close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Структура метода историко-архитектурного исследования..pdf

код для вставкиСкачать
УДК: 008.72.03
Морозова О.В.
СТРУКТУРА МЕТОДА ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНОГО
ИССЛЕДОВАНИЯ
(на примере иконологического анализа памятника архитектуры)
Морозова Ольга Владимировна
Ассистент кафедры АТиК, ГОУ ВПО «Новосибирская государственная архитектурнохудожественная академия», г. Новосибирск, Россия
Аннотация. В статье дается модель структуры метода историко-архитектурного
исследования, построенная с опорой на предшествующие общетеоретические
исследования методов науки. Структурный анализ подразумевает рассмотрение научного
метода как системы образующих его элементов и принципов взаимодействия этих
элементов путем исследования их взаимосвязей. Применение данного подхода в
исследовании научного метода обосновано сложностью его организации. Структурный
анализ позволяет рассмотреть метод как «систему субординированных познавательных
приемов». Структура является основной характеристикой исследовательского метода вне
зависимости от его дисциплинарной принадлежности, т.к. она способна отражать как
типологические признаки метода, так и его индивидуальные особенности, позволяющие
оформить данный метод в качестве отдельной гносеологической единицы.Предложенная
модель рассматривается посредством метода иконологического анализа памятника
архитектуры. Полученная характеристика дает достаточно полное представление о
данном
методе
историко-архитектурного
исследования,
что
подтверждает
функциональность предложенной теоретической модели.
Ключевые слова: структура метода историко-архитектурного исследования, методология
истории архитектуры, иконологический анализ памятника архитектуры
В современной методологии историко-архитектурного исследования
представлен целый спектр различных исследовательских методов и
подходов. Систематизация данного массива на уровне дисциплинарной
методологии осуществляется путем классификации, которая может быть
проведена по различным основаниям. Исследование отельного метода
осуществляется уже в иной плоскости методологической работы. Для того
чтобы представить метод «в системе по возможности четких и однозначных
понятий» [1, С. 88], предлагается исследовать его структуру.
Структурный анализ подразумевает рассмотрение научного метода как
системы образующих его элементов и принципов взаимодействия этих
элементов путем исследования их взаимосвязей. Применение данного
подхода в исследовании научного метода обосновано сложностью его
организации. Структурный анализ позволяет рассмотреть метод как «систему
субординированных познавательных приемов» [2, С. 21]. Структура является
основной характеристикой исследовательского метода вне зависимости от
его дисциплинарной принадлежности, т.к. она способна отражать как
типологические признаки метода, так и его индивидуальные особенности,
позволяющие
оформить
данный
метод
в
качестве
отдельной
гносеологической единицы.
В науковедческой литературе понятие структуры метода толкуется поразному, что в какой-то степени объясняется множеством подходов к
определению метода как такового. Так, Баранов Г.В. обращает внимание на
связь метода со структурой познания и в качестве системообразующего
фактора
самого
метода
выявляет
определенную
последовательность
действий, чередование познавательных процедур [3, С. 105-106]. С данной
точкой зрения соотносится представление о соответствии структуры метода
структуре процесса исследования [4, С. 50]. Некоторые авторы даже
приравнивают структуру метода к этапам исследовательской работы [2, С.
79; 5, С. 4]. Кислов Б.А., критикуя такую трактовку, говорит о том, что в
подобном
описательном
«суммативном
определении»
структуры
не
выражается «специфический, интегративный признак метода» [1, С. 88].
Автор настаивает на переводе дескриптивного знания в «прескриптивное
(предписывающее),
императивное
(повелительное)
и
нормативное
(ограниченное правилами подхода к объекту)» [1, С. 89]. При таком подходе
структура научного метода определяется как трехчастное образование, она
является наиболее разработанной в науковедческой литературе [2, 5, 7, 9].
Она имеет свойство отражать основные функции метода, такие как
приращение нового знания, регуляция научной познавательной деятельности
и установление последовательности, характера познавательных шагов [3, С.
197]. В другом источнике предлагается иной набор основных функций
метода: познавательная, нормативная и инструментальная функции [6, С. 3233].
Несмотря на частое применение трехчастного деления по отношению к
структуре научного метода, вопрос о том, какие элементы составляют
данную структуру, не решен однозначно. Так, Лукашевич В.К. выделяет
предметно-концептуальный, операционально-нормативный и логиче¬ский
элементы структуры [7, С. 26, 50-57]; Кочергин А.А. – проблемный,
онтологический, процедурный [8, С. 34]; Пивоваров Д.В. – предметный,
операционный, нормативно-оценочный [9, С. 32]; Подкорытов Г.А. –
процедурный, операциональный, нормативный [2, С. 15-25], в других
источниках находим объективно-содержательный, операциональный и
праксеологический. Этот список можно было бы продолжить. Нам следует
принять во внимание, что когда философы и методологи пишут о научном
методе вообще, в большинстве случаев имеются в виду методы естественных
наук, в некоторых случаях в их поле зрения попадают и методы социологии.
Эта тенденция достаточно отчетливо проявляет себя в примерах конкретных
научных
методов,
приводимых
в
качестве
пояснительной
части
к
общетеоретическим выкладкам.
Методы
историко-архитектурного
исследования
имеют
свою
специфику, которую, несомненно, следует учитывать при определении
содержания элементного состава их структуры. Так, инструментальная
функция отчетливо представлена только в точных методах исследования
памятников
архитектуры,
неотъемлемой
частью
которых
являются
измерение и подсчет (пропорциональный, математический, статистический
анализ),
поэтому
операциональному
как
частный
аспекту
случай
метода.
может
быть
отнесена
Праксеологический
к
элемент,
отражающий
эффективность
исследовательской
деятельности
и
ее
ценностную характеристику, так же трудно выделить в методах истории
архитектуры, т.к. каждый из них в пределах своих познавательных
возможностей дает уникальное, специфическое знание о памятнике
архитектуры. Данный элемент в нашем случае будет определяться
соответствием метода поставленной исследовательской задаче.
Отбросив лишнее, попытаемся определить элементы структуры,
свойственные
методу
историко-архитектурного
исследования.
В
определении элементов структуры нам представляется заслуживающей
внимания логика Пивоварова Д.В., который связывает структуру метода со
структурными компонентами субъект-объектного отношения (объектом,
деятельностью и субъектом) и выделяет предметный, операциональный и
нормативный элементы структуры [9, С. 34]. В дальнейших рассуждениях
будем придерживаться этой схемы (рис. 1).
Предметно-концептуальный
элемент метода
содержит
в
себе
«теорию метода». Здесь даются пояснения специальных понятий и
представлений, раскрывающих те свойства исследуемого объекта, на
сознательном учете которых основан данный метод [7, С. 50]. Объект
отражает предметное знание, заключенное в методе. Этот элемент включает
в себя теоретические положения, раскрывающие суть метода и характерные
особенности, отличающие его от других. В нашем случае данный элемент
будет включать определение метода (или его возможные вариации), его
понятийный аппарат и основания (философские, методологические и
прочие). Полнее раскрывает теорию метода знание его положения в системе
классификации.
Построение теоретической модели структуры метода Сачков Ю.В.
считает неполной без включения в нее исторического фактора [10, С. 7]. По
мнению
Пивоварова
Д.В.,
ориентация
только
на
анализ
текущего
методологического опыта, без привлечения результатов историко-научных
исследований
методологической
реальности,
значительно
снижает
возможность вскрывать тенденции изменения форм методологического
сознания [9, С. 34]. Мы придерживаемся этой же точки зрения и
рассматриваем историю метода в качестве одного из элементов его
структуры (рис. 1).
История метода выступает логическим продолжением предметноконцептуального блока, т.к. поясняет генезис формирования основных его
элементов (основания, определения, понятия). Генетический подход к
раскрытию природы метода поясняет, как метод возникает в практике
научного исследования, изучает его в процессе изменения и развития, а
также поясняет, чем именно обусловлено существование его структурных
подразделений [2, С. 29]. В процессе реконструкции познавательных этапов
формирования
метода
обнаруживаются
социокультурные
факторы,
связанные с деятельностью отдельных исследователей в определенный
исторический период. Знание такого рода обогащает гносеологическую
характеристику метода. Для методов историко-архитектурного исследования
данный элемент структуры является принципиально органичным, т.к.
исторический подход к исследованию метода осуществляется в рамках
специального раздела исторической науки – истории архитектуры.
Операциональный элемент непосредственно связан с предметноконцептуальным, так как в нем содержится знание об образе действий
субъекта относительно объекта познания. Исходные представления об
исследуемом
объекте,
систематизированные
особым
образом,
трансформируются в соответствии с принципом их осуществимости
(возможности реализации доступными субъекту средствами) [7, С. 82].
Именно
операционально-процедурная
сторона
метода
обеспечивает
динамику развития знания о предмете исследования [2, С. 18]. В процессе
применения методов историко-архитектурного исследования задействованы
разнообразнейшие действия, операции, процедуры различного свойства:
мыслительные – работа с понятиями, категориями, идеями; знаковые –
работа с различного рода чертежами, рисунками, схемами и прочими
знаковыми изображениями; материально-предметные – непосредственно
натурные изучения памятников и пр. Многообразие действий, заключаемое в
методах
историко-архитектурного
исследования,
можно
обобщить
формулировкой их методологических принципов (рис. 1).
В конкретных исследованиях редко применяется какой-либо один
метод, как правило, он дополняется другими. Комплементарность методов
обуславливается отсутствием универсального метода. Отдельные методы
имеют определенные пределы своих познавательных возможностей, и там,
где для решения поставленной задачи не хватает одного метода, применяется
другой [2, С. 63]. С этой точки зрения значимым становится обозначение
смежных или дополнительных, а также противоположных методов по
отношению к исследуемому. Данная
характеристика, включенная
в
структуру метода, расширяет знание о методе, выявляя его сущностные связи
с другими методами и подходами.
Нормальное функционирование метода невозможно без нормативного
ограничения действий. Этой функцией наделен третий элемент структуры –
нормативный.
Нормативное
знание
присуще
каждому
методу,
претендующему на статус научного [7, С. 81]. Данный аспект может
распространяться на различные стороны исследовательской работы и
представляет
собой
совокупность
правил,
норм,
предписаний,
состав¬ляющих систему методологического знания [3, С. 91].
В историко-архитектурных исследованиях, как и в методах других
дисциплин, очерчиваются границы применимости метода, т.к. существуют
необходимые и достаточные условия применения того или иного метода.
Ограничение множества объектов исследования может быть продиктовано
требованием соответствия метода и объекта исследования. Нормативный
характер имеет ограничение источниковой базы того или иного метода.
Таким образом, в нашей структуре содержание нормативного элемента
составляет знание о границах метода и характере источников, привлекаемых
исследователем в процессе применения метода.
Все три элемента структуры метода взаимосвязаны между собой.
Предметно-концептуальное знание, соотносящиеся с исследуемым объектом,
приобретает функциональную направленность и трансформируется в
операциональное. Нормальное функционирования метода обеспечивает
нормативное, предписывающее знание.
От общих фундаментальных положений перейдем к конкретике и
попытаемся наши теоретические выкладки применить к конкретному методу
историко-архитектурного
исследования
–
иконологическому
анализу
памятника архитектуры.
Характеристику иконологического метода целесообразно начать с
первого элемента структуры – предметно-концептуального. В данном блоке
заслуживает внимание определения иконологии и иконографии в более
общем,
искусствоведческом
архитектуроведческом.
Для
понимании,
и
характеристики
в
узком
метода
имеет
смысле
–
значение
принципиальное отличие иконологии и иконографии, а также мнение
некоторых исследователей (Гомбрих Э., Бандманн Г.) о том, что в отношении
архитектуры следует применять термин «иконология», но не «иконография».
Важными понятиями являются «смысл» и «значение» архитектурного знака,
т.к. в конечном итоге на их поиск и толкование направлен данный метод.
Говоря об истории иконологического метода, отдельно можно
рассмотреть его становление в искусствознании (Варбург А., Кассирер Э,
неокантианство, Панофский Э.) и в архитектуроведении (Шлегель Ф., Земпер
Г., Ригль А., Краутхаймер Р., Бандманн Г., Норберг-Шульц Х.; в России –
Кондаков Н. П., Айналов Д. В., Брунов Н. И., Ванеян С.С. и др.). В качестве
оснований
метода
Якимович
А.
выделяет
философские
основания:
позитивизм XIX века, философия Гегеля и постулаты неклассической
философии, сформулированные авторами данного метода.
В предметной классификации иконологический метод можно отнести к
группе знаково-символических методов, которую помимо него составляют
семиотический, структурно-семиотический, лингвистический, образный и пр.
методы. Тип методологического подхода, свойственный данному методу –
индивидуализирующий. В классификации по времени иконологический
метод может проявлять себя двояко, в зависимости от того, какой из
подходов берется за основу в конкретном исследовании: археологическому
подходу свойственна классическая методология (в этом случае правильнее
было
называть
семантический
метод
не
подход
иконологическим,
реализует
а
иконографическим),
неклассическую
методологию
исследования.
Второй элемент структуры метода – операциональный – составляют
методологические принципы архитектурной иконологии.
В качестве первого из них ряд исследователей (Гомбрих Э., Панофский
Э., Ванеян С.С., Медведкова Е.С., Щенков А.С.) называют определение
жанра (религиозная и светская иконология) и типа архитектурного
сооружения.
Развитием
предложенное
данного
Бандманном
Г.
методологического
выявление
четырех
приема
является
типов
значения,
свойственных архитектурному сооружению [11]. В качестве другого
методологического принципа можно назвать необходимость доказательства
гипотетических предположений относительно иконологического значения
архитектурного памятника или его элементов. Его реализации способствуют
правила
интерпретации
и
методика
иконологического
анализа
(трехступенчатая система интерпретации), сформулированные Панофским Э.
[12],
теория
взаимодействие
«скрытого
объективного
символизма»,
и
принцип
субъективного,
«погружения»,
наличие
идеала
интерпретации и пр.
Границы метода задаются границами интерпретации. Леонтьева И.М.
считает, что эта проблема может быть выражена при помощи вопроса «до
каких пределов возможна интерпретация?» и отмечает, что, по замечанию
Гомбриха, «в иконологии не в меньшей степени, чем в жизни, мудрость
заключается в том, где остановиться» [13, С. 20].
Источниковая
база
иконологии
отличается
разнородностью
и
разнохарактерностью. Для интерпретации смысла историко-архитектурного
объекта могут быть привлечены не только архитектурные, художественные и
литературные источники, но и сведения экономического, богословского,
социологического характера [14, С. 35-36]. Обнаружение релевантных
источников архитектурной иконографии может играть роль отдельной
исследовательской проблемы [15, С. 8].
Кроме
привлечения
данных
смежных
дисциплин,
в
процессе
архитектурно-иконологического исследования происходит взаимодействие с
другими методами. Это и исследование путей генезиса формы (генезисный
метод), и сопоставления архитектурной формы с другими (сравнительный
метод), и выявление ее типологии (типологический анализ). В процессе
иконологической интерпретации может быть задействован семиотический,
герменевтический, структуралистский методы. Дополнительные значения
памятника архитектуры могут быть обнаружены путем
психологического
и
социологического
методов
применения
исследования.
Противоположными иконологическому являются методы, исследующие
внешнюю, формальную, сторону архитектурного объекта и редуцирующие
его смысловою, знаковую составляющую. Среди них можно назвать метод
формального
анализа,
а
также
его
производные
и,
безусловно,
(композиционный,
пропорциональный анализ и пр.).
Достаточно
внушительный
полезный
для
практикующего исследователя раздел составляет критика иконологического
подхода. В качестве основных ее аргументов можно назвать упреки
иконологии в аллегоризме, отходе от предмета исследования, невозможность
полного
описания
символики
архитектурной
формы
ввиду
неизобразительного ее характера и др. Тем не менее, примеров удачного
использования иконологического метода в истории архитектуры достаточно.
Это исследования путей влияния готической архитектуры и схоластики у
Панофского Э. [16], раскрытие Бархиным Д.Б. религиозных основ
архитектурной композиции Большого Кремлевского дворца [17]; изучение
Швидковским Д.О. соотношения идеологии просвещения и архитектуры
второй половины XVIII в. [18], монография Наумкина Г.И., посвященная
иконографии Царицынского ансамбля [19], ряд работ Ревзина Г.И. и пр. На
сегодняшний день потенциал применения иконологического метода в
истории
архитектуры
не
исчерпан.
Он
остается
многообещающим
инструментом в познании гуманитарной составляющей архитектурного
сооружения, позволяющей открывать новые смыслы хорошо известных
памятников архитектуры.
Мы попытались охарактеризовать метод иконологического анализа
историко-архитектурного объекта, опираясь на теоретическую модель
метода, предложенную в первой части статьи. Результатом работы явилось
достаточно полное представление о методе и возможностях его применения.
Это позволяет нам сделать вывод об успешном функционировании
предложенной
теоретической
модели.
Характеристика
метода
путем
выявления его структуры позволяет «делать явным неявное» [7, С. 55], что
облегчает исследовательскую работу и повышает ее результативность.
Современная
методология
истории
архитектуры
при
всей
ее
многосложности и разнообразии не лишена внутреннего единства. Структура
метода
историко-архитектурного
теоретическую
основу
в
исследования
отдельном
позволяет
исследовательском
обнаружить
методе,
что
обеспечивает взаимосвязь категорий общего и единичного в методологии
истории архитектуры.
The STRUCTURE of the METHOD of HISTORICAL-ARCHITECTURAL STUDIES (for example
iconological analysis of a monument of architecture)
Olga Morozova
Assistant Professor Atik, GOU VPO "Novosibirsk state Academy of architecture and arts", Novosibirsk,
Russia
Abstract. The article presents a model of the structure of the method of historical-architectural research,
built on previous theoretical research methods of science. Structural analysis involves a consideration of
the scientific method as a system of constituent elements and principles of interaction of these elements
by examining their interrelationships. The application of this approach in the study of the scientific method
is justified by the complexity of its organization. Structural analysis allows us to consider the method as "a
system of subordinated cognitive techniques." Structure is a fundamental characteristic of the research
method regardless of their disciplinary affiliation, as it is able to reflect how the typological characteristics
of the method and its individual characteristics which helps to make this method as a separate
epistemological units.The proposed model is examined through the analysis iconological monument. The
resulting characterization provides a fairly complete picture of this method of historical and architectural
research, which confirms the functionality of the proposed theoretical model.
Keywords: structure of the method of historical-architectural studies, methodology of history of
architecture, iconological analysis of the monument of architecture
Библиография
1.
Кислов А.Б. О специфике научного метода / А.Б. Кислов // Известия
Иркутской государственной экономической академии. – Иркутск, 2004. – № 3. – С.
86-89.
2.
Подкорытов Г.А. О природе научного метода / Г.А. Подкорытов. – Л..
: Изд-во Ленинградского ун-та, 1988. – 224 с.
3.
Баранов Г.В. Научный метод: понятие, структура, функции / Г.В.
Баранов. – Са¬мара : Изд-во Самар. гос. экон. ун-та, 2007. – 220 с.
4.
Казанцева Л.А. Исследовательский метод в условиях гуманизации
образо¬вания / Л.А. Казанцева. – Казань : Изд-во Казанского университета, 1999. –
135 с.
5.
Кочергин А.Н. Методы и формы научного познания. Спецкурс / А.Н.
Кочергин. – М. : Изд-во МГУ, 1990. – 80 с.
6.
Йолон П. Ф. Методологическое сознание в современной науке / П. Ф.
Йолон, Б. А. Крымский Б. А. Парахонский ; отв. ред. П. Ф. Йолон ; АН УССР. Ин-т
философии. – Киев : Наук, думка, 1989. – 336 с.
7.
Лукашевич В. К. Научный метод. Структура, обоснование, разви¬тие
/ В. К. Лукашевич ; науч. ред. А. Н. Елсуков – Мн.: Навука i тэхнiка, 1991. – 207 с.
8.
Кочергин А.А. Методология и методика научного исследования:
учеб. пособие /А. А. Кочергин, А. Н. Кочергин. – М. : МПИ. – Ч. 1 : Методология
науки. – 2007. – 242 с.
9.
Пивоваров Д. В. К проблеме систематизации методов научного
познания / Д. В. Пивоваров // Научный метод и методологическое сознание.
Сборник научных трудов – Свердловск, Уральский гос. ун-т. им. Горького, 1986. –
С. 30-42.
10.
Сачков Ю.В. Научный метод. Вопросы и развитие / Ю.В. Сачков ;
Рос. акад. наук. Ин-т философии. – М. : УРСС, 2003. – 159 с.
11.
Бандманн Г. Иконология архитектуры / Гюнтер Бандманн //
Искусствознание – 2004. – № 1. – С. 426-468.
12.
Панофский Э. Этюды по иконологии. Гуманистические темы в
искусстве Возрождения / Эрвин Панофский. – С.-Пб., Издательский Дом «Азбукаклассика». – 2009. – 432 с.
13.
Леонтьева И. М. Иконология как метод исследования: Лекция / И. М.
Леонтьева – М., МГУКИ. – 2005. – 26 с.
14.
Якимович А. Генрих Вёльфлин и другие. О классическом
искусствознании неклассического века / А. Якимович // Вёльфлин Г. Ренессанс и
барокко – М., Азбука-классика. – 2004 г. – 288 с.
15.
Раппапорт А. Г. Введение. Архитектура и герменевтика / А. Г.
Раппапорт // Иконография архитектуры: сб. науч. трудов (ВНИИ теории
архи¬тектуры и градостроительства); под ред. А. Л. Баталова. – М., 1990. – С. 5-15.
16.
Панофский Э. Перспектива как «символическая форма». Готическая
архитектура и схоластика. / Эрвин Панофский. – СПб.: Азбука-классика, 2004. –
336 с.
17.
17. Бархин Д. Б. О религиозных основах и прообразе архитектурной
композиции Большого Кремлевского дворца архитектора В.И.Баженова (1737
(1738)-1799 гг.) / Д. Б. Бархин. – М.: Изд-во «Техника молодежи», 1997. – 43 с.
18.
Швидковский Д. О. К иконографии садово-парковых ансамблей
русского просвещения / Д. О. Швидковский // Иконография архитектуры. Сб. науч.
трудов (ВНИИ теории архи¬тектуры и градостроительства) ; под ред.
А.Л.Баталова. – М., 1990. – С. 174-187.
19.
Наумкин Г. И. Архитектурная иконография Царицынского ансамбля
В.И. Баженова / Г. И. Наумкин. – М., Компания Спутник+. – 2004. – 224 с.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
369 Кб
Теги
структура, метод, историко, архитектурно, pdf, исследование
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа