close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Сущность и функционирование современной информационной системы..pdf

код для вставкиСкачать
СУЩНОСТЬ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ СОВРЕМЕННОЙ
ИНФОРМАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ
Ю.В. Попова, преподаватель,
Воронежский государственный промышленногуманитарный колледж, г. Воронеж
Современное общество в своих цивилизационных измерениях,
действительно, все дальше уходит от традиционных оснований, включающих в
себя базисные характеристики индустриализма конца XIX - первой половины
XX в. с их акцентами на безграничных возможностях использования достижений
науки и техники в деле освоения и покорения человеком природы и все
расширяющегося на этой основе потребления людьми производимых благ. Этот
общий для многих промышленно развитых стран цивилизационный вектор
обусловливал
преимущественно
техническую
и
технократическую
направленность не только в организации и функционировании всей
производственно-экономической сферы, но и своеобразно проявился в различных
областях духовной жизни социума: в философии обозначился уклон в
позитивизм, в культуре и искусстве - в постмодерн, в образовании - в
техническую специализацию и т.п.
Исследователи,
отмечая
бурный
характер
распространения
информационных потоков, говорят и пишут о нарастающей «неопределенности»
и «непредсказуемости» последствий «информационного взрыва» для человека и
общества в целом, всех его подсистем. Устойчивость их существования
постоянно нарушается, функционирование и развитие характеризуется
направленностью от порядка к беспорядку, а затем к новому порядку на более
высоком уровне.
Подобного рода динамизм и нестабильность определены в качестве одной
из главных «норм» развития обществ постиндустриального (информационного)
типа, что связано с сутью и специфическими особенностями самого способа
существования информации, ее «поведения» в координатах сложно
структурированной системы. Данная закономерность трактуется учеными как
выражение синергетического характера внутреннего взаимодействия между
различными частями подобного рода систем. В них информация предстает в
качестве принципиально новой реальности, проявления и действие которой для
их научной интерпретации и адекватного применения на практике требуют
соответствующего подхода или, как часто пишут и говорят, принципиально иного
«образа мышления».
Оформление этого подхода происходит с опорой на т.н. «нелинейную
логику». Для исследовательской практики это означает лишь одно: анализ
сущности и процессов функционирования и развития информационной системы
может быть адекватно осуществлен не в привычном «ключе» выявления
причинно-следственных связей и зависимостей, а на основе учета способности
такой системы реагировать соответствующим образом в зависимости от
«информационного насыщения». Благодаря действию этого механизма
обеспечивается множественная вариативность состояний системы в зависимости
от объемов и качества заложенной информации, а следовательно, и
проистекающая из этого возможность самых разных модификаций и путей ее
перманентного обновления [1]. Знания и информация выступают в таких системах
как наиболее значимые ресурсы и продукты. Опираясь на такого рода логику,
ученые полагают, что мерилом развития информационного общества становятся
техника и технология их получения, обработки, передачи и использования.
Постоянно расширяя пространство своего применения и влияния, охватывая
своим преобразующим воздействием все новые регионы планеты и секторы
общественной жизни, информатизация, т.е. соответствующее природе и
закономерностям информации технологическое оформление и ее практическое
использование, превращается сегодня, по существу, в своеобразный
общецивилизационный «бренд». На основе его широкого внедрения в жизнь
масштабному преображению подвергнута практически вся производственная
сфера, происходят достаточно глубокие изменения в других сферах и
подсистемах общества. Образно можно сказать, что информатизация выполняет
роль своеобразного «локомотива», который в своем стремительном движении
видоизменяет «лицо» нашей цивилизации, кардинально преобразуя ее латентные
параметры и характеристики. Эти изменения так глубоки и существенны, порой
настолько парадоксальны в своей основе, что способны вызывать странную, на
первый взгляд, реакцию исследователей, наподобие той, которую высказал в
своей знаменитой книге «Критика информации англичанин С. Лэш. Свое
потрясение от открывшейся ему в исследованиях новой удивительной реальности
- «информационного общества» он выразил в такой фразе: «Как может столь
высокоорганизованное
производство
воплотиться
в
невероятной
иррациональности..., / приводя / к дезинформированному информационному
обществу?» [2, с. 1]. Российский социолог В.Л. Иноземцев в своей рецензии на
книгу профессора Скотта Лэша, солидаризируясь с ее основными положениями, в
тон констатирует: «Информационное общество представляет себя как новый
порядок; только представив его в качестве беспорядка, можно сохранить надежду
на то, что новые социальные формы останутся социальными, а человек сумеет
противостоять тенденции к растворению себя в мире объектов» [3, с. 187].
Приведенные выше высказывания ученых стали возможны в весьма
нестандартной для развития современного познавательного процесса ситуации.
Они вынуждены исходить в своих умозаключениях их того, что экстраполяция
наработанных ранее идеалов и образцов на современные реалии абсолютно
невозможна, поскольку, как выразился польский автор И. Гломб, «жизнь
переросла теорию», и «образцов» как таковых сегодня не существует [4].
Представляется,
что
неизбежно
возникающие
в
практическипознавательном процессе трудности, не должны быть поводом для
гносеологического пессимизма. Достаточно полное и научно достоверное
познание закономерностей и черт формирующегося общественного уклада, а
вместе с этим и умение людей эффективно встраиваться в его реалии, извлекать
из них необходимую для себя пользу, - все это вопросы уже не отдаленной
перспективы, а совершающейся на наших глазах актуальной практики в ее
широком всеобъемлющем понимании. Ученым ничего не остается, как
последовательно двигаться теоретически дальше, решая задачу адекватного
мировоззренческого и научно-практического обеспечения запросов стремительно
меняющейся жизни современного человечества.
Философам и ученым приходится, прежде всего, пересматривать
практически весь арсенал устоявшихся в философии и науке прежних понятий и
принципов, подвергать их существенной коррекции с тем, чтобы решать
проблему сущностной определенности столь необычного по своим проявлениям
объекта познания. Своеобразному «нелинейному» переосмыслению подвергаются
при этом не только традиционные категории, такие как «бытие», «объект»,
«субъект», «истина» и др., но и сам «принцип реальности».
Не является исключением в этом ряду и понятие «культура», которое, как
известно, и раньше вызывало в среде ученых оживленные дискуссии. об этом
говорит факт наличия в научной литературе огромного числа ее определений.
Формирующаяся культура информационного общества, в реалиях которой
человечество живет уже несколько десятилетий и в которой, как отмечают
исследователи, собственно человеческое начало отмечено действием тенденции
«растворения» его в мире объектов, тем более вызывает необходимость
некоторых уточнений и пояснений, т.е. соответствующей логико-семантической
коррекции данного понятия.
«Цивилизация» и особенно «Культура» в их этимологическом значении
«возделывания» в общем и целом всегда ассоциируются с конструктивносозидательным начало, являющимся для людей, творящих и созидающих свою
жизнь, безусловным благом. И в этом смысле многое из набора появившихся на
волне информатизации «благ» стало сегодня вполне обыденным явлением,
приносящим людям очевидную пользу. В то же время, особенность современной
культуры можно усматривать в том, что она во все большей степени уже не
только не отражает внешних форм технологического уклада жизни, а «вытекает
из его внутренних особенностей; она сама, как и порождаемая ею теория
информационного общества, неотделима от практики этого социального
устройства [3, с. 7]. И то, что формы этой культуры и распространения
информации есть следствие не столько отражения, сколько продолжения самой
реальности, очень многое меняет в нашем отношении к миру, т.е. в самом
субъекте, каковым является современный человек и современное общество.
Ни парадоксальность многих происходящих на наших глазах процессов и
явлений, ни драматическая тональность вербальных реакций на них со стороны
философов и ученых не в состоянии отменить того обстоятельства, что многое из
разряда удивительных превращений, что мы сегодня наблюдаем в разных сферах
общественной жизни, в то числе и в культуре, изначально стало возможно
исключительно благодаря научно и социально обеспеченному процессу перехода
развитых стран от высокотехноцентрированного (индустриального) производства
к «чистому» производству наукоемкой продукции. В ходе этого процесса старые
формы и закономерности производства, распределения и обмена, сущностно
завязанные на принципе материального накопления, постепенно стали утрачивать
свое значение. Сегодня эти отношения во все большей степени зависят уже от
форм и способов накопления и использования чисто интеллектуального ресурса знаний. На такой основе был подготовлен и уже осуществляется на практике
перевод средств производства из материально-предметной области в сферу
человеческих отношений. И это означает то, что в своих исходных измерениях
вся система производства и трудовой деятельности работников, в корне меняясь,
приобретая иные закономерности и иное выражение, в конечном счете,
выливается в практически оправданные и в этом смысле уже не столь
«неожиданные» трансформации в других сферах.
Сегодня, как видно, не составляет труда найти немало доказательств того,
что информация, получив соответствующее технологическое оформление,
действительно кардинально меняет весь спектр человеческих отношений, все
сферы жизнедеятельности людей, их образ жизни, включая ценностно-смысловую
и мотивационную сферы. Сравнивая людей предшествующего нынешнему
индустриальному этапу, с людьми, живущими в эпоху современного
технологического переворота, исследователи обнаруживают весьма заметные
различия в типах их мышления, в неодинаковой силе и подверженности их
внушаемости и вообще в способностях к рефлексии по отношению к окружающей
нас действительности. Они порой столь существенны и разноплановы, столь
непривычны с точки зрения традиционного восприятия, что порой дают повод для
высказывания опасений относительно возникновения разного рода угроз, вплоть
до утраты человеком своего уникального места в формирующемся
«постчеловеческом»
порядке,
его
полного
подчинения
действию
«необщественных», нечеловеческих сил и обстоятельств». Информационный
переворот, таким образом, актуализирует вопросы самого высокого
экзистенциального порядка - грядущих перспектив для человека и всей нашей
цивилизации [6].
Список использованной литературы
1. Хакен Г. Синергетика / Г. Хакен - М.,1980.
2. Lash S./ Critique of Information / S. Lash - P. 1.
3. Иноземцев В.Л. Рецензия «С. Лэш. Критика информации» / В.Л.
Иноземцев // Вопросы философии. - 2002. - № 10. - С. 187.
4. Гломб Иосиф. О некоторых показателях современности. Пер. с польск. /
Иосиф Гломб. - СПб: Изд-во Буковского, 2001.
5. Актуальные проблемы культурной политики государства по повышению
массового интереса к книге, ее доступности и культуры чтения: Сб. матер. - М.,
2008. - С. 7.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
5
Размер файла
309 Кб
Теги
современные, информационные, система, pdf, функционирования, сущность
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа