close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Развитие системы детских исправительно-воспитательных учреждений НКВД СССР как одно из направлений в борьбе с массовой детской беспризорностью в 1941-45 гг. (на материалах среднего Поволжья)

код для вставкиСкачать
Известия
I z vestia
Пензенского государственного
педагогического университета
Penzenskogo gosudarstvennogo
pedagogicheskogo universiteta
имени В. Г. Белинского
imeni V. G. Belinskogo
Гуманитарные науки
humanities
№ 23 2011
№ 23 2011
УДК 947
РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ ДЕТСКИХ ИСПРАВИТЕЛЬНО-ВОСПИТАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ
НКВД СССР КАК ОДНО ИЗ НАПРАВЛЕНИЙ В БОРЬБЕ
С МАССОВОЙ ДЕТСКОЙ БЕСПРИЗОРНОСТЬЮ В 1941–45 гг.
(НА МАТЕРИАЛАХ СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ)
© Е. В. ИБРАГИМОВ
Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского,
кафедра истории и права
e-mail: evgenistfak85@mail.ru
Ибрагимов Е. В. – Развитие системы детских исправительно-воспитательных учреждений НКВД СССР как
одно из направлений в борьбе с массовой детской беспризорностью в 1941–45 гг. (на материалах Среднего
Поволжья) // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2011. № 23. С. 417–423. – В статье рассмотрен вопрос
о направлениях борьбы Советского государства с массовой детской беспризорностью и безнадзорностью в период
Великой Отечественной войны. Показана роль органов НКВД в изъятии беспризорных и безнадзорных детей с улицы,
выделены основные проблемы, стоявшие перед органами власти в области организации борьбы с беспризорностью.
Сделан вывод о том, что в СССР в целом и в Среднем Поволжье, в частности, был осуществлен ряд мер, направленных на совершенствование деятельности органов НКВД по борьбе с детской беспризорностью и безнадзор­ностью.
Ключевые слова: беспризорность, безнадзорность, трудовая колония, трудовая воспитательная колония, детский
приемник-распределитель.
Ibragimov E. V. – The development of the USSR child correctional educational institutions of NKVD as one of the
areas in the struggle against mass child homelessness in 1941–45. (on the materials of the Middle Volga region) //
Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im.i V. G. Belinskogo. 2011. № 23. P. 417–423. – The issue of the areas in the struggle
of Soviet state against mass child homelessness and child neglect during the Great Patriotic War is considered in the article.
The role of the NKVD in the removal of homeless and neglected children from the streets is shown, the main problems the
authorities were faced organizing the struggle against homelessness are singled out. It is concluded that in the Soviet Union
and in the Middle Volga region particularly a number of measures was carried out in order to improve the activity of the
NKVD against child homelessness and neglect.
Keywords: homelessness, neglect, labor camp, labor educational camp homeless placement centre for children.
В настоящее время особую актуальность и остроту приобрела потребность в формировании эффективной системы социальной защиты различных слоев
населения, в первую очередь, детей. В условиях продолжающегося экономического кризиса, ухудшения
материального положения широких слоев населения,
ослабления семейных традиций и представления о семье как об основной ячейке общества, попыток «свалить» организацию воспитания детей целиком на органы образования в Российской Федерации возрастает
угроза очередного всплеска такого негативного явления, как детская беспризорность и безнадзорность.
В России проживает 29 миллионов детей,
731 тысяч из которых – дети, оставшиеся без попечения родителей, и 676 тысяч – дети, находящиеся в социально опасном положении, − говорится в федеральной программе «Дети России» на 2007–2010 годы [25].
За этими замысловатыми формулировками «остав-
шиеся без попечения» и «находящиеся в социально
опасном положении» и не маленькими цифрами кроется проблема детской беспризорности, безнадзорности и социального сиротства. Согласно приведенным
данным, в России почти полтора миллиона детей, чьи
родители нигде не работают, злоупотребляют алкоголем, не могут (а зачастую и не хотят) воспитывать
своих детей.
В связи с этим изучение деятельности учреждений, одной из основных функций которых являлась
борьба с детской беспризорностью и безнадзорностью,
представляет значительный интерес для исторической науки.
Существенную роль в борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью в годы войны сыграли детские трудовые колонии (ТК) и трудовые
воспитательные колонии (ТВК), детские приемникираспределители (ДПР).
417
ÈÇÂÅÑÒÈß ÏÃÏÓ èì. Â. Ã. Áåëèíñêîãî
Масштабы детской беспризорности, безнадзорности и порождаемой ими преступности в первые военные годы вызвали озабоченность у руково­дства СССР.
В Среднем Поволжье (в изучаемый нами период в данный регион входили Куйбышевская, Ульяновская и
Пензенская области и Татарская АССР [1]) ситуация
выглядела следующим образом. Если на первое января
1941 года в ДПР находилось 292 несовершеннолетних
[4], то уже по состоянию на первое июля 1941 года их
число составляло 838 [5]. Таким образом, исходя из
фактических количественных показателей, мы можем
утверждать, что главной причиной беспризорности
и безнадзорности стала война. Динамика прохождения детей и подростков через ДПР характеризовалась
почти трехкратным увеличением уже в первый месяц
войны по сравнению с мирным временем.
Как упоминалось выше, одними из первых подразделений НКВД, активно включившихся в борьбу с
детской беспризорностью и безнадзорностью в военную пору, были детские приемники-распределители.
С 1935 г. ДПР находились в ведении Отдела трудовых колоний (ОТК), который входил в состав
административно-хозяйственного управления НКВД
СССР. В 1939 г. ОТК был подчинен ГУЛАГу НКВД
СССР, а в соответствии с приказом от 19 августа
1940 г. был ликвидирован. В связи с этим приемникираспределители были переданы в непосредственное
подчинение управления исправительно-трудовыми лагерями и колониями (УИТЛК) НКВД республик, краев и об­ластей. Таким образом, все детские приемникираспределители были сосредоточены в ведении
ГУЛАГа НКВД СССР, где находились до 1943 года [2].
Следует отметить, что в предвоенные годы после
успешной реализации мероприятий, направленных на
ликвидацию беспризорности, произошло сокращение
поступления в приемники-распределители НКВД несовершеннолетних. В целях уменьшения расходов по
незагруженным приемникам, часть их была ликвидирована. Если в 1940 г. в СССР было 154 ДПР, рассчитанных на 12 715 человек, то на 1 января 1941 г.
осталось только 135 приемников вместительностью в
11 825 человек [15].
Для уяснения места и роли ДПР в системе органов, занимающихся борьбой с беспризорностью,
считаем необходимым раскрыть основные механизмы
работы данной структуры.
В соответствии с постановлением СНК СССР от
23 января 1942 г. «О борьбе с детской безнадзорностью»,
по всей стране, в том числе и в Средне-Волжском регионе,
начина­ется работа по организации детских приемниковраспределите­лей. Руководство и контроль за созданием ДПР возлагалось на Управление исправительнотрудовых лагерей и колоний при УНКВД республик,
краев, областей. Количество открываемых приемниковраспределителей в городе и области согласовывалось
соответственно с Исполкомами городского и областного
Советов депутатов трудящихся.
Основной задачей детских приемниковраспределителей был прием и дальнейшее устройство
безнадзорных и беспризор­ных детей в возрасте от 3 до
418
• Ãóìàíèòàðíûå íàóêè •
¹ 23 2011 ã.
16 лет на воспитание в семьи тру­дящихся, в детские
дома, ремесленные училища и школы ФЗО, в промышленность или сельское хозяйство, в трудовые воспита­
тельные колонии НКВД. На детский приемникраспределитель возлагалось: всестороннее изучение
детей с целью правильного дальнейшего их устройства; проведение воспитательной работы с детьми и
привитие им санитарно-гигиенических и культурнобытовых навыков; принятие мер по розыску родственников и лиц, их заменяющих, вос­становление связи
детей с их семьями и создание условий для возвращения в семью; выявление лиц, толкающих детей на
путь беспризорности и без­надзорности, и привлечение
таковых к ответственности через ор­ганы прокуратуры и милиции; учет проходящего контингента детей,
а также выявление при­чин детской беспризорности и
безнадзорности и принятие мер к их устранению.
Во главе детского приемника-распределителя
находился начальник, который нес полную ответственность за его работу и подчинялся непосредственно отделу НКВД (УНКВД) по борьбе с детской
беспризорностью и безнад­зорностью республики,
края, области.
Прием детей в детский приемник-распределитель
проводился непрерывно в течение суток, для чего в отделениях специально организовывалось дежур­ство
ответственных лиц из числа со­трудников приемникараспределителя. В детский приемник-распределитель
принимались дети от органов милиции, от общественных организацией и отдельных, лично явившихся,
граждан.
При приеме детей, подлежащих направлению в
трудовые воспитательные колонии НКВД по решению
судебно-следственных органов и прокуратуры, начальник детского при­емника-распределителя обязан
был потребовать определения суда или постановления
следственных органов, согласованных с про­курором.
В комнате первичного приема производился
предварительный медосмотр детей, поступивших в
приемник-распределитель (для выявления заразных
больных и больных, нуж­дающихся в неотложной
медицинской помощи). Дети – заразно больные, немедленно направлялись в соответствующие лечебные учреждения. По­сле оформления приема, дети
направлялись в санпропускник дет­ского приемникараспределителя для прохождения полной ком­
плексной санитарной обработки.
При поступлении в детский приемникраспределитель детей, самовольно ушедших из детских домов, ремесленных училищ, школ ФЗО, трудовых воспитательных колоний, предприятий начальник
детского приемника-распределителя должен был выяснить причины ухода, информировать отдел УНКВД
по БДББ для принятия необходимых мер.
Санитарно-гигиеническая обработка состояла в
мытье в бане, душевых или ванной комнате и стрижке волос. Перед санитарно-гигиенической обработкой вся одежда детей должна была сни­маться и направляться для дезинфекции. После обработки детей
одевали в чистое белье, одежду и обувь приемника-
Исторические науки
распределителя, проводили повторно термометрию,
тщательный медицинский осмотр и на основании заключения врача и воспи­тателя направляли в группу.
Распределение по группам производилось соответственно по­лу и возрасту детей:
а) от 3 до 7 лет;
б) от 7 до 11 лет;
в) от 11 до 14 лет;
г) от 14 до 16 лет.
Группа не должна была превышать 25 человек.
Ослабленные и истощенные дети немедленно зачислялись в оздоровительную группу и на усиленное питание в соответствии с циркуляром НКВД СССР № 561
от 30 ноября 1943 г. [21].
Основной задачей воспитательной работы детского приемни­ка-распределителя являлось тщательное и всестороннее изуче­ние детей для правильного
заключения о дальнейшем их устрой­стве. В детском
приемнике-распределителе прививались сани­тарногигиенические и культурно-бытовые навыки, проводилась культурно-массовая работа.
Дети широко привлекались к работе по самообслуживанию, наведению чистоты и созданию уюта
в приемнике-распределителе, работали в специально
созданных мастерских и в подсобных хозяйствах, за-
нимались в кружках, участвовали в художественной
самодеятельности, поправляли здоровье, занимаясь
физкультурой.
Приемник должен был иметь комнату первичного приема детей, банно-санпропускник с дезкамерой и прачечную, комнату для амбулаторного приема
боль­ных детей, медицинский стационар-изолятор
для больных де­тей, спальные помещения из расчета
2,5 м2 на одного воспитан­ника, столовую и кухню с
пропускной способностью, соответ­ствующей лимиту воспитанников, рабочие комнаты, клуб или комнату для проведения культмассовых мероприятий,
благоуст­роенную и огражденную усадьбу с оборудованной площадкой для игр и физических занятий, подсобное хозяйство [22].
Уже в первый год войны ДПР осуществили целый ряд мероприятий по возвращению беспризорных
детей к нормальной жизни. Так, в 1941 г. в ДПР поступило 101 750 несовершеннолетних, выбыло 101 405.
Из числа выбывших 44 182 человека (43,5%) было возвращено родителям, 37 880 (37,6%) передано в детские
дома Наркомпроса, 6 778 (6,7%) трудоустроено [16].
В Среднем Поволжье, как и по стране в целом,
детскими приемниками-распределителями был проведен значительный объем работы (табл. 1).
Таблица 1
Сравнительная таблица движения детей за 1942–43 гг. [6]
Год
Беспризорных
Безнадзорных
Всего
прибыло
Всего
выбыло
1943
2703
696
3399
3324
1942
-
-
3546
3590
К
родителям
В дет.
дома
Трудоустроено
В училища Направлено
и ФЗО
в ТВК
457
675
1024
337
20
721
1720
634
-
-
Кубышевская область
Пензенская обл.
1943
1081
580
1611
1626
531
405
456
26
47
1942
-
-
605
608
50
396
137
-
-
1943
1776
187
1968
2094
108
924
605
204
16
1942
-
-
586
595
85
307
50
-
-
Ульяновская обл.
Татарская АССР
1943
3396
622
4018
3808
409
1185
812
994
229
1942
-
-
586
595
85
307
50
-
-
Данные таблицы позволяют сделать ряд выводов:
1) В связи с отсутствием до 1943 г. в аппарате
НКВД специального органа (ОБДББ), задержанные
дети не делились на категории (беспризорные и безнадзорные), что затрудняло их дальнейшее распределение.
2) В 1941–42 гг. не был налажен процесс передачи подростков из ДПР на дальнейшее обучение в
ремесленные училища и школы фабрично-заводского
обучения.
3) В 1942 году через ДПР прошло на порядок
меньше детей, чем в 1943. Однако это говорит скорее
о том, что работа приемников-распределителей на
первом этапе Великой Отечественной войны не была
налажена должным образом.
Начиная со второй половины 1943 г., был осуществлен це­лый комплекс мероприятий, направленных на борьбу с принявшей угрожающие размеры детской беспризорностью и без­надзорностью.
СНК СССР обязал органы внутренних дел
выявить всех безнадзорных детей и разместить их в
приемниках-распределителях, расширив при этом
сеть ДПР. К июню 1943 г. число ДПР было увеличе-
419
ÈÇÂÅÑÒÈß ÏÃÏÓ èì. Â. Ã. Áåëèíñêîãî
но до 180, а их лимитная емкость – до 12 715 человек.
Рост числа приемников-распределителей про­исходил
и в последующие военные годы [22].
15 июня 1943 г. СНК СССР издал постановление «Об усилении мер борьбы с детской беспризорностью, безнадзорностью и хулиганством».
Постановление предусматривало в дополнение
к имеющимся трудовым колониям для осужденных
несовершеннолетних организовать трудовые вос­
питательные колонии. В них следовало направлять
подростков в возрасте от 11 до 16 лет в следующих
случаях:
– если они являются беспризорными, не имеющими родителей, или длительное время живут без них
и не имеют определен­ного местожительства;
– если они задержаны за хулиганство, мелкие
кражи и другие незначительные преступления, и возбуждение уголовного преследова­ния против них признано нецелесообразным;
– если они являются воспитанниками детских
домов, систематически нарушающими внутренний
распорядок и дезорганизующими учебу и воспитание
в детском доме.
Общее число мест во всех колониях для несовершеннолетних должно было быть доведено в 1943 г. до
50 000. Постановление предусматривало организацию
в составе НКВД СССР, НКВД союзных и автономных
республик, УНКВД краев и областей, а также в составе
дорожных отделов милиции отделов по борьбе с детской
беспри­зорностью, безнадзорностью и преступностью.
Приказом НКВД СССР от 21 июня 1943 г. в составе НКВД СССР был организован Отдел по борьбе
с детской беспризорностью и безнадзорностью и отделы (отделения) по борьбе с детской беспризорностью
и безнадзорностью НКВД союзных и автономных республик, УНКВД краев и областей [23].
В ведение данных отделов (отделений) по борьбе с детской беспризор­ностью и безнадзорностью из
УИТЛК-ОТК ГУЛАГа НКВД СССР были пе­реданы
трудовые воспитательные колонии для несовершеннолетних, трудо­вые колонии для несовершеннолетних
заключенных и детские приемники- распределители.
Следовало увеличить вместимость уже существующих трудовых коло­ний для несовершеннолетних преступников и открыть новые. Общая их ем­кость
должна была составить 20 тыс. мест.
В трудовых колониях на начало 1943 г. находилось 7288 человек, на начало 1944 г. – 18 530, на начало
1945 г. – 23 927. В трудовых воспитатель­ных колониях
на начало 1944 г. находилось 3295 воспитанников, на
начало 1945 г. – 18 957 [12].
В частности, в Среднем Поволжье по состоянию
на 1943 г. действовали следующие трудовые колонии
для малолетних нарушителей–беспризорников. В Куйбышевской области – Новосимейкинская и Кряжская
ТК, в Пензенской области – Ахунская ТК, в Татарской
АССР – Раифская ТК, в Ульяновской области – Ульяновская ТК.
Создание трудовых воспитательных колоний
привело к некоторому со­кращению трудовых колоний.
420
• Ãóìàíèòàðíûå íàóêè •
¹ 23 2011 ã.
Если на 1 января 1944 г. имелось 43 трудовых колонии и 52 трудовых воспитательных, то на 1 мая 1945 г.
их было соответственно 40 и 63.
В Среднем Поволжье были открыты три трудовых воспитательных колонии. В Татарской АССР –
Казанская ТВК на 600 мест, в Пензенской области –
Нижне-Ломовская ТВК на 250 мест, в Ульяновской
области – Базарно-Сызранская ТВК на 100 мест [14].
Значительную часть воспитанников трудовых
воспитательных колоний составляли дети-сироты. На
конец 1943 г. их было 42 % от общего числа детей, на
конец 1944 г. – 45,5 %, а к концу 1945 г. – уже 56,3 % [14].
Главной задачей в это время стало спасение от
гибели десятков тысяч детей. Следовало в кратчайшие
сроки изъять беспризорных и безнадзорных детей с
улицы и направить их в детские колонии для обеспечения им хотя бы мини­мума условий для размещения, содержания, воспитания и развития. Эта за­дача в
целом была выполнена. Однако при этом многие колонии были открыты без необходимой материальной
базы, при отсутствии готовых помещений для школ,
клубов, больниц, мастерских, без нужного оборудования, то есть без необходимой жилищно-бытовой,
производственной, сырьевой и энерге­тической базы.
Некоторые из таких колоний впоследствии пришлось
закрыть, в остальных потре­бовалось провести крупные капитальные работы по строительству и пере­
оборудованию. Во многих колониях были отмечены
перебои в обеспечении продовольствием и вещевым
довольствием.
Острой проблемой являлась нехватка опытных
кадров руководителей колоний и педагогов, с чем
были связаны трудности и недостатки в организации
производства и производственного обучения, случаи
нарушения режима, неоднократные беспорядки и побеги воспитанников. Были и случаи, когда трудовые
воспитательные колонии так и не открывались, несмотря на приказы из центра.
Так, постановлением № 827 от 6 июля 1944 г.
Совнарком СССР обязал организовать новую ТВК на
300 мест в Поселке Каменке-Белинском Пензенской
области. Однако здание, в котором предполагалось открыть колонию, было занято. В нем базировался авиаполк, и нужды фронта признали более приоритетными. Долгие служебные переписки и межведомственные разногласия привели к тому, что от данной идеи
отказались [17].
Проблемы борьбы с беспризорностью усугублялись непрофессионализмом работников правоохранительных органов, а в ряде случаев – нежеланием решать проблемы беспризорных детей и подростков. Так,
печальную известность приобрело дело «О бездушнобюрократическом отношении в г. Куйбышеве к детям,
оставшимся без родителей».
Ситуация развивалась следующим образом.
В 1942 г. в г. Куйбышеве задержано 4285 подростков
(1277 беспризорных и 3008 безнадзорных). А в 1943 г.
только с 25 марта по 5 апреля всего за 10 дней было
задержано 738 беспризорных и безнадзорных подростков (а по данным райсоветов – 1024 беспризорника).
Исторические науки
Пять новых детских комнат милиции (которые, согласно плану, необходимо было открыть) до этого
времени не были открыты, областная комиссия по
устройству детей не работала [19].
Приведем в качестве примера работы с беспризорными детьми заявление участкового милиционера Фрунзенского района: «Как мы работаем с беспризорными детьми? Заводим дело и даем два года
тюрьмы!» Зам. начальника 2-ого отделения милиции
встретил беспризорника Платошкина словами: «что,
мы тебя не видали, что ли? Ты даже не получеловек,
тебе пулю в лоб, от тебя все равно толку нет, лучше
тебе в прорубь с головой броситься!» [20]. Факты о
таком отношении дошли до ЦК ВКП(б) и реакция
последовала незамедлительно.
Постановлением бюро Обкома ВКП(б) секретарь исполкома Куйбышевского горсовета трудящихся Соболев, председатель исполкома Фрунзенского
райсовета Тарасов, зам. начальника 2-го отделения милиции Ильченко были сняты с работы и привлечены
к мерам административной и уголовной ответственности. Однако такие ситуации не были редкостью, и
количество детей, пострадавших от подобного бездушного отношения, было, несомненно, большим.
Следует отметить и существенные недостатки в
работе трудовых и трудовых воспитательных колоний.
В результате проверок, проведенных Прокуратурой
РСФСР, было установлено, что в целом ряде ТК и
ТВК воспитанники содержатся в ненормальных условиях: помеще­ния не оборудованы, воспитанники не
обеспечены обмундированием, обу­вью, постельными
принадлежностями, в помещениях холод, антисанитария, не организовано производство, не налажена воспитательная работа, подростки совершают побеги. Таким образом, решить проблемы обустройства колоний
всем необходимым имуществом в период военных лет
до конца так и не удалось.
В то же время, несмотря на трудности военного
времени, с беспризорными и безнадзорными детьми
велась значительная учебно-воспитательная работа.
Так, в большинстве детских колоний были организованы школы-семилетки. В 1944 г. в них обучалось 92 %
воспитанников.
Советское государство уделяло особое внима­
ние материальному обеспечению детских ко­лоний,
многие из которых оказались в крайне тяжелом положении, вызван­ном тяготами военного времени.
Финансовые затраты на содержание беспризорных и
безнадзорных детей в 1943 г. выглядели следующим
образом. Трудовые колонии тратили на 1 человека
в день 8,69 рублей (при норме 10,67 рублей), ТВК –
20,99 рублей (при норме 13,25 рублей) [10]. В соответствии с директивами НКВД СССР от 27 января
и 25 марта 1944 г., трудовые колонии, трудовые воспитательные колонии и приемники-распределители в
первую очередь снабжались продовольствием по установленным нормам и в лучшем ассортименте.
В связи с тем, что систематическое употребление
дрожжей улучшает физическую форму, предписывалась ежедневная выдача дрожжей под личную ответ-
ственность начальников детских колоний. С декабря
1945 г. введены новые нормы картофеля и овощей –
15 кг в месяц вместо 7.5 кг. С 12 мая 1944 г. Наркомторг СССР разрешает использовать продукцию ДПР,
ТК и ТВК полностью на нужды воспитанников [7].
Наркомы внутренних дел республик и на­чальники
УНКВД краев и областей установили за этим постоянный кон­троль.
Следует отметить также приказ НКВД от 22 апреля 1944 г. «О производстве строительных и ремонтных
работ в трудовых, трудовых воспитательных колониях
и детских приемниках НКВД». Данный приказ обязал
НКВД союзных и автономных республик и УНКВД
краев и областей произвести необходимый ремонт
и оборудование детских ТК, ТВК и приемниковраспределителей к 1 июля 1944 г.
Порядок направления и сроки содержания несовершеннолетних в тру­довых воспитательных колониях определяла совместная инструкция НКВД СССР,
Наркомюста СССР и Прокуратуры СССР от 21 июня
1943 года [24].
В соответствии с инструкцией беспризорные после задержания направ­лялись в детские приемникираспределители НКВД, где должны были нахо­диться
не более двух недель. Требующие особого режима дети
содержались в приемниках отдельно от других.
На беспризорных, которые направлялись в трудовые воспитательные колонии, начальник приемника составлял заключение, исходя из имеющихся у
него данных (справки о приводах в милицию, побегах
из детских домов или с места жительства, сведения о
родных, протокол задержания, определе­ние судебных
органов и т. д.). Заключение о направлении в трудовую
воспитательную колонию не позднее 10-дневного срока
со дня поступления несо­вершеннолетнего в приемникраспределитель направлялось на утверждение начальника УНКВД или наркома внутренних дел автономной
республики. Начальник УНКВД или нарком внутренних дел автономной республики в двухдневный срок
при­нимал решение о направлении несовершеннолетнего в трудовую воспитательную колонию.
Если у беспризорного были родители или опекун, то решение о его правлении в колонию принималось с их согласия. Для этого родителей или опекуна
вызывали в приемник для выяснения причин безнадзорности или беспризорности задержанного несовершеннолетнего и целесообразности передачи его на
поруки. При положительном решении вопроса с них
бралась соответствующая подписка. В случае если
вызов родителей или опекуна был невозможен, либо
передача родителям признавалась нецелесообразной,
несо­вершеннолетний направлялся в трудовую воспитательную колонию.
Направление задержанных за мелкое хулиганство, мелкие кражи и дру­гие преступления в трудовые
воспитательные колонии НКВД производилось через
приемники-распределители:
1) по определению следственных органов;
2) по постановлению следственных органов, согласованному с прокурором;
421
ÈÇÂÅÑÒÈß ÏÃÏÓ èì. Â. Ã. Áåëèíñêîãî
3) по заключению органов милиции, утвержденному начальником УНКВД или наркомом внутренних
дел и согласованному с прокурором.
В трудовые воспитательные колонии направлялись также воспитанни­ки детских домов, для содержания и воспитания которых требовался особый
режим. Соответствующее решение принималось совместно начальником УНКВД (или наркомом внутренних дел) и заведующим Обл-край-ОНО (или
наркомом просвещения).
На каждого несовершеннолетнего, который отправлялся из приемника-распределителя в трудовую
воспитательную колонию, выписывался доку­мент о направлении. Вместе с направлением в колонию отправлялось личное дело несовершеннолетнего с заключением о направлении, а также все его лич­ные документы.
В трудовой воспитательной колонии несовершеннолетние находились либо до получения ими
определенной квалификации, которая давала им воз­
можность самостоятельного существования, либо до
достижении 16-летнего возраста.
В случае, если воспитанник по достижении указанного возраста не получил необходимой квалификации, срок его пребывания в колонии мог быть продлен
до 17-летнего возраста.
Если воспитанник колонии получал необходимую профессию до достижения 16 лет, он или передавался родителям, или выпускался из колонии при
условии обязательного трудоустройства на предприятиях промышленно­сти, транспорта или сельского
хозяйства. Материально-бытовые условия трудоустроенных воспитанников периодически проверялись
сотрудниками трудовых воспитательных колоний.
В случае необходимости они через органы местной
власти принимали меры по оказанию помощи.
• Ãóìàíèòàðíûå íàóêè •
¹ 23 2011 ã.
Из трудовых воспитательных колоний не выпускались воспитанники, не достигшие 14-летнего возраста, кроме случаев, когда их брали для даль­нейшего
воспитания родители, опекуны или прямые родственники.
Через приемники-распределители было направлено в трудовые воспитательные колонии для несовершеннолетних в 1943 г. – 4624 человек, в 1944 г. –
25 140, в 1-м полугодии 1945 г. – 9661 [18].
Несмотря на то, что во всех случаях, предусмотренных инструкцией от 21 июня 1943 г., направление
в трудовые воспитательные колонии должно было
производиться через детские приемники, имелись
факты грубого нару­шения этих положений. Так, в Казанской ТВК содержалось несколько подростков по
постановлениям милиции, не утвержденным наркомом внутренних дел Татарской АССР и не согласованным с прокурором, или просто по отношениям отделений ми­лиции г. Казани [13].
Приказом НКЮ РСФСР от 4 декабря 1943 г. народным судьям было предложено разре­шать вопросы
о передаче подростка на попечение родителей или опекуна, а также о направлении в трудовую воспитательную колонию, как правило, с вызовом обвиняемого,
родителей и представителей ОНО.
13 сентября 1943 г. вышел совместный приказ
Комитета по учету и распределению рабочей силы
при СНК СССР и НКВД СССР о направлении в ремесленные училища (РУ), железнодорожные училища, школы фабрично-заводского обучения (ФЗО)
и промышленные предприятия подростков старше
14 лет из колоний для несовершеннолетних и детских
приемников-распределителей. Вывод об эффективности приказа можно сделать, исходя из статистических
данных по Средне-Волжскому региону (табл. 2).
Таблица 2
Отчет о движении несовершеннолетних воспитанников по трудовым колониям НКВД за 1943 г. [9]
Емкость ТК
Прибыло за год
Убыло
Отправлено родным
РУ и ФЗО
ТВК
Бежало Умерло Трудоустроено
Зубачиновская колония Куйбышевской области
500
564
67
14
-
-
22
3
28
-
10
2
58
-
6
26
19
-
13
63
26
-
-
6
55
Кряжская колония Куйбышевской области
400
1153
884
124
2
Ахунская колония Пензенской области
400
808
585
241
7
Раифская колония Татарской АССР
950
1707
1228
409
140
Ульяновская колония
500
679
485
293
В соответствии с приказом подростки старше
14 лет по окончании сро­ка пребывания в трудовых колониях, трудовых воспитательных колониях и детских
приемниках-распределителях направлялись в ремесленные, желез­нодорожные училища, школы ФЗО и
422
20
промышленные предприятия по развер­стке областных,
краевых и республиканских бюро по учету и распределению рабочей силы. Однако, как мы видим из таблицы, процент трудоустроенных либо отправленных в РУ
и ФЗО беспризорников в регионе был невысок.
Исторические науки
Подростков, выпускаемых из колоний для несовершеннолетних и дет­ских приемников-распределителей, необходимо было своевременно трудоуст­
раивать. Для этого органы внутренних дел подавали
соответствующие за­явки. Подростки из колоний трудоустраивались не позднее 15 дней, а из при­емниковраспределителей – не позднее 3 дней с момента поступления заявки.
В целом по стране в ремесленные училища и школы ФЗО из ТК, ТВК и приемников-распределителей в
1943 г. было направлено 26 542 подростка, в 1944 г. –
50 441, в 1-м полугодии 1945 г. – 15 006; трудоустроено подростков: в 1943 г. – 37 009, в 1944 г. – 46 688,
в 1‑м полугодии 1945 г. – 22 361 [2]. Большая часть из
них, получив рабочую специальность и возможность
трудиться, порвала с беспризорным прошлым, стала
достойными членами общества.
Велась постоянная работа по улучшению условий жизни детей, находившихся в ТК и ТВК. В детских колониях и приемниках-распределителях усиливался санитарно-карантинный режим. Запрещалось
размещение вновь прибывших де­тей в общежитиях
ДПР и карантинных помещениях колоний без их
предва­рительного тщательного осмотра, термометрии и полной комплексной санитарной обработки.
Воспитанники, прибывшие в колонии, содержались в
ка­рантине в течение трех недель. Больные с температурой, в состоянии лихорадки немедленно эвакуировались и госпитализировались. Санитарная обра­ботка
воспитанников проводилась 4-6 раз в месяц.
Таким образом, в данный период в СССР был
осуществлен ряд организационных и практических мер,
направленных на совершенствование деятельности органов НКВД по борьбе с детской беспризорностью и
безнадзор­ностью. Был создан специальный аппарат:
Отдел по борьбе с детской бес­призорностью и безнадзорностью НКВД СССР, в ведении которого и находились трудовые и трудовые воспитательные колонии,
детские приемники-распределители. С одной стороны,
размещение беспризорных и безнадзорных детей в ТК,
ТВК и ДПР обеспечивало им хотя бы минимум условий, необходимых для нормальной жизни. В ТК и ТВК
были открыты школы-семилетки, дети работали в специально созданных мастерских и в подсобных хозяйствах, занимались в кружках, участвовали в художественной самодеятельности. Проводилось санитарномедицинское обследование детей, государство заботилось о трудоустройстве воспитанников колоний и
получении ими профессии. С другой стороны, были и
серьезные недостатки в работе колоний: воспитанники
часто содержались в условиях антисанитарии, плохого
питания, не были обеспечены необходимой одеждой
и обмундированием. С трудоустройством подростков,
вышедших из ТК и ТВК во взрослую жизнь, также существовали значительные трудности.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1.Большая Советская Энциклопедия. Гл. ред. Прохоров А. М., 3‑е изд. Т. 20. М.: Советская энциклопедия,
1970. С. 608.
2. Государственный Архив Российской Федерации (ГАРФ).
Ф. 9401. Оп. 1а. Д. 105. Л. 86.
3.ГАРФ. Ф. 9401. Оп 12. Д. 210. Л. 3.
4.ГАРФ Ф. 9412. Д. 1. Л. 3.
5.ГАРФ Ф. 9412. Д. 1. Л. 6.
6.ГАРФ. Ф. 9412. Оп. 1. Д. 2. Л. 3-4.
7.ГАРФ. Ф. 9412. Oп. 1. Д. 2. Л. 8.
8.ГАРФ. Ф. 9412. Оп. 1. Д. 5. Л. 8.
9.ГАРФ. Ф. 9412. Оп. 1. Д. 12. Л. 6.
10.ГАРФ. Ф. 9412. Oп. 1. Д. 12. Л. 8.
11.ГАРФ. Ф. 9412. Оп. 1. Д. 15. Л. 3.
12.ГАРФ. Ф. 9412. Oп. 1. Д. 17. Л. 1-2.
13.ГАРФ. Ф. 9412. Оп. 1. Д. 21. Л. 13.
14.ГАРФ. Ф. 9412. Oп. 1. Д. 35. Л. 2-4.
15.ГАРФ. Ф. 9412. Оп. 1. Д. 35. Л. 180.
16.ГАРФ. Ф. 9412. Oп. 1. Д. 35. Л. 198.
17.ГАРФ. Ф. 9412. Оп. 1. Д. 45. Л. 185.
18.ГАРФ. Ф. 9412. Оп. 1. Д. 58. Л. 1.
19.ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 44а. Д. 3710. Л. 5.
20.ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 44а. Д. 3710. Л. 6.
21.Дети ГУЛАГа, 1918-1956 / Сост. Виленский С. С., Кокурин А. И., Атмашкина Г. В., Новиченко И. Ю.; М.:
МФД, 2002. С. 326–328.
22.Ермаков Е. Г. Организационно-правовые основы деятельности органов внутренних дел по борьбе с детской
беспризорностью и безнадзорностью в годы Великой
Отечественной войны и послевоенный период (19411950 гг.) (историко-правовой аспект). Дис. … канд.
юр. наук. М., 2002. С. 36–37.
23.Ибрагимов Е. В. Деятельность органов государственной власти по борьбе с детской беспризорностью и
безнадзорностью (1943–1953 гг.) // Научный вестник. Сборник научных статей. 2009. № 4. С. 23.
24.Герцензон А. А., Грингауз Ш. С., Дурманов Н. Д., Исаев М. М. и др. История советского уголовного права.
М.: Юрид. изд-во МЮ СССР, 1948. С. 427–428.
25.Концепция федеральной целевой программы «Дети
России» на 2007–2010 годы // Российская газета. Федеральный выпуск. 2007. 2 февраля. С. 2.
423
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа