close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

О правоохранительной деятельности и правоохранительных органах в Российской Федерации.

код для вставкиСкачать
О правоохранительной деятельности и правоохранительных органах в Российской Федерации
Примечательно, что некоторые нормы КЗоТа
РСФСР 1922 года пережили десятилетия, продемонстрировали свою социальную ценность, и с успехом «перекочевали» в современное трудовое право РФ. Так, например, ст. 35 КЗоТа 1922 г. категорически запрещала работнику (нанявшемуся лицу)
поручать без согласия работодателя (нанимателя)
выполнение своей работы другому работнику.
В свою очередь, согласно ст. 36, наниматель не мог
потребовать от работника выполнения работы, не
обусловленной трудовым договором, «а также работы, сопряжённой с явной опасностью для жизни
или не соответствующей законам о труде».
Согласно ст. 45, если по истечении срока трудового договора трудовые отношения фактически
продолжались, и ни одна из сторон требовала их
прекращения, то трудовой договор переходил в разряд бессрочных.
Согласно п. 4 Общей части Кодекса, «все договоры и соглашения о труде, ухудшающие условия
труда сравнительно с постановлениями настоящего Кодекса, недействительны». Согласно ст. 60,
размер вознаграждения за работу в сверхурочное
время не мог быть ниже «полуторного размера нормального вознаграждения за первые два часа
и двойного за последующие часы…». Согласно
ст. 165, администрация предприятий (хозяйств, уч-
реждений) обязывалась предоставлять профсоюзному комитету «бесплатно необходимое помещение
со всем оборудованием, отопление и освещением
для занятий как самого комитета, так и общих и делегатских собраний…» [7, ст. 903].
Таким образом, нельзя не заметить, что кодификация российского трудового законодательства,
предпринятая в период НЭПа, способствовала дальнейшему развитию отраслевой системы отечественного трудового права, успешному совершенствованию его основных институтов.
Библиографический список
1. Карр Э. История Советской России. Большевистская революция. 1917–1923. – London, 1952.
2. Киселёв И.Я. Трудовое право России и зарубежных стран. Международные нормы труда. – М.:
Эксмо, 2005. – 608 с.
3. Ленин В.И. О трудовом законодательстве. –
М.: Госполитиздат, 1959. – 519 с.
4. Ленин В.И. Избранные произведения в четырёх томах. – М.: Госполитиздат, 1988. – Т. 4. – 586 с.
5. Проблемы общей теории права и государства:
учебник для вузов / под общ. ред. В.С. Нерсесянца. – М.: Норма, 2006. – 832 с.
6. Собрание Узаконений РСФСР. – 1918. – № 87–88.
7. Собрание Узаконений РСФСР. – 1922. – № 70.
УДК 347.97/99
Саакян Давид Оганесович
Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова
saakjandav89@mail.ru
О ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
И ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Статья посвящена вопросам определения содержания правоохранительной деятельности и субъектам, которые можно отнести к правоохранительным органам.
Ключевые слова: правоохранительная деятельность, правозащитная деятельность, правоохранительный орган.
Д
о настоящего времени по вопросу о содержании, как правоохранительной функ
ции, так и правоохранительной деятельности, органов их осуществляющих, ни в юридической литературе, ни в законодательстве определенности не имеется.
Например, относительно правоохранительной
деятельности любопытное объяснение (пояснение)
дает проф. К.Ф. Гуценко. «Данное понятие является сравнительно молодым. Оно введено в юридический обиход всего лишь в конце 50-х – начале
60-х гг. По сравнению с возрастом других терминов и понятий, которыми пользуются юристы, это
«младенческий» возраст. Отчасти этим можно было
бы объяснить тот факт, что понятие «правоохранительная деятельность» еще не устоялось» [10, с. 4].
Так, для одних специалистов-практиков данная
деятельность – это то, что делается компетентны© Саакян Д.О., 2013
ми государственными органами в сфере борьбы
с преступлениями и иными правонарушениями
(ставится знак равенства между понятием правоохранительной деятельности и понятием борьбы
с преступностью, правонарушениями). Для других – это обеспечение общественного порядка в общественных местах, на улицах, контроль над правильным проведением массовых мероприятий.
Представляется, что указанные подходы можно
признать допустимыми, однако они (каждый в отдельности) существенно сужают суть самой правоохранительной деятельности. Сфера охраны права
значительно шире, чем сфера борьбы с преступностью или нарушениями общественного порядка.
В то же время, ряд авторов при обозначении
правоохранительной деятельности используют термин «правозащитная деятельность», соотнося их
как синонимичные и тождественные понятия.
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова  № 1, 2013 1 217
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
Другие ученые, составляющие большинство,
указывают позицию, согласно которой понятия «охрана права» и «защита права» являются близкими, но не тождественными. В этой связи некоторые авторы, например, В.Н. Бутылин [5, с. 83],
Л.Д. Воеводин [6, с. 111], Б.Ю. Тихонова [11, с. 15]
выстраивают достаточно убедительную систему доказательств того, что содержание приведенных понятий не совпадает, обобщенно обозначая при этом
правоохранительную деятельность как работу органов публичной власти по профилактике и пресечению правонарушений, а правозащитную – как
деятельность, связанную с восстановлением нарушенных прав и свобод человека и гражданина.
П.В. Анисимов полагает, что под правозащитной деятельностью следует понимать деятельность,
осуществляемую компетентными, правомочными
субъектами, которые в рамках правозащитного производства, посредством применения организационно-правозащитных и иных регулятивно-правозащитных средств, оказывают юридически результативное воздействие на общественные отношения,
возникающие из факта реализации права человека
на защиту [2, с. 33]. Подобной точки зрения придерживается и Д.И. Авдеев, который полагает, что
правозащитную деятельность невозможно представить без восстановления нарушенных прав.
В таком же ключе, вполне справедливо отмечает Н.И. Матузов: «Охрана и защита субъективного
права или охраняемого законом интереса – не одно
и то же: охраняются они постоянно, а защищаются
только тогда, когда нарушаются. Защита есть момент охраны, одна из ее форм».
А.С. Автономов полагает, что правозащитная
деятельность направлена на то, чтобы воспрепятствовать нарушению субъективного права и (или)
восстановить нарушенное право [1, с. 21].
И.В. Голованов для уточнения понятия правозащитной деятельности предлагает выделить ее
признаки, к которым относит следующее: во-первых, эта деятельность должна быть направлена на
восстановление нарушенных прав и свобод граждан; во-вторых, в ней должны использоваться только правовые средства и способы защиты прав и интересов граждан.
Другой автор, М.Ю. Калнина, характеризует
правозащитную деятельность как систематическую
работу различных субъектов правозащитной структуры России (публичных государственных и муниципальных органов и непубличных институтов
гражданского обществ), направленную на восстановление нарушенных прав и свобод человека
и гражданина [8, с. 47].
Особо отметим изменения номенклатуры научных специальностей, среди которых специальность
12.00.11 – Судебная власть; прокурорский надзор;
организация правоохранительной деятельности,
переименована в «Судебную деятельность, проку-
218
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова  № 1, 2013
рорскую деятельность, правозащитную и правоохранительную деятельность». Не вникая в полемику с учеными относительно правильности изменения специальности, заметим, что уже само отделение правоохранительной и правозащитной деятельности друг от друга еще раз подтверждает их обособленность.
А.В. Ендольцева справедливо указывает, что
правозащитная деятельность пока не имеет законодательного и устоявшегося научного определения,
что делает невозможным четкое формулирование
как объекта исследования в рамках данной специальности, так и перечня субъектов указанной деятельности. С чем действительно стоит согласиться – четкости и определенности относительно правозащитной деятельности и в законодательстве,
и в научной литературе не наблюдается.
Таким образом, на основании вышеприведенных позиций авторов можно говорить о том, что
правоохранительная и правозащитная деятельность
представляют собой две разных по сути категории,
отличность друг от друга которых очевидна, и главным образом это выражается во времени возникновения соответствующих правоотношений – правозащитные отношения возникают только лишь
после того, как право уже нарушено, и соответственно направлены на ее восстановление. Кроме того,
добавим, что правоохранительная и правозащитная деятельность отличаются своим субъективным
составом. Если к правоохранительным органам
можно отнести довольно узкий круг субъектов, то
к правозащитным – более широкий, в том числе
различного рода негосударственных организаций,
институтов гражданского общества.
Возвращаясь непосредственно к правоохранительной деятельности, ряд других ученых обозначают ее, как «деятельность специально уполномоченных органов», отмечая тем самым, что правоохранительную деятельность осуществляют не все
государственные органы.
На наш взгляд, нельзя категорично говорить
о том, что ее осуществляют исключительно специально созданные органы, поскольку правоохранительную деятельность в широком смысле выполняют практически все государственные органы, для
которых она является отнюдь не первостепенной.
В подтверждение сказанному приведем ряд примеров, характеризующих правоохранительную деятельность в широком смысле.
Как отмечает М.В. Комаров, правоохранительная деятельность – это деятельность всех государственных органов, обеспечивающих соблюдение
прав и свобод граждан, их реализацию, законность
и правопорядок. Обеспечивая режим законности,
реализацию своих прав гражданами, отстаивая законные государственные интересы, они тем самым
косвенно участвуют в правоохранительной деятельности, т.е. способствуют охране права от наруше-
О правоохранительной деятельности и правоохранительных органах в Российской Федерации
ний. Хотя это важная, но далеко не единственная
сторона деятельности большинства государственных органов. У них на первом плане другие задачи – хозяйственные, культурные, социальные, для
решения которых они и создаются. Некоторые правоохранительные функции они выполняют наряду
с осуществлением своих основных задач [9, с. 19].
Так, для капитана корабля, находящегося в плавании, функция дознания является далеко не основной, хотя по закону в случае совершения преступления пассажиром или кем-либо из членов команды он обязан возбудить уголовное дело и выполнить неотложные следственные действия по
выявлению и фиксации доказательств. Данную
функцию нельзя назвать основной и для воинских
начальников, для работников противопожарной
службы. В этом нетрудно убедиться при ознакомлении с положениями или иными правовыми актами, регулирующими статус и полномочия такого
рода органов и должностных лиц.
По этому поводу вполне обоснованно следующее высказывание: «Разве в государственном аппарате есть хоть один государственный орган, который в той или иной мере не нацелен на работу
по тому или иному направлению правоохранительной деятельности. Нет, таких органов не существует. Например, Министерство финансов Российской
Федерации разрабатывает и проводит финансовую
политику государства, посредством которой должно обеспечиваться нормальное функционирование
всех его структур. При недоработках в этом важнейшем государственном деле или сбоях в финансировании регионов и отраслей промышленности,
последствия бывают катастрофическими и от этого страдают, прежде всего, люди, нарушаются их
права и охраняемые законом интересы» [9, с. 21].
Однако это не говорит о том, что для выполнения правоохранительной деятельности государством не создаются специальные, профессиональные органы, для которых правоохранительная функция является основной целью деятельности, наоборот, наряду с правоохранительными органами
осуществляют правоохранительную деятельность
и иные разнообразные государственные органы.
Не однозначен в этом вопросе и подход законодателя. Например, в статье 8 Закона «О прокуратуре Российской Федерации» определена следующая
система правоохранительных органов: органы
внутренних дел, органы ФСБ, органы наркоконтроля, органы таможенной службы и др.
Федеральным законом от 20 апреля 1995 года
«О государственной защите судей, должностных лиц
правоохранительных и контролирующих органов»
указывается следующий перечень органов, которые
законодатель относит к правоохранительным: прокуратура, органы внутренних дел, органы ФСБ Российской Федерации, Федеральная служба судебных
приставов, Федеральная служба охраны Российской
Федерации, таможенные органы, налоговая служба, органы оперативно-розыскной деятельности.
В статье 317 Уголовного кодекса Российской
Федерации предусмотрена уголовная ответственность за посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа без указания на соответствующую систему.
В части 3 статьи 80 Уголовно-исполнительного
кодекса Российской Федерации указывается:
«…В отдельных исправительных учреждениях содержатся осужденные – бывшие работники судов
и правоохранительных органов»; перечень правоохранительных органов при этом не приводится.
В этой связи некоторые авторы предлагают использование критерия при отнесении органа к правоохранительному, который бы учитывал удельный
вес деятельности собственно правоохранительной
направленности в общей массе полномочий конкретного органа, чтобы правоохранительная деятельность занимала значительное место в объеме его
работы, не была побочной, эпизодической [7, с. 32].
С таким предложением следует согласиться,
поскольку было бы разумным иметь в арсенале
подобный инструмент, но в тоже время не раскрывается, что включать в этот критерий.
Нам, в свою очередь, представляется, что использовать в качестве критерия для отнесения органа к правоохранительному можно осуществление
им правоохранительной деятельности как основной своей функции.
Вместе с тем, следует согласиться с мнениями
авторов, которые указывают, что правоохранительный орган обязательно должен иметь возможность
применения «принудительных полномочий». Исключительный характер государственного принуждения в правоохранительной деятельности проявляется в правоприменении, направленном на обеспечение реализации правовых норм и выступающим одновременно формой этой реализации. Только правоохранительные органы имеют право применять к нарушителям норм права меры юридического воздействия или санкции, т.е. принуждать
правонарушителя исполнять предусмотренную
в соответствующей норме права обязанность и заставлять его претерпеть неблагоприятные последствия правонарушения.
В этом же аспекте, А.Г. Братко отмечает, что
критериями отнесения какого-либо органа государства к правоохранительному выступают осуществление правоохранительной деятельности и возможность применения государственного принуждения [4, с. 8].
Ю.П. Соловей именно с возможностью принуждения связывает понятие правоохранительных органов, поскольку «…своим объединением под таким наименованием они обязаны имеющейся у них
возможности действовать методом принуждения» [3, с. 231].
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова  № 1, 2013 1 219
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
По мнению О.И. Бекетова и В. Н. Опарина, критерием отнесения тех или иных государственных
органов к числу правоохранительных является принуждение «Деятельность правоохранительных органов, очевидно, немыслима без принуждения либо
реальной возможности такого принуждении для
достижения определенных целей».
Итак, именно наличие подобных свойств,
а именно основной для органа правоохранительной функции, а также возможность принуждения являются главными условиями при отнесении
того или иного субъекта к правоохранительному.
Подобная характеристика правоохранительных
органов (в узком смысле) исключает возможность
отнесения к их числу нотариата и адвокатуры.
Иногда к правоохранительным органам относят
частные и детективные агентства. Однако если исходить из правового положения указанных субъектов, можно определить, что они относятся к коммерческим субъектам, первичной целью которых
является извлечение прибыли, а не сама правоохранительная деятельность. Кроме того, в статье 1
Закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности в РФ» установлено, что на граждан,
осуществляющих частную детективную и охранную деятельность, действия законов, закрепляющих правовой статус работников правоохранительных органов, не распространяется; а в статье 3
сформулировано: «предприятиям, осуществляющим частную детективную и охранную деятельность, предоставляется право содействовать правоохранительным органам в обеспечении правопорядка, в том числе, на договорной основе»; в статье 7
этого Закона отмечаются ограничения, касающиеся сферы деятельности частного детектива. Частным детективам запрещается, например, скрывать
от правоохранительных органов ставшие им известными факты готовящихся или совершенных преступлений и выдавать себя за сотрудников правоохранительных органов.
Таким образом, однозначного определения понятий «правоохранительная деятельность», «правоохранительный орган», как в законодательстве,
так и в научной среде не наблюдается.
Представляется, что следует исходить из понимания правоохранительной деятельности как государственной деятельности, направленной на охрану права от каких-либо посягательств, которая может осуществляться как косвенно всеми государственными органами, так и специально созданны-
220
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова  № 1, 2013
ми правоохранительными органами государства.
Касаясь последних необходимо, на наш взгляд, относить к таковым лишь те государственные органы, для которых правоохранительная деятельность
является основной функцией, и которые непосредственно обладают правом применения государственного принуждения. И поэтому к числу правоохранительных органов с этих позиций относятся
органы прокуратуры, органы внутренних дел, органы Следственного комитета Российской Федерации,
органы Федеральной службы безопасности, таможенные органы, органы ФСКН, органы ФССП,
органы ФСИН.
Библиографический список
1. Автономов А.С. Права человека, правозащитная и правоохранительная деятельность. – М.: Фонд
«Либеральная миссия», 2001. – 448 с.
2. Анисимов П.В., Медведицкова Л.В. Теоретико-правовые и организационные основы правозащитной системы в Российской Федерации. – Волгоград, 2006. – С. 32–33.
3. Аврутин Ю.Е. Государство и право. Теория
и практика: учебное пособие. – М., 2007. – 441 с.
4. Братко А.Г. Правоохранительная система:
понятие и основные элементы содержания // Проблемы развития правоохранительных органов. –М.,
1994. – С. 8–11.
5. Бутылин В.Н. Государственно-правовой механизм охраны конституционных прав и свобод
граждан. – М., 2001. – С. 101–123.
6. Воеводин Л.Д. Конституционны права и обязанности советских граждан.– М., 1972. – 300 с.
7. Городецкий П.Г. Проблемы деятельности
федеральной системы правоохранительных органов Российской Федерации: Дис. … д-ра юрид.
наук. – Рязань, 2002. – С. 32–43.
8. Калнина М.Ю. Правозащитная деятельность
государственных органов субъектов Российской Федерации: конституционно-правовое исследование:
Дис. … канд. юрид. наук – М., 2009. – С. 40–49.
9. Комаров М.В. Правоохранительная деятельность в Вооруженных силах Российской Федерации: конституционно-правовое регулирование: Дис.
канд. … юрид. наук. – М., 2002. – С. 19–27.
10. Правоохранительные органы: Учебник для вузов / под ред. проф. К.Ф. Гуценко. – М., 1995. – С. 2–4.
11. Тихонова Б.Ю. Субъективные права советских граждан, их охрана и защита: Автореф. дис. ...
канд. юрид. наук. – М., 1972. – С. 10–15.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
42
Размер файла
376 Кб
Теги
органах, деятельности, российской, федерации, правоохранительные
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа