close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Традиционный женский костюм в аспекте этногенеза мордовского народа..pdf

код для вставкиСкачать
УДК 39 (470.345)
Т.А. ШИГУРОВА
ТРАДИЦИОННЫЙ ЖЕНСКИЙ КОСТЮМ
В АСПЕКТЕ ЭТНОГЕНЕЗА МОРДОВСКОГО НАРОДА
Ключевые слова: этногенез, народ, мордва, мокша, костюм, рубаха, особенности.
Представлен опыт системного исследование манеры ношения женской рубахи как
важнейшего компонента традиционного костюма мокшан в аспекте этногенеза
мордовского народа.
T. A. SHIGUROVA
TRADITIONAL WOMEN'S COSTUME FROM THE ASPECT OF THE ETHNOGENESIS
OF THE MORDVINIAN NATION
Key words: ethnogeny, people, Mordva, Moksha, costume, shirt, special feature.
In this article the system research experience of the way of women's shirt wearing as a
major part of a traditional Moksha costume in the aspect of the Mordovian ethnogenesis.
Мордва является одним из древнейших народов в Поволжском регионе:
его история прослеживается со времени образования городецкой культуры.
Новый этап формирования древнемордовского этноса и выделения собственно мордовских племен иллюстрируют археологические памятники, начиная с
III в. н.э. По мнению С.А. Арутюнова, «первое тысячелетие нашей эры было
временем рождения большинства современных народов. Переломным периодом здесь были III-V в., века перехода от античности к средневековью»
[1, с. 84]. Поселения и могильники мордвы, расположенные на территории
Мордовии, Чувашии, Татарии, Нижегородской, Тамбовской, Пензенской областей свидетельствуют о расселении мокши и эрзи в средние века в пределах Сурско-Окско-Мокшанского междуречья: «Мокшанская группа располагалась на юго-восточных землях, эрзянская – на северо-западных» [7, с. 11].
Одним из наиболее стойких элементов материальной культуры, сохранивших характерные этнические особенности и народные традиции вплоть до начала ХХ в., является женская одежда мордвы. Она характеризуется разнообразием
повседневных, праздничных, ритуальных локальных вариантов, имеющих большую историческую и культурную ценность. Кроме того, изучение традиционного
костюма позволяет глубже осмыслить вопросы, связанные с историей формирования и развития народа; проследить культурно-бытовые связи и характер взаимодействия в далеком прошлом. Выбор определенных элементов, бытование
тех или иных компонентов костюма, манера его ношения далеко не случайны.
Традиционный костюм формируется под влиянием природно-климатических,
экономических, социальных факторов, отражает особенности того или иного исторического периода в жизни общества. Он связан с эстетическими представлениями, социальной и духовной жизнью народа, обычаями, развитием культуры.
Коренные изменения в костюме происходят в связи с глубокими социальными,
экономическими изменениями, происходящими в общественной жизни конкретного народа. Проявляясь в разных областях жизни, устойчивые, свойственные
именно данной исторической эпохе представления об идеале находят отражение
в морали, обычаях, накладывают свой отпечаток на характер внешнего облика
человека.
Основным элементом мордовского женского костюма являлась рубаха,
которая нередко служила нижней и верхней одеждой одновременно. Различие
терминов рубахи (панар, покай, паля) у эрзи объяснялось разницей в ее назначении и украшении, у мокшанского населения (панар, щам) – территориальными особенностями. Судя по частоте обнаружения грузиков и пряслиц на
городецких поселениях, их обитателям было хорошо известно прядильноткацкое производство: «Глиняные пряслица от веретен и ткацкие грузики составляют едва ли не большую часть находок на городище. Ткацкие станы были, по-видимому, типа вертикальных…» [6, с. 182].
Любая особенность в народном костюме имеет свои истоки, объясняется целесообразностью, хотя с позиции современности может показаться непонятной и
даже странной. Возьмем, к примеру, манеру ношения мокшанскими женщинами
традиционной рубахи – выше колен, с большим напуском над поясом, которую исследователи считают важным этнографическим признаком, передаваемым из поколения в поколение. Она подчеркивалась при описании костюма многими современниками. В. Майнов сообщал в 1878 г. «женская рубаха кроится длинною и узкою, почти в обтяжку по телу… пояс поддерживает собранную на перед рубаху» [8,
с. 127]. И. Ястребов в анкете РГО 1854 г. указывал на следующую особенность
женского костюма Пензенской губернии Нижеломовского уезда села Муромки: «Так
как панар шьется всегда длиннее против роста, то он вздергивается через пояс
вверх на четверть аршина, отчего у женщин образуется большая пазуха» [2, л. 6].
П. Секторов писал о манере ношения одежды сузгарскими женщинами, что
они «выдергивали рубаху по самые колена, оттого сзади, ниже пояса, составляется несколько сборов, и чем зад молодой женщины сбористее, тем она
бывает красивее в глазах мордвы» [3, л. 2]. Н. И. Спрыгина отмечала подобную манеру ношения рубахи у мордвы-мокши Краснослободского уезда (в селах Лесное Ардашево, Лесное Кичатово, Цибаево). А. Примеров сообщал о
костюме мокшанок, живущих в окрестностях села Каменный Брод Краснослободского уезда так: «Пояс… перевиваясь в два приема под животом и держа
на бедрах шерстяные кисти… прижимает к телу собранную спереди сумою, а
сзади морщинами длинную рубаху мордовки» [9, с. 332].
Большой запах – явление редко встречающееся. На территории Среднего Поволжья он был характерен для костюма мордвы-мокши и горных мариек.
Данный факт, несомненно, подтверждает их культурную общность в прошлом.
Однако решение вопроса о времени существования этой общности и, следовательно, формирования самого способа ношения одежды, возможно лишь
путем интеграции результатов исследования ряда наук, сопоставления данных, извлеченных из археологических, этнографических, антропологических и
лингвистических источников (см. [11, с. 327]).
Археологические материалы дают наглядное представление о сложности
процесса становления древнемордовской культуры в I-V вв., началом которого стало появление пришлого населения степных кочевников, распространившего сферу своего влияния на Сурско-Волжско-Свияжское междуречье:
«Карты этого периода пестрят стрелками, показывающими огромные передвижения народов в разных направлениях, по всей Азии, Европе… Передвигаются гунны, эфталиты, славяне, остготы, вестготы и десятки других народов, на месте распавшихся империй образуются и перекомбинируются раннефеодальные государства... Эти государства имели, в особенности в начале
своего существования весьма пестрый этнический состав» [1, с. 84]. Социально-культурные изменения объяснялись климатическими сдвигами, вызвавшими огромные переселения кочевых народов, а также изобретением стремян и
жесткого седла, что позволяло даже небольшим группам всадников быстро
перемещаться и активно действовать на большой территории.
Материалы Кошибеевского могильника убедительно показывают, что в начале I тысячелетия н.э. женщины использовали лошадь для верховой езды.
Здесь, как и в других женских погребениях Окско-Сурско-Цнинского междуречья
III-VII вв., обнаружены элементы конского снаряженья: удила, фрагменты уздечки. Этническая принадлежность населения, оставившего памятники кошибеев-
ского типа, до сих пор является предметом дискуссий. А.А. Спицын, П.П. Ефименко, А.П. Смирнов и др. соотносили это население с финской или финноугорской культурой, Н.В. Трубникова – непосредственно с мордвой, П.Д. Степанов – с мордвой-эрзей, В.Н. Шитов – с носителями культуры рязано-окских племен. В.И. Вихляев считает их потомками носителей андреевской культуры, степной, кочевнической по происхождению [5, с. 33]. Аналогии, по его мнению, встречаются в сарматской культуре, соседствующей с городецкими и другими финноугорскими племенами, и даже головной убор женщин был сарматским, о чем
свидетельствуют спиральные височные подвески, хорошо известные в сарматских погребениях.
К сожалению, археологические материалы не позволяют осуществить в
достаточной мере убедительную реконструкцию костюма этого периода: текстиль сохраняется в погребениях лишь в тех случаях, когда одежда умершего
была украшена бронзовыми изделиями. Длину женской одежды можно определить по расположению металлических украшений подола. Материалы Крюково-Кужновского, Шатрищенского, Шокшинского могильников показывают
образцы подобных примеров, позволяющих предположить, что женская рубаха, носимая с напуском, длиной доходила до колен.
Несмотря на сложности, с которыми сталкивается исследователь при осмыслении тех или иных аспектов древней культуры, можно высказать следующее предположение. Эволюция одежды на территории Мокшанско-Сурского междуречья в начале I тысячелетия н. э. привела к формированию некоторых специфических черт мокшанского костюма: нижней поясной одежды «понкст»; мокшанского типа туникообразного кроя рубахи, искусственно укороченной при помощи напуска; короткой рубахи, носимой без пояса. Важным в этой связи представляется замечание В.И. Вихляева о том, что «в женских погребальных комплексах Окско-Сурско-Цнинского междуречья III-VII вв., как и в мужских, встречаются предметы вооружения. У верхнесурских племен в поздних погребениях Армиевского могильника известна находка однолезвийного меча с изогнутым перекрестием. У этих же племен встречаются железные трехлопастные наконечники
стрел… Наконечники копий встречаются в женских погребениях всех групп могильников. Конское снаряжение также не чуждо женским погребениям» [5, с. 46].
Активное участие женщин в общественной жизни, так или иначе связанное с верховой ездой (вероятно, и в военной ситуации), подтверждает бытование в их костюме этого периода нижней поясной одежды. «Понкст» как элемент женского костюма сохранился в мокшанской традиционной одежде
вплоть до середины ХХ в. А. Примеров сообщал в 1868 г.: «…Нельзя пройти
здесь молчанием и того, что женский пол мокшан никогда не оставляет носить
как в нарядном, так и в обыденном платье, из посконного полотна понкст, или,
по-нашему, порты с двумя по обоим бокам завязками» [9, с. 333]. Подобного
рода утверждения многочисленны. Так, В. Ауновский, например, писал, что
мордовки носят нижнее платье (порты), как мужчины.
Следует отметить, что у тех народов Среднего Поволжья, в традиционном женском комплексе одежды которых присутствовала нижняя поясная
одежда (штаны, шаровары), в прошлом существовало два варианта ношения
рубахи. Во-первых, ее носили с поясом, а в особые праздничные и ритуальные моменты с частично сохранившимися поясными подвесками, боковыми
полотенцами-платками (у мордвы-мокши, марийцев, чувашей). Во-вторых, в
наиболее резко выраженном виде рубаху носили совсем без пояса (татары,
башкиры и т.д.). У мордвы-мокши были распространены оба варианта. Так, в
некоторых районах проживания, например в Краснослободском уезде Пензенской губернии, в середине ХIХ в. зафиксирована манера ношения укоро-
ченной верхней рубахи «кафтонь крда» без пояса, которая в начале ХХ в.
очень плавно и широко переросла в платье «нула», «сарапон», «сапоня».
Появление большого напуска в мокшанском костюме было отражением
социально-культурных процессов начала I тысячелетия, когда востребованной у женщин стала укороченная одежда. Эволюция костюма могла быть связана и с «вливанием» в формирующийся мордовский этнос носителей других
культур и языков. В любом случае, формирование культуры зафиксировало
особое положение и весьма активную роль женщины в общественной жизни,
что находит подтверждение в мифологии и фольклоре мордвы.
Закрепившаяся в народной традиции особенность ношения мокшанской рубахи, с одной стороны, отражает этно-культурную специфику родо-племенных
группировок, вошедших в состав мокшанского этноса, с другой – этические и эстетические нормы духовной культуры мокшан. Излишки длины использовались
женщинами для создания большего объема фигуры, невольно создающего образ
матери, которая ожидает потомства, что соответствует народным представлениям
об основной функции женщины как символа плодородия. Рубаха как основной
элемент женской одежды должна была выполнять и чисто практическую функцию – быть удобной для будущей матери: специальной одежды для нее не шили.
Эволюция костюма нашла отражение в закономерной смене эстетического
идеала, проявляющегося как в манере поведения, так и в формировании внешнего образа женщины. Так, например, в мокшанских селениях Чембарского уезда
Пезенской губернии в конце ХIХ – начале ХХ вв. нижний край ворота закладывали бантовой складкой, скрепляя ее скромной геометрической вышивкой. Фотографии начала ХХ в. четко фиксируют линии бантовой складки до пояса, ниже
его женщины аккуратно закладывали с обеих сторон рубаху в две встречные
складки таким образом, чтобы продольные вышивки проходили по краю складки
и не закрывались поясными украшениями или сборками рубахи. Эта традиционная манера ношения, сохранившаяся вплоть до середины ХХ в., отражала сложившийся эстетический идеал. Отсутствие четкой линии складки на рубахе расценивалось женщинами критически; отсюда негативные оценки: плохо одета, не
умеет одеваться, будто никогда и не носила мордовскую одежду. Мокшанские
женщины Темниковского района закладывали рубаху ровными складками, в торжественных случаях закрепляя их ниткой [10, с. 14].
Исследователи отмечают ряд особенностей в материальной культуре
мордовского народа, характерных для народов Средней Азии, поволжских
татар, чувашей и башкир. Это кустарное изготовление войлока и особенно
частое упоминание его в устном народном творчестве; широкое распространение вещей, сплетенных из тростника, осоки и соломы (циновки, занавески,
покрышки); закладная техника мокшанского ткачества, нагрудные и накосные
украшения из монет, кожи, бисера. По мнению В.Н. Белицер, «все это лишний
раз свидетельствует о том, что культура мордвы, и в особенности мордвымокши, складывалась не без участия южных соседей» [4, с. 181].
Мордовский народ, как и другие этносы Поволжья, издавна существует не
только в конкретном географическом, но и в социальном, культурном пространстве. Памятники мордвы демонстрируют яркую самобытность ее духовной и материальной культуры, развивающейся на основе традиционного мировоззрения,
избирательно впитывающей достижения и опыт окружающих цивилизаций, многие из которых уже исчезли с исторической арены. В различные периоды мордовский народ устанавливал экономические и культурные связи с сарматами,
аварами, донскими аланами, волжскими болгарами, славянами, половцами, монголами и др. Эти контакты накладывали определенный отпечаток на хозяйство и
культуру, в результате чего сложился уникальный комплекс традиционного мор-
довского костюма. Восприятие отдельных элементов духовной и материальной
культуры зависит от многих факторов: уровня и особенностей социальноэкономического развития общества, специфики местных природных условий,
обычаев, вкусов, образа жизни населения. Дальнейшее исследование местных
особенностей национальной одежды в наши дни, когда активизируются процессы культурного взаимодействия, очень важно не только для уточнения сведений
из истории формирования определенного этноса, но и для обогащения общемировой культуры элементами, имеющими этническую окраску.
Литература
1. Арутюнов С.А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие / С.А. Арутюнов. М.: Наука, 1989. 247 с.
2. Архив Русского географического общества. Разр. 53, оп. 1, д. 47. О народностях Европейской России. И. Ястребов. Мокша или этнографическое описание мордвы Пензенской губернии
Нижеломовского уезда села Муромки. 1854 г. 23 л.
3. Архив Русского географического общества. Разр. 53, оп. 1, д. 48. О народностях Европейской России. П. Секторов. Этнографические сведения о мордве. 1855 г. 12 л.
4. Белицер В.Н. Сообщение о некоторых этнических процессах мордовского народа /
В.Н. Белицер // Труды НИИЯЛИЭ. Вып. ХХVII. Сер. истор. Саранск: Морд. кн. изд-во, 1965. С. 177-184.
5. Вихляев В.И. Древнейшая мордва / В.И. Вихляев. Саранск: Изд-во Морд. ун-та, 2004. 80 с.
6. Горюнова Е.И. Теньгушевское городище / Е.И. Горюнова // Записки МНИИ: труды. Вып. 9.
История и археология. Саранск: Морд. гос. изд-во. С. 170-199.
7. Заварюхин Н.В. Очерки по истории мордовского края периода феодализма: монография /
Н.В. Заварюхин. Саранск: Изд-во Морд. ун-та, 2009. 276 с.
8. Майнов В.Н. Очерк юридического быта мордвы / В.Н. Майнов. СПб., 1885. 268 с.
9. Примеров А. Одежда Каменнобродских русских и мордвинов / А. Примеров // Московские
университетские известия. 1868. № 4. С. 332–334.
10. Спрыгина Н.И. Одежда мордвы-мокши Краснослободского и Беднодемьяновского уездов
Пензенской губернии / Н.И. Спрыгина. Пенза, 1928. Вып. 3. 47 с.
11. Шигурова Т.А. К вопросу о манере ношения мокшанской рубахи / Т.А. Шигурова //
VII Конгресс этнографов и антропологов России: доклады и выступления. Саранск, 9-14 июля
2007 г. Саранск, 2007. С. 327.
ШИГУРОВА ТАТЬЯНА АЛЕКСЕЕВНА – кандидат исторических наук, доцент кафедры культурологии, Мордовский государственный университет, Россия, Саранск (shigurov@mail.ru).
SHIGUROVA TATIYANA ALEKSEYEVNA – candidate of historical sciences, associate professor of culturology department, Mordovian State University, Russia, Saransk.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
11
Размер файла
206 Кб
Теги
мордовского, костюм, женские, традиционная, pdf, аспекты, этногенез, народ
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа