close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Отражение проблемы социального служения русской православной церкви во второй половине XIX - начале XX вв. В отечественных диссертационных исследованиях новейшего времени (2000-2010 гг. ).pdf

код для вставкиСкачать
ИСТОРИЯ
А.В. ШТЕПА
кандидат исторических наук, доцент кафедры
истории и политологии Калужского государственного университета им. К.Э. Циолковского
E-mail: a-v-stepa@yandex.ru
Тел: (4842) 79 25 10; 8 920 617 84 63
ОТРАЖЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОГО СЛУЖЕНИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ
ЦЕРКВИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ. В ОТЕЧЕСТВЕННЫХ
ДИССЕРТАЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ (2000-2010 ГГ.)
Статья посвящена историографическому анализу научной проблемы социального служения Русской
Православной Церкви во второй половине XIX – начале XX вв. в новейших отечественных исторических
исследованиях. Отмечены достижения современных российских авторов в выявлении и изучении основных
направлений, в рамках которых реализовывалось социальное служение церкви в указанный период, намечены
пути дальнейшего исследования темы.
Ключевые слова: Русская Православная Церковь, историография, социальное служение, благотворительность, вторая половина XIX – начало XX вв.
В рамках социальной истории России, церковной истории проблема благотворительности, организации социальной помощи, содержательно
выражавшихся в социальном служении Русской
Православной Церкви (далее – РПЦ), в различных
регионах Российской империи во второй половине
XIX – начале XX вв. всё чаще выступает в качестве
предмета исследования.
Следует признать, что изучение благотворительной,
социально-культурной,
духовнопросветительской деятельности православной
церкви в России актуализируется в настоящее
время процессами, связанными с возрождением
социально-правового статуса РПЦ в российском
государстве и довольно значительным влиянием христианских принципов милосердия на оказание помощи нуждающимся людям различных
категорий.
В качестве примера популярности затронутой
научной проблемы в отечественных исторических и
философских исследованиях отметим, что начиная
с 90-х годов XX в. защищено более 25 докторских
и кандидатских диссертаций (и это только примерный подсчёт), в которых авторы, анализируя корни
и традиции отечественной благотворительности,
обращаются к христианским основам и практике социального служения Православной Церкви в
ретроспективе её развития с точки зрения права, а
также государственно-церковного взаимодействия.
Это исследования Зубановой С.Г., Ивановой Л.В,
Пашенцева Д.А. и др. [4, 6, 10]. Эти исследования
заложили методологические основы, определили
ориентиры дальнейших научно-исследовательских
поисков по проблеме.
В частности, Д.А. Пашенцев в диссертации
«Благотворительная деятельность русской православной церкви во 2-ой пол. XIX – нач. XX вв.», проанализировав благотворительность церкви, выделил
три уровня осуществления церковной благотворительности: общецерковный (Синодальный), епархиальный и местный (приходской). Исследователь
пришёл, однако, к выводу, что церковная благотворительность, как и вся система общественного призрения в России, не смогла удовлетворительно решить
социальные проблемы населения [10, с. 71, 164].
Подчеркнём, что впервые в исторической
науке понятие «социальное служение» относительно деятельности Церкви употреблено в 1995
году Зубановой С.Г. в кандидатской диссертации
«Православная церковь в социальной, культурной
и духовной жизни российского общества». Автор
пришла к выводу о духовно-нравственном единстве
благотворительности в России XIX в. (единении
всех категорий благотворителей – индивидуума,
общества, государства, церкви) [4, с. 175-185]. В
докторской диссертации С.Г. Зубановой в научный
оборот в рамках исторической науки были введены категории, характеризующие различные аспекты социального служения Русской Православной
Церкви. В их числе: «микро- и макродименциональная диакония», «духовное врачевание»,
«пастырское окормление», «духовничество», «святоотеческая литература» [5, с. 27].
Симптоматично, на наш взгляд, появление в настоящее время диссертационных исследований, в
которых реализуются попытки проследить историю
благотворения в региональном аспекте, что очень
важно для воссоздания полной исторической карти-
© А.В. Штепа
89
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
ны процесса возникновения и эволюции таких важных элементов социокультурной жизни страны, как
благотворительность и социальная помощь.
За 2000 – 2010 гг. нами выявлено более десяти диссертационных работ, в которых либо целенаправленно изучаются различные направления
социального служения РПЦ во второй половине
XIX – начале XX века в регионах Российской империи, либо в рамках другого научного предметного
поля исследования аспектам социального служения
уделяется достаточное количество внимания. И перечень этот далеко не полон.
Среди выявленных нами работ в четырёх
диссертациях А.В. Штепы, Дойниковой Н.А.,
Реутова В.В., Ивочкина Д.А. социальное служение РПЦ исследуется целенаправленно, соответственно на материалах Калужской, Вологодской,
Курской и Смоленской епархий [14, 2, 12, 7].
В диссертации Шуклиной Л.А. анализируется
социально-культурная и духовно-просветительская
деятельность церкви в Курской губернии [15].
Социальное служение православных монастырей,
проявлявшееся в различных формах, стало предметом изучения в кандидатских диссертациях
Рузановой Н.П., Запальского Г.М., Кургузова А.В.,
Першиковой А.Н. (все четыре работы посвящены
Козельской Свято-Введенской Оптиной пустыни)
[13, 3, 8, 11].
Основные
направления
религиознопросветительской, социально-культурной и благотворительной деятельности православных братств,
сестричеств, религиозно-общественных организаций в Вологодской, Владимирской, Костромской
епархиях представлены в диссертационных исследованиях Ивановой Л.В., Носовой Т.А., Гажва И.А.
[6, 9, 1].
Проанализируем содержательную часть некоторых указанных диссертаций более подробно.
Так в диссертации Дойниковой Н.А. выявлены
основные направления и организационные формы
социального служения Церкви в обозначенный период (попечительство и призрение нуждающихся,
культурно-просветительская деятельность, участие в трезвенническом движении, милосерднопатриотическая работа в годы народных бедствий;
сборы пожертвований, организация приходских попечительств и братств, церковных школ,
больниц и богаделен и пр.). Автор, в частности
на основе анализа широкого корпуса источников аргументировано доказывает тезис о том, что
благотворительно-просветительская и патриотическая деятельность Русской Православной церкви в
стране и Вологодском крае являлась в дореволюционное время неотъемлемой частью ее общественной
жизни. Создаваемые инициативой и при непосредственном участии духовенства приходские попечительства и братства совместно с государственными
органами, земствами, другими общественными силами содействовали созданию комплексной системы социальной защиты, развитию культуры и
грамоты среди населения [2, с. 168].
Отличается оригинальностью по хронологическому охвату диссертационное исследование
В.В. Реутова, определившего в качестве основной
цели работы изучение эволюции социального служения Русской православной церкви в Курской
епархии на протяжении всего XX века, и охватив,
таким образом различные этапы истории церковногосударственных отношений в России в дореволюционный, советский и постсоветский периоды.
Характеризуя социальное служение в интересующий нас отрезок времени – до падения самодержавия, автор высказывает точку зрения о том, что
в силу многих объективных причин, напрямую не
зависящих от Церкви, социальная работа не могла
развернуться в полную силу. Курская епархия, являясь составной частью РПЦ, испытывала все те
же трудности и успехи, что и вся Русская православная церковь. В развитие выдвинутого тезиса
В.В. Реутов отмечает, что всё начало XX в. Церковь
в лице своего духовенства и активных мирян боролась за выход из-под государственного контроля.
Однако император и его правительство, несмотря на
множественные обещания, так и не пошли на этот
шаг. По мнению историка, стремление властей использовать православие как часть государственной
политики для ликвидации социальной напряженности в обществе было ошибкой. Авторитет Церкви
падал, и она не смогла предотвратить Февральской
революции.
По мысли исследователя, социальное служение
Церкви велось в любых условиях и имело много
положительных моментов, В.В. Реутов связывает позитив с активной работой церкви в области
народного просвещения, правда, при непосредственной поддержке государства. В Курской епархии активно развивалась сеть церковных учебных
заведений различных уровней. Наибольшей популярностью среди жителей Курской губернии
пользовались церковно-приходские и воскресные
школы. Церковно-приходские школы были открыты
практически при всех приходах епархии. Например,
к началу 1915 г. их насчитывалось 920. Автор доказывает, что начиная с 1901 г. церковно-приходские
школы содержались за счет самой Церкви. Конечно,
основной упор в этих учебных заведениях делался
на преподавание церковных дисциплин. Но в губернии, где основная масса сельского населения
90
ИСТОРИЯ
не умела читать и писать, получение основ грамоты было большим шагом на пути прогресса [12, с.
165]. В епархии существовала развитая сеть специальных учебных заведений, таких как епархиальные училища и школы-мастерские при некоторых
монастырях.
Деятельность
в
области
религиознонравственного и патриотического воспитания распространялась и на взрослое население. Данное
направление социальной деятельности реализовывалось через создание воскресных школ, народных
библиотек, публичных чтениях на религиознонравственные темы и церковные братства и
общества.
Вполне закономерен вывод курского историка о
том, что широкая благотворительная деятельность
была развернута в годы русско-японской и первой
мировой войн. Церковные структуры, духовенство
и верующие Курской губернии оказывали посильную помощь русской армии. Значительные денежные средства жертвовались на нужды Красного
Креста, в пользу раненых воинов и на восстановление русского флота. Призревались представителями
духовенства дети-сироты, вдовы, родственники погибших и пострадавших воинов. Свое социальное
служение духовенство епархии несло и непосредственно на фронте. Некоторые монахини Курской
епархии выполняли работу сестер милосердия в военных госпиталях [12, с. 164-167].
Органично дополняют друг друга, закрывая
ряд белых пятен в отечественной исторической науке, диссертационные исследования Штепы А.В.
и Ивочкина Д.А., посвящённые соответственно
изучению основных форм, методов и направлений социального служения церкви в Калужской и
Смоленской епархиях. Авторы, проанализировав
различные источники статистического, делопроизводственного характера, сходятся во мнении относительно того, что духовенство как Калужской, так
и Смоленской епархии во второй половине XIX –
начале ХХ столетия охватывало обширное поле социальной деятельности на местах.
Формы и методы социальной работы варьировались в зависимости от потребностей времени
и обстоятельств. Священнослужители в указанных епархиях содействовали открытию различных
благотворительных учреждений – братств, попечительств, обществ и т.д. Д.А. Ивочкин, в частности отмечает, что церковная благотворительность
успешно развивалась на приходском уровне, причем на условиях соблюдения демократических
начал, в частности, самоорганизации прихода.
Священнослужители постоянно организовывали и
участвовали лично в сборе денег, различных про-
дуктов и предметов, необходимых людям, а также
на благотворительные нужды, такие как: создание и
содержание школ для инвалидов, в которых воспитанники получали не только обеспечение, но и возможность получить профессию.
В то же время трудности в организации благотворительной деятельности связаны, в основном, с
разнообразием причин нищенства, суть которых зачастую не было возможным подвергнуть анализу. В
результате исследований историками были выявлены случаи симуляции бедности, обусловленные нежеланием работать и другими пороками [7, с. 14-18].
В обобщающих работах, посвящённых исследованию организационных форм и направлений
деятельности православной церкви в сфере благотворительности и социального служения, как правило, говорится о благотворительной деятельности
православных братств и сестричеств, выявляется
вклад братств в развитие благотворительного движения в регионах. Однако более досконально эти
вопросы изучаются в специальных диссертационных исследованиях. Одной из первых в рамках
данного предметного исследовательского поля и
изучаемого нами историографического этапа стала диссертация Л.В. Ивановой. Исследовательница
сочла правомерным рассматривать православные
братства как социальный механизм Русской православной церкви для поддержания и утверждения
религиозных ценностей [6].
Целью исследования Т.А. Носовой являлось выявление всех существующих православных братств
Вологодской епархии и их классификация. Автор,
прежде всего, обращает внимание на структуру, состав и источники финансирования православных
братств Вологодской епархии.
Т.А. Носовой достаточно подробно рассмотрена
деятельность трёх приходских братств Вологодской
епархии (Иоанно-Предтеченского, Благовещенского,
Деревянского
Христорождественского)
и
Александро-Невского братства при Никольском
духовном училище, чьей главной сферой деятельности была благотворительность. Приходские
братства оказывали ежемесячные и единовременные пособия прихожанам преклонного возраста,
многодетным вдовам на воспитание и обучение
детей, невестам из бедных семей другим категориям «нуждающихся». Исследовательница констатирует, что для большинства православных братств
Вологодской епархии «церковно-устроительная
деятельность являлась не главной, но и не второстепенной. Задачи ее простирались от поддержки в
народе любви к православному храму и богослужению до сохранения культуры и традиций Русской
православной церкви». Историк подчёркивает, что
91
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
православные братства Вологодской епархии занимали свое место среди культурно-просветительских
и благотворительных организаций. Их деятельность способствовала повышению образовательного и культурного уровня населения, обратила
общественное внимание на православную культуру
и традиции православной церкви [9, с. 19-21].
Вместе с тем вопросы религиозно-просветительской деятельности православных братств
Вологодской епархии конца XIX – начала XX вв.
освещаются достаточно поверхностно. В некоторой
степени (выработка подходов к изучению проблемы)
эта лакуна закрывается диссертацией Гажва И.А.,
написанной, правда, на материалах другого региона
– Владимирской и Костромской губерний [1]. В ней
проанализирована деятельность Владимирского
братства Святого Благоверного Великого Князя
Александра Невского, Александровского православного братства в Костроме, состоящего под высочайшим е.и.в. покровительством,
Костромского Федоровско-Сергиевского братства
при Костромском кафедральном соборе, приходского православного братства Святителя Николая при
Никольской церкви с. Одоевского Ветлужского уезда Костромской губернии и ряда других.
Как уже отмечалось выше, различные направления социокультурной деятельности одной из самых известнейших обителей России – Козельской
Свято-Введенской Оптиной пустыни также стали
предметом изучения в 2005 – 2010 гг. в кандидатских диссертациях.
Основной целью диссертационной работы
Першиковой А.Н. являлось осуществление культурологического анализа феномена старчества в
контексте развития русской духовной традиции. В
ходе исследования старчество рассматривается как
социокультурный феномен, исторически обусловленный духовной практикой поколений и несущий
в себе ценностные ориентации, нравственные каноны, а также способствующий сохранению и трансляции культурной традиции в общество. Историк
отстаивает точку зрения о том, что в русской культуре старец всегда играл определенную духовно
направляющую социокультурную роль в структуре
общества, поскольку личность и образ святого подвижника входили в число смыслоорганизующих начал русской культурной традиции [11, с. 3].
А.Н. Першикова выявляет особенности творческого восприятия внутренних основ православия,
приведших к формированию новых смыслов в отечественной культуре. Проводит анализ специфики
взаимодействия старчества с русской интеллигенцией на примере И.В. Киреевского, Н.В. Гоголя,
Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого, К.Н. Леонтьева
и императорской семьи Романовых.
В свою очередь Н.П. Рузанова подчёркивает в
своей диссертационной работе, что в XIX в. именно
в Оптиной Пустыни начинается духовное возрождение, «вокруг старцев восстанавливается единство народа: духовная высота их такова, что перед
ними падают социальные и культурные преграды».
Знаменитый монастырь был, по мнению автора, в
то время отображением жизни Святой Руси [13].
В диссертации Кургузова А.В. проанализирован значительный массив нарративных источников, само происхождение которых позволяет более
детально воссоздать образ старца – духовного наставника для людей, представлявших различные
сословия. Письма дают возможность судить о том,
какие проблемы стояли перед теми, кто обращался
к авторитету духовных пастырей. Историк констатирует: «Ответы были конкретны, и нигде не звучало отрешения от этих проблем – будь то семья,
отношения родителей и детей, имущественные споры, жизненные планы, военная служба».
Весьма характерно, что, несмотря на разнообразие тем переписки, старцы за всё время своего
служения пытались научить людей обретению и
сохранению веры в Бога в условиях трансформирующегося мира, причём трансформирующегося
всё более и более катастрофично. Исследователь
утверждает, что ощущение надвигающейся катастрофы проявляется в письмах очень чётко, но
старцы далеки от паники. Они учат людей методам
выживания и воспитания в себе внутренней силы,
духовной культуры, позволяющей перенести все
испытания.
Результаты, полученные А.В. Кургузовым в процессе исследования, привели его выводу о том, что
длительное воздействие старцев на учеников позволяет наблюдать за изменениями, происходящими в
личной и общественной культуре России благодаря данному культурному феномену. Происходило
формирование и развитие нового социокультурного
института России, повлиявшего на значительный
пласт отечественной религиозной и культурной
жизни [8, с. 21-22].
С позиций современной исторической науки интерес представляет и предметное поле диссертационного исследования Г.М. Запальского.
Историк из Москвы поставил цель изучить влияние, которое оказывала Оптина пустынь на формирование духовной корпорации. Напрямую данный
сюжет не связан с изучаемой нами проблемой социального служения, однако следует помнить, что
многие монашествующие расширяли авторитет и
влияние родной обители, помогали ей устанавливать новые связи. Как убедительно доказывает Г.М.
92
ФИЛОСОФИЯ
Запальский, они привлекали внимание архиереев
и мирян, их охотно приглашали в монастыри. Так,
например, в ряде обителей в XIX в. архиереи установили традицию приглашать настоятелей (а также монахов на другие крупные должности) только
из Оптиной пустыни. Некоторые из них достигли
больших высот на службе, в литературной и научной деятельности, продолжая тем самым служение
обществу. Для многих выходцев из Оптиной даже
кратковременное пребывание в этой обители становилось важнейшим этапом, о котором они с благодарностью вспоминали [3, с. 21].
Всего с 1825 по 1917 гг. из Оптиной пустыни
вышло не менее 445 человек, которые, правда, представляли собой большую, но не вполне однородную
группу монашествующих. Заслуга исследователя
состоит в том, что ему буквально по крупицам удалось создать базу данных – биобиблиографический
указатель воспитанников Оптиной пустыни за указанный период.
Итак, проведённый нами анализ современных
диссертационных исследований, посвящённых изучению проблемы социального служения, свидетельствует о непрекращающемся интересе наших
современников к различным аспектам указанной
проблемы. Наибольшее внимание за последнее десятилетие привлекает внимание учёных феномен
оптинского старчества, изучение роли монастырей
и религиозных организаций, православных братств
в общественно-политической и социальной сфере жизни в России во второй половине XIX – начале ХХ веков. Актуальными остаются вопросы,
связанные с комплексным изучением основных направлений, форм и методов социального служения
русской православной церкви в различных регионах империи. Действительно, география исследований разнообразна: Центрально-Европейская часть
России, Юг, Север, Поволжье.
Прошедшее десятилетие с научных позиций
можно, на наш взгляд, характеризовать как своеобразный подготовительный этап, нацеливающий
современную историческую науку на создание в её
рамках обстоятельных обобщающих трудов, в которых бы без всякой идеологической зашоренности
была бы представлена объективная картина социального служения самой мощной конфессиональной организации в нашей стране – православной
церкви.
Библиографический список
Гажва И.А. Религиозно-просветительская деятельность православных братств Центральной России во
второй половине XIX – начале XX вв. (на материалах Владимирской и Костромской губерний). Автореф. дис. ...
канд. ист. наук. Иваново, 2008. 20 с.
2. Дойникова Н.А. Социальное служение Православной Церкви во второй половине XIX – начале ХХ веков
(На материалах Вологодской епархии). Автореф. дисс. …канд. ист. наук. М., 2006. 27 с.
3. Запальский Г.М. Оптина пустынь и её воспитанники (1825 – 1917 гг.). Автореф. … дисс. ... канд. ист. наук.
М., 2007. 22 с.
4. Зубанова С.Г. Православная церковь в социальной, культурной и духовной жизни Российского общества
XIX века. Дисс. … канд. ист. наук. М., 1995. 180 с.
5. Зубанова С.Г. Социальное служение православной церкви в XIX веке. Дисс. ..докт. ист. наук. М., 2002.
408 с.
6. Иванова Л.В. Православные братства и сестричества как социальные формы деятельности церкви.
Автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 2000. 19 с.
7. Ивочкин Д.А. Социальная и просветительская деятельность Русской Православной Церкви во второй половине XIX – начале ХХ веков (на материалах Смоленской губернии). Автореф. дисс. …канд. ист. наук. Брянск,
2010. 25 с.
8. Кургузов А.В. Оптинское старчество как феномен культуры: источники изучения. Автореф. дисс. ... канд.
культурологи. М., 2007. 22 с.
9. Носова Т.А. Православные братства Волгоградской епархии в конце XIX – начале ХХ в. Автореф. дисс. …
канд. ист. наук. Сыктывкар, 2006. 22 с.
10. Пашенцев Д.А. Благотворительная деятельность русской православной церкви во 2-ой половине XIX –
начале XX вв. Дис. … канд. ист. наук. М., 1995. 183 с.
11. Першикова А.Н. Оптина пустынь как социокультурный феномен. Автореф. ...дисс. канд. культурологи.
М., 2008. 24 с.
12. Реутов В.В. Социальное служение Церкви в XX веке (На материалах Курской епархии). Дисс. канд. ист.
наук. Курск, 2006. 235 с.
13. Рузанова Н.П. Социально-историческая роль монастыря Козельская Введенская Оптина Пустынь в общественной жизни России XIX века. Автреф. дисс. канд ист. наук. М., 2005. 25 с. [Электронный ресурс]: Режим
1.
93
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
доступа: http://www.dslib.net/istoria-otechestva/ruzanova.html
14. Штепа А.В. Социальное служение Русской Православной Церкви во второй половине XIX – начале XX
веков (на материале Калужской епархии). Дисс. канд. ист. наук. Калуга, 2005. 320 с.
15. Шуклина Л.А. Культурно-просветительская деятельность Русской Православной церкви в конце XIX – начале XX вв. (По материалам Курской губернии). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Курск, 2005. 26 с. [Электронный
ресурс]: – Режим доступа: http://www.dslib.net/istoria-otechestva/schuklina.html
A.V. SHTEPA
REFLECTION OF SOCIAL SERVICE PROBLEMS OF THE RUSSIAN ORTHODOX CHURCH
IN THE SECOND HALF OF XIX - EARLY XX CENTURIES. IN DOMESTIC DISSERTATION
RESEARCH OF RECENT TIMES (2000-2010 YEARS)
Article is devoted to historiographical analysis of the scientific problem of social service of the Russian Orthodox
Church in the second half of XIX - early XX centuries. the latest local historical research. Highlight the achievements
of modern Russian authors to identify and explore key areas, which were implemented in the social ministry of the
church during this period, the ways of further research topics.
Key words: Russian Orthodox Church, historiography, social service, charity, and the second half of XIX - early
XX centuries.
94
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа