборот, в качестве
субъектов преступной деятельности) и открытым противодействием со стороны органов государства, органов местного самоуправления, институтов гражданского общества.
Открытое, демонстративное противопоставление субъектами девиантного поведения своих действий защищаемым обществом и государством ценностям носит эпизодический,
локальный характер. Сегодня управление наркоситуацией можно оценить как управление
ситуацией со значительной латентной составляющей с определенным числом скрытых
неясностей.
Наркоситуация как ситуация правовая представляет собой публично-правовой юридический конфликт. Данный вариант социального взаимодействия требует правового решения, которое выступает обязанностью уполномоченных органов государственной власти
и должностных лиц. Урегулирование конфликтной ситуации осуществляется в первую
очередь методами публично-правового регулирования — запретом немедицинского по­
требления и незаконного оборота наркотических средств с установлением мер юридической ответственности, обязанности для государственных органов и должностных лиц
принимать исчерпывающие и эффективные меры по противодействию незаконному обороту наркотиков.
Наряду с императивными методами, для разрешения наркоситуации применяется
и диспозитивный метод. Так, в соответствии с российским законодательством наркологическая помощь больным наркоманией оказывается по их просьбе или с их согласия, а
больным наркоманией в возрасте до 16 лет — без их согласия, но по просьбе или с согласия их родителей или законных представителей, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Больные наркоманией при оказании
наркологической помощи пользуются правами пациентов в соответствии с законодатель­
ством Российской Федерации об охране здоровья граждан. Им предоставлена возможность
выбора анонимного лечения как формы оказания специализированной наркологической
помощи.
С позиций социологии управления синергетической подход важен, чтобы оценить форму выражения конфликтной ситуации, направленность и уровень «напряжения» сторон в
ее разрешении. По характеру протекания наркоситуация может оцениваться как стабильная, как ситуация с нарастающим ухудшением, кризисная, угрожающая национальной
безопасности и т. д. В научной литературе выработаны подходы к определению степени
тяжести наркоситуации15. Вместе с тем это направление исследования требует дальнейшего развития.
Оценивая наркоситуацию как разновидность социального взаимодействия, следует
отметить, что в ее основе лежат социальные и, что важно, управляемые причины. И если
такой социальный фактор, как доступность наркотиков, безусловно, выступает предметом криминологического исследования, то степень отношения общества (социальных
групп и институтов) к данному виду нарушений социальных норм (а она может быть
183
оценена разными терминами, например, безразличие, терпимость, настороженность,
бдительность, непримиримость и т. д.) выступает предметом социологического исследования.
Примечания
1 World
P. 5.
Drug Report. Vol. 1 : Analysis / United Nations Publication. Office on Drugs and Crime, 2005.
2 Calculating
the social cost of illicit drugs. Methods and tools for estimating the social cost of the use
of psychotropic substances. Council of Europe Publishing, 2001. 108 p.
3 См.: Дереча, В. А. Зависимость от психоактивных веществ и ее профилактика / В. А. Дереча,
В. В. Карпец. Оренбург, 2005. С. 24–25.
4 Собрание законодательства РФ. 1998. № 2. Ст. 219.
5 См.: Комлев, Ю. Ю. Социологический мониторинг наркотизации подростково-молодежной среды / Ю. Ю. Комлев. Казань, 2005. С. 6, 59.
6 Собрание законодательства РФ. 1998. № 2. Ст. 219.
7 Российская газета. 1993. 25 дек.
8 Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
9 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 12.
10 Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1993. № 33. Ст. 1318.
11 См.: Варламов, А. Н. Сущность и содержание профилактики наркомании и наркопреступности,
пропаганда здорового образа жизни / А. Н. Варламов // Организация профилактики наркомании
и наркопреступности, формирование антинаркотического мировоззрения в студенческой среде :
сб. материалов круглого стола. Оренбург, 2006. С. 41.
12 См.: Трубникова, М. В. Роль антинаркотической пропаганды в молодежной среде / М. В. Труб­
никова // Там же. С. 61.
13 См.: Комлев, Ю. Ю. Тенденции наркотизации подростково-молодежной среды в Татарстане
/ Ю. Ю. Комлев. Казань, 2006. С. 39.
14 См.: Профилактика наркотизма: теория и практика / под ред. С. В. Березина, К. С. Лисецкого.
Самара, 2005. С. 7.
15 См.: Влияние наркомании на социально-экономическое развитие общества / под ред. В. И. Старо­
дубова, А. И. Татаркина. М. ; Екатеринбург, 2006. С. 154.
184
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
279 Кб
Теги
позиции, управления, наркоситуации, социология
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа