close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Устойчивость и саморазвитие социально-экономических систем..pdf

код для вставкиСкачать
ISSN 1810-0201. Вестник ТГУ, выпуск 12 (104), 2011
УДК 338.1
УСТОЙЧИВОСТЬ И САМОРАЗВИТИЕ
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ
© Владислав Михайлович ЮРЬЕВ
Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, г. Тамбов,
Российская Федерация, доктор экономических наук, профессор, ректор,
заслуженный деятель науки Российской Федерации, e-mail: rector@tsu.tmb.ru
© Вилен Гургенович БАБАЯН
Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, г. Тамбов,
Российская Федерация, кандидат химических наук, доцент кафедры математического
моделирования бизнес-процессов, e-mail: kaf-mei@yandex.ru
Предлагается более глубокое представление роли сохранения стабильности СЭС и особенно мега-систем с пространственных позиций – соблюдение пограничных и международных договоров. В
связи с этим намечено углубление внимания к политической экономии как ядра экономической науки.
Ключевые слова: международное право; политэкономия; устойчивость развития.
Чтобы убедиться в устойчивости любых
материалов и изделий, в технике используются простые приемы: проводятся испытания образцов материалов или изделий, в ходе
которых все это подвергается разного рода
динамическим воздействиям, вплоть до разрушительных (т. н. краш-тест). С какой-то
точки зрения социально-экономические системы (СЭС) также проходят подобные испытания. Но эти испытания в естественных условиях, чаще всего, продолжаются долгие
годы, даже столетия. Хуже, если система
вдруг резко начинает давать сбои, попадает в
экономическую или политическую зависимость от иных стран, и, что еще хуже, ее начинают разрушать собственные граждане.
Примеров тому в последнее время множество, особенно в арабском мире.
В истории России ХХ в. такое происходило дважды. Мировая цивилизация искренне сочувствовала народам России в связи с
катастрофой 1917 г. Человеческие потери
были практически невосполнимы, а выстроенное впоследствии государство СССР, по
мнению многих политических философов, не
отличалось
принципиальной
новизной.
«Обобщение буржуазного образца стало той
утопией, которая вдохновляла построение
советского общества» [1]. Заметим, что в то
время проектирование устройства нового
общества происходило в экстремальных условиях, без привлечения в качестве оппонентов лучших умов России, без создания убедительной теории функционирования СЭС,
без серьезных знаний сущности человеческой природы, а часто вопреки здравому
смыслу.
Будет справедливым отметить, что и вторая российская катастрофа – распад СССР –
произошла в экстремальных условиях, в результате тяжелых экономических проблем.
Едва ли и в этом случае кто-то смог бы предсказать, сколь громадными в очередной раз
будут материальные и человеческие потери.
В значительной мере ответственность за это
можно возложить на политических лидеров
СССР, которые в состоянии экономического
«дефолта» не смогли предложить практически никакого нового видения будущего страны, кроме грубого рыночного механизма.
Крупный русский историк, академик Ю. Пивоваров в связи с 20-летием начала этих событий в 1991 г. заявил, что «революция 90-х
была не менее глубока, чем революция 1917,
преобразования Петра I или И. Грозного». И
далее: «Мы должны договориться о базовых
вещах – что такое государство, нация и культура» [2]. Со своей стороны считаем возможным заметить, что в событиях 1917 процесс разрушения носил качественно иной
характер, напоминающий часто худшие
формы геноцида. И это во многом связано с
отказом новых властей России выполнять
международные договоренности по финансовым и военным обязательствам. Для наших
рассуждений этот пункт будет иметь ключевой характер. Заметим, что, по мнению многих историков, Россия с XVII в. расширялась
35
Гуманитарные науки. Экономика
на Восток практически беспрепятственно,
т. к. на всем пространстве от Урала до Китая
не было государств, с которыми можно было
бы заключать международно-принятые документы о границах и т. п.
Сторонники эволюционного развития
СЭС укоряют радикальных политиков за избыточный экстремизм, нежелание действовать проверенным веками методом проб и
ошибок. Эта форма благоразумного постепенного передвижения, безусловно, оправдывается опытом многих успешных мировых
держав. Но нельзя отрицать, что и революционный взгляд на исторические процессы
имеет право на существование. Не лишне
отметить, что французские революционеры
XVIII–XIX вв. считали Францию провозвестником мировых революционных процессов. Европейская мысль в то время относила
Россию к странам с консервативным типом
мышления, за что и цари, и правительства
России подвергались острой критике со стороны иностранных и отечественных общественных деятелей. В чем, кстати, часто упрекают власти и нынешние оппозиционные политики. Действительно, застой в мышлении,
консервирование устаревших стереотипов в
экономике, религии, власти и т. п. – не способствуют очищению общества от шлаков,
не оправдавших себя приемов управления,
дестабилизирующих массовое сознание.
Политические дискуссии перед выборами в ГД в 2011 г., в основном, вращались вокруг тем стабильности и модернизации.
Практически без внимания оставалась важнейшая тема – внешнеполитическая. А она в
последнее время, начиная с кризиса 2008 г.,
приобрела такое громадное значение, что
некоторые политологи заговорили о «дипломатической революции» [3]. В цитируемой
статье Э. Литтвак, советник по внешнеполитическим вопросам правительства США, в
связи с военным ростом КНР делал необычные для слуха русского читателя заявления:
«Центр мировой политики смещается в сторону Москвы», «благосклонности Москвы
будут искать все мировые державы», «Европа вышла из игры», «США не станут лидером дипломатической революции» и т. п.
При внимательном прочтении нетрудно увидеть, что такие «чистосердечные признания»,
эмоционально ласкающие слух, на самом
деле могут оказаться той самой «отравлен36
ной пешкой» в шахматной игре. И построены
они на старом принципе – разделяй и властвуй, тем более удобном, что на Дальнем Востоке в массовом сознании сильны опасения
реальной экспансии китайцев. Но СССР в
свое время поддался на похожую провокацию, и это стоило очень дорого нашей стране. Даже вялотекущая кавказская война стоит громадных материальных средств. В политических играх такого рода очень много
связано с экономическими потерями, хотя в
той же статье упомянутый политолог заявляет, что «политика – это не бизнес». Мы считаем такие утверждения добросовестными
заблуждениями. Не зря же министра иностранных дел во всех правительствах раньше
называли Первым министром (читай – премьер-министром) при короле.
СЭС – это, по нашему представлению,
сложная многокомпонентная конструкция,
состоящая из 4-х блоков: рынок, государство,
религия, массовое сознание. Но каждая СЭС
существует внутри многочисленных иностранных СЭС, функционируя на основе международного права и благодаря множеству
правил и ограничений. Можно сказать, что
распад СССР принес много труднейших вопросов, в частности, как организовать вновь
возникшую внешнеполитическую оболочку,
которая во многих местах подвергалась прорывам – Чечня, Дагестан. Многие социальные философы, изучая СЭС, делают акценты
на факторах времени в развитии. Оболочка
СЭС делает необходимым восстановить в
правах пространственный фактор, который
меняется с историей, и который является
первейшей заботой профессионалов, включенных ранее в 4-блочную конструкцию в
сегмент «секретные службы» в блоке «государство». Можно предположить, что одной
из главных тем политэкономии, которая признана многими ядром системы экономических наук, может стать тема «экономика политики» [4]. Название хотя и кажется необычным, но оно похоже на уже укоренившиеся названия, типа «экономика знаний»
и т. п. Мы предполагаем, что на этом пути
удастся найти полезные объяснения некоторых проблем устойчивости систем в целом.
Историки хорошо изучили, что в Первую
мировую войну царскую Россию аккуратно
подтолкнула Великобритания, испугавшаяся
роста военного могущества Германии. По-
ISSN 1810-0201. Вестник ТГУ, выпуск 12 (104), 2011
следствия вхождения в Антанту для нашей
страны не нуждаются в обсуждении. Нынче
по многим международным вопросам Россия
выступает солидарно с Китаем, получая громадные экономические преференции от договоренностей в рамках ШОС. А это, несомненно, беспокоит многих экономических
конкурентов. Каждое общество имеет «свой
режим истины, свою общую политику истины, т. е. типы рассуждений, которые он использует в качестве истинных», «в конце
концов, сама суть нашей жизни состоит из
политической жизнедеятельности общества,
в котором мы находимся». Мысли эти, принадлежащие крупнейшему социальному философу XX в. М. Фуко [1, c. 206], отражают в
известной мере мысль, которую мы преследуем, говоря о политэкономии. Несмотря на
глобализацию, все СЭС используют свою
защитную оболочку, которая особым образом генерирует и посылает полезные сигналы внутрь системы, заставляя ее реагировать,
вырабатывать полезные компоненты для
поддержания этой оболочки в порядке, а
следовательно, всей СЭС в устойчивом положении.
Место интеллектуальных лидеров в современном мире постепенно перехватывают
социальные философы, исследующие проблемы универсальной теории мышления,
языка и общества. В их числе Н. Хомский,
Д. Серль, продолжающие активно работать
уже более 40 лет [5–6]. Н. Хомский, известный в США борьбой против войны во Вьетнаме, размышляя над проблемами власти и
народа, иронично цитирует многих известных американских политиков: «созидательная и разумная манипуляция организованными привычками и мнением масс является
важным элементом демократического общества», «изготовление согласия является самой сутью демократического общества»,
«направлять мысли большинства жителей
земного шара», «властям не следует поддаваться демократическому догматизму, согласно которому простые люди – наилучшие
судьи собственных интересов», «делать упор
на эмоции в гораздо большей степени, чем на
размышления» и т. д. Для нашей работы интерес представляют сделанные Н. Хомским
выводы о природе мышления человека, к которым он пришел в результате крупнейших
открытий в языкознании (хомскианская ре-
волюция): «Изначальная ограниченность наших умов, склонных к определенному виду
деятельности, и обеспечивает огромное богатство и творческую силу научного познания, ибо если бы было возможно все – ничто
не было бы возможно» (из беседы Н. Хомский – М. Фуко, в работе [1, c. 107]). Дифференциация, профессионализация находит в
этом открытии дополнительное объяснение.
Усилиями Дж. Серля было создано важнейшее понимание рационально действующего
актора, взятое на вооружение в новейших
экономических теориях. «Рациональность
есть там, где есть возможность иррациональности», «практический разум связан с разрешением противоречий между конфликтующими несовместимыми желаниями и другими основаниями», – заявляет ученый в цитируемой книге. Если добавить сюда идеи
Дж. Серля об институтах, статусных функциях, коллективной интенциональности (см.
Б. Смит «Дж. Серль: от речевого действия к
социальной действительности»), то образование профессиональных сегментов со своими интересами получает логическое объяснения и обоснование [7].
Есть смысл обсудить перевод на русский
язык редко используемого в общеэкономической литературе понятия «коллективная интенциональность», используемого в цитированном выше источнике. Понятие «интенция» (обычно переводится как направленность мышления) используется сторонниками феноменологии уже около ста лет. Рискнем предположить, что это понятие, взятое
из латинских корней, точнее прозвучало бы
на русском языке как «прозрение», а коллективная интенциональность – это уже что-то
затрагивающее большую группу людей, говорящих на своем профессиональном языке.
В религиозных вариантах использования
слово «интенция» прямо связывается с вероисповеданием, что позволяет сделать еще
одно представление о коллективной интенциональности как о коллективном символе
веры в свое служение, без чего, кстати, невозможна никакая модернизация.
В недавней статье Д. Иванова «Гламурный капитализм: логика сверхновой экономики» приводятся совершенно парадоксальные материалы о новых тенденциях в мировой экономике, сбивающие с толку многих
экспертов и ставящие под вопрос надежность
37
Гуманитарные науки. Экономика
современных методов прогнозирования устойчивости развития СЭС [8]. Один из наиболее часто используемых тезисов о наукоемкости как факторе успешности высокотехнологичных компаний поставлен под сомнение. Так, фирма Nokia, терпящая в 2011 г.
убытки, тратит на исследовательские работы
гораздо больше средств, чем сверхблагополучная фирма Apple. «Деньги делаются не на
продукте и даже не на бренде, а на тренде. В
стремлении создавать тренды образуются
структуры, соединяющие решения производителей, дизайнеров, работающих в индустрии моды и потребителей, одержимых новыми трендами», – делает вывод автор. Потребители, стремящиеся стать частью тренда,
выплачивают за это большие деньги, действуя по формуле: «Мало иметь большие деньги, надо иметь доступ к их использованию
(особые клубы, хедж-фонды)» [8].
В связи со сказанным возникает и обоснованная тревога отечественных экономистов, достаточно ли потенциала мировой
экономической мысли для решения научных
и практических задач хозяйственного развития нашей страны (В. Рязанов, [4, с. 152]).
Рациональное – более или менее постоянные
границы СЭС – и иррациональное, возникающее как непредсказуемое внутреннее содержание СЭС (демографические факторы в
их числе) должны составлять необходимое
содержание внутреннего слуха управляющих
правительств.
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
Фуко М. Интеллектуалы и власть. М., 2002.
Пивоваров Ю. // Культура. 2011. № 25.
Иноземцев В. Беседа с американским политологом Э. Литтвак // Свободная мысль. 2011.
№ 3.
Проблемы политической экономии (о научной конференции в ИЭ РАН, ноябрь 10–11,
2010) // Вопросы экономики. 2011. № 8.
Хомский Н. Прибыль на людях. М., 2002.
Серль Дж. Рациональность в действии. М.,
2004.
Херман-Пилат К. Нейролингвистический
подход к перформативности в экономической
теории // Вопросы экономики. 2011. № 2.
Иванов Д. Гламурный капитализм: логика
сверхновой экономики // Вопросы экономики. 2011. № 7.
Поступила в редакцию 28.10.2011 г.
UDC 338.1
STABILITY AND SELF-DEVELOPMENT OF SOCIO-ECONOMICAL SYSTEMS
Vladislav Mikhailovich YURYEV, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Doctor of Economics, Professor, Rector, Honoured Worker of Science of Russian Federation, e-mail: rector@tsu.tmb.ru
Vilen Gurgenovich BABAYAN, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation,
Candidate of Chemistry; Associate Professor of Mathematical Modeling of Business Processes Department, e-mail: kafmei@yandex.ru
The deeper presentation of the role of preserving stability of SES and especially of mega-systems from spacial positions, adherence of board and international contracts, is offered. With this the deepening of attention to the political economy
as core of economical science is planned.
Key words: international right; political economy; stability of development.
38
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
11
Размер файла
554 Кб
Теги
экономическая, социальная, система, саморазвитие, pdf, устойчивость
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа