close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

К вопросу об участии военного духовенства в культурно-досуговой работе в вооруженных силах России (вторая половина XIX начало XX века)..pdf

код для вставкиСкачать
К ВОПРОСУ ОБ УЧАСТИИ ВОЕННОГО ДУХОВЕНСТВА В КУЛЬТУРНО-ДОСУГОВОЙ
РАБОТЕ В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ РОССИИ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX - НАЧАЛО
XX ВЕКА)
МОСКВИНА В.М.
Основой воспитания и обучения личного состава русской армии во все периоды ее
развития являлось православие. Уже в первых воинских уставах Петра I прослеживалась
четкая регламентация духовно патриотического воспитания.
На первое место среди многих задач, решаемых военным духовенством, выступало
стремление воспитать в русском солдате духовно-нравственные силы, сделать его
человеком, проникнутым истинно христианским настроением, исполняющим свои
обязанности не из-за страха угроз и наказания, а по совести и глубокому убеждению в
святости своего долга.
Военное духовенство постоянно заботилось о воспитании в войсках духа веры,
благочестия и воинской дисциплины, терпения, мужества и самопожертвования. В одной из
инструкций благочинным, составленной первым обер-священником отмечалось: «Главная
задача военных пастырей, проповедуя Слово Божье перед военными людьми, наставлять
их в неизменных обязанностях воина: в благочестии, беспредельной верности государю,
повиновении начальству и усердия по службе...».
Во все времена на решение этих задач была направлена как богослужебная, так и
внебогослужебная деятельность военного духовенства. Богослужебная деятельность
включала: освещение вновь спущенных на воду кораблей и благословение артиллерийских
орудий, снарядов, инженерно-технических сооружений и т.д., проведение литургий,
молебнов, крестных ходов, чтение проповедей. Внебогослужебная: сбор и обобщение
информации и моральном состоянии войск; пастырские беседы (индивидуальные или по
подразделениям); занятия по словесности; антиалкогольная пропаганда; благотворительная
деятельность.
В реальной жизни разделение деятельности военного духовенства было условным.
Лучшие представители православной церкви в войсках главное внимание уделяли воину
как человеку, небезгрешному, часто страдающему, но мужественному и безмерно
любящему сове Отечество. Именно на развитие патриотизма и делали основной упор
воинские священники.
Среди направлений деятельности военного духовенства особое место отводилось
духовно-просветительной работе пастырей. Необходимость ее вызывалось прежде всего
религиозно-нравственной неподготовленностью молодого пополнения. Достаточно
отметить, что в России к концу XIX в. на тысячу новобранцев приходилось 617 неграмотных.
В некоторых гарнизонах около 70% поступающего молодого пополнения не имели ни
малейшего представления не только о молитве, но и о религиозных началах.
В этих условиях одной из важных форм религиозно-нравственного просвещения
являлись церковно-приходские школы. Церковно-приходские школы при воинских частях,
созданные благодаря энергии полковых священников, выступали своеобразными
центрами просвещения и преподавания азов грамотности и начал общей культуры по всей
России. В этих целях военное духовенство использовало широко возможности церковных
библиотек, которые появились в русской армии в 1858 г. по инициативе главного
священника армии и флота В.В. Баженова.
Для разъяснения религиозно-нравственных ценностей активно применялись и другие
формы. В частности, особой популярностью среди нижних чинов пользовались
внебогослужебные беседы. Они проводились индивидуально или по подразделениям,
отличались атмосферой непринужденности, открытости, доверия и уважения друг к другу. А
с 1885 г. , согласно особому приказу главного священника армии и флота, проведение
бесед полковым священником стало обязательным атрибутом его служебной практики.
Регулярное их проведение, по мнению высших чинов военного духовенства, «благотворно
действовало на улучшение нравственности солдат».
Проявляя заботу о религиозном образовании войск, военное духовенство серьезное
внимание уделяло преподаванию Закона Божьего. А для того, чтобы вести работу в этом
направлении было составлено и разослано в войска главным священником В.И.
Кутневичем «Наставления о преподавании Закона Божьего нижним чинам». Хотя «Закон
Божий» и являлся сотворением молитв, особенностей богослужений и таинств
православной церкви, солдаты, в большинстве своем малообразованные, получали знания
из мировой истории и истории России, а также уроки нравственного поведения,
основывающиеся на изучении Заповедей доброй христианской жизни. Например, в
Четвертой части Закона Божьего дается определение совести человеческой: «Совестью
называется внутренняя духовная сила в человеке или проявление духа в человеке...
Совесть есть внутренний голос, который говорит вам, что есть добро и что есть зло, что
честно и что нечестно, что справедливо и что несправедливо. Голос совести обязывает вас
делать добро и уклоняться от зла. За все доброе совесть награждает вас внутренним миром
и спокойствием, а за все недоброе и злое осуждает и наказывает, и человек, поступивший
против совести, чувствует в себе нравственный разлад - угрызения и мучения совести». Не
правда ли, что такой взгляд актуален и сегодня?
Особое внимание военное духовенство уделяло преподаванию Закона Божьего в
полковых учебных командах, где велась подготовка младших командиров. Унтер-офицеры
обязаны были овладеть определенными знаниями с тем, чтобы в дальнейшем умело
использовать их в воспитании своих подчиненных. С этой целью в течение всего срока
обучения (от 2 до 1 года) будущим унтер-офицерам 2 раза в неделю преподавался Закон
Божий. В результате унтер-офицеры выступали руководителями для нижних чинов не только
в военных вопросах, но и зачастую являлись проводниками правил веры и нравственности.
Как видим, военное духовенство создавало для себя институт помощников, который должен
был принимать активное участие в религиозно-нравственном просвещении
военнослужащих. Справедливости ради, заметим, что многие унтер-офицеры далеко не
всегда отличались праведным поведением.
Проведение военных реформ
1860-1870-х гг.
настоятельно требовало
совершенствования духовно-нравственной деятельности военных пастарей, поиска
средств, которые подняли бы ее на качественно новый уровень. Для решения этой задачи
протопресвитер А.А. Желобовский принял ряд нововведений. Они были направлены прежде
всего на единение сил, координацию усилий и действий всего военного духовенства в деле
религиозно-нравственного наставления подопечных. В частности, с помощью
протопресвитера был создан печатный орган военно-духовного ведомства, учреждены
братские собрания, введены в практику личные ревизии им подведомственных
учреждений.
С 1890 г. два раза в месяц стал выходить «Вестник военного духовенства», а затем
«Вестник военного и морского духовенства». Это был первый периодический журнал для
военного ведомства, который был призван служить высоким целям общения между
военными пастырями - обмену мнений, заявлению нужд, разъяснению «недоумений и
сомнений», показу успехов церковного проповедничества и внебогослужебных
собеседований, увековечиванию памяти героев и т.п.
Привлекая к изданию лучшие силы военного духовенства, редакция журнала вела
постоянный поиск новых сил и новых идей среди низовых структур военной паствы. Для
этого всем военным священнослужителям было вменено в обязанность ежегодно в
канцелярию протопресвитера представлять одну проповедь и одну внебогослужебную
беседу. В результате такой работы, помимо выпусков журналов, редакцией были изданы
три больших сборника лучших проповедей применительно к воинскому быту. Они являлись
незаменимым руководством военному пастырю в его проповедческой деятельности.
Наряду с периодической печатью военно-духовного ведомства, среди личного состава
армии и флота распространялись церковные газеты и журналы, издаваемые Синодом.
Другим, новым средством активизации духовно-просветительной деятельности военных
пастырей служили братские собрания. В практике военно-духовного управления они
появились в 1899 г. и представляли собой регулярные встречи военных
священнослужителей. В ходе собраний рассматривались и решались вопросы о
преподавании Закона Божьего в полковых учебных командах, об устройстве библиотек при
всех военных церквах на церковные суммы, о распространении книг назидательного
содержания между чинами, о предупредительных мерах против распространения
лжеучений о войсках, о введении пений вечерних молитв в образной комнате всеми
православными воинскими чинами и т.д. В подавляющем большинстве вопросы,
выносимые на обсуждение диктовались самой жизнью, а предлагаемые меры носили
конкретный и деловой характер. Все это свидетельствовало о стремлении военных
пастырей к более жизненному и плодотворному служению нуждам паствы.
Сегодня известно о работе братских собраний военного духовенства в Москве, Киеве,
на Кавказе. В Санкт-Петербурге собрания проходили под председательством
протопресвитера. В целом, братские собрания помогали священнослужителям в
преодолении трудностей нравственного воспитания, обогащали опытом деятельности по
духовному просвещению подопечных.
С целью активизировать деятельность военных пастырей, находившихся вдали от
духовно-административных
центров,
практиковались
ревизионные
поездки
протопресвитера по обзору подведомственных учреждений. Такие поездки начались в
1889 г. по инициативе самого протопресвитера, а затем были закреплены в новом
положении об управлении военным духовенством. В ходе поездок духовный начальник на
месте знакомился с положением церквей и духовенства, имел возможность лично
побеседовать о религиозных нуждах воинов с командирами различных рангов, встретиться
с епархиальными властями, раскрыть перед ними настоящее положение военных
священнослужителей, помочь, при необходимости, устранению тех недоразумений,
которые порой еще возникали между епархиальным и военным духовенством.
Заканчивались, как правило, ревизионные обозрения созданием братских собраний из
чинов местного духовенства.
Таким образом, проводимая по названным направлениям работа военным
духовенством позволила поднять уровень духовно-нравственной и просветительской
деятельности в концу XIX в. на уровень происходивших изменений в армии и на флоте.
Список литературы
1. Василенко В. Офицеры в рясах (Духовенство в царской армии). М., 1930.
2. Деникин А.И. Очерки русской смуты. Т. 1. Крушение власти и армии. Февраль-сентябрь
1917 г. М., 1991.
3. Кандидов В.П. Религия в царской армии. М., 1929.
4. Столетие Военного министерства 1802-1902. Управление церквами и православным
духовенством военного ведомства. СПб., 1902.
5. Шавельский Г.И. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота.
Нью-Йорк, 1954.
6. Фирсов С.Л. Протопресвитеры русской армии и флота (1890-февраль 1917 г.) //Новый
часовой. 1994. № 1.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа