close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Правовая оценка состояния опьянения при нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (статья 264 уголовного кодекса Российской федерации).

код для вставкиСкачать
Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 11 (302).
Право. Вып. 36. С. 78–82.
Н. М. Костюк
ПРАВОВАЯ ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ ОПЬЯНЕНИЯ
ПРИ НАРУШЕНИИ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ.
..
Рассматривается вопрос состояния опьянения при нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, дается его уголовно-правовая оценка. Исследуются различные аспекты противодействия нарушению правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
(ст. 264 УК): социальный, экономический, исторический, уголовно-правовой, криминологический.
Ключевые слова: состояние опьянения, нарушения правил дорожного движения, эксплуатация
транспортных средств.
Противодействие нарушению правил дорожного движения и эксплуатации транспортных
средств (ст. 264 Уголовного кодекса (УК) РФ)
имеет различные аспекты: социальный, экономический, исторический, уголовно-правовой,
криминологический. Каждый из них требует
самостоятельного рассмотрения. Наиболее значимым является уголовно-правовой аспект. Он
дает юридическую оценку состояния опьянения,
влияет на назначение наказания. В теории уголовного права и судебной практике такие обстоятельства именуются квалифицирующими. Их
наличие учитывается при квалификации противоправного деяния, превращая его в квалифицированный или особо квалифицированный
вид преступления.
Правовой аспект состояния опьянения традиционно рассматривается применительно к субъекту преступления. Так, согласно ст. 23 УК РФ
«лица, совершившие преступление в состоянии
опьянения, вызванном потреблением алкоголя,
наркотических средств или одурманивающих
веществ, подлежат уголовной ответственности».
Законодатель, таким образом, относится к состоянию опьянения индифферентно, считая опьянение нейтральным фактором. Он не смягчает
и не отягчает ответственности. Данная норма
включена в общепрофилактических, воспитательных целях.
Совершение преступлений при отягчающих
наказание обстоятельствах (ст. 63 УК РФ) влечет за собой, как правило, более строгое наказание в пределах санкции уголовно-правовой
нормы. Наличие таких обстоятельств не изменяет квалификации содеянного деяния, если они
не предусмотрены в качестве признаков состава преступления. Однако состояние опьянения
не предусмотрено в качестве таковых.
Законодательная конструкция ст. 264 УК РФ
имеет свои особенности. В качестве квалифицирующих признаков, дифференцирующих ответственность за нарушение указанных правил,
законодатель использовал не только тяжесть последствий, но и состояние виновного.
Целесообразность криминализировать ответственность за управление транспортным средством в состоянии опьянения путем внесения
соответствующего признака в квалифицированный состав рассматриваемого преступления
обосновывается в юридической литературе1. При
этом акцент делается на усиление уголовной ответственности за деяние, совершенное лицом,
находящимся в состоянии опьянения. Это обусловлено, прежде всего, спецификой рассматриваемого состава преступления, связанного
с источником повышенной опасности, а также
общественно опасными последствиями, предусмотренными ст. 264 УК РФ.
Квалифицированным видом нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств является состояние опьянения
(ч. 2, 4, 6 ст. 264 УК РФ)2. В судебной практике
состояние опьянения учитывается при назначении наказания лицу, совершившему предусмотренное ст. 264 УК РФ преступление, как «отрицательно характеризующее личность этого
лица»3.
Если состояние опьянения существенно повлияло на опасность преступления, то из этого естественным образом вытекает необходимость усиления наказания. В криминологическом плане состояние опьянения рассматривается как явление социальное, реально угрожающее физическому и нравственному здоровью
населения и национальной безопасности страны в целом. Совершенно очевидно, что многие
Правовая оценка состояния опьянения при нарушении правил дорожного движения...
преступления не были бы совершены вообще,
если бы преступник не находился в состоянии
опьянения. Нетрезвое состояние способствует проявлению антиобщественных взглядов
и привычек. Систематическое злоупотребление
спиртными напитками ведет к общей деградации личности, облегчая формирование криминальной установки4.
Медицинский аспект данной проблемы определяется тем, что состояние опьянения, воздействуя на центральную нервную систему человека, поражает его сознание и волю. Вследствие
этого происходит нарушение мышления и ослабления самоконтроля. Поведение человека
в таком состоянии заметно отличается от поведения того же человека в трезвом состоянии,
в результате чего возникают социальные конфликты.
Однако и в таком состоянии лицо обязано
осознавать, что управляет источником повышенной общественной опасности (автомобилем или
иным транспортным средством) и должно быть
предельно собрано и сконцентрировано на выполняемой работе, с тем чтобы не допустить последствий, предусмотренных ст. 264 УК РФ.
Социальный аспект состояния опьянения
шире медицинского, он включает в себя не только употребление алкоголя, наркотических
средств или других одурманивающих веществ,
но и негативные правовые последствия своего
деяния в таком состоянии. Так, за январь — декабрь 2012 г. из числа лиц, совершивших преступление, в состоянии алкогольного опьянения находились 272 684 человека. Рост по отношению
к аналогичному периоду прошлого года составил 23,15 %. В состоянии наркотического опьянения преступления совершили 21 244 человека
(+39,4 %)5. Увеличение количества преступлений, совершенных в состоянии опьянения, вызывает обоснованную тревогу.
Взаимосвязь состояния опьянения с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств обусловлена общностью социально-психологических корней
этих явлений и возможностью формирования
под влиянием алкоголя преступного поведения виновного в совершении рассматриваемого преступления. Осмотрительность, благоразумие покидают опьяневшего человека, создавая тем самым почву для неосторожного причинения смерти, вреда здоровью, уничтожения
имущества. Даже при незначительном употре-
79
блении алкоголя, наркотических средств или
одурманивающих веществ снижается координация движений, нарушается реакция, ухудшаются внимательность и память. Отсюда,
по мнению О. А. Мясникова, следует, что эти
отрицательные факты будут неизбежно ухудшать положение виновного, а значит отягчать
наказание 6.
Квалифицирующие признаки анализируемого состава преступления (ч. 2, 4 и 6 ст. 264 УК
РФ) по своему содержанию, характеризующему
состояние виновного, совпадают. Это деяние,
«совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения». Они приобретают особые черты в сочетании с признаками основного состава
этого преступления.
Исторический аспект анализа уголовного законодательства свидетельствует о стремлении
законодателя дать правовую оценку действиям
лиц, совершивших преступление в состоянии
опьянения. При этом просматривается социально-правовой аспект противодействия алкоголизму и его влиянию на совершение преступления. В Руководящих началах по уголовному
праву РСФСР 1919 г. (ст. 14) говорилось о том,
что лица, совершившие деяние в состоянии глубокого опьянения, лишающего их возможности отдавать отчет своим действиям, признавались невменяемыми и не несли ответственности
за содеянное. Тем не менее, они могли понести
наказание за приведение себя в подобное состояние по ст. 11 Постановления СНК СССР от 19 декабря 1919 г.7
Близкой по содержанию позиции придерживался УК РСФСР 1922 г. В ст. 17 устанавливалось, что наказанию не подлежат лица, «совершившие преступление в состоянии хронической
душевной болезни, или временного расстройства душевной деятельности, или вообще в таком состоянии, когда совершившие его не могли
отдавать себе отчет в своих действиях, а равно
и те, кто хотя и действовал в состоянии душевного равновесия, но к моменту вынесения или
приведения приговора в действие страдает душевной болезнью».
В примечании к данной норме законодатель
не рассматривал состояние опьянения обстоятельством, исключающим уголовную ответственность, если лицо само привело себя в такое состояние для совершения преступления8.
В 1925 г. правительство предприняло дополнительные меры по борьбе с пьянством. Одной
80
из таких мер было введение Постановлением
ЦИК и СНК СССР от 28 августа 1925 г. государственной монополии на производство и продажу
спиртных напитков9. При этом ведущее место
в борьбе с пьянством и алкоголизмом отводилось культурно-воспитательным мерам в сочетании с административными и уголовно-правовыми мерами.
Объектом профилактического воздействия
были лица, появлявшиеся в пьяном виде в общественных местах, а также места торговли спиртными напитками и самогоноварение.
Эффективной мерой явилась организация принудительного лечения хронических алкоголиков и антиалкогольная пропаганда, а также профилактическая работа с лицами, злоупотребляющими алкоголем. Данный опыт, по нашему
мнению, может быть востребован и в настоящее
время.
По УК РСФСР 1926 г. лица, совершившие преступление в состоянии невменяемости, освобождались от уголовной ответственности (ст. 11).
В примечании к данной статье особо указывалось, что действие настоящей нормы не распространялось на лиц, совершивших преступное деяние в состоянии опьянения10.
В ст. 12 УК РСФСР 1960 г. говорилось, что
лица, совершившие преступление в состоянии
опьянения, не освобождаются от уголовной ответственности11. Вопрос о влиянии опьянения
на меру ответственности лиц, совершивших
преступления в таком состоянии, законодательно не урегулирован.
В дальнейшем был принят Закон СССР
от 11 июля 1969 г., согласно которому ст. 39 УК
РФ 1960 г. «Обстоятельства, отягчающие ответственность», была дополнена п. 10: «Совершение
преступления лицом, находящимся в состоянии
опьянения. Суд вправе, в зависимости от характера преступления, не признать это обстоятельство отягчающим ответственность»12.
Следовательно, суд, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного, мог принять
решение о признании или непризнании состояния опьянения обстоятельством, отягчающим
ответственность.
Указом Президиума Верховного Совета
РСФСР от 19 июня 1968 г. УК РСФСР 1960 г.
был дополнен новой статьей 211-1, предусматривающей уголовную ответственность за управление транспортным средством в состоянии
Н. М. Костюк
опьянения13. В дальнейшем ст. 211.1 УК РСФСР
1960 г. была исключена Законом РФ от 24 декабря 1992 г. № 4217-114.
Отсутствие устоявшегося законодательного
подхода к правовой оценке состояния опьянения при совершении преступления и практики
его применения вызвало научную дискуссию.
Следует выделить как минимум несколько научных подходов к оценке данной ситуации.
Первый относится к проблеме вменяемости лиц,
совершивших преступления в состоянии опьянения. Законодатель применительно к ст. 23
УК РФ имеет в виду обычное физиологическое
опьянение. Оно не исключает вменяемости лица
в первую очередь ввиду отсутствия медицинского критерия невменяемости — психического
расстройства. Помимо этого способность лица
понимать происходящее и контролировать свое
поведение, как правило, сужается, но не утрачивается полностью15.
В случае совершения лицом противоправного деяния в состоянии обычного опьянения,
когда его психическое здоровье вызывает сомнение, следует проводить комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу. Данное правило касается только физиологического опьянения. Деяние не признается
преступлением, если оно совершено в состоянии
патологического опьянения, что приравнивается
к кратковременному психическому расстройству
и качественно отличается от глубокой степени
обычного бытового опьянения16.
Второй подход к оценке состояния опьянения
характеризуется тем, что преступления, совершаемые в таком состоянии, должны получить
соответствующую правовую оценку путем усиления репрессивных мер.
С учетом этого автор считает заслуживающей
изучения и анализа позицию УК РСФСР 1960 г.,
признававшего деяния, совершенные в состоянии опьянения, обстоятельством, отягчающим ответственность (п. 10 ст. 39 УК РСФСР).
А. С. Бабанов, исследовав состояние и динамику
преступлений, совершаемых в состоянии опьянения, предлагает ввести в ст. 63 УК РФ норму, предусматривающую повышенную уголовную ответственность за совершение в состоянии опьянения насильственных преступлений,
а также преступлений против безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта и транспортных средств17.
Правовая оценка состояния опьянения при нарушении правил дорожного движения...
Близкой по содержанию является позиция
В. Г. Павлова, который делает вывод о том, что
целесообразно вновь включить в перечень обстоятельств, отягчающих наказание, положение в следующей редакции: «Совершение преступлений лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения. Суд вправе, в зависимости от характера совершенного преступления,
не признать это обстоятельство отягчающим наказание»18.
В то же время состояние опьянения, по мнению других исследователей, не всегда связано
с совершением преступления и поэтому не может быть признано отягчающим обстоятельством19.
Обосновывая исключение из УК РФ 1996 г. состояние опьянения как отягчающего вину обстоятельства, Г. Н. Борзенков, в частности, указывал на то, что «состояние опьянения не всегда
может быть признано отягчающим ответственность, как об этом свидетельствует практика»20.
Отмечается также, что по смыслу положений
ст. 23 УК РФ состояние опьянения виновного
в момент совершения преступления не может
оцениваться как обстоятельство, отягчающее
или смягчающее наказание. С указанным негативным явлением гораздо эффективнее бороться
путем привлечения виновных к строгой административной ответственности21.
Учитывая негативные последствия нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК РФ), представляется целесообразным расширить распространение квалифицирующего признака, усиливающего уголовную ответственность за совершение преступления в состоянии опьянения,
на близкие по механизму совершения преступления. Это нарушение правил безопасности
на объектах атомной энергетики (ст. 215 УК РФ),
нарушение правил безопасности при ведении
горных, строительных или иных работ (ст. 216),
нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах (ст. 217), нарушение требований
пожарной безопасности (ст. 219), нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта и метрополитена
(ст. 263) и др.
Негативная динамика преступлений, совершенных в состоянии опьянения, тяжесть их последствий, а также опыт правоприменительной
деятельности автора свидетельствуют о высо-
81
кой степени общественной опасности лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения, вызванного потреблением алкоголя, наркотических средств или одурманивающих веществ. В этой связи представляется целесообразным дополнить ч. 1 ст. 63 УК РФ пунктом
«п» — «Совершение преступления в состоянии
опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или иных одурманивающих
веществ».
Примечания
См.: Бохан, А. П. Уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации
транспортных средств : автореф. дис. ... канд. юрид.
наук. Ростов н/Д, 2002. С. 21–22; Шелудяков, А. А.
Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с преступлениями против безопасности
движения и эксплуатации автотранспорта : автореф.
дис. ... канд. юрид. наук. M., 2002. С. 11.
2
В редакции Федерального закона от 13 февраля
2009 г. № 20-ФЗ.
3
См.: Постановление Пленума Верховного Суда
РФ от 9 декабря 2008 г. № 25 «О судебной практике
по делам о преступлениях, связанных с нарушением
правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» // Бюл. Верхов. Суда РФ.
2009. № 2. П. 11.
4
Уголовное право Российской Федерации. Общая
часть : учеб. для вузов / под ред. д-ра юрид. наук
В. С. Комиссарова, д-ра юрид. наук Н. Е. Крыловой,
д-ра юрид. наук И. М. Тяжковой. М. : Статут, 2012.
С. 249.
5
См.: Состояние преступности в России за январь — декабрь 2012 года [Электронный ресурс] /
М-во внутр. дел. Рос. Федерации ; Гл. информ.-аналит. центр. URL: http://mvd.ru/upload/site1/document_
file/vlXMMRlab8.pdf
6
См.: Мясников, О. А. Смягчающие и отягчающие
наказание обстоятельства в теории, законодательстве и судебной практике. М. : Юрлитинформ, 2002.
С. 203.
7
См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1917–1952 гг.) /
под ред. Голикова И. Т. М. : Гос. изд-во юрид. лит.,
1953. С. 59.
8
См.: Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. / Юрид. издво Наркомюста РСФСР. М., 1924. Ст. 17.
9
См.: Собр. законодательства СССР. 1925. № 57.
С. 425.
10
См.: Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. М., 1950.
Ст. 11.
11
См.: Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. М., 1978.
Ст. 12.
12
См.: Ведомости Верхов. Совета СССР. 1969. № 29.
С. 249.
13
См.: Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. Ст. 211-1.
1
82
См.: Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1993. № 3. Ст. 97.
См.: Комментарий к Уголовному кодексу
Российской Федерации для работников прокуратуры (постатейный) / отв. ред. проф. А. И. Чучаев. М. :
Контракт, 2011. С. 54.
16
См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под общ. ред. д-ра юрид. наук
Предс. Верхов. Суда РФ В. М. Лебедева. М. : Норма,
2003. С. 47.
17
См.: Бабанов, А. С. Уголовная ответственность
за преступления, совершенные в состоянии опьянения : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2002.
С. 23.
14
15
Н. М. Костюк
18
Павлов, В. Г. Субъект преступления и уголовная
ответственность. СПб. : Лань, 2000. С. 138.
19
Курс уголовного права. Общая часть : учеб.
для вузов : в 2 т. Т. 2. Учение о наказании / под ред.
Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. М. : Зерцало, 1999.
С. 107.
20
Новое уголовное право России. Общая часть :
учеб. пособие / под ред. Н. Ф. Кузнецовой. М. :
Зерцало, 1996. С. 107.
21
См.: Пикуров, Н. И. Уголовное право в системе
межотраслевых связей. Волгоград : Волгогр. юрид.
ин-т, 1998. С. 179–182.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа