close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

О понятии и предмете уголовно-правовой социологии.

код для вставкиСкачать
С.А. Маркунцов. О понятии и предмете уголовно-правовой социологии
рической развитостью данной национальной системы. Об этом также очень хорошо сказал профессор Шюнеманн.
Вслед за ним можно подтвердить, что в УПК
Монголии представлен все же континентальный
уголовный процесс, который можно определить
как смешанный, прагматический, но нецелесообразно относить к состязательному. Полагаем,
что выбор законодателя верен и исторически это
наиболее правильное построение действующей
уголовно-процессуальной системы.
Итоговая оценка УПК Монголии такова: он
представляет собой, по нашему твердому убеждению, нормативно-правовой акт, соответствующий международным стандартам и Конституции. УПК Монголии разработан на высоком
нормативно-техническом уровне, то есть с должным использованием арсенала юридических
средств. В нем определенно выражены правовые
предписания и это обеспечивает их возможно
более единообразное применение. УПК реально
способен определять практику уголовного процесса, действия всех субъектов, на которых он
распространяется. Порядок судебного производства определен осознанно, технически в целом
удачно, и он достаточно хорош для достижения
целей уголовного процесса Монголии, что подтверждается на протяжении ряда лет его применения.
Литература
1. Нарангэрэл С. Правовая система Монголии. УланБатор; М., 2004. С. 120.
2. Петрухин И.Л. Концептуальные основы реформы
уголовного судопроизводства в России // Государство и право. 2002. № 5. С. 17-18.
3. Нарангэрэл С. Правовая система Монголии. УланБатор; М., 2004. С. 120-121.
Жалинский Альфред Эрнэстович – доктор юридических
наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской
Федерации, заведующий кафедрой уголовного права Государственного университета – Высшей школы экономики при
Правительстве Российской Федерации.
Мяханова Александра Николаевна – доцент кафедры уголовного права и процесса юридического факультета Бурятского
государственного университета.
Zhalinskiy Al’fred Ernestovich – doctor of law, professor, Honored scientist of Russian Federation, head of criminal law department of State University – High School of Economy under the
Government of the Russian Federation.
Myahanova Aleksandra Nikolaevna – associate professor of
criminal law and procedure department of Buryat State University.
С.А. Маркунцов
УДК 340.1
О понятии и предмете уголовно-правовой социологии
В статье рассматриваются вопрос о соотношении наук уголовного права криминологии и уголовно-правовой
социологии и проблемы определения понятия и предмета исследования уголовно-правовой социологии.
Ключевые слова: уголовно-правовая социология, уголовная социология, структура науки уголовного права,
криминология, социологические исследования в уголовном праве.
S.A. Markuntsov
About the concept and the object of criminal law sociology
The article deals with the correlation of two sciences – criminal law and criminal law sociology, and the problems of
defining the concept and the subject of criminal law sociology.
Keywords: criminal law sociology, criminal sociology, structure of criminal law science, criminology, sociological
research in criminal law.
Необходимость уголовно-правовой науки
для общества очевидна. Но объектом познания
уголовно-правовая наука оказывается реже, чем
это необходимо. Ее осознание далеко не всегда
осуществляется достаточно корректно на основе
взвешенных и проверенных суждений [1]. Весьма
интересным представляется положение, согласно
которому в современной уголовно-правовой литературе активно идут споры о состоянии, концепциях и стратегиях развития науки уголовного
права без четкого представления о структуре соответствующей отрасли научного знания. Полагаем, что, не имея представления о системе научного знания, весьма сложно определиться с тенден259
Вестник Бурятского госуниверситета
2011/2
циями его развития.
Возникновение и развитие уголовно-правовых
(криминологических) воззрений в России имеют
свои качественные особенности. Если на Западе
многие крими­нологи не являлись и не являются
юристами (сам термин «кримино­логия» введен
в 1879 г. итальянским антропологом Топинаром
[2]), то зарождение криминологической мысли
в России связано преиму­щественно с юриспруденцией, в том числе с законотворческой дея­
тельностью. Так, еще в 1802 г. А.Н. Радищев в
работе «О законоположении» обосновал необходимость всестороннего изучения прес­тупности,
высказал мнение о ее причинах и предложил программу сбора уголовно-статистических сведений
[3]. В то же время спор о том, относятся ли социологические исследования юридических явлений
к предмету юридической науки, продолжается в
контексте науки уголовного права на протяжении
длительного времени.
Дискуссия о выделении уголовной социологии в рамках науки уголовного права развернулась еще в ХIХ в., прежде всего, между известными русскими учеными М.В. Духовским, И.Я.
Фойницким и Н.Д. Сергеевским. М.В. Духовский
и И.Я. Фойницкий высказывали предложе­ния по
расширению содержания науки уголовного права. Н.Д. Сергеевский в статье «Преступле­ние и
наказание как предмет юридической науки», опубликованной в 1879 г., пришел к выводу о том, что
юридическое исследо­вание не соединимо с социологическим и не может войти в состав одной
науки; такое соединение может быть лишь механическим, но отнюдь не органическим, внутренним [4]. Однако следует иметь в виду, что данная
дискуссия возникла до официального признания
и выделения криминологии как самостоятельной
науки.
В рамках теории советского уголовного права
также не было единой позиции в вопросе определения места социологические исследования в
рамках наук уголовно-правового цикла. В 60-х гг.
ХХ в. это вылилось, в частности, в дискуссию о
предмете криминологии. В ходе этой дискуссии
возникло несколько принципиально различных
позиций по данному вопросу. Одни ученые (А.А.
Герцензон, А.А. Пионковский и др.) считали, что
криминология – это составная часть науки уголовного права и в предмет ее изучения входят
уголовно-правовые нормы, явления реальной жизни, опосредуемые этими нормами, преступность,
ее причины, меры профилактики. А.А. Герцензон
считал, что криминология – лишь частный случай
применения метода конкретно-социологического
исследования в науке уголовного права [5]. Другие ученые (И.И. Карпец, Н.А. Стручков и др.)
полагали, что криминология – это самостоятельная юридическая наука с собственным предметом
изучения, вышедшей из уголовного права. Третьи
ученые (И.С. Ной, Б.С. Утевский и др.) рассматривали криминологию как направление социологической науки, тесно связанной с уголовным
правом.
В 70-80-х гг. ХХ в. в контексте уголовного
права и криминологии появлялось значительное
количество исследований социологического характера [6].
Время расставило все на свои места. В настоящее время преобладающим является взгляд на
криминологию как общетеоретическую науку о
преступности [7]. Ю.М. Антонян также указывает, что логическое развитие криминологической
мысли и криминологической науки позволяет
говорить о криминологии как об общетеоретической науке о преступности, ее причинах и условиях, ей сопутствующих, личности тех, кто совершает преступления, а также о методах контроля за преступностью и борьбы с ней [8].
Такое решение вопроса о предмете криминологии и ее месте в системе наук, на наш взгляд, не
дало принципиального ответа на вопрос о месте
социологических исследований в рамках науки
уголовного права и о месте уголовно-правовой
социологии в системе наук.
В настоящее время социологические аспекты
права в целом и уголовного права в частности рассматриваются и в рамках социологии права [9] и в
рамках легистики [10] и некоторых других наук.
Представляется, что на современном этапе развития науки уголовного права дискуссия о месте
социологических исследований в рамках соответствующей науки в очередной раз трансформировалась в дискуссии по поводу уголовно-правового
воздействия и уголовно-правового регулирования
[11], об определении понятия уголовных правоотношений, о предмете уголовного права.
В частности, в последнее время наряду с устоявшимися подходами к определению предмета
уголовного права появляются новые небесспорные концепции по данному вопросу. В частности,
Н.В. Генрих изначально указывая, что «исходя из
особенностей генезиса уголовного права и его
роли в жизни общества, учитывая аксиологический и деятельностный подходы к праву, предме260
С.А. Маркунцов. О понятии и предмете уголовно-правовой социологии
том исследуемой отрасли могут выступать лишь
определенные общественные отношения, возникающие в связи с совершением преступления,
которые уголовное право организует, упорядочивает…» [12], затем полагает, что «предмет уголовного права как отрасли права в структурном
отношении включает в себя: предмет уголовноправовой охраны (наиболее ценные для общества
отношения, поставленные под охрану уголовного
закона); предмет уголовно-правового воздействия
(общественные отношения, связанные с удержанием, лица от нарушений уголовно-правовых запретов); предмет уголовно-правового регулирования (отношения, которые объективно требуют
упорядочения именно уголовно-правовыми нормами…) [12]». При всей оригинальности такого
подхода к определению предмета уголовного права как отрасли права позиция автора представляется небесспорной. Во-первых, возникают возражения по поводу некоторой непоследовательности
автора. Во-вторых, возникает вопрос о том, в чем
принципиально различаются предмет уголовноправовой охраны и предмет уголовно-правового
воздействия. В-третьих, следует вопрос о целесообразности такого структурирования предмета уголовного права. Представляется, что включение в структуру предмета отрасли уголовного
права общественных отношений, составляющих
предмет уголовно-правовой охраны и предмет
уголовно-правового воздействия, безусловно, обусловлено важностью указанных общественных
отношений, которые прямо не урегулированы, по
мнению Н.В. Генриха, уголовным правом. Эти отношения, на наш взгляд, входят в предмет изучения социологии уголовного права.
До настоящего времени не выработано единой позиции в определении понятия, предмета и
места уголовно-правовой социологии в системе
наук. Некоторые ученые считают, что вопросы
уголовной социологии должны рассматриваться
в рамках криминологии, а не уголовного права.
Другие ученые признают уголовно-правовую
социологию в качестве составной части науки
уголовного права. Третьи полагают, что наряду
с уже существующими уголовным правом и криминологией желательно оформление в качестве
самостоятель­ных наук социологии уголовного
права и уголовной политики.
В современной учебной литературе лишь немногие ученые прямо указывают на то, что социология уголовного права является важным, самостоятельным направлением уголовно-правовых
исследований [13]. Особый интерес представляет то, что подобные выводы делает не просто
видный ученый в области уголовного права, но
и один из выдающихся криминологов современности, коим, безусловно, является А.И. Долгова.
Действительно, за рамками современной науки
криминологии остается целый пласт социальных
по своей сущности вопросов, прямо связанных с
уголовным правом.
На современном этапе развития науки уголовного права следует согласиться с Л.И. Спиридоновым в том, что в системе правоведения социология уголовного права есть направление (аспект,
сторона) науки уголовного права, которое рассматривает уголовно-правовые институты и нормы в
их социально-экономиче­ской обусловленности,
в процессе их функционирования в обществе и в
связи с их социальной эффективностью [14].
Социология уголовного права как неотъемлемый сквозной эле­мент науки уголовного права представляет собой совокупность на­учных
взглядов и представлений об институтах и понятиях уголов­ного права на основе конкретносоциологического исследования их содержания,
выяснения их социальной обусловленности, анализа результатов применения уголовного закона
и взаимосвязи уголовно-правовых и смежных с
ними понятий и институтов [15].
Определяя предмет исследования уголовноправовой социологии, необходимо отметить, что
круг этих вопросов весьма широк. Во-первых,
это общественные отношения, которые входят в
круг уголовно-правового воздействия (уголовноправовой охраны), но прямо не входят в предмет
уголовно-правового регулирования. Во-вторых,
это вопросы социальной обусловленности и эффективности уголовного закона в целом, отдельных уголовно-правовых институтов (напри­мер,
соучастия, деятельного раскаяния, условного
осуждения), от­дельных норм Общей и Особенной
части, системы наказаний в це­лом и отдельных ее
элементов и видов [16]. Социология уголовного
права, в частности, позволяет понять, как «работают» уголовно-правовые нормы в конкретных
общественных условиях, как общие начала уголовного закона и уголовно-правовые принципы
соотносятся с иными социальными и правовыми
реалиями [13]. В контексте исследования этой
группы общественных отношений представляется перспективным выделение в качестве одной из
основных категорий для исследования уголовноправового запрета. В третьих, в предмет иссле261
Вестник Бурятского госуниверситета
2011/2
дования уголовно-правовой социологии должны
войти иные вопросы, тесно связанные с обозначенными выше, в частности, такие как уголовноправовое мышление, спрос на уголовное право,
стоимость (цена) уголовного права, уголовноправовые риски, оценки роли и значения уголовного права для общества в целом и его отдельных
социальных групп.
Право есть не только совокупность норм, а и
жизненное явление. Все юристы согласны в том,
что право для того чтобы быть правом, должно
постоянно осуществляться в жизни [17]. Исходя
из этого, весьма важными представляются исследование обозначенного круга вопросов, связанных с реализацией положений уголовного
законодательства в реальной жизни, вопросов
«жизни уголовного права». Представляется, что
уголовно-правовая социология как направление
(часть) науки уголовного права, изучающая данные вопросы, должна быть официально признана
научным сообществом, ибо именно эти вопросы
являются одними из перспективных направлений
развития науки уголовного права. В то же время
полагаем, что потенциально с развитием социологических исследований в рамках науки уголовного права, их качественным совершенствованием
можно будет ставить вопрос о самостоятельности
уголовно-правовой социологии как отрасли научного знания.
5. Герцензон А.А. Уголовное право и социология. М.:
Юрид. лит., 1970. С. 53.
6. Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М., 1975; Гришанин П.Ф. Социальная обусловленность уголовно-правовых норм. М., 1978; Коган В.М. Социальный механизм уголовно-правового воздействия. – М.,
1983; Тоболкин П.С. Социальная обусловленность уголовноправовых норм. Свердловск, 1983; Спиридонов Л.И. Социология уголовного права. М., 1986 и др.
7. Криминология: учебник для вузов / под общ. ред. А.И.
Долговой. М.: Норма, 2005. С. 5.
8. Криминология: учебник / под ред. В.Н. Кудрявцева,
В.Е. Эминова. М.: Юристъ, 1997. С. 8.
9. Медушевский А.Н. Социология права / Гос. ун-т –
Высшая школа экономики. М.: ТЕИС, 2006. С. 305-343.
10. Горбань В.С. Понятие, теория и проблемы формирования общей концепции эффективности законодательства.
М.: Юриспруденция, 2009. С. 98.
11. Дуюнов В.К. Уголовно-правовое воздействие: теория
и практика. – М., 2003; Лопашенко Н.А. Основы уголовноправового воздействия: уголовное право, уголовный закон,
уголовно-правовая политика. СПб., 2004; Жариков Ю.С.
Уголовно-правовое регулирование и механизм его реализации. М., 2009 и др.
12. Генрих Н.В. Предмет уголовного права: генезис научной мысли и проблемы современной интерпретации. М.:
Юрлитинформ, 2010.
13. Долгова А.И. Уголовное право и преступность //
Полный курс уголовного права: в 5 т. / под ред. А.И. Коробеева. Т. I: Преступление и наказание. СПб.: Юридический
центр Пресс, 2008. C. 45.
14. Спиридонов Л.И. Социология уголовного права. М.:
Юрид. лит., 1986. С. 19.
15. Орехов В.В. Социология в науке уголовного права.
Л., 1985. С. 14.
16. Звечаровский И.Э. Современное уголовное право
России: понятие, принципы, политика. СПб.: Юридический
центр Пресс, 2001. С. 35.
17. Кистяковский Б.А. Социальные науки и право. Очерки по методологии социальных наук и общей теории права.
М.: Издание М. и С. Сабашниковых, 1916. С. 359.
Литература
1. Сравнительное правоведение: наука, методология,
учебная дисциплина: материалы междунар. науч.-практ.
конф.: в 2 ч. (Красноярск, 25-26 сентября 2008 г.) / Сиб. федер. ун-т, Юрид. ин-т. – Красноярск: ИПК СФУ, 2008. Ч. 1.
С. 239.
2. Криминология / под ред. В.Н. Бурлакова,
В.П.Сальникова. СПб., 1998. С. 5.
3. Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. СПб., 2000. С. 5.
4. Сергиевский Н.Д. Преступление и наказание как
предмет юридической науки (Задачи науки уголовного права) // Избранные труды / отв. ред. А.И. Чучаев. М.: Буквовед,
2008. С. 281.
Маркунцов Сергей Александрович – кандидат юридических
наук, доцент кафедры уголовного права Государственного
университета – Высшей школы экономики при Правительстве Российской Федерации.
Markuntsov Sergey Aleksandrovich – candidate of law, associate
professor of criminal law department of State University – High
School of Economy under the Government of the Russian Federation.
262
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
5
Размер файла
483 Кб
Теги
предмет, правовое, уголовное, понятие, социология
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа