close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

К вопросу о периодизации государственной политики в сфере социально-бытового обслуживания села в 1950 1960-х годах..pdf

код для вставкиСкачать
190
УДК 94(47)
Е.О. Трандафилов
К ВОПРОСУ О ПЕРИОДИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ
В СФЕРЕ СОЦИАЛЬНО-БЫТОВОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ СЕЛА
в 1950 ? 1960-х годах
В статье исследуется политика Советского государства в социально-бытовой сфере села в 1950 ? 1960-х гг.
Автор выявляет основные изменения и тенденции в процессе ее формирования, выделяет и характеризует этапы
ее становления и соотносит их с традиционной периодизацией советской аграрной политики.
Ключевые слова: аграрная политика, социальная политика, социально-бытовая сфера села, периодизация, этапы формирования государственной политики, социально-бытовые проблемы послевоенной деревни, материальное стимулирование сельского труда, переориентация экономики на повышение благосостояния народа, прямые государственные капиталовложения в социальную инфраструктуру села, всеобщие
социальные гарантии государства.
E.O. Trandafilov
PERIODIZATION OF STATE SOCIAL POLICY IN THE COUNTRYSIDE
in the 1950 ? 1960
The article deals with the USSR state policy concerning social amenities in the countryside in the 1950"1960. The
author reveals main changes and tendencies in the process of its formation, singles out and characterizes development
stages and compares them with the traditional periodization of the Soviet agrarian policy.
The key words: agrarian policy, social policy, social amenities in the countryside, periodization, stages of state policy
formation, socio-economic problems of post-war countryside, material incentives for agricultural labour, re-orientation of
economy towards public wealth improvement, direct state investments in social infrastructure of the countryside, universal
state social security.
Процесс формирования государственной политики
в социально-бытовой сфере села в послевоенном СССР
относится, на наш взгляд, к числу недостаточно изученных проблем. В советской историографии объектом исследования выступала, как правило, аграрная политика, и в качестве важных, поворотных рубежей здесь
чаще всего назывались решения сентябрьского 1953 г.
и, особенно, мартовского 1965 г. пленумов ЦК КПСС.
Иногда, впрочем, подчеркивалась роль XX (1956 г.) и
XXIII (1966 г.) съездов КПСС в решении бытовых проблем сельских жителей, или семилетнего плана (1959 ?
1965 гг.) и новой программы КПСС (1961 г.) ? в социальном развитии всего советского народа. Что характерно,
оценки значимости этих решений менялись в зависимости от политической конъюнктуры. Так, в историографии второй половины 1960-х ? первой половины
1980-х гг. акценты постепенно сместились к мартовскому пленуму 1965 г. и XXIII съезду КПСС.
В постсоветский период в центре внимания историков-аграрников вновь оказался сентябрьский пленум
1953 г. и его социально-экономические последствия для
российской деревни [1, с. 142 ? 176]. Некоторым современным исследователям удалось существенно уточнить хронологические рамки отдельных этапов аграрной политики. Так, Е.Ю. Зубкова показала, что корректировка аграрного курса началась не на сентябрьском
пленуме ЦК КПСС, а на 5-й сессии Верховного Совета
СССР в августе 1953 г. Причем социально-экономический эффект решений 1953 г. сохранялся примерно до
1957 ? 1958 гг., когда произошло постепенное свертывание аграрной политики образца 1953 г. [5, с.109 ?112].
В свою очередь, И.Е. Зеленин обратил внимание на то,
что новый аграрный курс, основанный на возврате к
решениям сентябрьского пленума 1953 г., был разработан и начал осуществляться не в марте 1965 г., а еще
в конце 1963 ? 1964 гг. [4, с. 89, 91].
Как видим, историки обращались к проблеме периодизации государственной политики в деревне первых
послевоенных десятилетий, имея в виду весь комплекс
аграрных отношений, аграрную политику в целом. Но
подходит ли такая периодизация для выделения этапов в процессе формирования государственной политики в социально-бытовой сфере села? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо, очевидно, на основе
анализа важнейших партийно-правительственных решений 1950 ? 1960-х гг. выявить основные тенденции и
изменения социальной политики Советского государства в деревне в обозначенный период.
До середины 1953 г. государство, занятое восстановлением разрушенного войной хозяйства и укреплением обороноспособности страны в условиях «холодной войны», на наш взгляд, мало интересовалось социально-бытовыми проблемами деревни. Сельские
жители и колхозы должны были обходиться здесь в
основном своими силами. В то же время в высшем руководстве страны вызревало понимание необходимости возврата народу, особенно труженикам села, социального долга, накопленного за два десятилетия «мобилизационного социализма». В этот период государство предпринимало попытки поднять материальное
благосостояние советских граждан путем развития кооперативной торговли в городах, расширения производства товаров массового спроса и регулярных снижений
цен на них [10, т. 3, с. 350? 368, 505 ? 511, 549 ? 560; 6,
т. 8, с. 276, 280]. Но в деревне эффективность этих мер
во многом нивелировалась сохранявшимся тяжелым
191
налоговым бременем [1, с. 24 ? 25]. И социальная, и
политическая обстановка требовала переориентации
экономики на повышение благосостояния населения,
которое оставалось крайне низким. В контексте новых
социальных целей должна была кардинально измениться роль аграрного сектора. Низкий уровень производства большинства сельскохозяйственных продуктов
на душу населения был одним из главных препятствий
подъема материального благосостояния народа. Возникла необходимость не просто насыщения аграрного
сектора материально-техническими ресурсами, но изменения его социального статуса ? глубокой перестройки социальной среды, в которой он функционировал.
Начиная с августа ? сентября 1953 г. социальная
политика государства в деревне претерпела качественные изменения. В систему трудовых мотиваций был
интегрирован материальный интерес, связанный с личными доходами, и резко сужена сфера внеэкономического принуждения [3; 6, т. 8, с. 313 ? 315, 321, 332, 420 ?
421; 9, с. 99 ? 100, 109 ? 110, 113; 10, т. 4, с. 60 ? 88]. В
краткосрочной перспективе это имело не только экономический, но и значительный социальный эффект,
особенно заметный в колхозной деревне. Рост доходов
позволил многим колхозным семьям и колхозам заметно улучшить свои социально-бытовые условия [1, с. 142 ?
145, 150, 154 ? 171, 176]. В отношении государственного аграрного сектора меры экономического стимулирования в этот период сочетались с прямыми государственными капиталовложениями и капитальным строительством, в том числе в социально-бытовой сфере
[6, т. 8, с. 334; 9, с.129 ? 132, 225, 228]. Значение социально-бытового обустройства работников совхозов и
машинно-тракторных станций особенно возросло в связи с освоением целинных и залежных земель и расширением совхозного сектора [6, т. 8, с. 436; 2, с. 322, 323,
325 ? 327]. В эти же годы государство пошло на существенную переориентацию промышленности на производство товаров широкого потребления [7; 8; 6, т. 9, с. 29 ?
31]. Сельское хозяйство, легкая и пищевая промышленность и строительная индустрия в качестве материальной базы роста благосостояния граждан превращались в ключевые элементы модернизации социальной
сферы. В то же время социально-бытовая сфера села
еще не приобрела самостоятельного значения в государственной социальной политике, хотя ее развитие
уже рассматривалось как необходимое условие решения производственных задач.
Конец 1950-х ? начало 1960-х гг. характеризовались
новыми, довольно противоречивыми тенденциями в
социальной политике в деревне. С одной стороны,
вследствие развернувшегося уже с 1956 г. наступления
государства на подсобные хозяйства граждан происходил отход от курса 1953 г. на материальное стимулирование сельского труда. В связи с актуализацией высшим политическим руководством СССР идеи построения в недалеком будущем коммунизма, место ЛПХ в
обеспечении сельских жителей продуктами питания и
денежными средствами для обустройства быта должны были занять общественное хозяйство колхозов и
социальные гарантии государства. При этом результаты строительства коммунистического общества виделись как достижение высокого уровня личного материального благосостояния всех граждан [6, т. 9, с. 350 ?
352, 357, 362, 368, 388?391; т. 10, с.130, 138, 140 ? 143,
147 ? 149, 152 ? 153]. С другой стороны, именно на этот
период пришлись многочисленные управленческие реорганизации, которые не только не способствовали решению социальных проблем села, но нередко осложняли их и порождали новые трудности. Наиболее негативные последствия для социально-бытовой сферы
села, на наш взгляд, имела реорганизация МТС, а также укрупнение районов, разделение органов управления по производственному признаку, а в перспективе ?
начавшаяся уже с 1960 г. кампания по укрупнению колхозов и сселению мелких деревень. Но в целом на данном этапе государство уделяло социально-бытовым
условиям граждан заметно больше внимания, чем
прежде. Ведь от их налаживания зависело теперь не
только решение производственных задач, но и достижение коммунизма. С конца 1950-х гг. государство практически признало социальную ответственность за распространение социальных гарантий на все слои общества. В отношении колхозного крестьянства это выразилось в постепенном переходе на гарантированную
денежную оплату труда и в установлении пенсионного
и других видов государственного социального обеспечения [10, т. 5, с. 472 ? 478].
Во второй половине 1960-х гг. социальная политика
в деревне вновь претерпела существенные изменения.
Во-первых, государство вернулось к принципам аграрного курса 1953 г. на материальное стимулирование
сельского труда, но уже на значительно более солидной экономической базе, созданной за 50-е ? первую
половину 60-х гг. Во-вторых, авантюристическая идея
построения за 20 лет материально-технической базы
коммунизма уступила место более реалистичной установке на преодоление существенных различий в уровне жизни городского и сельского населения. В ее рамках был разработан и начал реализовываться комплекс мероприятий по всему кругу социально-бытовых
проблем села [6, т. 11, с. 57 ? 58, 60 ? 66, 161 ? 165, 252 ?
261, 318 ? 330, 415 ? 419; 10, т. 6, с. 218 ? 224, 338 ? 347,
610 ? 613; т. 7, с. 90 ? 95]. Можно сказать, что на данном
этапе произошел своеобразный синтез курса 1953 г. на
материальное стимулирование сельского труда и идеи
всеобщих социальных гарантий государства, унаследованной от периода «развернутого строительства коммунизма».
Таким образом, в 1950 ? 1960-е гг. постепенно формировалась государственная политика в сфере социально-бытового обслуживания села как особое направление советской социальной политики. В своем становлении она прошла четыре этапа: 1) до середины
1953 г.; 2) август?сентябрь 1953 ? 1958 гг.; 3) конец 1958 ?
1964 гг.; 4) вторая половина 1960-х гг.
Почти полное совпадение периодизации аграрной
политики и политики в отношении сельского быта косвенно подтверждает наше предположение о том, что
государство долгое время не рассматривало социально-бытовую сферу села как самоценный, заслуживающий специального внимания объект своей политики.
Решение социально-бытовых проблем сельских жителей являлось составной частью аграрной политики и
было подчинено ее задачам. Поэтому первые три этапа можно охарактеризовать как период поиска оптимальной модели социальной политики государства в
192
послевоенной деревне и формирования материальной
основы государственной политики в сфере социальнобытового обслуживания сельских жителей. И лишь во
второй половине 1960-х гг. произошло ее оформление
и выделение в самостоятельное направление социальной политики Советского государства. Свои основные плоды она принесет в 1970 ? 1980-е гг. Но это уже
выходит за рамки рассматриваемого периода.
_______________
1. Вербицкая О.М. Российское крестьянство: от Сталина
к Хрущеву. Середина 40-х ? начало 60-х годов. М., 1992.
2. Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам (1917 ? 1957 гг.): сб. документов. М.,
1958. Т. 4. 1953 ? 1957 гг.
3. Закон о сельскохозяйственном налоге // Известия. 1953.
11 авг.
УДК 94(470.4)
4. Зеленин И.Е. Аграрная политика Н.С. Хрущева и сельское хозяйство страны // Отечественная история. 2000. № 1.
5. Зубкова Е.Ю. Маленков и Хрущев: личный фактор в
политике послесталинского руководства // Отечественная
история. 1995. № 4.
6. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций
и пленумов ЦК (1898 ? 1986). М., 1985. Т. 8; 1986. Т. 9 ? 11.
7. О расширении производства продовольственных товаров и улучшении их качества // Правда. 1953. 30 окт.
8. О расширении производства промышленных товаров
широкого потребления и улучшении их качества // Правда.
1953. 28 окт.
9. Партия ? организатор крутого подъема сельского хозяйства СССР (1953 ? 1958): сб. документов. М., 1958.
10. Решения партии и правительства по хозяйственным
вопросам. М., 1968. Т. 3 ? 6.; 1970. Т. 7.
Л.А. Шайпак
МЕНЬШЕВИКИ ПОВОЛЖЬЯ в 1903 ? 1917 годах
(численность, социальный состав, организационная структура)
Автором дана характеристика численности, социального состава, организационной структуры поволжских
организаций партии меньшевиков. Сделан вывод о том, что меньшевизм представлял собой типичный блок
пролетарских и мелкобуржуазных элементов, отражавший всю сложность социальной структуры России того времени. Вплоть до свержения самодержавия меньшевики, несомненно, оставались революционно-демократической партией марксистского толка, стремившейся к реализации социально справедливой модели общественного
устройства.
Ключевые слова: меньшевики, большевики, социал-демократы, мелкобуржуазные элементы, революционно-демократическая партия, фракция, Поволжье.
L.A. Shaipak
THE MENSHEVIKS OF THE VOLGA REGION in 1903 ? 1917
(membership numbers, social status and organization structure)
The author characterizes membership numbers, social and organizational structures of the Menshevik branches in
the Volga region. The author comes to the conclusion that Menshevism represented a typical coalition of the proletariat
and petite bourgeoisie elements, thus reflecting the complexity of Russian social structure of that time. No doubt until the
overthrow of the Romanov dynasty the Mensheviks remained revolutionary democratic Marxist faction and strove to
establish socially fair society.
The key words: mensheviks, bolsheviks, social democrats, petit bourgeoisie elements, revolutionary democratic
Marxist faction, Volga region.
Социал-демократической партией реформистского направления были меньшевики. Меньшевизм как
политическое течение возник в 1903 г. в результате
раскола, который произошел сначала среди делегатов II съезда РСДРП (июль ? август 1903 г.), а затем в
эмигрантских группах и социал-демократических организациях в самой России.
История большевизма и меньшевизма как политических течений, фракций РСДРП, а с 1917 г. и самостоятельных марксистских партий привлекает сегодня единичных исследователей. На это есть немало причин:
полная компрометация идей социализма прежним
руководством КПСС, беспомощность современных коммунистов перед лицом их противников, слабость нынешнего рабочего и профсоюзного движения, крайняя
малочисленность сторонников социал-демократических течений в России. Атмосфера неуверенности в завтрашнем дне создавала и ощущение ненужности научных исследований по данной проблематике.
В итоге на сегодняшний день у нас нет ни новой
отечественной истории большевизма, ни аналогичной истории меньшевизма, написанных с позиций
объективности и подлинного историзма. Вероятно,
даже в первом приближении эта задача будет решена еще не скоро. Пока же мы вынуждены довольствоваться тем фактическим материалом, который
находится в архивах, вполне отдавая себе отчет в том,
что он нуждается в тщательной перепроверке по первоисточникам, дополнении и новом концептуальном
осмыслении.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
8
Размер файла
156 Кб
Теги
сферы, периодизация, вопрос, села, 1950, государственного, политика, обслуживание, социальная, года, pdf, 1960, бытового
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа