close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Отношение российского правительства к факту учреждения Белокриницкой иерархии..pdf

код для вставкиСкачать
ИСТОРИЯ
мившейся не расширять свободу совести, а вновь
после 1907 г. ограничивать её административными мерами.
Библиографический список
1. Боровик Ю.В. Старообрядчество Урала и Зауралья на переломе эпох 1905–1927 гг.: Дис. …
канд. истор. наук. – Екатеринбург, 2003.
2. Государственный архив Костромской области (ГАКО), ф. 134, оп. 2-а, Д. 37.
3. ГАКО, ф. 134, оп. 2-а, д. 54.
4. ГАКО, ф. 134, оп. 2-а, д. 60.
5. ГАКО, ф. 134, оп. 2-а, Д. 64.
6. ГАКО, ф. 134, оп. 7, отд. 2, ст. 1, д. 220.
7. ГАКО, ф. 134, оп. 7, отд. 2, ст. 1, д. 272.
8. ГАКО, ф. 134, оп. 7, отд. 2, ст. 1, д. 637.
9. ГАКО, ф. 134, оп. 7, отд. 2, ст. 3, д. 188.
10. ГАКО, ф. 134, оп. 7, отд. 2, ст. 3, д. 189.
11. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 555, оп. 1, д. 500.
12. ГАРФ, ф. 555, оп. 1, Д. 502.
13. Государственный архив Ярославской области (ГАЯО), ф. 79, оп. 7, д. 3580.
14. ГАЯО, ф. 79, оп. 7, д. 3952.
15. Ершова О.П. Старообрядчество и власть. –
М., 1999.
16. Из Государственной Думы // Костромские
епархиальные ведомости. – 1909. – 1 июня. –
№ 11. – Ч. неофиц. – С. 362–365.
17. Именной Высочайший Указ Правительствующему Сенату 12 декабря 1904 г. // ЯсевичБородаевская В.И. Борьба за веру. Историко-бытовые очерки и обзор законодательства по старообрядчеству и сектантству в его последовательном развитии с приложением статей закона и высочайших указов. – СПб., 1912. – С. 401–404.
18. Именной Высочайший указ Правительствующему Сенату. О порядке устройства последователями старообрядческих согласий общин,
а также о правах и обязанностях сих лиц // Костромские епархиальные ведомости. – 1906. – 1 декабря. – № 23–24. – Ч. офиц. – С. 420–430.
19. Именной Высочайший указ Правительствующему Сенату. Об укреплении начал веротерпимости // Полное собрание законов Российской империи. Собр. 3-е. – Т. XXV. 1905. – СПб.,
1908. – С. 237–238.
20. Леонтович В.В. История либерализма
в России. 1762–1914. – М., 1995.
21. Отчёт о состоянии и деятельности Костромского Православного Фёдоровско-Сергиевского братства за 1912 г. // Костромские епархиальные ведомости. – 1913. – Прибавление к № 22. –
С. 1–25.
22. Старообрядческий вопрос в Государственном Совете // Костромские епархиальные ведомости. – 1910. – 1 июля. – № 13. – Ч. неофиц.–
С. 422–423.
УДК 281.93-3:262
Чибисов Андрей Владимирович (игумен Мануил)
andrvlad1@yandex.ru
ОТНОШЕНИЕ РОССИЙСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА
К ФАКТУ УЧРЕЖДЕНИЯ БЕЛОКРИНИЦКОЙ ИЕРАРХИИ
Определено значение факта учреждения Белокриницкой иерархии для российского старообрядчества. Показаны дипломатические отношения МИДа Российской империи с австрийским правительством. Выявлены
мотивы противодействия факту учреждения Белокриницкой иерархии. Рассмотрены мероприятия царского
правительства, направленные на уничтожение старообрядческой иерархии.
Ключевые слова: митрополит Амвросий, старообрядческая иерархия, переговоры российского правительства, дипломатическое осложнение, канонический статус митрополита.
18 января 1847 г. в древлеправославной (старообрядческой) церкви за 180 лет произошло знаменательное событие – была совершена первая
архиерейская хиротония. Греческий митрополит
Амвросий рукоположил на Майноскую кафедру (Турция) епископа Кирилла. После поставления епископа Кирилла белокриницкий инок Павел писал в Россию, что осталось лишь благодарить и «молиться о самодержавнейшем великом
114
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова  № 2, 2011
государе царе нашем Фердинанде и о всем
мире» [1]. Зарубежные старообрядцы испытывали благодарность к австрийскому императору,
тогда как русский царь выступал в роли мучителя и преследователя старой веры. Возникла угроза того, что многочисленные старообрядцы в России забудут верноподданнические чувства к царю
и перенесут свою лояльность с враждебного
и чуждого им Петербурга на еще более чуждую,
© Чибисов А.В., 2011
Отношение российского правительства к факту учреждения Белокриницкой иерархии
но зато более ласковую к ним Вену. Вероятность
подобной реакции старообрядчества русское
правительство, несомненно, усмотрело сразу же
после получения первых известий об учреждении старообрядческой иерархии. Лембергский
[Львовский] корреспондент Русской Археографической Комиссии Д. Зубрицкий 24 декабря 1846 г.
известил письмом о событиях в Белой Кринице
Министерство народного просвещения. Министерство не сразу поняло его значение и только
в начале января 1847 г. переслало в Святейший
Синод. Обер-прокурор Синода граф Н.А. Пратасов в свою очередь уведомил императора Николая I. Царь резолюцией предписал ему срочно
переговорить об этом деле с государственным
канцлером иностранных дел графом К.В. Нессельроде, «дабы войти об том в переговоры с Австрийским правительством», и велел Русской миссии в Стамбуле «узнать, с какого повода патриарх дозволил себе благословить митрополита идти
к раскольникам» [2]. Сведения Зубрицкого произвели в правительственных кругах эффект разорвавшейся бомбы, так как, несмотря на долгие переговоры инока Павла в Вене и уже трехмесячное пребывание митрополита Амвросия в Австрии, русское посольство ничего об этом не знало; но теперь правительственный аппарат сразу
же заработал.
Граф К.В. Нессельроде немедленно направил
российскому послу в Вене инструкции, чтобы тот
обратил внимание Австрийского правительства
на «предосудительные действия епископа Амвросия в Буковине, явившегося самовольно между пребывающими в том краю раскольниками
православной церкви» [3]. В известность был поставлен и министр внутренних дел граф Л.А. Перовский, который 9 февраля за № 391 представил
сведения об образовании старообрядческой
иерархии Секретному Комитету по делам о раскольниках, от себя добавив, что, по его предположению, 1) патриарх не благословил Амвросия на
«лже-пастырство»; а, вероятно, только снабдил
его свидетельством о его сане; 2) что влияние старообрядческого епископа на Россию угрожает
двумя последствиями: снабжением поповщинского толка попами и привлечением русских старообрядцев к переселению за границу; 3) действенною мерой было бы церковное отлучение
митрополита Амвросия Константинопольским
патриархом [4]. 2 апреля К.В. Нессельроде сообщил Н.А. Пратасову доставленные из Стамбула
действительным статским советником Устиновым сведения, в соответствии с которыми «Константинопольский патриарх никогда не отпускал
к помянутым раскольникам епископа, но что некто Амвросий, бывший епископом Боснийским
и проживавший в Константинополе без места,
внезапно скрылся и по дошедшим сведениям
проживает в Австрии» [5]. В свою очередь, МВД
занималось перлюстрацией всей переписки из
России с Балканами и Австрией. В результате чего
было установлено, что в Белую Криницу действительно приехал перешедший к старообрядцам
греческий митрополит Амвросий и что настоятель Белокриницкого монастыря архимандрит
Геронтий намерен посетить по делам Россию под
видом купца Геронтия Левонова. Действительно, в начале 1847 г. архимандрит в сопровождении белокриницкого инока Деонисия выехал
в Россию, чтобы лично информировать московских старообрядцев о восстановлении иерархии,
собрать средства и, наконец, чтобы представить
императору Николаю I прошение о позволении
старообрядцам «заимствовать рукоположением
священника от их Буковинского митрополита
и епископа» [6]. Тотчас по приезде за интересуемыми личностями была установлена слежка, результаты которой направлялись императору Николаю I. Так, получив первые донесения из Москвы, он возмутился смелостью Геронтия и заявил, что «действия раскольников и дерзость их
требует решительных мер». Когда же министр
внутренних дел Перовский, указывая на австрийское подданство раскольников, запросил санкцию
на их арест, царь наложил резолюцию: «Исполнить, доставить прямо к нам в штаб» [7]. Боясь,
что из Белой Криницы могут появиться новые
представители Белокриницкого митрополита, он
отдал распоряжение «брать под арест» вообще
всех приезжающих из Австрии раскольников [8].
В то время как в Петербурге повышенное внимание к белокриницким эмиссарам испытывали
император и высшие государственные чины,
в Москве против митрополита Амвросия от государственной церкви выступил митрополит
Московский Филарет (Дроздов). Ему стало известно, что старообрядцы добились успеха в борьбе за епископат, и он немедленно известил по своей линии и правительство, и Синод. Через своих
шпионов среди старообрядцев Филарет знал, что
Рогожское кладбище в Москве видит в белокриницком событии «светлую для себя зарю», и преВестник КГУ им. Н.А. Некрасова  № 2, 2011 115
ИСТОРИЯ
дупреждал, что старообрядческий епископат станет «новой сильной преградой в деле сближения
рогожских раскольников с православной церковью». В его глазах действия митрополита Амвросия были «греховны», и поэтому он посоветовал
связаться с Вселенским патриархом, который мог
запретить в служении и осудить Амвросия [9].
Когда правительство последовало его совету и обратилось к Константинопольскому патриарху,
именно Филарет и составил текст обращения.
В нем Синод просил патриарха «употребить силу
самых священных правил данной …от Бога власти, чтобы пресечь сей новый соблазн» и «побудить непокорного епископа принести покаяние,
отвергнуть и осудить общение раскольническое;
и возвратиться в истинное общение церковное;
а в противном случае осудить его с самоосужденными, к которым он приобщился, и если он
отважился совершать неблагословенныя рукоположения, то и оныя силою церковных правил упразднить» [10].
Получив сведения об организации на австрийской территории старообрядческого церковного
центра, российское правительство заподозрило
Меттерниха и его коллег в поддержке раскольничьего движения в России. «Да, так далеко этого
и не ожидали», – заметил шеф жандармов граф
Орлов, получив протокол допроса архимандрита
Геронтия, из которого «видны были все козни
Венского двора». Насколько большое значение
придавали МВД, Орлов и сам царь полученной
от Геронтия информации, видно уже из того, что
Орлов просил Липранди сдать ему окончательный текст протокола в тот же день в любое время,
«в каком бы часу дня или ночи ни было» [11].
Император негодовал на старообрядцев, но
еще более был возмущен австрийским правительством и немедленно приготовил ноту для передачи австрийскому кабинету. По мнению Николая I, венское правительство и Фердинанд I «недостаточно озабочивались соблюдением в своих
действиях той внимательности, какой вправе взаимно друг от друга ожидать и требовать державы, находившиеся в дружественных отношениях».
Еще совсем недавно царь поддержал Вену в ее
борьбе с «новым учением так называемых неокатоликов, которое есть не что иное, как раскол,
образовавшийся в недрах Римско-католической
церкви», и потому считал себя вправе рассчитывать, что и Австрия поддержит политику России
в отношении старообрядцев. На ноте царь сделал
116
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова  № 2, 2011
личную и очень резкую приписку, по существу
ультиматум, и поручил русскому МИДу передать Австрии «решительное требование, чтобы
мнимый монастырь был немедленно закрыт, а самозванец епископ выслан как бродяга» [12]. Царь
требовал: «Объявить австрийскому правительству, что если я не получу скоро удовлетворения
в моих настояниях, я вынужден буду прибегнуть
к другим крайне мне прискорбным мерам» [13].
Однако русскому послу в Вене барону Медему
инструкции были даны только через три месяца
и, видимо, более умеренные. 6 декабря 1847 г.
митрополит Амвросий получил распоряжение
австрийского губернатора Галиции графа Стадионе немедленно явиться к нему для объяснений
и отправил Амвросия к Высокому канцлеру двора Габсбургской империи графу Инцаги [14].
Престарелый митрополит приехал в Вену в середине декабря 1847 г., но министр внутренних дел
принял его только через месяц. Амвросию был
вручен запрос правительства из 10 пунктов, в которых австрийцы старались изобразить, что были
введены старообрядцами в заблуждение, обвиняли Белокриницкий монастырь в незаконных отношениях с Россией и спрашивали об отношении
Амвросия к Константинопольскому патриарху.
Последний и сам начал разыскивать исчезнувшего митрополита и, видимо, узнав о его появлении
в Белокриницкой митрополии, 12 марта 1847 г. заявил, что, оставив патриархию без разрешения,
Амвросий «не имеет от церкви никакого дозволения совершать архиерейския действия» [15].
Русское правительство придавало большое
значение каноническому положению митрополита Амвросия и его отношениям с Константинопольским патриархом и старалось добиться
осуждения митрополита Вселенской патриархией. Это было важно в силу официального статуса
церкви в австрийской и русской монархиях. Церковный суд над Амвросием, которого желали
митрополит Филарет и царь, мог бы подорвать
положение митрополита в глазах старообрядческой паствы. Но, несмотря на давление со стороны Петербурга, Константинопольский патриарх
Анфим VI ограничился выговором Амвросию за
уход из своей юрисдикции и посвящение в епископы лиц неясного благочестия [16]. Конечно, он
подразумевал под этим принадлежность обоих
посвященных Амвросием епископов, Кирилла
и Аркадия, к старообрядчеству. Но со стороны
Константинополя ни суда над Амвросием, ни его
Отношение российского правительства к факту учреждения Белокриницкой иерархии
запрещения в служении так и не последовало.
Вполне вероятно, что, официально осуждая Амвросия за уход из своей юрисдикции, патриарх
Анфим в душе сочувствовал ему и считал справедливым, что такие ревностные православные,
как старообрядцы, наконец получили епископат
и священство. Во всяком случае, позиция патриарха дала старообрядцам полное право считать
иерархию, происшедшую от митрополита Амвросия, каноничной. Так же отнеслись к этому
вопросу и австрийцы.
Митрополит Амвросий же нашел удовлетворительное объяснение своего отъезда из Константинополя: не имея разрешения патриарха, он считал своим долгом отозваться на призыв старообрядцев «для спасения лишенных пастыря овец»
и лично ни в какие сношения со старообрядцами
из России не входил. Конечно, все это были лишь
отговорки для разгневанного Николая I, так как
и митрополит Амвросий, и белокриницкие иноки прекрасно знали, что и почему делали в 1846 г.
Ответы в Вене были переданы митрополитом
Амвросием лично графу Инцаги 26 января 1848 г.,
и сам факт этой аудиенции у австрийского министра показал, что отношение властей к митрополиту не переменилось. Инцаги откровенно объявил старообрядцам, что это дело – дипломатическое, и глава австрийского МИД Меттерних не
хотел бы провоцировать Николая I на «самые
решительные шаги», то есть посылку войска на
Буковину для ареста старообрядческих епископов и разгона монастыря. Кроме того, нараставшее в Австрии с начала 1848 г. революционные
настроения делали необходимым поддержание
хотя бы на время дружбы двух самых могущественных и консервативных европейских монархий. Было ясно, что добрые отношения с Николаем I важнее старообрядцев. Поэтому решение
министра, санкционированное 10 февраля 1848 г.
императором Фердинандом I, в корне изменило
положение митрополита Амвросия. Ему сообщили, что о возвращении в Белую Криницу не может быть и речи и что дальнейшая церковноиерархическая деятельность липован и Белокриницкого епископата должна прекратиться. Одновременно особым декретом закрывался сам монастырь. 3 марта 1848 г. он был опечатан. Инокам
русского происхождения было предложено покинуть пределы Австрии, но это не коснулось тех,
кто формально считался австрийскими подданными – они остались в Белой Кринице вместе
с наместником митрополита Амвросия, епископом Кириллом [17]. Таким образом, австрийское
правительство легко пошло навстречу требованиям Николая I и выполнило оба его требования –
высылку из Белой Криницы митрополита Амвросия и формальное закрытие монастыря.
Распоряжением правительства от 11 июня
1848 г. митрополиту Амвросию было предписано отправиться на жительство в город Цилли (Штирия) или вернуться в греческую церковь. На это
он ответил: «Я единожды сию религию принял
и уже вспять возвращаться не желаю» [18].
В 1848 г. в Австрийской монархии произошла
революция, император Фердинанд I обещал дать
конституцию, а вместе с ней и свободу вероисповедания. Это позволило митрополиту обратиться к правительству с просьбой оставить его с семьей сына в Вене или Будапеште. 23 июня 1848 г.
австрийский министр внутренних дел барон фон
Пиллерсдорф ответил, что он «является виновным в затруднениях австрийского правительства
из-за липован с Россией», а потому «обязан согласиться с определением ему места пребывания» [19]. Но старообрядческая иерархия уже
была создана, и два новых епископа, Кирилл и Аркадий, могли обеспечить ее дальнейшее существование.
Таким образом, проблема со священством для
старообрядцев была решена, но для российского
правительства новая иерархия стала раздражающим фактором, поэтому между Австро-Венгрией и Россией возникли политические осложнения.
Император опасался, как бы старообрядцы, объединившись под эгидой новой иерархии*, не перенесли бы свою лояльность на враждебную ему
Вену и не забыли бы о подданнических чувствах
царю. Для синодальной церкви угроза виделась
в отпадении от нее старообрядцев, недавно насильственно переведенных в единоверие. Сложившаяся внешнеполитическая ситуация потребовала удаления митрополита Амвросия из среды старообрядцев, однако воспрепятствовать распространению белокриницкого священства за пределы
Австрийской империи было уже невозможно.
Примечание
Российское царское правительство называло ее «австрийской», вкладывая в это определение обидный для русских людей смысл – измены
России и русской национальности, почему старообрядцы и избегают этого названия.
*
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова  № 2, 2011 117
ИСТОРИЯ
Библиографический список
1. Письмо инока Павла из Белой Криницы
в Москву, от 15 января 1847 г. // Переписка раскольнических деятелей (Материалы для истории
Белокриницкого священства). – Вып. I: Письма
Павла, Геронтия, Амвросия, его сына Георгия,
Огняновича и др. / Издал Н. Субботин. – М.: Тип.
Э. Лисснера и Ю. Романа, 1887. – С. 92.
2. РГИА, ф. 797, оп. 17, д. 39309, л. 1–5, 43.
3. Там же, л. 43 об.
4. Приложения к записке Надеждина // МВД.
Сборник правительственных документов [Министерства внутренних дел] сведений о раскольниках / Сост. В. Кельсиев. – Вып. I. – Лондон, 1860. –
С. 143.
5. РГИА, ф. 797, оп. 17, д. 39309, л. 43, 49–50.
6. Липранди И.П. Геронтий Левонов, Белокриницкий раскольничий архимандрит // ЧОИДР. –
1871. – Кн. IV. – С. 125.
7. Приложения к записке Надеждина // МВД.
Сборник. – Вып. I. – С. 145–147.
8. Повеление 25 мая 1847 г. // МВД. Обзор мероприятий Министерства внутренних дел по расколу с 1802 г. по 1881 г. / Сост. Д.Ф. Хартулари. –
СПб., 1903. – С. 115.
9. МВД. Сборник правительственных документов [Министерства внутренних дел] сведений
о раскольниках / Сост. В. Кельсиев. – Вып. II. –
Лондон, 1861. – С. 205.
118
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова  № 2, 2011
10. РГИА, ф. 797, оп. 17, д. 39309, л. 73.
11. Липранди И.П. Геронтий Левонов… –
С. 118–119.
12. Нота, составленная для передачи Министерству иностранных дел, для дальнейшего направления на 20 стран // Липранди И.П. Геронтий
Левонов… – С. 177.
13. МВД. Обзор. – С. 87.
14. Письмо Амвросия из Вены в Белую Криницу, от 30 января 1848 г. // Переписка раскольнических деятелей. – Вып. I. – С. 178.
15. Вторая грамота патриарха Анфима Карловицкому митрополиту Иосифу // Материалы
для истории так называемой Австрийской, или
Белокриницкой иерархии / Издал Н. Субботин. –
М.: Тип. Г. Лисснера и А. Гешеля, 1899. – С. 219.
16. Летопись происходящих в расколе событий // Братское слово. – 1876. – Кн. II. – С. 210.
17. Переписка раскольнических деятелей. –
Вып. I. – С. 122, 129, 136.
18. Ответ на 1-е предписание министра графа
Инцаги от 30 января 1848 г. в Вене от митрополита
Амвросия. Перевод с немецкого на русский язык //
Материалы для истории так называемой Австрийской, или Белокриницкой иерархии. – С. 237.
19. Крамер М. Основание старообрядческой
митрополии на Буковине и пребывание митрополита Амвросия в Австрии // Духовные ответы. – Вып. 9. – М., 1998. – С. 123.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
10
Размер файла
408 Кб
Теги
белокриницкой, иерархия, отношений, pdf, правительства, факты, российской, учреждения
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа