close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Хиджаб в исламской религии..pdf

код для вставкиСкачать
УДК 28
О. В. Тарасенко
ХИДЖАБ В ИСЛАМСКОЙ РЕЛИГИИ
Статья описывает значение хиджаба в арабской культуре. Хиджаб – один из
очень важных аспектов жизни мусульманской женщины. В настоящее время это
слово в целом означает женскую мусульманскую одежду. Оно часто употребляется
также применительно к женскому платку или к накидке на голову. Исследование позволяет понять, что хиджаб означает гораздо больше, чем просто одежду: следование исламскому стилю в одежде требует исламского стиля и в поведении. Поэтому
можно сказать, что существует «внешний» хиджаб (одежда) и «внутренний» Хиджаб
(жизненная позиция, поведение).
Ключевые слова: хиджаб; мусульманская женщина; арабская культура; образ
жизни; одежда; феминизм.
Положение мусульманской женщины, с европейской точки зрения, заслуживает политкорректного сочувствия. Почему же на улице западных городов все чаще можно увидеть женщин, в том числе
европеоидной расы, одетых согласно мусульманскому стилю? Возможно, добровольно приглушенная женственность и полумонастырский стиль жизни означает для них нечто большее, чем издержки
патриархальности и многоженства?
Хиджаб – один из очень важных аспектов жизни мусульманской
женщины. В настоящее время это слово в целом означает женскую
мусульманскую одежду. Оно часто употребляется также применительно к женскому платку или к накидке на голову. Однако нередко
упускается из виду тот факт, что хиджаб означает гораздо больше,
чем просто одежду: следование исламскому стилю в одежде требует исламского стиля и в поведении. Поэтому можно сказать, что
существует «внешний» хиджаб (одежда) и «внутренний» хиджаб
(жизненная позиция, поведение). Для женщины-мусульманки недопустимо выставлять напоказ женскую красоту, помимо тех мужчин,
за которых она не имеет права по родственным связям выйти замуж.
Существуют некоторые условия, которые необходимо выполнять,
чтобы одежда считалась хиджабом. Такая одежда не предполагает
какого-то особенного стиля, можно носить все, что пожелает женщина. Нужно только, чтобы эта одежда соответствовала определенным
требованиям, установленным для исламской одежды. Чтобы одежда могла считаться исламской, необходимо выполнить следующие
217
Вестник МГЛУ. Выпуск 2 (581) / 2010
условия: одежда должна полностью закрывать голову и тело, кроме
лица и кистей рук: это означает, что шея, предплечья, уши и вдетые
в них серьги должны быть закрыты. Представители некоторых школ
исламских юриспруденции утверждают, что ступни ног можно и не
закрывать, но все придерживаются общей точки зрения относительно того, что ноги должны быть закрыты. Кроме кистей рук и лица
допустимо показывать ту часть тела, которая случайно оголилась,
и контуры тела, которые невозможно скрыть даже свободной одеждой. Одежда не должна походить на мужскую. Такие предметы гардероба должны быть женского стиля, покроя и пр. Нежелательно,
чтобы одежда выделяла женщину из толпы, – она не должна быть
ярких тонов или необычного покроя, которые обязательно привлекут внимание. По этой же причине некоторые мусульмане рекомендуют мусульманским женщинам Великобритании избегать слишком
экзотических видов мусульманской одежды – таких, как арабская
абайяс или иранский чадор (виды верхней одежды). Лучше избрать
для себя «приспособленные» мусульманскому стилю варианты западной одежды, например костюм, состоящий из длинного прямого
жакета и длинной юбки прямого покроя. Выбор одежды в огромной
мере зависит от индивидуальности каждой женщины, ее сознания
и совести, но при выборе хиджаба все же следует учитывать такие
факторы, как климат страны, род занятий и место работы. То, что
подходит женщине в странах Арабского Востока, ведущей домашнее хозяйство или работающей дома, где она окружена многочисленными домочадцами, не подойдет хозяйке дома в дождливом Манчестере, у которой кроме семьи есть еще и работа вне дома. Одежда
мусульманских женщин не должна полностью копировать одежду
немусульманок. Одна из функций хиджаба заключается в том, чтобы показать, что носящая его женщина – мусульманка, гордящаяся
(в лучшем смысле этого слова) своей верой.
Хиджаб – это жизненная позиция Хайя (скромность, стеснительность, застенчивость), которую Пророк назвал частью веры. Покрытие одеждой тела полностью, кроме кистей рук и лица, является
тем минимумом задач, которые решает для женщин Хиджаб. Сама
по себе одежда не должна служить украшением, чтобы не привлекать внимание мужчин к искушающей женской красоте. В целом
она означает, что она не должна быть светлых и ярких тонов или
необычного покроя, следует избегать ярких цветов, сверкающих
218
О. В. Тарасенко
украшений, а также тканей, в которые вплетены блестящие нити.
Одежда должна быть достаточно плотной, чтобы скрыть цвет кожи,
достаточно свободной, чтобы скрыть очертания тела, и не иметь запаха парфюмерии. Не следует также носить одежду, имитирующую
религиозную одежду других народов.
Женщины, жившие во времена Пророка Мухаммада выходя из
дома, обыкновенно надевали джилбаб (плащ, верхняя одежда) и химар (головная накидка). Со временем в различных частях мусульманского мира возникли и распространились различные виды верхней женской одежды, такие как абайяс в арабских странах, чадор
в Иране, бурка в Пакистане и пр.
Обычай носить покрывала мусульмане заимствовали у персовзороастрийцев после завоевания Персии в VII в.; те, в свою очередь,
переняли обычай еще в древности у жителей Ассирии. В зороастрийской религии существует культ огня. А женщина, хранительница
домашнего очага, считалась у зороастрийцев существом нечистым,
и, чтобы не осквернять своим дыханием «священный огонь», она
должна была на рот и нос накладывать повязку. По другой версии,
традиция прятаться под покрывалом появилась в древности из косметических соображений. Так, знатные персиянки, заботившиеся
о белизне лица, прятали его за покрывалом, тем самым защищая от
солнечных лучей [1. С. 32].
Таким образом, ритуальная повязка превратилась в покрывало,
которое стали носить постоянно. Обязательным атрибутом хиджаб
стал сначала у городского населения. Покрывало считалось признаком знатного происхождения и было распространено преимущественно у арабов аристократического происхождения. Существует
мнение, что покрывало и затворничество возникли уже при исламе.
И хотя в Коране обязательность хиджаба вменяется непосредственно женам Пророка, мусульманские улемы обосновали его как атрибут ислама. Они утверждают, что жены – это собственность мужа,
и посторонним нельзя созерцать чужую собственность: «О, Пророк,
скажи твоим женам, дочерям и женщинам верующих, пусть они
сближают на себе свои покрывала. Это лучше, чем их узнают; и нет
испытают они оскорбления…» (Коран, Сура 33, Аят 59) [5. С. 64].
Начиная с эпохи Аббасидов (750–1258) и Фатимидов (909–1171),
обычай ношения покрывала и затворничества получил широкое
219
Вестник МГЛУ. Выпуск 2 (581) / 2010
распространение в мусульманском обществе, особенно среди горожанок. Французский путешественник Ж. Нерваль, побывавший
в XIX в. в Египте, писал с некоторым чувством разочарования:
«В суровом и благочестивом Египте – стране загадок и тайн – красота, как и прежде, окутана завесами и покрывалами, и этот безрадостный обычай повергает в отчаяние легкомысленного европейца» [10. С. 22].
Женщины в городах носили над глазами небольшую металлическую трубку из меди или золота, называемую буру, к ней прикреплялась вуаль, закрывающая нижнюю часть лица. Буру удерживала вуаль в нужном месте. Об этом подробно и с недоумением
писал русский путешественник Е. А. Марков, побывавший в XIX в.
в Египте: «…начиная от носу, вся нижняя часть лица завешивается
тряпкою, большею частью шелковою, чем-то вроде длинного домино наших маскарадов. А чтобы любопытному зрителю невозможно было хорошенько налюбоваться на остальную открытую часть
лица, поперек лба и на переносице привязывается какая-то странная
медная штучка цилиндрической формы, искажающая человеческое
лицо в нечто неузнаваемое. С каких ветхозаветных времен уцелело до наших дней это бессмысленное украшение, раздавливающее
и без того уже расплющенный нос египтянки и перекашивающий
без того уже раскосые глаза ее, – я сказать не умею» [8. С. 214–215].
По словам английской путешественницы Э. Купер, «образ женщины в темной вуали и гротескным “носом” – это впечатление обычного туриста» [5. С. 43].
В Египте христианские женщины (коптки, левантийки, гречанки)
и еврейки также носили чадру, чтобы не отличаться от мусульманок.
Они закрывали лицо не только в обществе, но и у себя дома, даже
в присутствии своих ближайших родственников. То же происходило
в Палестине и Сирии: «Дамасские христианки, когда выходили из
дому, – отмечает А. Е. Крымский, – то закрывались покрывалами
так же, как и мусульмане, чтобы не нарваться на дерзкую выходку
со стороны какого-нибудь мусульманина-дамасскинца» [6. С. 407].
Назначением чадры было также скрывать женщину от посторонних
глаз; по поверьям, египтянок оно ограждало от всего «нечистого», от
«дурного глаза».
Кстати, суфии словом «хиджаб» называют «мирскую скверну», которая мешает достижению «подлинного» знания (хакика) [13. С. 198].
220
О. В. Тарасенко
Чадра была олицетворением более низкого социального статуса женщин по сравнению с мужчинами.
Ношение покрывала способствовало ухудшению здоровья как
самих женщин, так и детей, которых женщины носили под покрывалом. Чадра негативно сказывалась прежде всего на зрении. Под чадрой женщина постоянно находилась в полутьме, ей постоянно приходилось напрягать зрение. Ношение этих «мешков рабства» подчас
становилось причиной таких болезней, как трахома и глаукома. Чадра также мешала женщине быстро ориентироваться на улице и не
раз являлась причиной ушибов и несчастных случаев.
Однако основной вред от ношения чадры – социальный: он препятствовал активному включению женщины в общественную жизнь.
Неслучайно передовые люди мусульманского мира поднимали голос
против ношения чадры. Обычай ношения покрывала и затворничество, культивировавшиеся со времен Средневековья, указывает
М. В. Вагабов, повлияли на психологию женщины, для которой
снять покрывало – значит нарушить обычай предков. Хиджаб представлялся ей некой магической силой, лишение которой навлечет на
нее и ее семью несчастье [3. С. 40].
Затворничество и ношение чадры соблюдалось только в городах
и никогда не соблюдалось среди феллахов и бедуинов. Кочевой быт
требовал свободы движения и передвижения. В пыльные бури лицо
закутывали и мужчины, и женщины. Затворничество женщины было
просто невозможно на кочевьях и стойбищах. В египетской деревне тоже не носили чадру как постоянную принадлежность женского
туалета. Быт и труд определяли более свободную одежду. Это подтверждает русский путешественник Е. А. Марков: «Женщины феллахов, хотя и магометанки, не закрывают в деревнях своего лица.
Эта целомудренная мода практикуется только в городах, где больше свободного времени для всяких глупостей. В деревне же столько
работы, что не до кутанья» [8. С. 45].
Чадру не носили также женщины легкого поведения – куртизанки, певицы, танцовщицы. Хотя были и такие, которые носили и чадру и одевались как добропорядочные гражданки, так что
узнать их профессию можно было, если они сами желали ее открыть [8. С. 429].
На Западе прочно утвердился стереотип, что обычай ношения чадры возник под влиянием ислама. Колониальные власти
221
Вестник МГЛУ. Выпуск 2 (581) / 2010
использовали риторику феминизма, чтобы осаждать религию и культуру мусульманских народов. Вот, что пишет по этому поводу
L. Ahmed в своей книге «Women and gender in Islam»: «Феминизм
был слугой колониализма. Действия генерального консула Египта
лорда Кромера (1883–1907), в частности, проливают свет по данному вопросу и показывают, когда дело доходит до культуры других
людей, как господствующие взгляды “белых” с патриархальными
взглядами и феминизм органично сочетаются в службе империалистическим идеям» [16. С. 151–152]. Таким образом, ислам стал мишенью колониальных атак.
Особым нападкам с их стороны подвергалась чадра – с точки
зрения теоретиков Запада, самый наглядный показатель низкого развития исламских обществ. В глазах Запада чадра была индикатором
деградации и общей отсталости мусульманского мира, символом
угнетения.
Так, чадра и затворничество, по словам лорда Кромера, оказали, «губительное влияние на восточное общество» [18. С. 160].
В подтверждение своих слов он цитировал английского востоковеда Стенли-Лейн-Пула, утверждавшего, что «деградация женщин
Востока – это раковая опухоль, которая начинает свое деструктивное воздействие в раннем детстве и разъедает всю систему ислама»
[18. С. 160].
Радикальные призывы поборника женской эмансипации в Египте К. Амина уничтожить чадру и затворничество были расценены
как прозападнические и вызывали нарекания и чувство протеста
в египетском обществе. Даже журнал «Аль-Манар», рупор мусульманских реформаторов, не скрывал, что требования Касима Амина отменить хиджаб, по существу означают «полную свободу для
женщины, возможность, подобно европейской женщине, ходить с
открытым лицом и непокрытой головой, пойти в театр, на танцы и
даже способствуют разврату» [15. С. 199].
По мнению К. Амина, для того чтобы полностью эмансипировать женщину, необходимо снять с нее покрывало, так как затворничество и ношение покрывала – «символ глупости, слабости и знак
унижения» [1. С. 25].
Касим Амин критически относился к ношению покрывала, говорил о его пагубном влиянии на женщину: «Оно мешает ей в случае
222
О. В. Тарасенко
нужды зарабатывать себе на пропитание, лишает супругов сладости
умственной и нравственной жизни. При нем невозможно существование матерей, способных воспитывать своих детей; благодаря ему
народ становится похожим на человека, пораженного односторонним параличем» [1. С. 38].
Он также справедливо отмечал, что чадра создает трудности при
оформлении документов, во время судебного процесса и для установления личности [2. С. 75].
Сторонница К. Амина Мелек Хифни Насиф к вопросу о покрывале подходила с более консервативных позиций, чем К. Амин, хотя
и он не требовал отмены хиджаба незамедлительно. О положении
женщины она рассуждала исходя из реальной жизни, которая была
хорошо известна ей изнутри. «Женщины Египта привыкли к хиджабу. Если бы я приказала им тотчас снять его, то увидела бы, что
это внезапное изменение навлекает на них позор и причиняет неприятности. Результат от этого будет скверным для родины и для
веры» [9. С. 10]. Более того, она вопрошала: «Как можете вы, образованные люди [мужчины], приказывать нам снять вуаль, тогда как
любая из нас подвергается жуткой брани, проходя по улице: один
смотрит на нее, как будто она ему изменила, а другой очерняет ее
презренными словами так, чтоб пот стыда льется с ее бровей <…>
Для женщин снять вуаль и перемешаться с мужчинами будет нововведением, ведущим ко злу» [9. С. 58]. Возможно, это показывает,
что она отчетливо представляла, каково отношение основной части
общества к женскому вопросу в данный период, когда взгляд на
женщину, доминирующий в обществе, оставался консервативным.
Таким образом, отмена хиджаба, по мнению Мелек, была бы
чревата отрицательными последствиями, принесла бы вред не только женщине, но и нации. Слишком сильны были старые традиции
и нравственные устои. Общественное мнение еще не было готово
к радикальным шагам.
В начале XX в. чадра стала постепенно выходить из моды
в результате повышения общеобразовательного уровня женщин,
роста их занятости и участия в общественной жизни. Уже к 1910 г.
иностранцы были шокированы в Египте таким феноменом, как снятие чадры. Первыми, около 1907 г., сняли чадру женщины из коптской семьи Мусса [16. С. 172]. Первыми мусульманками в Египте,
223
Вестник МГЛУ. Выпуск 2 (581) / 2010
демонстративно снявшими с себя чадру, были египетские феминистки – Х. Шарави и С. Набарави; они сделали это сразу после возврещения с международной женской конференции в Риме, когда вышли
из поезда на вокзале в Каире. Для Шарави этот жест стал исполнением давнего, еще детского желания [12. С. 175–176]. Для такой
страны, как Египет, где господствовал ислам, это был смелый шаг.
Он произвел большое впечатление на многих женщин [16. С. 74].
В марте 1927 г. женщины во главе с душой движения Худой Шарави
устроили благотворительный базар в Каире, куда вышли торговать
без покрывал [11. С. 296].
Снятие чадры женщинами в мусульманском обществе расценивалось как эпатаж и нередко воспринималось в штыки. Со стороны
женщин это был вызов существующему статус-кво. Сам беспрецедентный факт снятия чадры способствовал уменьшению половой
сегрегации и облегчал взаимопонимание полов, создавая психологические предпосылки для равных отношений между мужчинами
и женщинами.
Очевидец нововведений, происходивших в египетском обществе в начале XX в., констатировал: «Вместо того, чтобы заняться
хозяйством и устройством семьи, женщины расхаживают по улицам,
подметая их длинными шлейфами своих чадр. Последние потеряли
у них свое первоначальное главное значение. И вместо того, чтобы
скрывать оттенки тела, служат в настоящее время для того, чтобы
лучше оттенить все его изгибы. Таким образом, чадра постепенно
сужалась, пока в настоящее время ее верхняя часть не стала покрывать один лишь затылок, чтобы не скрывать головных украшений,
лент, шпилек и т. д.; а ниже, она стала прилегать близко к талии.
На лице, вместо густого покрывала женщины стали носить тонкую
кисею, под которой легко можно рассмотреть набеленные и нарумяненные лица» [14. С. 665].
Первые эмансипированные женщины легко усваивали европейскую модель поведения и одежды, бросая вызов традиционному
укладу. Они встречали резкое осуждение не только со стороны религиозных и консервативных кругов, но даже со стороны некоторой
части интеллигенции, видевшей в снятии покрывала отказ от национальных традиций.
Сегодня в Египте наблюдается всплеск мусульманского фундаментализма, который особенно бескомпромиссен в женском
224
О. В. Тарасенко
вопросе. Сторонники этого движения требуют возвращения общества к первоначальным принципам ислама, вынуждают женщин носить чадру, проводят политику сегрегации полов и деэмансипации.
Статус женщины таков, как он определен в Коране и Сунне, считают
фундаменталисты, все остальное – «от лукавого», от развращенного и тлетворного Запада. Пытаясь любой ценой удержать уходящее
прошлое, представители консервативных кругов подвергают своеобразному переосмыслению не только традиционные установления,
освещающие социальное неполноправие женщин, но и его внешние
атрибуты.
Лицевое покрывало (чадра) выдается за неотъемлемую часть
культурно-религиозного наследия, за своего рода этноконфессиональный маркер. Оно нередко трактуется как олицетворение традиционных исламских ценностей в противовес вестернизации.
Понятие внутреннего хиджаба включает в себя несколько моментов, т. е. сама идея «хиджаб» охватывает не только предметы гардероба. Стиль одежды требует целостной жизненной позиции и соответствующей манеры поведения. Носит мусульманская женщина
хиджаб или нет – она должна стремиться утвердить для себя исламский стиль в поведении, ведь модель одежды – это всего лишь один
из элементов бытия мусульманки.
Некоторые ученые рассматривают женский голос как «аурат»
(части тела, которые должны быть скрыты согласно исламскому
стилю одежды), так как он может быть притягателен для мужчин.
Говоря нежным и мягким голосом или же, наоборот, смеясь или
говоря очень громко, можно неверно донести до других передаваемую информацию. Поэтому Коран запрещает женщинам разговаривать слишком нежным, мягким и вкрадчивым голосом: «Если вы
богобоязненны, то не будьте слишком покладисты (в словах), чтобы
не возжелал тот, в сердце которого болезнь, и ведите разговор пристойно» (Коран, Сура 33, Аят 32) [5. С. 46]. Во многих арабских
странах не одобряется поведение женщин, которые начинают громко говорить или смеяться, услышав голоса мужчин, даже если они
находятся в другой комнате. Тон должен быть вежливым и деловым,
но не мягким, нежным, ласковым, игривым или смешливым. Тема
беседы должна ограничиваться неотложными и текущими делами –
нет никакой необходимости предаваться пустой болтовне: разговоры
225
Вестник МГЛУ. Выпуск 2 (581) / 2010
подобного рода могут легко перейти на неподходящие темы, особенно в современном обществе, где обо всем говорят в откровенной
форме.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Амин К. Новая женщина / пер. и предисл. И. Ю. Крачковского. – СПб. :
Тип. В. О. Киршбаума, 1912. – 315 с.
2. Амин К. Освобождение женщины : араб. – Каир, 1899. – 649 с.
3. Вагабов М. В. Ислам и женщина. – М. : Мысль, 1968. – 261 с.
4. Зуенко О. Мусульманка и чадра – сложные ношения // Эхо планеты. –
1998. – № 31. – С. 32–34.
5. Коран / пер. с араб. И. Ю. Крачковского. – М. : Наука, 1986. – 716 с.
6. Крымский А. Е. История новой арабской литературы XIX – нач.
XX века. – М. : Наука, 1974. – 471 с.
7. Лэйн Э. У. Нравы и обычаи египтян в первой половине XIX века. – М. :
Наука, 1982. – 479 с.
8. Марков Е. Л. Путешествие на Восток. – Т. 1. – М., 1890. – 684 с.
9. Насиф М. Х. Посвященные женщинам : араб. – Каир, 1910. – 361 с.
Марков Е. Л. Указ. Соч.
10. Нерваль Ж. де. Путешествие на Восток. – М. : Наука, 1986. – 529 с.
11. Оде-Васильева К. В. Отражение быта современной арабской женщины
в новелле // Записки коллегии востоковедов. – Т. 5. – Л., 1930. – С. 293–306.
12. Смирнова Р. М. Положение женщины в странах Африки. – М. : Наука,
1976. – 362 с.
13. Торваль Ив. Энциклопедический словарь. Мусульманская цивилизация. – М. : ЛОРИ, 2001. – 732 с.
14. Хащаб А. Обзор арабской периодической печати // Мир Ислама. – СПб.,
1912. – Т. 1. – № 4. – С. 644–667.
15. Шайдуллина Л. И. Арабской женщине – равные права с мужчиной //
Азия и Африка сегодня. – 1976. – № 3. – С. 199.
16. Ahmed L. Women and Gender in Islam. – New Haven : Yale University
Press, 1992. – 354 p.
17. Cooper E. The woman of Egypt. – N. Y. : F. A. Stokes, 1914. – 532 p.
18. Cromer E. B. Modern Egypt. – Vol. 1–2. – London : Macmillan, 1908.
226
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
41
Размер файла
108 Кб
Теги
религия, хиджаб, pdf, исламской
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа