close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Топонимы в средневековой японской поэзии (к проблеме интерпретации и восприятия художественного текста)..pdf

код для вставкиСкачать
Гузь Н.А.
(Бийск)
ТОПОНИМЫ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЯПОНСКОЙ ПОЭЗИИ
(к проблеме интерпретации и восприятия художественного текста)
Литературное произведение порождено не только индивидуальным сознанием, но и
определенной культурой, поэтому его интерпретация должна учитывать и культурологический
аспект. Мифология, фольклор, этнография, религия, философия, искусство, история, характерные
особенности эпохи, вне этих контекстов невозможно полноценное восприятие текста.
Японская средневековая поэзия, наверное, самая "топонимическая" в мире. С чем связано это
обилие географических названий? До проникновения в страну буддизма основной религией японцев
был синтоизм, возникшей в глубокой древности, переживший потом сложную эволюцию и не
исчезнувший и по сей день, но уже в качестве одного из вероисповеданий. Синтоизм проповедовал
многообразие и единство всего существующего, отсутствие четкого разделения на мир богов и мир
человека (все пронизано божественными эманациями), видимый и невидимый. Синтоизм учил
любить свою землю и своих предков. И любовь к родным местам, почитание памяти предков
отразились в многочисленных топонимах поэтических текстов. Это названия частей страды,
местностей, селений, застав, гор, рек, заливов, побережий... Некоторые из них традиционно
закреплены за определенным контекстом. Например, морское побережье Сумиэ воспето в любовной
поэзии в качестве "слова - изголовья" - зачина:
На берег Сумиэ //
Набегают частые волны//
Верно, ты бережешь себя//
Даже ночью людей сторонишься//
На тропинках моих сновидений. [1]
Горы Мимуро, Есино, Фудзи олицетворяют красоту:
К заливу Тато//
Я выйду и словно бы вижу://
О, белотканый -//
Над высокой вершиной Фудзи//
Падает, падает снег.
Образ может переходить из стихотворения в стихотворение с тем же смысловым ореолом: "1.
Если покину тебя //..,// Перепьются волны за гору // Суэ-но Мацуяма 2. О,
как мы клялись! //... // Что не одолеют волны //Гребня Суэ-но Мацуяма".
Чаще всего встречаются названия гор. И это не случайно. Одним и тем же именем назывались
и гора, и храм у ее подножия или склоне, и божество, которому он был посвящен. По принципу
метонимии все это отождествлялось, и в результате смысловое поле осложнялось, слово становилось
более емким. И метонимия здесь не столько троп, сколько синтоистский взгляд на мир: дух божества
живет горе, поэтому она носит его имя.
Вера в единство мира, в связь человека с природой позволяла давать значащие имена: гора
Дыханья, гора Приношенья, река "Не гляди". Кроме того, эти говорящие имена еще и вера в магию
слова, сохранившаяся издревле.
С мотивом благодарной памяти связаны многие названия: "Старинной столицы,// Нары
весенней дары, // Вишни об осьми лепестках...
Или:
На раннем рассвете // Туман над рекою Удзи // Рвется, рвется в клочья, // И вдоль отмелей,
отмелей светлых // Копья
Вершей вспыхивают чредою" – именно с этой рекой связан старинный обычай ночной ловли
форели.
Часто смысловое поле топонима предваряет тему стихотворения: "От ворот Цукуба // Сбегает
Минаногава - гора Цукуба - место древних обрядовых игр с аграрной магией: у нее две вершины,
символизирующие мужское и женское начало, с них сбегают два потока, которые объединяются в
реку Миногава. Поэтому так органична концовка: "Любовь, истомленная жаждой, // В ней бездонный
110
вырыла омут".
Топоним, как правило, соединяет в себе два временных пласта (а если он интертекстуален - то
и более) - прошлое и настоящее. Топоним также полисемантичен: "Весна миновала. // Кажется, лето
приспело. // Одежд белотканных // сохнет холст на склонах твоих, //Небесная гора Катуяма!'
Образ последней строки взят из самого известного и самого важного японского мифа о богине
Аматэрасу, которой мир обязан ни много ни мало сияньем солнца. Небесной Катуяма называется
потому, что спустилась с неба. Ее образ связан в поэзии с благопожелательной темой, особенно в
стихах, адресованных государю (Богиня Солнца - прародительница правящего дома). Но кроме того
Катуяма - и символ наступления весны: склоны горы поросли дикими кустами, которые расцветают
белоснежными гроздьями и именно в это время Катуяма привлекает к себе внимание. Вот почему в
стихотворениях (их десятки), посвященных ей, - холст, снег, белотканые одежды. То есть: зацвели
унохана - наступило лето. Помимо этого, здесь воскрешается память о старинном народном обычае: в
начале лета раскладывать на земле одежду для проветривания, одежду, которая ткалась из белых
волокон бумажного дерева - вот откуда "одежды белотканые" и "холст". Катуяма как бы
символизирует вечное, вневременное начало: в I-IV строках - смена времен года и образ
появляющейся и исчезающей печали (его символизирует влажная и высыхающая одежда), а V строке
категория времени отсутствует.
Частое обращение к топонимам объясняется и другими причинами. Важными принципами
японской эстетики являются простота, недосказанность, стремление выразить "все в одном",
требование от читателя соавторства, домысливания, дочувствования. И топонимы идеально отвечают
этим принципам.
Примечания
1. Цитируется по сборнику: Сто стихотворений ста поэтов. Изборник стариной японской поэзии.
М., 1996.
111
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
142 Кб
Теги
художественной, поэзия, топонимы, pdf, средневековой, проблемы, восприятие, японской, текст, интерпретация
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа