close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Античные и средневековые авторы о народах Северо-Западного Кавказа историографический аспект..pdf

код для вставкиСкачать
УДК 930(470.6)
ББК 63.1(235.7)
К 76
С.Я. Кошокова,
кандидат исторических наук, доцент кафедры истории государства и права
Майкопского государственного технологического университета, тел. 89064381866, email: sumerki7@yandex.ru.
Античные и средневековые авторы о народах Северо-Западного
Кавказа: историографический аспект
(Рецензирована)
Аннотация: Статья посвящена процессу накопления и осмысления исторических
знаний о народах Северо-Западного Кавказа в античный и средневековый период. В
соответствии с историографической направленностью статьи проанализированы причины,
вызвавшие интерес исследователей к региону, проблемы, получившие освещение, и
источниковая база.
Ключевые слова: адыги, историография, античность, средневековье, проблематика,
источниковая база, Северо-Западный Кавказ.
Историография отдельных народов получает свое оформление под влиянием
импульсов, идущих как изнутри общества, так и извне. Зачастую процесс «извне»
хронологически начинается значительно раньше, чем процессы, идущие «изнутри». В
полной мере это подтверждается историей развития народов, c запозданием получивших
письменность. Первые зафиксированные сведения о народах Северо-Западного Кавказа
принадлежат инонациональной среде, т.е. это взгляд «извне». Это характерная черта развития
исторического знания, сохранявшаяся до первой половины XIX в. и обусловившая
особенности источниковой базы адыгской историографии, представленной трудами
иностранных авторов.
Взгляд «извне» имеет свои достоинства и недостатки. Одним из главных достоинств
является «свежесть» восприятия. Местные жители фиксируют в основном «явления в какомлибо роде особенные, выходящие из ряда обыкновенных» [1], но со временем в исторической
науке особенно ценными становятся сведения о повседневной жизни, не вызывающие у них
никакого интереса
в силу своей обыденности. Для иностранца, напротив, именно
повседневное, особенно отличающееся от привычного, бросается в глаза и вызывает интерес,
поэтому их материалы изобилуют этнографическими данными. Главный недостаток взгляда
«извне» проистекает из указанного достоинства: человек другой культуры не всегда способен
понять, правильно интерпретировать или уловить нюансы увиденного. Для этого могут быть
разные причины: плохой перевод или полное его отсутствие, ограниченное время для
наблюдения, предвзятое отношение. Но в любом случае этот опыт является бесценным и
требует должного внимания, тем более для народов, не имеющих собственных письменных
источников.
Античность не оставила специальных произведений, посвященных СевероЗападному Кавказу или племенам, населявшим его. Первые письменные свидетельства о
Северо-Западном Кавказе и населявших его племенах появились в античную эпоху в трудах
таких авторов, как Гекатей Милетский, Гелланик Милетский, Геродот, Полибий, Плиний,
Арриан, Птоломей, Дионисий, Диодор, Страбон [2]. Ни один из этих авторов не ставил своей
целью конкретное изучение территории, поэтому сведения разбросаны в различных текстах
и обычно упоминаются в связи с исследованием каких-то других проблем. Так, Геродот,
рассматривая развитие Персидской державы, описывает поход Дария I на скифов; Ксенофонт
в труде «Поход Кира» повествует о злоключениях, постигших войско на Кавказе; Гелланик
Митиленский в работе «Аттика» говорит о нашествии амазонок в Аттику через замерший
Киммерийский Боспор[3].
Среди множества античных авторов, упоминавших о народах Северо-Западного
Кавказа, люди разных сфер деятельности: историки (Геродот, Палефат, Диодор
Сицилийский), географы (Страбон, Дионисий Периэгет), философы (Платон, Аристотель),
поэты (Гомер, Эсхил, Еврипид, Публий Вергилий Марон), политические и общественные
деятели ( Демосфен, Ксенофонт, Арриан,), врачи (Гиппократ, Соран) и др. Соответственно
их произведения носят различный характер, как жанровый, так и тематический. Хотя это
разделение, конечно, является достаточно условным.
Большинство античных авторов, писавших о Северо-Западном Кавказе, никогда сами
здесь не бывали. Те, кто все же попадал в Причерноморье, ограничивались осмотром
прибрежных районов, не проникая в глубь территорий. Сбор сведений, по-видимому,
проходил на территории греческих колоний. Античные авторы в основном пользовались
данными предшественников и устными рассказами тех, кто там бывал, чаще всего моряков и
торговцев.
Несмотря на отрывочный характер, сведения античных авторов о Северо-Западном
Кавказе все же позволяют реконструировать некоторые аспекты истории местных народов.
Вопросом, для разрешения которого античная историография дает наибольший материал,
является локализация племен на данной территории. Хотя представления древних греков и
римлян об этнической карте этого региона несколько запутаны, особенно относительно
внутренних районов, но тщательное сопоставление этих сведений в совокупности с данными
археологии и вспомогательных исторических дисциплин проясняет этот вопрос. Многие
авторы приводят географические сведения: климат, названия рек, населенных пунктов,
наличие городов, расстояние между объектами и т.д. Сопоставление материалов античных
авторов разного периода позволяет выявить миграционные процессы в регионе.
Описание получил образ жизни населения: оседлый или кочевой; хозяйственная
деятельность, развитие торговли, в том числе рабами, в первую очередь, конечно, с
античными государствами; некоторые обычаи и обряды, в основном
поражавшие
воображение авторов. В данных описаниях содержатся факты военной и политической
истории, что вполне правомерно, т.к. античная историография военной и политической
истории уделяла особое внимание. Конечно, в поле зрения античных историков попадали в
первую очередь те события, которые имели хоть какое-то отношение к их миру.
Следовательно, история племен Северо-Западного Кавказа осмысливалась и освещалась
через историю античности или Востока.
Значимым является то, что Северо-Западный Кавказ осознавался «вписанным» во
всемирное развитие, он обязательно присутствовал в многочисленных «Историях»,
«Землеописаниях» и «Географиях», в которых античные авторы пытались осмыслить
единство всемирного пространства и многообразие населяющих его народов. Именно в
античную эпоху появляются первые попытки создания «всемирной истории» и
географического описания мира. С этим связаны многочисленные перечисления названий
племен, в том числе северокавказских, нередко с мифическими характеристиками, с
указанием их локализации. Тот факт, что античные авторы проявляли интерес к отдельным
народам, выделяли их, пытались «привязать» их к определенной территории, говорит об
устойчивом историческом интересе к этим народам, о потребности накопления знаний об
окружающем мире.
Имеющиеся данные позволяют говорить о том, что античность стала основой
исторического знания об адыгах, это был первый опыт проявления к народам СевероЗападного Кавказа исторического интереса.
Развитие исторического интереса к народам Северо-Западного Кавказа
продолжалось в средние века. Можно выделить три направления, в рамках которых
проявлялся интерес к региону: восточное, русское и европейское, пришедшее на смену
античности. Следовательно, расширяется география формирования исторического интереса к
данной территории. Каждое из этих направлений развивалось обособлено, имело свои
причины и разную степень интенсивности. В период раннего средневековья преобладают
арабские, грузинские, византийские источники, в последующие – западноевропейские.
С первых веков существования арабского халифата (VIII – IX вв.) путешествия
арабов приобретают очень интенсивный характер. Главными причинами такого оживления
стали развитие торговли и распространение ислама, требовавшее паломничества в Мекку и
другие святые места. На X в. приходится всплеск развития арабской исторической и
географической литературы, создается классическая школа арабских географов [4].
Многочисленные арабские путешественники оставили нам достаточно «скудные» сведения о
народах Северо-Западного Кавказа. По-видимому, это объясняется тем, что арабских авторов,
в первую очередь, интересовали мусульманские территории, а также те, через которые
проходили торговые пути. Внутренние территории Северо-Западного Кавказа не подпадали
под эти критерии и поэтому не интересовали арабов. Этническая картина данного региона
практически не была им известна [5].
По степени осведомленности о жизни народов Северо-Западного Кавказа среди
арабских авторов можно выделить ал-Масуди, упоминающего в своем труде племя кашков.
Он описывал внешность кашков, указывал, что они слабее алан, т.к. не допускают назначить
над собой царя, который объединил бы их, они хорошие моряки, и используют это для
ведения торговли, веру исповедуют языческую. Интересно, что ал-Масуди дает этимологию
слова «кашак», объясняя его из персидского «гордость», «хвастовство». Этими фактами и
ограничиваются знания ал-Масуди о кашках, он даже не может уверенно сказать, у какого
моря они живут [6].
Также не вносят ясности грузинские и византийские источники. Летописная история
Грузии «Картлис Цховреба» (Жизнь Грузии) упоминает территории предков адыгов в связке с
соседними территориями, что позволяет выявить их локализацию на этот период, также есть
указания на союзнические отношения в некоторых конфликтах и династические браки. В
тексте летописи есть упоминание о том, что Черкесия была подчинена мцхетскому
патриаршему престолу, а мусульманство начало здесь распространяться после нашествия
Тамерлана [7]. Из византийских авторов наиболее подробные сведения содержатся у
Константина Багрянородного. Он указывает на развитие земледелия, скотоводства и торговли
нефтью с Византией [8]. Ряд других авторов сообщают о распространении христианства под
влиянием Византии [9].
Особая роль в изучении Северо-Западного Кавказа принадлежит русским
исследователям. Большинство ученых первым этапом развития русской историографии
считают летописный период. Именно летописи положили начало традиции накопления
знаний о предках адыгов. Впервые сведения о касогах появляются в Начальной летописи (по
Лаврентьевскому списку) под 965 г., затем упоминания повторяются под 1022, 1066 и 1222 гг.
[10]. Последнее сообщение связано с нашествием монголов на касогов, после которого
русско-адыгские связи временно прекратились, что напрямую отразилось на процессе
накопления исторических сведений об адыгах [11]. Следующее упоминание появляется
только под 1346 и 1395 гг. [12].
Летописец не просто механически излагал факты, а выбирал из них наиболее
важные, значит, можно сделать вывод, что отношения восточных славян с предками адыгов
имели определенное значение. Фактически уже в это время касоги, как одни из соседей
Киевской Руси, становятся частью русской истории, точно так же, как восточные славяне
частью адыгской истории, поэтому не удивительно, что сведения русской летописи
перекликаются с данными адыгского фольклора [13]. Вполне естественно, что сюжеты эти
касаются вопросов международных связей: участия в совместных военных походах, т.е.
союзнические отношения и, наоборот, столкновения в качестве противников.
Что касается западноевропейских источников периода средних веков, то они уже
получили освещение в историографии, поэтому нет необходимости отдельно
останавливаться на характеристике этого направления [14].
Как и в античный период, авторами источников были люди разного рода
деятельности: христианские миссионеры, дипломаты, летописцы, путешественники и даже
император. Никто из них не имел специальной подготовки для исследовательской
деятельности, кроме, возможно, венгерских миссионеров, искавших историческую родину
венгров. Как и в античную эпоху, они не ставили себе задачи исследования СевероЗападного Кавказа, сообщая сведения о нем лишь попутно. Проблематика, получившая
освещение в этих работах, существенно не изменилась. Так же, как и в античный период,
затрагиваются вопросы локализации народов, их хозяйственной деятельности, верований,
обычаев, внешнеполитических отношений. Отличительной чертой является появление
сведений о распространении христианства. Четких представлений об этнической структуре,
внутриполитическом и общественном устройстве у средневековых авторов нет.
Таким образом, в средневековье представление о населении Северо-Западного
Кавказа по сравнению с античностью не претерпело значительных изменений. Уровень
знаний не изменился ни качественно, ни количественно. В связи с этим можно объединить
античность и средневековье в один этап и выделить его как начальный в процессе
формирования исторических знаний об адыгах. Этот этап характеризуется проявлением
исторического интереса к населению Северо-Западного Кавказа, предопределившего
последующее целенаправленное изучение региона.
Примечания:
1. Коялович М.О. История русского самосознания по историческим памятникам и
научным сочинениям. Минск, 1997. С. 83.
2. Античные источники о Северном Кавказе. Нальчик, 1990. 307 с.; Известия древних
писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе / сост. В.В Латышев. СПб.,
1992. 332 с.
3. Известия древних писателей … С. 65-102, 120-131; Античные источники о Северном
… С. 16.
4. Крачковский И.Ю. Арабская географическая литература // Крачковский И.Ю.
Избранные сочинения. Т. IV. М., 1957. С. 17.
5. Гадло А.В. Этническая история Северного Кавказа IV-X вв. Л., 1979. С. 184.
6. Чич Б.П. Зихи и касоги в византийских и арабских источниках // Этюды по истории и
культуре адыгов. Вып. 2. Майкоп, 1999. С. 19; ал-Масуди. Россыпи золота и рудники
драгоценных камней // Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда. М., 1963. С.
206-207.
7. Джанашвили М. Известия грузинских летописей и историков о Севером Кавказе и
России // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис,
1897. Вып. 22. С. 25-26, 53-54, 56, 63.
8. Багрянородный К. Об управлении империей. М., 1989. С. 41, 175-176.
9. Чамокова С.Т. К вопросу о распространении христианства среди адыгов // Сборник
статей молодых ученых и аспирантов. Майкоп, 1993. С. 140-153.
10. Полное собрание русских летописей. Т. 1. Л., 1962. С. 65, 146-147.
11. Дзамихов К.Ф. Накопление исторических сведений и знаний о Кабарде в России (XIXVIII века) // Дзамихов К.Ф. Адыги: вехи истории. Нальчик, 1994. С. 16-17.
12. Косвен М.О. Материалы по истории этнографического изучения Кавказа в русской
науке // Кавказский этнографический сборник. Т. 1. М., 1955. С. 272.
13. Дзамихов К.Ф. Ранние летописные сюжеты о касогах и фольклор // Культура и быт
адыгов. Этнографические исследования. Майкоп, 1991. Вып. VIII. С. 300-312.
14. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XIX вв.
Нальчик, 1974. 635 с.; Аталиков В.М. Страницы истории. Нальчик, 1978. 208 с.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
8
Размер файла
99 Кб
Теги
народа, автор, север, античных, кавказе, pdf, аспекты, средневековой, западного, историографический
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа