close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Организация пограничной казачьей службы на Гребенском участке Левого фланга Кавказской линии в конце XVIII начале XIX века..pdf

код для вставкиСкачать
УДК 94/99
ОРГАНИЗАЦИЯ ПОГРАНИЧНОЙ КАЗАЧЬЕЙ СЛУЖБЫ
НА ГРЕБЕНСКОМ УЧАСТКЕ ЛЕВОГО ФЛАНГА КАВКАЗСКОЙ ЛИНИИ
В КОНЦЕ XVIII – НАЧАЛЕ XIX ВЕКА
© 2014 Н. М. Еремин
соискатель каф. истории Отечества,
e-mail: ereminn.m @mail.ru
Курский государственный университет
В статье рассматривается система организации и несения постовой службы на
пограничной линии Гребенского участка Левого фланга Кавказской линии в конце ХVIII –
начале ХIХ в. и взаимодействие казаков с армейскими частями в целях охраны мирного
населения края.
Ключевые слова: граница, казачьи посты, военные укрепления и крепости, защита
мирного населения.
ХVIII век стал переломным в отношениях между Российским государством и
вольными казаками южного порубежья страны. В лице казачества администрация
увидела реальную военную силу, на которую, кроме прочих обязанностей, можно было
возложить и несение пограничных функций.
Надо отметить, что в предыдущие столетия представители казачьих вольниц
Терека (терцы и гребенцы – это старожилы Северного Кавказа) неоднократно
отправлялись в дальние походы совместно с казаками Дона, Волги и Урала. Особенно
памятной для гребенцов и уральцев стала экспедиция 1717 г. в Хивинское ханство,
которую возглавлял кавказский князь Бекович Черкасский. Она окончилась гибелью
отряда. На Терек вернулись только два казака из пятисот. Несмотря на трагический
исход данного предприятия, оно проторило путь для будущих землепроходцев.
В это же время, в 1711–1712 гг., по приказу Астраханского губернатора казакигребенцы переходят на левый берег Терека с предгорий Кавказа и ставят на новом
месте
городки-станицы
Червленную,
Щедринскую,
Новогладковскую
и
Старогладковскую, Курдюковскую. Главная задача для казаков – охрана порубежья.
Документ того времени так описывает данное событие: «…в прибытие Его
Величества… императора Петра Великого на Терек (то есть в 1722 г. во время шествия
в Низовой поход. – Н. Е. ) по принесении и самими ими Его Величеству свою
повинность, которые прощены и на жалованье с таго времени казаками записаны, с тем
чтоб при оном своем месте – границу от Дагистании содержали. Нынеж числом их
комплекта в пети горотках состоит кроме неслужащих пять сот человек при одном
атамане и обыкновенных старшин своих, которые числом и горотками прикрывают
границу и содержут по ней объезжие караулы» [ЦГАДА Портф. Миллера].
Государственная политика в отношении колонизации и экономического
освоения земель Северного Кавказа определилась в 1777 году планом генералгубернатора Кавказа князя Потемкина, который писал: «Оная линия прикрывает от
набегов соседних племен границу между Астраханью и Доном, отделяет разного звания
горских народов от тех мест, коими нашим подданным пользоваться следует,
положением же мест своих подает способ учредить виноградные, шелковые и
бумажные заводы, размножить скотоводство, табуны, хлебопашество» [Российское
казачество 2003: 175].
Российские власти с 70-х гг. XVIII в. создают Кавказскую кордонную линию.
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ
Об обязанностях казаков-гребенцов на пограничной службе можно судить по
рапорту кизлярского коменданта полковника Штендера в астраханскую канцелярию
(1775 г.), приводимому в качестве приложения в книге И. Попко «Терские казаки со
стародавних времен» [Попко 1880: 81].
На плечи казаков ложилась не только караульная служба «на форпостах»,
кордонах, но и участие в дипломатических миссиях. В Персию казаки направлялись
для охраны дипломатов; они выполняли почтовые и ординарские обязанности.
Из 500 служивых казаков 258 были в «расходе», то есть за пределами гребенского
участка пограничья. Гребенцы были незаменимы в роли переводчиков-толмачей,
ловких разведчиков, мастеров конного и пешего воинского боевого искусства. Это
свидетельство высокого воинского профессионализма, знания обычаев и языков
местных народов. Это незаменимые качества стражей границ.
В том же XVIII веке в нижнем течении Терека были построены крупные
крепости: Фельдшанец, Кизлярская, Шелкозаводская, Моздокская, ставшие опорными
и связующими звеньями в системе обороны российских границ. По описанию
кордонной линии Гребенского участка 1834 г. (автор штабс-капитан Калмберг)
явствует, что в первой половине ХIХ в. гребенские казаки продолжали нести охранную
службу по Тереку. На участке в 80 верст было 27 постов (пять на почтовых дорогах,
остальные 22 по течению реки). Станица Червленная выставляла караулы на 11 постах:
Ломакинский – 6 казаков; Прогонный – 8; Буковский – 8; Минавный – 6; Роговицкий –
8; Ключеский пост стоял на дороге, обнесен рвом, была пушка. 20-ью казаками
руководил офицер; Банный – 6; Яхтнинский – 6; Монастырский – 6; Растяжный – 6;
Антиповский – 4. Между Антиповским постом и станицей Щедринской в лесу стоял
резерв из 40 казаков при офицере, а в летнее время присоединялось орудие.
Станица Щедринская отвечала за восемь постов: Сунженский – 5 казаков;
Ищерский – 5; Крыушинский – 6; Лопатинский – «стоит на берегу Терека около
военного поселения женатых солдат 43 егерского полка; напротив оного поста, на
правом берегу Терека укрепление Амир-Аджи-юртовское, к которому переправа на
семи паромах, из коих четыре казенных, а три – станицы Щедринской. Пост укреплен
двойным плетнем и обрыт канавой. Внутри для караульных казаков камышовый
балаган; караул состоит из 15 казаков при офицере и 20 рабочих казаков при паромах»
[Попко 1880: 373-379]; Лафетный – 8 казаков; Сухой – 10 казаков, обер-офицер, есть
чугунная пушка; Новоучрежденный – 10 казаков и урядник; Ивановский – 7 казаков.
Новоучрежденная в 1832 г. станица Шелкозаводская выставляла 10 казаков и
урядника на Болотный пост на почтовой дороге.
Пять постов по Тереку (Тележный, Верхнепротоцкий, Нижнепротоцкий,
Акаевский, Гараевский – на каждом по шесть казаков) и один на дороге – Татаринский,
с нарядом в 6 казаков, снаряжала станица Новогладковская.
Также на дороге стоял пост Щербаковский, на котором несли дозор шесть
казаков станицы Старогладковской [Попко 1880]. 226 гребенских казаков
круглосуточно несли службу в пограничной зоне. Особо нужно подчеркнуть, что
казачьи посты на берегу Терека были расположены в тех местах, где имелись броды и
существовала реальная опасность переправы «немирных» горцев. Это отразилось в
местном фольклоре. «Терек бурлит – казак спит. Терек молчит – казак сторожит».
Буйный Терек – река бурная. За своенравный характер разливов река прозвана
казаками Тереком-Горынычем.
Кроме постов, где на караульной вышке дежурил постовой казак, наблюдавший
за окрестностью и готовый немедленно подать дымный или ружейный сигнал об
опасности, в местах возможной переправы через реку выставлялись пикеты, а ночью
секретные засады.
Современник так описывал эти казачьи заставы: «…вдоль всей пограничной
черты торчали казачьи вышки, стояли разбросанные по пустырям и буеракам
Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2014.
№ 1 (29)
Еремин Н. М. Организация пограничной казачьей службы на Гребенском участке Левого фланга
Кавказской линии в конце XVIII – начале XIX века
различной физиономии домики – посты и бекеты, обнесенные колючими плетневыми
заборами…» [Еремин 1989: 4]. Нередко казаки использовали для наблюдения за
местностью старинные курганы. Была такая застава и на знаменитом в округе у
станицы Щедринской Обливном кургане, «на самой вершине которого стоял кош,
возле которого возвышалась крайне незатейливая сторожевая вышка, сделанная из
четырех зарытых в землю необделанных сучковатых стволов деревьев, скрепленных
наверху такими же перекладинами, с положенным на них таловым плетнем. На концах
бревен на самом верху была устроена крыша из такого же плетня, покрытого мызгой»
[Еремин 1989: 4]. К постовой службе широко привлекались казаки-малолетки и
старики.
Определенный интерес по исследуемому направлению представляет «Военноисторическая карта Северо-восточного Кавказа» с обозначением крепостей,
укреплений, городков, редутов, фельдшанцев, оборонительных и сторожевых башен,
постов и кордонных линий, устроенных русскими войсками с 1569 г. до окончания
Кавказской войны и с указаниями их постройки и упразднения». Ее автор кавказский
офицер Е.Д. Фелицын (1848–1903 гг.), оставивший заметный след в изучении истории
Северного Кавказа.
По данным карты, участок левобережья Терека, входивший в зону
ответственности Гребенского полка, начинался от редута и станицы Калиновской,
включал 53 казачьих поста, на которые выходили казаки станиц Червленной,
Щедринской, Шелкозаводской, Новогладковской, Старогладковской, Курдюковской,
завершаясь постом Старокурдюковским. На этом участке в разное время были военные
укрепления: редут Козий Яр (Козиярский шанец 1770 г), Щедринский редут – 1735–
1770 гг. (следы рвов укрепления прослеживались вплоть до 90-х гг. ХХ в.), крепость
Шелкозаводская (Ивановская) – 1793–1825 гг. (изучение истории крепости
принадлежит автору) [Еремин 1990: 10–14], мостовое укрепление на Шелкозаводском
пароме, Новогладковский редут [Фелицин].
Взаимодействие казаков и военных гарнизонов обеспечивали безопасность
приграничного населения. Все казачьи посты подчинялись атаманам станиц. Атаманы
были ответственны перед атаманом войска, а впоследствии перед командиром
Гребенского полка.
Сами станицы были не только местом жительства казаков, но и представляли
собой укрепленный военный лагерь и место для размещения воинских частей, где все и
всегда были готовы к бою и отражению неприятельских набегов. В дошедших до
нашего времени описаниях гребенских станиц в XVIII в. указывается, что они
обнесены валом с палисадом и глубоким рвом, есть въездные и выездные ворота, при
которых стоят сторожевые вышки с караульными казаками, иногда имеются даже
пушки. Дома казаков и общественные здания стоят вразброс не по плану. Но в начале
XIX в. в результате повторяющихся наводнений станицы переходят подальше от
Терека. Теперь их планировка имеет военно-стратегическое предназначение. В
качестве примера приведем описание одной из станиц: «Новогладковская – была
построена на самом берегу Терека; в 1821 году от сильного обмытия берега водой
жители должны были перенести строения несколько подальше от берега, где ныне и
находятся. Жителей – муж. 304, жен. – 329 душ… Станица построена по плану: улицы
прямые и параллельные, на середине станицы площадь. Станица стоит в лесу, но
жители понемногу стараются очищать около оной…» [Попко 1880: 263].
Представляет интерес также описание соседней станицы Старогладковской,
сделанное в конце XVIII в. в «Географическом словаре» А. Щекатова. «Старогладка –
городок гребенских казаков Кавказской губернии в Кизлярском уезде, лежит при реке
Терек, расстоянием от Кизляра в 33 верстах, окруженный валом, рвом, палисадом и
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ
батареями, на коих поставлены пушки…» [Радченко 1984: 1178]. В этой казачьей
станице располагались на постой и отдых армейские части.
Самой последней, избежавшей опасного соседства с Тереком, была станица
Шелковская. Новая планировка станицы, несмотря на отсутствие непосредственной
военной угрозы от внешних врагов, все же отвечала своему военному предназначению.
В центре станицы находились церковь, атаманское правление, войсковая больница и
аптека, школа. Вдоль почтовой дороги на Кизляр находились казармы казачьей сотни.
Для полного представления о военных гарнизонах и воинских частях на
Кавказской линии конца XVIII – начала XIX в. приводим несколько фактов из
«Хроники Кавказских войск», составленной генерал-майором А.Л. Гизетти: «В
царствование Павла I в 1796 году назначены квартиры… сводному гренадерскому
батальону из полков Тифлисского и Суздальского в станицах Гребенского войска»
[Гизетти 1896: 18]. В разделе о формировании артиллерийских гарнизонов во вновь
устроенных крепостях на Кавказской линии в 1796 г. указано: «Для охраны границы со
стороны горских народов и удержания их от нападения на край соорудить на
Кавказской линии крепости Усть-Лабинскую, Кавказскую, Константиногорскую и
Шелкозаводскую и присоединить к Астраханскому департаменту (артиллерийскому
окружному управлению) Фанагорийскую крепость. Для крепостей этих образованы
артиллерийские гарнизоны: в Усть-Лабинской из 223 нижних чинов, 76 пушек, 2-х
единорогов и 4-х мортир; в Кавказской из 88 нижних чинов, 26 пушек и 1 мортиры; в
Фаногорийской из 312 нижних чинов, 90 пушек, 18 единорогов и 16 мортир; в
Константиногорской из 71 нижнего чина и 20 пушек и в Шелкозаводской из 47 нижних
чинов и 12 пушек» [Там же]. 7 июля 1801 г. по царскому утверждению расписания о
квартирах, назначенных для Кавказа, «…полк Казанский – 1 батальон в Георгиевске, 3
роты в Екатериноградской, крепости, 1 – в станице Наур, 1 – в Шелкозаводской
крепости, 2 гренадерские роты в Кизляре». В 1820 г. в станице Старогладковской
стояла «легкая рота № 222 артиллерийской бригады Грузинского артдивизии» [Гизетти
1896: 61].
Количество солдат в полках и батальонах было непостоянным и зависело от
реальных обстоятельств. Царь Александр I в письме от 19 апреля 1819 г. к генералу
Ермолову писал: «…каждый из сих полков предписываю привести в 3900 человек,
разумея 300 унтер-офицеров и 3600 рядовых; каждый же батальон будет состоять из
100 унтер-офицеров и 1200 рядовых.
Если по сему числу людей Вы найдете нужным прибавить и число офицеров, то
дозволяется Вам на каждую роту прибавить по одному, что составит на полк прибавки
12-ти офицеров; штаб-офицеров положенное число по 7 на полк нахожу я
достаточным» [Гизетти 1896: 12].
Таким образом, умело организованная взаимосвязь военных гарнизонов и
казачества была надежным гарантом безопасности мирных жителей края.
В то же время казачьи станицы, армейские укрепления и крепости сыграли
видную положительную роль в формировании приязненных отношений между
славянским населением и горскими народами Северного Кавказа. Горцы приезжали на
базары в казачьи станицы, крепости Кизляр и Грозную. При упраздненной крепости
Шелкозаводской у паромной переправы возникло поселение, где проживало в 1865 г.
«душ мужских - 61, женщин – 70, итого 131» [Кавказский календарь 1866: 318].
Казаки покупали изделия горских мастеров на базарах правобережных селений
Аксая и Таш-кичу, имея в этих селениях друзей-кунаков.
Казаки, как и горцы, очень высоко ценили обычаи куначества. Полковник
А.П. Кулебякин из станицы Червленной в рассказе «Кунаки», опубликованном
в 1914 г., приводит пример дружбы и взаимовыручки казака Ефима Фролова и чеченца
Эрисхана. Когда казак заявил горцу: «…ты мой верный друг!.. Кунак крепко пожал
руку Ефиму Лукъяновичу и с глубоким чувством сказал:
Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2014.
№ 1 (29)
Еремин Н. М. Организация пограничной казачьей службы на Гребенском участке Левого фланга
Кавказской линии в конце XVIII – начале XIX века
- Спасибо, Ефим! Пусть это слово наши внуки скажут» [Кулебякин 1914: 74].
Этот эпизод имел место в 1846 г.
Этот пример – один из многочисленных, известных в истории взаимоотношений
народов Северного Кавказа с развивающимися коммуникациями российского
имперского мира.
Американский исследователь российского освоения Северного Кавказа
Т.М. Барретт также подчеркивает, что это не было со стороны России просто
завоеванием новых территорий, и использует термин «фронтир», что означает создание
приграничной, порубежной зоны с тенденцией внутренней и внешней миграции
населения, оседание на новых местах, образование новых сообществ [Барретт 2000].
Под защитой Кавказской кордонной линии возникали новые города и селения,
успешно развивались сельское хозяйство и товарное производство, в развитии которых
принимали участие представители многочисленных народов Северного Кавказа.
В 1895 г. относительно благоприятная обстановка в крае позволила
правительству отменить несение постовой службы казаками в прежнем режиме. Но
станичники привлекаются к охранной деятельности. Согласно циркуляру «О мерах,
которые должны быть приняты для обеспечения безопасности государственных почт
между станицей Шелковскою и городом Кизляром», «в последнее время в Хасавюртовском и Кизлярском округах появились абреки и носятся слухи о намерении их
ограбить почту. Напуганные этим почтальоны боятся сопровождать почту между
Шелковскою и Кизляром, где никакого конвоя не дается, а между тем местность
представляет все удобства для нападения» [ГА РСО-Алания]. И тут пригодились
казачья сноровка и отличное знание местности. Порядок был наведен.
Выработанные за столетия навыки и умения казаков защищать родные пределы
умело использовались тогдашним российским правительством. Терские полки
до 1914 г. продолжали свою пограничную службу на границах с Персией, Турцией,
Австро-Венгрией.
Многие возрожденные ныне казачьи общины выступают с предложением взять
на себя функции подготовки молодежи к службе в пограничных казачьих частях,
опираясь на опыт предшествующих поколений.
На южных рубежах России вновь возрождены реестровые Кубанское и Терское
войска. В 1994 г. создано и ныне имеет отделы в 18 регионах Центрального
федерального округа Центральное казачье войско. 5 октября 2010 г. ЦКВ внесено в
государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации. Казаки вновь
стоят на геополитически важных для страны направлениях. Они готовы использовать
опыт предков в охране государственных границ страны.
Библиографический список
Барретт Т. М. Линии неопределенности: северокавказский «фронтир» России //
Американская русистика: вехи историографии последних лет. Имперский период. М.,
2000. С. 164–165.
ГА РСО-Алания. Ф. 54. Оп. 6. Д. 110. Л. 1.
Гизетти А. Л. Хроника Кавказских войск. Тифлис: Издание Воено-ист. отдела
при Штабе Кавказского Военного округа, 1896. 700 с.
Еремин Н. М. По указу Петра. Шелковская: Изд. Чечено-Ингушское отделение
ВООПИК, 1990. 32 с.
Еремин Н. М. Как по Тереку граница проходила… // Газета «Строитель
коммунизма». 1989. 28 янв. (№ 6739).
Кавказский календарь на 1867 год. Тифлис, 1866. 398 с.
Кулебякин А. П. Кунаки. «Записки «Общества любителей казачьей старины»
№ 2. Владикавказ, 1914. С. 74.
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ
Попко И. Терские казаки со стародавних времен. Гребенское войско. СПб., 1880.
312 с.
Радченко И. К. Поселения и жилища гребенских казаков (по материалам
станицы Старогладковской) // Поселения и жилища народов Чечено-Ингушетии.
Грозный, 1984. 127 с.
Российское казачество: научно-справочное издание / отв. ред. Т. В. Тоболина.
Москва, 2003. 880 с.
Фелицин Е. Д. Военно-историческая карта Северо-Восточного Кавказа.
Первоисточник утерян.
ЦГАДА. Портфель Миллера. № 757/30. Л. 2–3.
Щекатов А. М. Словарь географический Российского государства,
описывающий азбучным порядком. Т. 5. М., 1807. 1178 с.
Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2014.
№ 1 (29)
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа