close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Межкультурный диалог и проблема идентичности в творчестве южнокорейского режиссера Ким Ки Дука..pdf

код для вставкиСкачать
УДК 791.43.04
О. С. Усманова
МЕЖКУЛЬТУРНЫЙ ДИАЛОГ И ПРОБЛЕМА ИДЕНТИЧНОСТИ В
ТВОРЧЕСТВЕ ЮЖНОКОРЕЙСКОГО РЕЖИССЕРА КИМ КИ ДУКА
В статье рассматриваются проблемы межкультурного диалога и культурной идентичности на примере
творчества южнокорейского режиссера Ким Ки Дука. На основе анализа фильма «Весна, лето, осень, зима... и снова
весна» происходит экспликация проблем идентичности и межкультурного диалога в современном мире.
Ключевые слова: межкультурный диалог, самоидентификация, культурная идентичность, буддизм.
O. S.Usmanova Intercultural dialogue and the problem of identity in the works of south korean director Kim Ki Duc
The article examines problems of intercultural dialogue and cultural identity as an example of creativity of South
Korean director Kim Ki Duk. Based on the analysis of the film "Spring, Summer, Fall, Winter ... and Spring" is an explication
of the problems of identity and intercultural dialogue in the modern world.
Keywords: intercultural dialogue, identity, cultural identity, Buddhism.
Современная
ситуация
становления
глобального мира характеризуется усилением
межкультурного взаимодействия. В связи с
этим особую важность приобретает изучение
проблем
межкультурного
диалога
и
культурной идентичности. Одним из ярких
примеров межкультурного диалога могут
служить
различные
художественные
произведения,
в
том
числе
и
кинематографические. Следуя мысли Ж.
Делеза о том, что сегодня именно опыт
кинозрителя может быть продуктивен в
освоении новых возможностей философской
мысли [1], в данной работе анализируются
фильмы южнокорейского режиссера Ким Ки
Дука с целью экспликации проблем
идентичности и межкультурного диалога в
современной культуре.
Понятия
идентификации,
самоидентификации
и
культурной
идентичности,
получившие
широкое
распространение в гуманитарных науках,
обозначают некую внутреннюю основу
личности и культуры, а также сам процесс
самоопределения. Проблема же заключается
в том, что из-за неустойчивости структуры
современного культурного бытия человек
вынужден
постоянно
пересматривать
множество
аспектов
собственной
идентичности и, в силу этого, не всегда
успевает
адаптироваться
к
быстро
изменяющимся условиям. Обособленность
каждого индивида в обществе, которое
теперь не солидарное целое, а подвижная
сеть взаимодействий, приводит к массовому
кризису идентичности [2]. Средством
преодоления кризиса самоидентификации
современной культуры выступает диалог.
Диалог в учении М. М. Бахтина может быть
определен
как
«соорганизация
индивидуальных «жизненных миров» в
соотнесенности разных идентичностей» [3, с.
43]. Стремление человека к целостности и
единству, как своего индивидуального
сознания, так и всеобщего бытия людей
приводит к осознанию необходимости
контактов с Другим [2]. Таким образом,
самоидентификация
и
культурная
идентичность осуществляются только через
непрерывный диалог различных сознаний и
культур.
Значительный интерес для исследования
межкультурного диалога и проблемы
идентичности в условиях глобализации
представляет, на наш взгляд, творчество
южнокорейского режиссера Ким Ки Дука. В
чем заключается феномен Ким Ки Дука и
почему его творчество может быть интересно
для исследователей современной культуры?
По нашему мнению, Ким Ки Дук выделяется
на фоне восточного мейнстрима не только
своей радикальностью и непредсказуемостью,
но и удивительной способностью быть
интересным зрителю не изменяя в то же время
себе самому. Его стопроцентно авторское
кино
затрагивает
самые
болезненные
проблемы современности – потерю человеком
собственной
идентичности,
жестокое
столкновение личности и общества, утрату
традиционных ценностей. Действие его
2
фильмов разворачивается на перекрестке двух
больших культурных миров – Востока и
Запада, представляя, тем самым творчество
Ким Ки Дука как своеобразный синтез
восточных и западных культурных традиций,
ценностей и норм поведения. Отличительной
особенностью творчества Ким Ки Дука
является большая автобиографичность его
фильмов. Он не дистанцируется от своих
работ, а наоборот всячески показывает, что
каждый новый его фильм есть еще одна
вершина
на
пути
к
собственной
самоидентификации. Из фильма в фильм
режиссер постигает границы идентичности,
как отдельного человека, так и разных
культур, используя для этого различные темы
и методы, вплоть до самых радикальных [4].
В данной статье мы проанализировали
фильм Ким Ки Дука «Весна, лето, осень,
зима... и снова весна», снятый им в 2003 году.
Этот фильм выбран не случайно, по нашему
мнению он является итогом предыдущего
творчества режиссера и позволяет лучше
других проследить, как осуществляется
межкультурный
диалог
в
творчестве
режиссера. Фильм «Весна, лето, осень, зима...
и снова весна» (далее «Весна») совершенно
неожиданно для поклонников Ким Ки Дука
оказался спокойным плавным и почти
лишенным
насилия
повествованием,
затрагивающим
традиционные
для
восточного искусства образы и темы. Главная
тема фильма – буддийская идея примирения
человека с окружающим его миром. Этой
теме подчинены смысловая и визуальная
составляющие произведения. Метафизикой и
эстетикой буддизма, а точнее дзен-буддизма,
проникнута и стилистика фильма. Именно в
дзен-буддизме идеалом является постепенное
освобождение повседневных действий от
насилия, страдания и переход к спокойствию
и красоте. Такое очищение сознания от
житейской суеты и растворение всех его
противоречий в созерцательности, возможно,
только после неких индивидуальных усилий.
В фильме Ким Ки Дука страдания героев
постепенно превращаются в дзен, и на экране
торжествует красота и чистота Природы [5].
В
соответствии
с
буддийскими
представлениями о пространстве и времени,
Ким Ки Дук вводит в свое произведение
цикличный хронотоп, что отражается уже в
названии фильма. Сюжет в «Весне»
репрезентирует
известную
буддийскую
мысль о том, что все в мире меняется, но
порядок его остается неизменным. Ученик,
пройдя свой путь ошибок и сомнений, сам
становиться учителем и все повторится, но
уже с другими героями. Фазы человеческой
жизни в фильме уподоблены временам года.
Соотносить
ход человеческой
жизни
с круговоротом календарных циклов принято
и на Западе, и на Востоке. Но в западной
культуре обычно отождествляют календарносельскохозяйственный цикл и четыре
возраста жизни человека. Буддийская же
традиция делает акцент на те метаморфозы,
которые должны произойти с сознанием
индивида.
Учитель
и
ученик
противопоставлены друг другу: учитель уже
отринул все соблазны, а ученик только
проходит свой путь на наших глазах.
Мальчик мучает животных, привязывая к
ним камни. Став взрослым, он сам
привязывает к себе тяжелый каменный
жернов и совершает восхождение на
дальнюю гору, чтобы поставить на ее
вершине фигурку Бодхисаттвы Майтреи.
Сорокалетнего героя сыграл сам режиссер и
сам тащил тяжелый камень. Этот поступок
можно рассматривать как своего рода символ
авторского кинематографа. Символ, который
репрезентирует самого Ким Ки Дука и его
личный творческий путь как необходимое
условие понимания произведений режиссера.
Безусловным достоинством «Весны...»
следует признать ее визуальную образность,
проникнутую авторской символикой. Прежде
всего, перед нами раскрывается пейзаж. В
фильме он играет первостепенную роль.
Нельзя сказать, что сюжет разворачивается на
фоне удивительно красивого пейзажа, как это
бывает обычно. Ким Ки Дук следует здесь
традиции дальневосточного искусства, где
человеческие чувства и действия всегда
представляются ничтожно малыми перед
мощью и величием природы. Когда смотришь
на спокойную медитативную красоту
пейзажей фильма, кажется что человек здесь
просто лишний, что его действия нарушают
гармонию природы. Этот прием режиссер уже
использовал в скандальном «Острове», где
тишина природы буквально разрывается
дикими человеческими поступками. Когда
3
герой «Весны...» приходит к согласию с
собой, он приходит и к согласию с природой.
Эта не новая для восточного мировоззрения
мысль получает у Ким Ки Дука новое
звучание. Ключевая роль пейзажа неизменна
в художественном мире Ким Ки Дука. И в
других его фильмах пространство действия
всегда приоритетно. Он обычно выбирает
замкнутые
пейзажи
с
обязательным
присутствием воды. Пейзажи «Весны...», в
которых всегда присутствуют горы и воды,
отсылают нас к традиции китайской
пейзажной живописи. Более того, весь фильм
состоит из многочисленных отсылок к темам
и образам восточного искусства. Работают они
скорее на подсознательном уровне, не всегда
имея реальные прототипы. В Корее нет
храмов стоящих посреди озера, но образ озера
или пруда - излюбленный мотив буддийской
литературы, где спокойная вода - метафора
сознания, не замутненного страстями.
Соотношение
человеческой
жизни
с
календарными циклами также характерная для
Востока метафора и Ким Ки Дук использует
ее, наполняя новыми авторскими символами
и смыслами: белый кот символизирует
осень, а змея символизирует дух учителя.
Акт
самосожжения
наставника,
не
существующий в реальной жизни, отсылает
нас к идее самоотречения от мира
буддийских подвижников, которые постом и
молитвой
добивались
эффекта
самомумификации.
Но
визуальная
и
«буддийская»
составляющие «Весны...» – это только
верхушка айсберга. Чтобы понять больше,
необходимо
обратиться
к
основным
смысловым
моментам
в
творчестве
режиссера. Один из них - это влияние
биографии Ким Ки Дука на все его
творчество.
Его
ленты
подчеркнуто
автобиографичны. Причиной тому не только
необычный жизненный путь режиссера, но в
значительной степени отношение к его
персоне самих корейцев. Известно, к
примеру, что Ким Ки Дука на его родине
считают чудаком и выскочкой, ведь он не
получил
высшего
образования
по
специальности, а этот факт в Корее вызывает
всяческое осуждение. В молодые годы, не
найдя своего места на родине и перепробовав
множество занятий, Ким Ки Дук приезжает в
Париж и именно здесь открывает для себя
кинематограф во всей его полноте. С тех пор
он пишет сценарии и снимает фильмы, в
которых, весьма радикальными путями,
развенчивает многочисленные человеческие
предрассудки и утверждает собственный
творческий метод. Так или иначе, все его
фильмы показывают нам жизнь его
соотечественников, но ориентированы они на
западного
зрителя.
Кинокритики
подчеркивают эту особенность творческой
биографии Ким Ки Дука, называя его своим
среди чужих и чужим среди своих [6].
Действительно, биография Ким Ки Дука и
сама
его
творческая
концепция
свидетельствует скорее о западном пути
развития - о самореализации личности
вопреки представлениям общества. Таким
образом, соединив в своей судьбе Восток и
Запад, Ким Ки Дук приобрел способность
«видеть» из иной системы координат.
Автобиографичность творчества Ким Ки
Дука обнаруживает себя в сквозном для
большинства его работ «сюжете», который
можно
обрисовать
как
болезненное
столкновение человека с миром, путь изгоя и
самоутверждение на этом пути. Аутсайдер –
любимый персонаж Ким Ки Дука, чаще всего
это
простой
парень,
не
слишком
образованный, по каким-то причинам
отторгнутый социумом и страдающий от
невозможности наладить адекватный контакт
с окружающими людьми. В каждом его
фильме мы встречаем этот базовый тип героя
– неудачника или изгоя. Ким Ки Дук
демонстрирует нам как социум при помощи
своих подавляющих механизмов — армии,
полиции, криминальных групп, трудовой
кабалы — подчиняет и нивелирует личность.
Но его герои, это люди вышедшие из-под
контроля репрессивных общественных норм
и отстаивающие свое право жить вопреки
диктату всеобщей нивелировки [6]. Во
многом эти персонажи это альтер эго самого
режиссера, лики постоянного процесса
самоидентификации.
Таким
образом,
самобытность Ким Ки Дука как режиссера
заключается в значительной социальной
укорененности его главного сюжетного
мотива. С его помощью Ким Ки Дук дает
нам возможность увидеть жизнь глазами
Другого, а значит заново переосмыслить
4
границы нашей собственной идентичности.
И в «Весне...» Ким Ки Дук не изменяет
своей главной режиссерской линии –
отшельник порывает не только с властью
чувственных соблазнов, но и с той жизнью,
что навязывает ему социум. Необходимо
заметить, что буддизм в Корее не является
господствующей религией. В основном на
поведение корейцев влияют конфуцианство и
протестантизм. Идеи протестантской этики,
пришедшие в Корею вместе с активной
модернизацией страны и очень удачно
вписавшиеся в ее традиционную культуру,
воспитывают в корейцах, прежде всего,
уважение к семейным ценностям и дух
коллективизма. Корейский протестантизм
сегодня это весьма рациональная религия,
которая
акцентирует
внимание
на
посюстороннем мире, на успехе и
преуспевании в обществе [7]. Поэтому, с
точки зрения среднестатистического корейца
буддийский отшельник всегда будет казаться
бездельником, не способным принести
пользу обществу. Ким Ки Дук воспитывался
в христианской семье, но сам себя ни к какой
религиозной конфессии не относит. Тем не
менее, христианские идеи и библейские
образы встречаются довольно часто в его
творчестве: самый яркий пример фильм
«Самаритянка», где обыгрывается мотив
искупления и жертвенной любви [8]. В
«Весне...» существуют вместе христианский
и буддийский концепты, и они по-своему
дополняют друг друга. Один из самых
запоминающихся образов фильма – это образ
тяжелого груза, который всю жизнь несет
человек: камень за спиной мальчика (Весна),
девушка на спине у юного монаха (Лето),
бремя вины преступника (Осень), тяжелый
каменный жернов, привязанный к поясу
взбирающегося на гору стареющего монаха
(Зима). Христианский мотив тяжелой ноши
как наказания к концу фильма приобретает
буддийский смысл. Герой приходит к
пониманию, что, сознательно делая трудные
дела, он может улучшить свою карму, а
тяжелый физический труд помогает очистить
сознание. Тема сострадания ко всем живым
существам также соединяет в «Весне...» идеи
восточных
и
западных
вероучений.
Центральный для всего творчества Ким Ки
Дука христианский мотив милосердия к
падшим и изгоям перекликается в ленте с
новым
для
режиссера
сюжетом
о
Бодхисаттвах, сострадающих миллионам
различных существ и помогающих им выйти
из
круговорота сансары.
Скульптуру
Бодхисаттвы Май-треи - Будды будущего,
одно
из
имен
которого
«Владыка,
наречённый Состраданием», ставит монах на
вершине горы. Наставник и его бежавший от
полиции ученик вырезают на деревянных
половицах текст Сутры сердца Праджняпарамиты. Эта священная сутра является
одной из наиболее популярных и почитаемых
сутр дальневосточной Махаяны, особенно в
школе Чань (Дзэн) [9]. Текст сутры связан с
именем
Авалокитешвары
великим
Бодхисаттвой
махаянского
буддизма,
воплощением бесконечного сострадания всех
Будд. «Авалокитешвара» означает «Господь,
Внимающий Миру» и его миссия - донести
свою безграничную любовь и сострадание до
каждого существа – сближает его с фигурой
Христа. Образ сострадающего Бодхисаттвы
можно увидеть в женщине подкинувшей
монаху ребенка. Ким Ки Дук не показывает
нам ее лица, на месте ее внезапной гибели мы
видим
лик
буддийской
скульптуры.
Возможно, это был сам бодхисаттва
Авалокитешвара, который известен в своих
женских ипостасях как защитник и
чадоподатель. Таким образом, в «Весне...»
буддизм вступает в диалог с христианством, а
Ким Ки Дук акцентирует наше внимание на
неком «срединном пути», обращаясь к образу
милосердного
Бодхисаттвы.
Ведь
Бодхисаттва – это тот, кто, практикуя
технику мудрости, не утрачивает сострадания
к конкретным живым существам.
В ходе исследования творчества Ким Ки
Дука, в частности его фильма «Весна», мы
пришли к следующим выводам. Сегодня
можно говорить об изменениях идентичности
как на уровне общества и составляющих его
групп, так и на уровне включенности
отдельных обществ в глобальную систему
взаимодействий. Поэтому произведение
искусства, затрагивающее современные
проблемы, так или иначе, будет говорить о
потере человеком реального измерения
жизни и о поиске новых смыслов. Заслуга
Ким Ки Дука, на наш взгляд, в эвристическом
раскрытии
понятия
идентичности,
в
5
активном его осмыслении с целью
освобождения
нашего
сознания
от
навязанных
средствами
массовой
информации штампов и предрассудков.
Люди не должны жить с «навязанной»
идентичностью, говорит режиссер своим
творчеством, не должно быть заведомого
коллективного согласия с чем-то само собой
разумеющимся. Каждый человек выстраивает
свою идентичность сам. Ким Ки Дук не дает
ответа на вопрос, каким образом можно
сконструировать или ограничить свою
идентичность. Его фильмы это скорее
бесконечное отрицание устоявшихся образов,
но отрицание весьма плодотворное. Еще Г. В.
Ф. Гегель писал, что всякое определение есть
отрицание. Учение М. М. Бахтина также
вытекает
из
представления
о
принципиальной
открытости
и
незавершенности человека.
В фильме «Весна» тема потери
человеком своего места в этом изменчивом
мире находит свое осмысление через
обращение к буддийской традиции. Ничто не
может до конца удовлетворить современного
человека, и судьба главного героя тому
подтверждение. В этом мире встречаются
только
изменчивые
вещи,
которые
предательским образом ускользают в тот
момент, когда начинаешь считать их
полностью своими. Всему виной
вера
большинства современных людей в некое
вечное
«я».
Эта
вера —
источник
универсального страдания, учит буддизм.
Если же отказаться от этой бесполезной и
бессмысленной веры, тогда возможно
обретение абсолютного трансцендентного
покоя, или нирваны. Путь к этому предлагает
буддизм, чьи древние практики нисколько не
утратили своей жизненной силы за истекшие
тысячелетия. Возможно, Ким Ки Дук
обратился к буддизму именно потому, что
это учение может служить прекрасным
примером непрерывного диалога между
культурами.
К примеру, Е. А.
Торчинов пишет,
что
проникновение
буддизма в Китай и формирование
собственно китайской буддийской традиции
является одним из ярких примеров
межкультурного
взаимодействия
до
наступления Нового времени [9]. История
знает множество фактов того, как буддийская
традиция,
распространяясь
по
миру,
органично вбирала в себя иные культурные
пласты, не умаляя при этом их ценности и
значимости. В «Весне» буддийская традиция
вступает в диалог не только с христианством,
по нашему мнению она олицетворяет собой
Восток, его собирательный образ, который
вступает в диалог с Западом. Таким образом,
в фильме Ким Ки Дука происходит диалог
культур, а традиция находит себя через
новые смыслы и образы.
6
Литература
1. Ж. Делез. Кино: Кино — М.: Ad Marginem, 2004. – 622 с.
2. Рожков М. А. Диалог в современном обществе // XXXVIII Огаревские чтения: мат.
науч. конф. Прил. фак. Иностр. яз. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2010. – С. 39-41.
3. Даренский В. Ю. Диалогические «механизмы» формирования культурной
идентичности // Актуальные проблемы духовности: Сб. научных статей. – Кривой Рог,
2007. – С. 39-52.
4. Бахтызин А. М. Границы идентичности: западные и восточные традиции // Путь
Востока.Серия “Symposium”. Выпуск 33. - СПб.: Санкт-Петербургское философское
общество, 2004. - C. 22-27.
5. Хорхе Луис Борхес. Вечер четвертый. Буддизм / Семь вечеров – С.-Петербург:
Амфора, 2000. - 202 с.
6. Сергей Анашкин. Ким Ки Дук: реванш изгоя // В сб.: «Чужой» среди «своих».
Глобализация и межкультурная диффузия в современном кино - СПб.: «Алетея» НИИ
киноискусства, 2004.
7. Кузин Е. В. Протестантская христианизация Кореи: синтез с традицией как основа
успешного прозелитизма // Мат. межрегиональной научно-практич. конф. Томск: Дельтаплан,
2003.
8. Андрей Плахов. Святые грешницы Востока // «Искусство кино» - 2004. -№ 4
9. Торчинов Е. А. Сутра сердца Праджня-парамиты. Введение в буддологию // Курс
лекций. СПб.: Санкт-Петербург. философское общество, 2000. С. 252-267.
7
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
10
Размер файла
181 Кб
Теги
режиссер, ким, южнокорейском, творчество, дука, pdf, диалог, идентичность, проблемы, межкультурной
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа