close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Античные и христианские мотивы в византийском ювелирном искусстве..pdf

код для вставкиСкачать
Г. Н. Габриэль
Античные и христианские мотивы
в византийском ювелирном искусстве
Византийское искусство, как известно, представляет собой сплав
многих влияний. Основанная римлянами, Византия, особенно в ранний
период своей истории, выступила наследницей античных традиций. В то
же время признание христианства официальной религией империи вызвало к жизни новое по темам и художественным принципам искусство,
впервые сформированное именно в Византии. Не избежала она и сильнейших влияний культуры восточных окраин империи, с которыми имела
самые разнообразные контакты. Все это в полной мере относится и к
ювелирному искусству Византии – предмету нашего исследования. Подчеркну, что речь пойдет, в основном, об украшениях раннего периода –
IV–VII вв., так называемом «византийском антике»236, когда в следовании
античным традициям «…правители Византии видели залог политической
стабильности, а в сохранении римской эмблематики – демонстрацию величия Нового Рима»237.
Проявление античных влияний в ранней христианской культуре Византии можно обнаружить в тот период практически во всех видах искусств, в том числе и прикладных – текстиле, костюме, ювелирном деле.
Достаточно обратиться хотя бы к знаменитым мозаикам в церкви Сан
Витале (Равенна), созданным в первый золотой век Византии при императоре Юстиниане.
На мозаиках изображен торжественный вход в храм Юстиниана с
императрицей Феодорой и их свиты. Их парадные одеяния еще сохраняют некоторую пластичность, свойственную римской одежде, но, отражая
новое христианское мировоззрение, византийский костюм уже полностью скрывает тело – источник греха и соблазна, он более тяжеловесен, в
нем значительно больше украшений.
Широкий плащ Юстиниана застегнут на правом плече массивной
фибулой – так их носили уже императоры позднего Рима. Именно в этот
период из простых, так называемых «солдатских» фибул, под влиянием
варварской культуры, они трансформируются в роскошные золотые украшения со вставками из драгоценных камней. Одна из первых таких
фибул, сохранившаяся в Турине, была сделана «…в честь возведения в
236
Термин «Византийский антик» в научный оборот впервые был введен Л.
А. Мацулевичем – крупнейшим исследователем искусства Византии.
237
Залеская В. Н. Прикладное искусство Византии IV–XII вв. в его отношении к
античному наследию: диссертация в виде научного доклада. СПб., 1998. С. 15.
169
ранг цезаря Константина и женитьбы его на дочери Максимиана Фаусте…238 В Византии они используются исключительно для скрепления
парадных одежд императора, символизируют его власть и отличаются
особой пышностью.
На голове Юстиниана – стемма – широкий, коронообразный золотой
венец – также символ императорской власти. Стемма императрицы Феодоры, изображенной на симметричной мозаике, так называемая «модиола», заканчивается зубчатым верхом с крупными жемчужинами. Подобные модиолы можно видеть и на многих других изображениях византийских императриц.
Византийские церемониальные головные уборы ведут свое начало из
Рима. В эпоху республики и ранней империи триумфаторы и императоры
украшали голову золотыми венками. Первым надел диадему Диоклетиан
в III в. н. э., заимствовав идею у персов, где высокие золотые диадемы
были привилегией царей. В Византии сформировалось несколько видов
церемониальных головных уборов, самыми роскошными были диадемы и
стеммы. Диадемы собирались из золотых пластин, и обычно украшались
перегородчатой эмалью. Стемма состояла из золотого обруча, к которому
крепились две крестообразные дужки, с крестом на перекрестье, внутрь
надевалась круглая шапочка из ткани или кожи.
В ранней Византии императора в момент коронования поднимали на
щите воины и возлагали ему на голову диадему. Позднее эта церемония
усложнилась и уже стемму возлагал патриарх в церкви Св. Софии, после
чего император представал перед подданными наместником бога на земле. Золотую стемму, декорированную драгоценными камнями, император
носил во время коронационных церемоний и важных выходов, в менее
официальных ситуациях использовались диадемы.
В Византии редко делали короны по заказам правителей других европейских стран. Исключение делалось для монархов, принявших христианство. До нашего времени сохранилась корона первого венгерского
христианского короля Стефана Гезы, выполненная в Византии. Это типичная стемма, состоящая из двух некогда раздельных корон: верхняя –
латинская корона – подарена Римским Папой к коронации Гезы, нижняя – императором Михаилом Дукой. Сохранилась и сделанная в Византии в XI веке диадема для другого венгерского короля – Андрея I, дар
императора Константина Мономаха. Она состоит из золотых пластин с
изображениями самого Константина, императрицы Зои и святых, выполненными в технике перегородчатой эмали, которой византийцы владели в
совершенстве. На всех дарственных стеммах и диадемах есть изображения византийских императоров, что возводило эти вещи в ранг символи238
Шаров О. Фибулы крушения римского лимеса // Ювелирное искусство и
материальная культура. СПб., 1999. № 7. С. 101.
170
ческих подарков, которые по мнению А. Грабар «… будучи приняты,
налагали на получателей обязанность носить на себе портрет императора… они были как бы заявлением о сюзеренных правах василевсов Константинополя…»239
К византийским церемониальным головным уборам по бокам крепились подвесы из жемчуга и драгоценных камней – препендулии, их можно видеть на изображениях Юстиниана и Феодоры240. В женских церемониальных уборах они длинные, спускаются на грудь и отличаются особой роскошью, в императорском уборе они значительно короче. Мода на
препендулии сохранялась в Византии вплоть до XV века, и европейские
послы воспринимали эти украшения как символ варварской роскоши.
В женском уборе к препендулиям могли крепиться колты – подвесы
разных форм, состоящие из двух выпуклых пластин, образующих внутри
полость. Прототипом византийских колтов, возможно, были античные
финикийские серьги, выдолбленные из крупных жемчужин и наполнявшиеся благовониями. Поскольку крупный жемчуг всегда был редок и
стоил дорого, уже в античном мире его стали заменять металлом, а
внутрь закладывать ароматические травы, благовония241.
Формы колтов в Византии чаще всего делались в виде круглых дисков или полумесяца – отголоски как античных, так и восточных поклонений Солнцу и Луне и соответствующим богам. Колты могли быть из
цельной золотой пластины, филигранные или в ажурной просечной технике opus interasile, взятой византийцами из Рима. Впоследствии opus
interasile стала одной из самых распространенных техник в византийском
ювелирном деле.
Тематика изображений на колтах достаточно разнообразна: растительные мотивы, павлины, грифоны, часто с ветвями в клювах, стоящие
симметрично по сторонам от стилизованного в виде трефолия древа жизни. Один из самых частных мотивов – изображение павлина. Его можно
встретить и в украшениях античности, чаще всего женских, так как павлин – знак богини Геры. В византийской иконографии его изображение
заняло особо почетное место, по мнению С. С. Аверинцева «… потому,
что позднеантичное суеверие приписало мясу этой птицы способность
сопротивляться гниению; павлин являл собой эмблему исконно право-
239
Грабар А. Император в Византийском искусстве. М., 2000. С. 28.
Аналоги византийских препендулий можно встретить в Киевской Руси,
где они известны как рясны.
241
Некоторые специалисты, в частности С. С. Рябцева, считают, что прототипами византийских колтов могли быть и гуннские височные подвески, выполнявшиеся византийскими мастерами для гуннской знати.
240
171
славной надежды на «обожение» плоти, на вещественное «прославление»
мощей»242.
Одно из самых любимых украшений византийских женщин – серьги,
по формам, мотивам декора часто близкие колтам. Самые распространенные среди них – серьги-лунницы. Подобная форма серег также известна на Востоке, использовалась в Греции и Риме, прежде всего женщинами: Селена – богиня луны – покровительствовала, как известно,
именно им. Правда античные прототипы византийских лунниц могли
иметь более совершенную конструкцию, например, у В. Н. Залеской
упоминается античный «… лунообразный флакон, закупоривавшийся с
обеих сторон по краям и снабженный иглой, превращавший серьги в подобие фибулы, крепившейся к повязке или головному убору»243. Серьгилунницы будут сохраняться и в поздневизантийский период, но изменится характер их орнаментации – появятся мотивы арабесок, больше жемчужной обнизи, что, несомненно, можно отнести к восточным влияниям.
Характерным примером трансформации античных традиций и форм в
византийских украшениях могут служить так называемые «донна милитария» – дары византийских императоров варварским правителям, своим
федератам. Они могут рассматриваться как плата за оказанные услуги,
знаки воинского отличия, наконец, как инсигнии власти, символически
или буквально инкорпорировавшие варварских правителей в ранневизантийскую иерархию – неслучайно большинство таких подношений найдено на территории бывших окраин империи. Набор таких даров, как и в
Риме, мог включать дорогую одежду, золоченую обувь, ювелирные вещи.
Особое место занимают среди них шейные украшения. Один из самых
популярных типов таких украшений – массивные цепи, с подвешенными
в центре фаларами – крупными декоративными бляхами, выполненными
из золота, с прочеканенными изображениями анималистических, растительных, антропоморфных мотивов244. Изначально фалары украшали донышки пиршественных чаш-фиал, позднее они стали служить знаками
особого отличия и наградой в римских войсках, и легионеры носили их
на парадном панцире. В Византии на золотую ажурную цепь вместо фалара стали крепиться различные подвески, крест, фланкируемый листья242
Аверинцев С. С. Золото в системе символов ранневизантийской культуры // Поэтика ранневизантийской литературы. СПб., 2004. С. 404-425.
243
Залеская В. Н. Византийские серьги-лунницы // Ювелирное искусство и
материальная культура. СПб., 2001. № 7. С. 22.
244
Фалары иногда называли фалерами, отсюда, по мнению М. Б. Щукина, родилась фалеристика. Этот же автор рассматривает возможность использования фаларов
кочевниками евразийских степей, в качестве украшений конской сбруи. Уже в античном мире фалары высоко ценились и были предметом коллекционирования. См.:
Ювелирное искусство и материальная культура. СПб.,– 2001. № 7. С. 137.
172
ми вечнозеленого кипариса – как в античности, так и в христианстве –
символ бессмертия. Но при этом рядом с крестом могли размещаться
подвесы в форме амфор – символа бога виноделия Диониса или изображения других богов античности. Ожерелья с крестом, согласно описанию
церемоний византийского двора Константином Багрянородным, были
особенно популярны в эпоху Юстиниана. Крест же согласно тому же источнику, может рассматриваться не только как символ веры, но и знак
определенного титула, и такие украшения преподносились в дар варварам, принявшим христианство245.
Распространенным типом «донна мелитария» были, очевидно, и византийские шейные украшения в виде пекторали. Они родились из римского обычая подвешивать на золоченые кожаные шнуры кольца с портретами императоров во время церемонии коронации или чествования
героя. В Византии оно трансформировалось в золотое шейное украшение,
напоминающее по форме большое кольцо, к которому крепился медальон
с изображением царствующего императора. В собрании музея Метрополитен хранится, найденная в Египте, эффектная массивная золотая пектораль такого типа, декорированная монетами византийских императоров
и центральным медальоном с изображением Феодосия I.
К византийским «донна милитария» могли относиться и браслеты –
«armillae». Как пример можно привести дарственные браслеты императора Ираклия хану Великой Булгарии Куврату, найденные в Перещепинском кладе и хранящиеся в Эрмитаже. Декорированные узорами из пластин цветного и бесцветного стекла, положенного на цветную смолу, они
носились парами, как это было и в античности. Инкрустация цветным
стеклом – традиция варварской культуры, активно присутствовала уже в
украшениях позднего Рима, а затем и Византии.
От ранневизантийского периода сохранились несколько типов браслетов, в том числе в виде массивных цепей, с застежками, изображающими
головку змеи и витые браслеты, имеющие давние традиции в античности и
варварском мире. Но, пожалуй, самые типичные византийские браслеты –
широкие обручи из золота, с центральным круглым диском.
Традиция таких браслетов-наручей существовала в Иране, эллинистической Греции, Риме. В Византии эти браслеты чаще всего включали
христианские сюжеты и символы – изображения виноградной лозы, ягоды-жемчужины, символизирующие Христа, образ Богоматери. Дужка
таких браслетов традиционно декорировалась изображениями павлина и
лебедя, развернутых друг к другу, между ними могла быть помещена ваза
с побегами винограда – мотив, ассоциирующийся у византийцев с символом жизни после смерти. Часто животные даются рядами или заключены
245
Залеская В. Н. Памятники византийского прикладного искусства IV-VII
вв. Каталог коллекции. СПб., 2006. С. 89.
173
в медальоны – аналогичный декор украшал, кстати, и знаменитые византийские шелковые ткани.
Интереснейшим источником для изучения взаимовлияний в византийском ювелирном искусстве могут служить кольца. Их формы, декор
чрезвычайно разнообразны и многие имеют прототипы в античности.
Кольца были одним из самых распространенных украшений в Византии,
может быть и потому, что кольцо постоянно на виду и это удобная и зримая возможность демонстрации статуса, веры, политических взглядов, и
в то же время – охранный амулет. Характерный пример – кольца с изображениями Медузы Горгоны, популярнейшим мотивом античных колец,
цель которых – защита носящего. Встречается ее изображение и в ранневизантийских кольцах, но в верхней части щитка обычно помещался маленький гравированный крестик, а на шинке надпись по-гречески – «Господи защити носящего».
Популярны были кольца, где в щиток вставлялись монеты с изображением императора, традиция, так же пришедшая из Рима. Интересно,
что как в византийских, так и римских кольцах, часто украшался не только щиток, но и шинка со стороны ладони, которая поднималась в приветствии, и можно было оценить вставленный в кольцо драгоценный камень.
Особый интерес представляют византийские обручальные и свадебные кольца. Традиция обмениваться кольцами при помолвке и свадьбе
сформировалась уже в позднем Риме, где на них часто изображались две
скрещенные в рукопожатии правые руки – символ договора, скрепляющего брачный союз, так называемые «dextrarum inctro». Рядом могли помещаться гравированные профильные изображения жениха и невесты,
между ними – благословляющая брак Венера. В византийских кольцах
идея брачного союза нашла новое воплощение, поскольку теперь он имел
божественное освящение и покровительство. На свадебных кольцах профильные изображения молодых соседствовали со сценами из Евангелия,
изображениями Христа, Марии, святых, благословляющих брак. Часто на
них гравировалось греческое слово «Concordia», означающее мир, гармонию сердец. Важное значение имеет и количество деталей в византийских кольцах – это обычно 16 или 8 деталей или граней в шинке. Все
числа – кратные 4 и 8 – символам единства, слияния двух основ, прочности брачного союза. Такое же число граней можно встретить и в римских
кольцах.
Подобно кольцам в Византии претерпели метаморфозы и свадебные
пояса. В Риме они обычно составлялись из золотых плакеток с изображениями Венеры – атрибутом богини любви был именно пояс, скрывавший
секрет ее обаяния. Это могли быть и изображения Бахуса, амуров, благословляющих брачующихся. В византийских поясах, сохранивших римскую форму, место античных богов занял Христос, скрепляющий союз
молодых, однако рядом могло оставаться и изображение Бахуса.
174
Важнейшим источником изучения трансформации античных мотивов
в контексте нового христианского мировоззрения являются геммы. Византийские правители восприняли римскую традицию использования
гемм в качестве личной печати, часто вставляя в кольца античные инталии, таким образом, в византийские кольца переходят Геракл, ставший
одним из самых популярных героев «византийского антика», Ника, олицетворяющая победу над злом и болезнями. Геммы могли использоваться
в том виде как дошли от античности – сохранилось, например, епископское кольцо с изображением Орфея, играющего на лире. Но, когда сюжет
гемм казался слишком фривольным, они могли «исправляться» резчиками и вместо обнаженной богини любви на них появлялась уже одетая
Дева Мария, а Эрот представал в роли ангела, несущего благую весть.
Любимый мотив античных гемм – голубь, знак Венеры, в Византии изображается с пальмовой ветвью в клюве и хризмой, символом Христа, и
как пишет В. Н. Залеская «…Климент Александрийский советовал христианам изображать их на своих печатях»246. В более поздние периоды
геммы, как печати, по мнению А. В. Банк, «…почти не применялись, поскольку их вытеснили подвесные печати – хрисовулы и моливдовулы –
золотые (в императорском обиходе) и свинцовые, которыми пользовались широкие общественные круги»247.
В заключение можно напомнить, что античная эмблематика прослеживается в ювелирном искусстве и в более поздние периоды византийской истории,
но символика образов усложняется настолько, что, по мнению В. Н. Залеской,
«…она стала доступной пониманию лишь интеллектуалов… и применялась, в
основном, в оккультной практике и магии248. Ранний же период византийского
ювелирного искусства, прошедший под знаком античных традиций, во многом
способствовал формированию государственной эмблематики и образного
строя нового ортодоксального искусства Византии, и его блеск, уже после падения империи, еще долго сохранялся в пышной роскоши русского и европейских монарших дворов249.
246
Там же. С. 83.
Банк А. В. Прикладное искусство Византии IX–XII вв. М., 1978. С. 116.
248
Залеская В. Н. Памятники византийского прикладного искусства IV–VII
вв.: каталог коллекции. СПб., 2006. С. 48.
249
Объем статьи не позволяет остановиться на исследовании такого принципиально важного вопроса как семантика ювелирных материалов в византийском
искусстве, прежде всего золота и драгоценных камней. Напомним лишь, что как в
античности, так и в Византии золото – символ божественного начала. В Византийской культуре оно становится также «абсолютной метафорой света», эмблемой нетленности, нравственного целомудрия, знаком мученичества, и потому так
много золота мы встречаем не только в предметах церковного культа, но и в украшениях византийских императоров.
247
175
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
20
Размер файла
168 Кб
Теги
античных, христианские, ювелирное, pdf, искусство, мотивы, византийская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа