close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Тема интеллигенции как примета времени в русской литературе конца XIX века..pdf

код для вставкиСкачать
179
Литературоведение
УДК 821.161.1-056.31“XIX”
ББК Ш43(2)(=411.2){5}*3*23
О.К. ЕВДОКИМОВА
ТЕМА ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ КАК ПРИМЕТА ВРЕМЕНИ
В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ КОНЦА XIX ВЕКА
Ключевые слова: интеллигенция, русская литература, конец XIX в., повести
и рассказы П.Д. Боборыкина, А.П. Чехов и писатели «чеховской поры».
В центре внимания статьи – отражение темы интеллигенции в русской литературе конца XIX в. как характерной приметы времени. В этой связи затрагивается
история понятия «интеллигенция». Подчёркивается особая актуальность названной темы в творчестве П.Д. Боборыкина и его младших современников – А.П. Чехова и писателей «чеховской поры», а также специфический ракурс темы интеллигенции в повестях и рассказах П.Д. Боборыкина.
O. EVDOKIMOVA
THEME OF INTELLIGENTSIA AS A SIGN OF TIME IN RUSSIAN LITERATURE
AT THE END OF XIX CENTURY
Key words: intelligentsia, Russian literature, the end of XIX century, tales and stories
of P.D. Boborykin, A.P Chekhov and writers of «Chekhov period».
The reflection of the theme of intelligentsia in Russian literature in the end of XIX century as
typical sign of time is in the centre of attention in the article. In this connection the history of
the term «intelligentsia» is touched. In the article special actuality of the called theme in the
creative work of P.D. Boborykin and his younger contemporaries – A.P Chekhov and writers
of «Chekhov period» is emphasized, and also specific aspect of the theme of intelligentsia
in tales and stories of P.D. Boborykin is emphasized.
Традиционно такие понятия, как русская классическая литература и русская интеллигенция, и в общественном сознании, и в научных исследованиях
выступают как взаимообусловленные, если не сказать – как единое целое. Наверное, это и справедливо, и оправданно, поскольку во многом с отечественной литературой связано наше представление об интеллигенции и конкретно –
о русском интеллигенте. Несмотря на то, что существует два основных подхода к толкованию понятия «интеллигенция» – культурологический и социологический, мы вольно или невольно соотносим содержание этого понятия, прежде
всего, с русской классической литературой XIX в. Более того, так сложилось в
истории русской культуры, что именно отечественная литература в значительной степени способствовала формированию представлений о характере русского интеллигента и его отличительных свойствах. Это понимание добра и
зла, правды и справедливости, долга и чувства ответственности, совести и порядочности, значения духовных ценностей в жизни человека и общества.
Феномен русской интеллигенции, несмотря на давнюю историю изучения, определить непросто, поскольку это совершенно неповторимое явление
русской жизни, отражающее, прежде всего, духовное самочувствие и самосознание общества. Неслучайно весь комплекс вопросов, входящих в понятие «интеллигенция», и по сей день, спустя более ста лет после выхода в
свет известного сборника «Вехи» (1909) и полемики, которую он вызвал, попрежнему остаётся актуальным.
Если говорить о научно-исследовательском подходе, то здесь, безусловно, доминирует анализ интеллигенции с позиций социологии и истории. Так,
известен интерес к этому понятию в исторической науке, стремящейся определить роль интеллигенции в истории России [11]. Вполне естественно, что и
социология не может оставить без внимания интеллигенцию, которая уверенно занимает лидирующие позиции в современном мире [4, 8]. Отметим, что в
исследовательской литературе выделяются различные категории интеллигенции, например, учительская, научная, творческая, столичная, провинци-
180
Вестник Чувашского университета. 2014. № 1
альная, сельская и т.п., что позволяет показать не только многоликость русской интеллигенции, но и её разные социальные функции. Многообразие точек зрения, различные методологические подходы [5] осложняют выработку
единой концепции интеллигенции, и потому проблема, как и сто лет назад,
по-прежнему остаётся и дискуссионной, и открытой.
Любопытно, что само слово «интеллигенция» не раз становилось предметом изучения в лингвистике [10]. Как полагают некоторые исследователи, в
русифицированной форме это слово пришло в западные языки, по-видимому,
не требуя специального перевода [13].
В начале XXI в., когда наше общество вновь обратилось к поискам веры,
смысловое наполнение данного понятия, его историко-культурный контекст,
сфера распространения по-прежнему в центре внимания науки, общественности
и литературы. Неслучайно с 2001 г. выходит всероссийский научный журнал
«Интеллигенция и мир». Помимо этого проводятся научные конференции, посвящённые проблемам, связанным с социальной ролью интеллигенции, например, в 2010 г. в Москве прошла международная конференция «Интеллигенция
и идеалы российского общества». В этой связи обращение к истории формирования самого понятия, а также к его истокам, которые восходят, в том числе,
и к русской литературе, представляется и целесообразным, и актуальным.
Как известно, понятие «интеллигенция» обозначилось в русской культуре
в XIX в., хотя история его формирования более давняя. Если в этой связи обратиться именно к литературе, то, наверное, можно и нужно вспомнить такое произведение древнерусской литературы, как «Моление» Даниила Заточника, которое датируется началом XIII в. [3]. По всей видимости, в «Молении» впервые в
русской литературе прозвучала мысль о необходимости труда не только ратного
и физического, но и умственного. Так в памятнике письменной литературы было
выражено представление об особой сфере деятельности человека – умственном
труде, что, как известно, является одним из видовых признаков интеллигенции.
Но древнерусская литература – это своего рода предыстория. Начиная с
XVIII в., как считают некоторые исследователи [2], термин «интеллигенция»
уже появляется в литературе и вводится в научно-публицистический оборот.
В конце XIX в. понятие «интеллигенция» получило стремительное развитие и
необычайно актуализировалось, прежде всего, в связи с процессами, протекавшими в России на рубеже столетий, – культурными, политическими, социально-экономическими. Именно в это время в литературе наряду с традиционными вопросами русской жизни обозначился новый – русская интеллигенция, её судьба и судьба России. Начиная с этого времени и слово «интеллигенция» становится общеупотребительным, поскольку его смысловое наполнение к концу XIX столетия уже в основном определилось.
В условиях русской жизни интеллигенция – это лица, выделяющиеся образованием и обладающие так называемыми интеллигентными профессиями, – учителя, писатели и художники, инженеры, политики, т.е. лица, занятые
умственным или творческим трудом, живущие, как говорили в XIX в., «интеллигентно». Сюда же относили и студентов, поскольку для многих жизнь интеллигента начиналась именно со студенчества. Так, например, П.Д. Боборыкин (1836 – 1921), известный русский писатель второй половины XIX в., в повести «Однокурсники» (1901) дал зарисовки Москвы глазами человека именно этого круга. Герой повести, бывший студент, для которого Москва – «очаг»
духовной культуры, после долгого отсутствия возвращается в столицу. Его
восприятие столичного города как нельзя более соответствовало представлениям времени, было типичным для интеллигенции конца XIX в.: «…для него и для сотен таких, как он, этот всероссийский город – очаг духовной жизни.
Здесь стали они любить науку, общественную правду, понимать красоту во
Литературоведение
181
всех видах творчества, распознавать: кто друг, кто враг того, из-за чего только и стоит жить на свете» [1. Т. 3. С. 507].
П.Д. Боборыкин, снискавший славу «ловителя моментов» и «отметчика целых полос», писатель своеобразный, нашедший свою нишу в русской литературе
второй половины XIX в. Перу П.Д. Боборыкина принадлежали произведения разных жанров: романы, повести, рассказы, пьесы. Он был талантливым публицистом, литературным и театральным критиком, историком и теоретиком литературы, автором обширных мемуаров о жизни Западной Европы и России второй
половины XIX в. Однако при всём многообразии творческих устремлений он был,
прежде всего, русским писателем, для которого всегда характерна целостность
восприятия мира с его добром и злом, со всеми жизненными проблемами и непременно с поиском решения этих проблем.
Имя П.Д. Боборыкина не затерялось на фоне таких имён, как И.С. Тургенев, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, А.П. Чехов, и не растворилось в общем потоке беллетристики второго ряда [9]. У него всегда была своя особая
манера письма и своё понимание задач искусства, о чём, в частности, свидетельствует ряд статей («Свобода и выучка писателя» 1883, «Писатель и его
творчество» 1883, «Этюды по психологии творчества» 1885), публиковавшихся в русских журналах на протяжении 1880-х годов.
Абсолютная злободневность произведений этого автора сделала его
творчество ни много ни мало «художественной летописью» русской жизни второй половины XIX в. И если современники ставили в вину Боборыкину подчёркнутую актуальность его романов, повестей и рассказов, то в настоящее
время, напротив, именно актуальность звучания придаёт творческому наследию писателя особую ценность, позволяет судить о знаковых явлениях отображаемой им эпохи в контексте русской жизни. В длинном перечне событий и
лиц, новых веяний и общественных умонастроений особый интерес представляет интеллигенция и интеллигентская среда, без которой, в изображении
П.Д. Боборыкина, немыслимо развитие общества по пути прогресса. Неслучайно одной из главных тем творчества романиста стала тема интеллигенции. Обращаясь к этой теме, Боборыкин, по сути, развивал лучшие традиции русского
классического романа, в котором духовные искания героя всегда были в центре
внимания. На протяжении всей второй половины XIX в. герой романов, а также
повестей и рассказов писателя – человек из интеллигентской среды, живущий
интеллигентно, и этот герой особенно дорог автору.
Сам П.Д. Боборыкин настаивал на том, что слово «интеллигенция» было
им пущено в печать ещё в 1860-е гг. Можно принимать подобное утверждение
«маститого романиста», как его с некоторой долей иронии величали современники, или нет, но Боборыкин одним из первых стал называть интеллигенцией людей не просто образованных, а ещё и совестливых. Именно в таком
значении слово «интеллигенция» закрепилось в России. Без преувеличения
можно утверждать, что без имени П.Д. Боборыкина история понятия «интеллигенция» в русской литературе будет явно неполной. Отметим, что эту
мысль подчеркивает В.Б. Катаев, автор многих работ, посвящённых творчеству А.П. Чехова и писателей его времени. Так, в монографии «Чехов плюс:
Предшественники, современники, преемники» В.Б. Катаев, обращаясь к теме
интеллигенции в произведениях Чехова, рядом ставит Боборыкина, поскольку
без этих двух писателей, как считает автор монографии, невозможно представить историю понятия «интеллигенция» в русской литературе XIX в. [6].
Действительно, П.Д. Боборыкин сыграл едва ли не ключевую роль в утверждении нового понятия. Со свойственной ему чуткостью к веяниям времени, он
очень точно «угадал» тот характер и то настроение, которое в конце столетия
становилось лицом эпохи. В его произведениях, по справедливому замечанию
182
Вестник Чувашского университета. 2014. № 1
С. Чупринина, «идеалы утверждались такие, какие уже наличествовали в среднеинтеллигентской массе» [12. С. 24]. Вряд ли будет большой натяжкой, если мы
скажем, что злободневность произведений Боборыкина во многом определялась
изображением интеллигентской среды, её духовных запросов и умонастроений и
потому они сохранили свою актуальность в начале нового тысячелетия.
Творчество П.Д. Боборыкина охватывало разные периоды бурно меняющейся общественной жизни России, однако неизменным оставался интерес писателя не только к новым веяниям времени, но и к той общественной среде, с
которой в нашей стране связаны представления о смысле жизни, поисках веры и
вечных истин. И эта среда, вне всякого сомнения, – интеллигенция. Несмотря на
«всеядность» в литературе, Боборыкина более всего интересовал человек образованный и обладающий богатым духовным миром, прогрессивно мыслящий и
высоконравственный. Таковы герои многих романов писателя, например, Степан
Николаевич Кротков («Жертва вечерняя» 1868), Крутицын («Солидные добродетели» 1870), дворянин Палтусов («Китай-город» 1882). В 1890 г. появляется очередной роман Боборыкина – «На ущербе», вообще ставший своеобразной хроникой духовной жизни интеллигенции 1880-х гг., т.е. именно того времени, когда
вопрос об интеллигенции в литературе начинал приобретать особую остроту.
Из всего обширного творческого наследия П.Д. Боборыкина обращают на
себя внимание те произведения, в которых изображение интеллигентной среды
не только дань времени, но именно тема, актуальная и вместе с тем психологически острая. Это повести «Долго ли?» (1875), «Поумнел» (1890), «Однокурсники» (1901) и рассказ «Последняя депеша» (1897). Здесь автор воссоздаёт, прежде всего, психологическую атмосферу времени, но самое главное – он раскрывает духовную жизнь интеллигенции в разные периоды развития русского общества, начиная с крушения демократических идеалов («Долго ли?») и заканчивая
кризисным мироощущением русского интеллигента («Однокурсники»). Так, в повести «Долго ли?» рассказывается о русских литераторах-подёнщиках в пореформенную эпоху, удивительно точно воспроизводится жизнь литературной и
окололитературной среды. Название повести «Поумнел» стало афористически
точным определением мироощущения той части интеллигенции 1880-х гг., которая в угоду времени отреклась от своих былых убеждений. Рассказ «Последняя
депеша» посвящён дружбе А. Герцена и Н. Огарёва. Эти культовые для эпохи
1840-х гг. имена в конце 1890-х гг. должны были, по мысли писателя, воскресить
в памяти целый пласт русской жизни, когда умственные, духовно-этические, философские искания русской интеллигенции становились выражением общественной позиции. В повести «Однокурсники» звучит мотив грусти по безвозвратно ушедшим юношеским мечтаниям, надеждам и идеалам, мотив, который
перерастает в лейтмотив безнадёжных ожиданий, утрат и разочарований.
Сюжет каждого из этих произведений удивительно прост, однако простота
сюжета в сочетании с нарастающим драматизмом ожиданий главного героя невольно заставляла читателя вновь задуматься над извечными вопросами бытия:
жизнь и смерть, истинная дружба, взаимоотношения между близкими людьми,
мировоззренческие и нравственные устои личности. Если в своих романах
П.Д. Боборыкин обращался к изображению общественно значимых явлений русской жизни, то здесь на первый план выдвигаются само время и его составляющие – идеология, философия и культура, духовно-нравственные искания. Как
следствие, в центре внимания Боборыкина не столько сами события или герой,
сколько та сфера жизни, которая для русского человека неизменно ассоциировалась с представлениями об интеллигенции и интеллигентской среде.
Необходимо подчеркнуть, что интерпретация темы интеллигенции в произведениях П.Д. Боборыкина отличалась своеобразием, если сравнивать писателя с его современниками, прежде всего, с А.П. Чеховым и беллетристами
183
Литературоведение
«чеховской поры», для которых тема судеб русской интеллигенции была
главной. Именно в их прозе раскрывался тот особый стиль жизни русского
человека, когда сословные характеристики переставали быть доминирующими. У П.Д. Боборыкина был свой взгляд на эту важную для него тему. В его
произведениях тема интеллигенции не ограничивалась изображением главного героя как героя времени. Писатель создавал некий обобщённый образ
как выражение эпохи, где одинаково значимы и собственно герой, и его умонастроения, и отражение его духовной жизни в жизни общества.
Интерес к теме интеллигенции ставил П.Д. Боборыкина в один ряд с
А.П. Чеховым и писателями «чеховской поры», но если учесть, что Боборыкин выступил в литературе задолго до восьмидесятников, то можно, по-видимому, утверждать, что он явился одним из непосредственных предшественников «чеховской артели» с точки зрения тематики и проблематики творчества. Неслучайно В.И. Кулешов в статье «Нерешённые вопросы изучения
русской литературы рубежа XIX – XX веков» назвал Боборыкина «летописцем
русской интеллигенции» [7. С. 70].
Таким образом, специфический ракурс темы интеллигенции в творчестве
П.Д. Боборыкина определялся и характером изображаемого героя, и приметами времени, и подчёркнутой актуализацией поисков идеала и новой веры.
Для русской литературы конца XIX в. это были не праздные вопросы, а скорее всего, направление творческих исканий, которые стирали грань между
большой литературой и литературой периферийной и позволяли выявить
различные оттенки общественного самочувствия, где герою из интеллигентской среды, безусловно, принадлежала ведущая роль.
Литература
1. Боборыкин П.Д. Сочинения: в 3 т. / сост., подгот. текста, примеч. С. Чупринина. М.: Худож.
лит., 1993.
2. Веселов В.Р. Провинциальная интеллигенция как социокультурный феномен // Вестник
КГУ им. Н.А. Некрасова. 2010. Т. 16, № 3. С. 240–245.
3. Ерёмин И.П. Лекции и статьи по истории древней русской литературы. Л.: Изд-во Ленинград. ун-та, 1987. 327 с.
4. Интеллигенция и идеалы российского общества: сб. ст. / под общ. ред. Ж.Т. Тощенко. М.:
РГГУ, 2010. 730 с.
5. Ишимская Е.В. Методология исследования интеллигенции: проблемы и перспективы // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Сер. Гуманит. науки. 2010. № 1(13). С. 70–75.
6. Катаев В.Б. Чехов плюс: Предшественники, современники, преемники. М.: Языки славянской культуры, 2004. 392 с.
7. Кулешов В.И. Нерешённые вопросы изучения русской литературы рубежа XIX-XX веков //
Вопросы литературы. 1982. № 8. С. 50–74.
8. Кустарёв А. Нервные люди: Очерки об интеллигенции. М.: Тов-во науч. изданий, 2006. 374 с.
9. Муратов А.Б. Проза 1880-х годов // История русской литературы: в 4 т. / под ред.
К.Д. Муратовой. Л.: Наука, 1983. Т. 4. С. 27–73.
10. Панфилов А.К. О слове интеллигенция // Вопросы языкознания и русского языка. М., 1970.
(Учёные записки Моск. гос. пед. ин-та им. В.И. Ленина. № 353). С. 362–373.
11. Соколов А.В. Интеллигенты и интеллектуалы в российской истории. СПб.: Изд-во
СПбГУ, 2007. 344 с.
12. Чупринин С.И. Труды и дни П.Д. Боборыкина // Боборыкин П.Д. Соч.: в 3 т. М.: Худож.
лит., 1993. Т. 1. С. 5–26.
13. Шмидт С.О. К истории слова «интеллигенция» // Россия – Запад – Восток. Встречные
течения. К столетию со дня рождения М.П. Алексеева. М.: Наука, 1996. С. 409–417.
ЕВДОКИМОВА ОЛЬГА КОНСТАНТИНОВНА – кандидат филологических наук, доцент
кафедры русской и зарубежной литературы, Чувашский государственный университет,
Россия, Чебоксары (еvdokimova.ok@mail.ru).
EVDOKIMOVA OLGA – candidate of philological sciences, assistant professor of Russian and
Foreign Literature Chair, Chuvash State University, Russia, Cheboksary.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
344 Кб
Теги
времени, тема, века, интеллигенция, литература, xix, pdf, приметы, русской, конце
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа