close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Календарная обрядность русских и мордвы среднего Присурья..pdf

код для вставкиСкачать
С.А. ГАВРЮШОВА
КАЛЕНДАРНАЯ ОБРЯДНОСТЬ РУССКИХ
И МОРДВЫ СРЕДНЕГО ПРИСУРЬЯ
Ключевые слова: календарная обрядность, обрядовая поэзия, фольклор, традиции, мордва, русские.
Рассмотрена проблема современного бытования календарных обрядов у русского и мордовского населения
среднего Присурья. На основе полевого материала и опубликованных источников автором исследуется процесс
трансформации обрядов: упрощение и сокращение календарных обрядовых праздников, постепенное вытеснение прежнего содержания обрядовой поэзии, утрата магического смысла обрядового действа.
S.A. GAVRIUSHOVA
MORDOVIAN AND RUSSIAN CALENDAR RITES OF THE MIDDLE PRISURIE
The article «Mordovian and Russian calendar rites of the Middle Prisurie» is devoted to the problem of contemporary calendar rites of Russian and Mordovian people of the Middle Prisurie. The author inquires into a
process of morphing of the rites using published materials and «rule of thumb» method. Simplification and
reduction of calendar rites holidays, gradual changing of rite poetry, the loss of the magic mearing of a rite.
Календарно-обрядовый фольклор сохраняется во многих селах Большеберезниковского района Мордовии. В каждом населенном пункте есть талантливые
сказители, знатоки вековых традиций. Циклы мордовских и русских календарных
обрядов и песен в основном совпадают. У мордвы они начинались зимой с
праздника «Рождественский дом», сопровождавшегося разнообразными обрядами, песнями, играми с участием молодежи. Период встречи нового года получил название святок. Они длились две недели – с 7 по 19 января. Праздничная
атмосфера этих дней описана в знаменитой балладе В.А. Жуковского «Светлана», романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин», рассказе Н.В. Гоголя «Ночь перед
Рождеством». Ритуальной пищей в Рождество у русского народа была сыть, или
кутья, приготовленная из крупы, изюма, меда и мармелада [3]. У мордвы Большеберезниковского района она тоже была известна. В ночь перед Рождеством и
под Новый год совершался обряд колядования. Он заключался в исполнении колядок. Наименования русских новогодних песен, исполнявшихся у мордвы в канун главных зимних праздников – Рождества, Нового года, Крещения, – различны: «коляда», «овсень» («тавусень»), «виноградье». По музыкально-стилевым и
поэтическим особенностям они составляют единый жанр новогодних благопожеланий, интонируемых при обходе дворов. Их отличия проявляются лишь в различных припевных словах, зачинающих каждый стих:
Коляда, коляда!
Ты подай пирога,
Или хлеба ломтину,
Или денег полтину,
Или сена клок,
Или вилы в бок.
Если хозяин ничего не давал колядующим, они пели:
У скупого мужика
Родись рожь хороша:
Колоском пуста,
Соломкой густа!
Обычай колядования сохранился в некоторых селах среднего Присурья до
настоящего времени. На Рождество дети ходят по домам и поют колядки, содержащие в себе требование денежного подаяния: «Ангел с небушка спустился, говорит – Христос родился. А вы люди, знаете, денежку дайте». Или: «Маленький
клопик принес попу снопик. Славить я не умею, просить я не смею, а вы, люди,
знаете, по рублику дайте». Того, кто приходил первым, сажали на шубу, чтобы во
дворе был приплод. В собрании П.В. Киреевского зафиксирована колядка: «Я,
маленький хлопчик, принес Христу снопчик. С праздником поздравляю, здоровья
желаю» [6]. Обращение к Иисусу Христу, значащееся в указанном источнике,
трансформировалось в обращение к попу или к папе.
Ведущее место в календаре мордовских молений занимали обряды, посвященные животноводству. Накануне Нового года женщины готовили «орешки», жарили поросенка, гуся или курицу. Вечером устраивали моление-озкс. Качая жареного поросёнка, домохозяйка просила Юртаву (божество жилища) о размножении
скота. Новый год в некоторых местах заселения мордвы считался днем жертвоприношения в честь свиней («тувонь-озкс»), на котором чествовали божество свиней – «тувонь паз». Для русского населения региона такие обрядовые действа не
характерны. В русских селах в какой-то степени отголоском мордовского старинного обряда является игра «изгнание поросят». Она проводилась в Ковылкинском,
Большеберезниковском, Инсарском районах Республики Мордовия. Один из парней надевал тулуп. Чтобы казаться толще, под него набивали солому и опоясывали кушаком. Он ложился на пол, представляясь опоросившейся свиньей. Ребятишки, которые выступали поросятами, лезли под лавку и под кровать. «Пастух»
заходил с улицы с кнутом и палкой в руках, тушил свет и начинал выгонять «поросят». Ребятишки с криком бежали на улицу [4]. Во время новогодних праздников
устраивались игрища. Любимым развлечением молодежи в с. Александровка
(Ташага) были кулачки. Мужики выходили стенка на стенку и боролись на кулаках.
На Святках обязательно было ряженье: молодые облачались стариками,
женщины изображали мужчин, мужчины – женщин. Девушки наряжались святцами и заходили в дома женихов. Родители узнавали невесту своего сына, и
давали ей особый подарок, а остальные девушки получали семечки, конфеты,
блины. В с. Косогоры ряженые ходили по посиделкам, встречались на улице и
били друг друга ухватами.
В святки люди стремились предсказать будущее, в связи с чем большое место в новогодней обрядности занимали гадания. Молодежь хотела узнать о женитьбе-замужестве, люди постарше – о том, каким будет урожай. По словам информантов, святочными гаданиями занимались ночью. Самым частым предметом
новогодних гаданий был вопрос девушек о замужестве. Девушки старались узнать
о том, в какой стороне жених живет (в колодец опускали сковороду и говорили:
«сковородка, сковородка, крутись, вертись. На какую сторону замуж выйду, в той
стороне стукни»; набирали на перекрестке снег в подол платья, кружились и говорили: «Сею, вею, загадаю, в какую сторону замуж выйду, в той стороне собака
лай»); о сроках замужества (считали колья изгороди: если нечетное количество –
выйдешь в этом году замуж); внешности суженого («ездили» на кочерге на речку и
доставали камни. Какого цвета камень, такие волосы будут у суженого); о материальном положении жениха (в полночь выдергивали из поленницы полено: гладкое
– бедный, неровное – богатый). Существуют гадания об имени будущего супруга:
«Взять золу, плюнуть на нее три раза, сделать три лепешки. Положить их под голову и сказать: какое имя у мужа будет, с таким именем пусть приснится человек»;
девушка подметала пол в ночь на Рождество, а утром выносила мусор на дорогу.
С каким именем пройдет первый мужчина, так будут звать суженого». Самым распространенным гаданием в мордовских и русских селах является перебрасывание
обуви через ворота: «Через околицу кидали через голову лапоть с веревкой. В
какую сторону веревка ляжет, оттуда и муж будет. То же самое с сапогом» [1].
Святочные гадания у русского и мордовского населения района сходны. Варьируются некоторые сопутствующие гаданию предметы, а действия и результат совпадают. Многие из приведенных выше гаданий, бытующих в настоящее время в
Большеберезниковском районе, перекликаются с гаданиями, собранными И.П.
Сахаровым. В сборнике 1885 г. «Сказания русского народа, собранные И.П. Сахаровым» зафиксированы гадания по лаю собаки, по полену, по поведению курицы,
оказавшейся перед определенными предметами, перебрасыванию обуви через
ворота на улицу.
На Крещение во всех селах района прорубали на близлежащих водоемах
прорубь, ближе к полуночи священники святили воду. Люди набирали её в специальную посуду. После этого многие жители окунались в прорубь три раза. Не обходилась крещенская ночь без гаданий. Они были теми же, что и перед Рождеством и Новым годом. Новогодняя обрядность, отражая черты древнего мировоззрения крестьянина, должна была способствовать хозяйственному и семейному
благополучию, одновременно являясь средством развлечения.
Последняя неделя перед Великим постом называется сырной седмицей,
«честной, широкой, веселой, боярыней Масленицей, госпожой Масленицей».
Это последний зимний праздник в сельскохозяйственном календаре. Считалось, чем обильнее будет на него угощение, тем богаче будет год. Гостей звали на блины, молодожены приезжали к своим родителям, «к теще на блины». В
праздновании масленицы участвовали люди всех возрастов, но особенную
роль играли дети. В русском с. Елизаветинка принято было посылать ребятишек с первоиспеченными блинами на огород, где они, скача верхом на кочерге,
кричали: «Прощай, зима сопливая! Приходи, лето красное!». В соседних районах в праздновании Масленицы также принимали участие дети: детвора бегала с лаптями по деревне и всех, кто возвращался из города, спрашивала: «Везешь ли Масленицу?». Отвечавших отрицательно колотили лаптями. В селах
среднего Присурья традиционным развлечением было катание с гор, катание
на лошадях. Существовало своего рода деление по дням: дети катались с гор
все дни Масленицы, взрослые к ним присоединялись в среду и четверг. Поженившиеся в новом году пары должны были скатиться по одному разу. Такой
обычай существовал в ряде мордовских сел Кочкуровского района (Сабаево,
пос. Майдан). Катание на тройках под песни и гармонь с шутками, поцелуями –
типично русская масленичная забава. Однако в недалеком прошлом к районному Дому культуры съезжались в прощальное воскресенье, совпадающее с
районным празднованием «Проводы зимы», жители с близлежащих сел. Повозки наряжали лентами, на дугу вешали бубенцы, садились кучкой на сани и
распевали под гармонь веселые песни:
Гостья наша Масленица,
Милая Авдотьюшка.
Авдотья румяная, Авдотья белая.
Коса длинная, лента алая,
Платок беленький, брови черные.
Важным элементом в масленичном обряде был огонь. Из соломы или ватина делали чучело (масленицу), символизирующее зиму, вокруг него пели, плясали, потом сжигали на костре. В ряде сел во время праздника строили карусель,
имитирующую форму солнца и его лучей. На горе ставили большой кол, на кол
надевали колесо, к колесу лучеобразно прикрепляли жерди, к жердям привязывали салазки. Несколько человек крутили карусель, а остальные катались. В русских селах обычай кататься на карусели (на релях) приходится на Пасху.
Последний день Масленицы – прощеное воскресенье. В этот день люди
просили друг у друга прощение: «Прости меня, Христа ради, может мы с тобой
когда и ругались». В знак согласия другой человек давал денежку и говорил:
«Бог тебе простит!». В Чамзинском районе кроме величальных песен пели корильные. В них Масленица упрекается в том, что она все поела и посадила
всех людей на Великий пост: «Масленица! Поезжай долой со двора!» [2]. О
русской масленице в народе сохранились поговорки: «Не все коту масленица»,
«Не житье, а масленица», «Масленица семь дней гуляет», «Пируй и гуляй баба
на масленице, а про пост вспоминай» [5].
Весенне-летние обряды большей частью группировались вокруг крупных
христианских праздников. Самым почитаемым праздником у мордовского и
русского населения является Пасха. Пожилые люди говорят: «Такой праздник,
что в этот день и грешников в аду не мучат». Ей предшествует Вербное воскресенье. Накануне люди срывали ветки вербы с распустившимися почками. Их
освящали в церкви или просто ставили к иконе (на поличку). Повсеместно был
распространен обычай хлестать ветками вербы детей для роста и здоровья:
«Верба, верба, верба хлест, вставай рано, бей до слез. Вставай рано, молись
Богу: за курицу, перьицо, за красное яйцо». Прутья вербы хранят на поличке
целый год. Освященной в Вербное воскресенье вербой выгоняли скотину в
первый раз после зимы на пастбище.
Пасха как бы венчала приход весны. Большую роль играли приготовления к
празднику. Повсеместно был распространен обычай приводить в порядок дом,
убирать возле дома. Обрядовая сторона Пасхи находит свое отражение в церковно-пищевой символике. Традиционный набор блюд включает крашеные яйца, куличи и творожную массу, называющуюся в ряде селений Большеберезниковского
района пасхой (в часть праздника). К выпеканию куличей особое отношение: «В
прошлом хозяйки, когда пекли кулич, надевали чистую верхнюю рубаху. Это необходимо, чтобы кулич удался». Люди верили: если пасхальный хлеб удастся, в семье будет благополучно. Вечером, накануне праздника, по селу были слышны
раскаты выстрелов. В первый день праздника дети ходили от дома к дому и оповещали хозяев: «Христос воскрес!», на что хозяева отвечали: «Во истину воскрес!». Люди в этот день христосуются, обмениваются крашеными яйцами. Яйцо
от первого христосования хранят целый год на поличке. В с. Петровка была распространена потайная милостыня. Под окно дома клали яйцо, постучав и сказав:
«Христос воскрес!». Если хозяева слышали, то отвечали: «Во истину воскрес!». На
Красную горку жители многих районов Мордовии катали пасхальные крашеные
яйца. Заводились первые весенние хороводы и игры. В середине села устанавливали большие качели. В д. Мариуполь их называют рели. В с. Старые Найманы
празднование Пасхи плавно перетекало в празднование Троицы. Раньше от Пасхи до Троицы каждое воскресенье люди ходили в лес, поднимались на гору, где на
поляне было девичье место, которое и сейчас называют мокшолаткой. Собравшиеся здесь пели, плясали, играли. Повеселившись, шли к родникам.
На 50-й день после Пасхи начинались троицко-семицкие обряды. Важным
днем обрядовых действий был седьмой четверг после Пасхи, именуемый в народе Семик. Материалы исследователей по обрядам и фольклору мордвы показывают неоднородность в проведении семицких обрядов в разных населенных
пунктах. В одних селениях они исчезли из быта, в других частично бытовали среди взрослых, в третьих перешли в детскую среду. Основным моментом в праздновании семика был культ дерева. В среду ходили по домам и говорили: «Подайте на бедный семичок Кузеньке». Им подавали продукты, кто что мог. В четверг
готовили еду в одном из домов, наряжали куклу березками и шли на старое
кладбище. Там они хоронили Кузю (наряженную куклу), после чего шли домой
обедать. Молодежь на семик шла в лес, вешала на дерево венок.
Продолжением семицких обрядов являлась Троица. Накануне праздника
люди украшали наличники березовыми ветками. В русском с. Дальний Гарт накануне дня Троицы шли на пчельник, где пели песни, водили хороводы, ломали
ветки клена. Ветками уряжали избу. Их вешали на наличники, на входную
дверь. В каждом селе было место, где собирались девушки и парни со всей
деревни. В с. Старые Найманы таким местом являлся родник Лисьма пря, находящийся между двумя улицами села. На поляне, окружающей родник, старонайманцы делали костер, ставили на него чугун и варили на огне яичницу из
яиц и молока, принесенных каждым из дома. В с. Петровка тоже существовал
обычай собирать еду по всему селу и готовить в одном доме обед. Потом мо-
лодежь рядилась: женихом и невестой, их родственниками и шла на опушку
леса. Девушки плели венки и пели песни:
Я завью, завью венок
Мой душистый.
Алой лентой из косы….
Совью венок своему дружку,
Своему дружку на головушку.
Затем шли к речке, бросали в неё венки: закружится венок на одном месте –
жених живет поблизости, поплывет вдоль реки – жених будет с чужой стороны; а
если – не приведи Господь! – потонет веночек, то не видать счастья во веки.
Придя из леса, всей гурьбой обедали, затем ходили по селу до самого вечера.
Все это действо сопровождалось пением, плясками, шутками. В с. Атемар Лямбирского района Мордовии песни пели в Духов день (первый понедельник после
святой Троицы). Сходные элементы праздника прослеживаются в мордовских
селах. В с. Черная Промза в день святой Троицы хозяйки пекут пироги, булки,
ватрушки, красят яйца. Молодые люди идут в лес за галгалаем (ветки деревьев,
из которых девушки вяжут венки, а оставшимися ветками украшают окна). Потом
идут вдоль села. Подойдут к старшей группе и кричат: «Здравствуйте, деды бородатые, куда старух спрятали?». А у женщин просят угощения: «Бабушка, давай
красивые яйца в честь праздника». Затем идут на мост. С моста бросают ветки
галгалаев, венки. Если брошенный венок поплывет по воде, то девушка в этом
году выйдет замуж. Если поплывет брошенный парнем венок, то его в этом году
возьмут в армию. У кого утонет – жди в этом году плохого. Потом все идут к Чангуро, на большой луг, где в праздник собираются люди с разных сел района: из
Паракина, Черной Промзы, Бузаева, Красной Поляны, Симкина.
Осенью, в связи с занятостью на полевых и других работах, обрядов в Мордовии проводилось очень мало. Те немногие обряды, которые совершались в это
время, были связаны с заботами о хорошем урожае. Обрядовые действия организовывали крестьянский быт, регламентировали отношения с природой во времени
и в пространстве. В настоящее время многие обряды вышли из активного бытования. Отдельные элементы календарной обрядности сохранились среди пожилых
людей, тогда как в прошлом они занимали большое место в семейно-бытовой и
общественной жизни. В них выражалось стремление к благополучию и благосостоянию народа, исполнялись эстетические функции: они создавали атмосферу
праздничности, художественно выражали мысли и чувства.
Литература и источники
1. Белицер В. Материалы по обрядам и фольклору мордвы-терюхан. / В. Белицер // Рукописный фонд Научноисследовательского института гуманитарных наук, ф. И – 945. Л. 46.
2. Волостнова Т.И. Русский фольклор в поликультурном пространстве Мордовии: дис. … канд. ист. наук /
Т.И. Волостнова. Саранск, 2006. 218 с.
3. Забылин М. Русский народ: Его обычаи, предания, обряды и суеверия / М. Забылин. М.: Эксмо, 2003. 608 с.
4. Мордасова С.Г. Традиционная культура русских республики Мордовия и система их жизнеобеспечения: дис. …
канд. ист. наук. Саранск, 2004. 268 с.
5. Сказания русского народа, собранные И. П. Сахаровым: сборник / вступ. статья, подгот. текста В. Аникина. М.:
Худож. лит., 1990. 398 с.
6. Собрание народных песен П.В. Киреевского. Записи П.И. Якушкина. Л.: Наука, 1986. Т. 2. 328 с.
ГАВРЮШОВА СВЕТЛАНА АЛЕКСАНДРОВНА родилась в 1982 г. Окончила Мордовский государственный
университет. Аспирант отдела литературы и фольклора Научно-исследовательского института гуманитарных
наук при Правительстве Республики Мордовия. Область научных интересов – русский фольклор в культурной
традиции населения Республики Мордовия. Автор 7 научных статей.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
251 Кб
Теги
среднего, обрядность, pdf, русский, календарный, мордва, присурья
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа