close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Этические парадоксы делового образования и система социокультурных коммуникаций в подготовке российских менеджеров культуры..pdf

код для вставкиСкачать
В. И. Грачев
Этические парадоксы делового образования
и система социокультурных коммуникаций
в подготовке российских менеджеров культуры
Размышляя о современных проблемах образования российских
менеджеров в разных сферах, и особенно в социально-культурной
сфере, их деловой культуре и этике, считаю важным и необходимым
сделать некоторые предварительные замечания относительно самого предмета культуры и возможности управлять ею.
Замечательный российский кинорежиссер и актер Р.А. Быков
говорил, что управлять культурой – это все равно, что управлять
морем, понимая под культурой некую стихию, и, вероятно, это справедливо по отношению к культуре как феномену. Но культура – это
не только явление, но и сложная система, состоящая из множества
процессов, связей, социальных институтов и субкультур. Причем
культура, говоря языком синергетики – это самоорганизующаяся и
саморазвивающаяся система. Как всякая система, причем сложно
организованная, культура нуждается в управлении, тем более культура как профессиональная отрасль. Ею можно и нужно управлять.
И именно менеджмент – это вид организационно-управленческой
деятельности, позволяющий организовывать сложное пространство
культуры и управлять им.
Прекрасный поэт и философ Б.Л. Пастернак в своем знаменитом интервью немецкому журналу «Магнум» после присуждения ему
Нобелевской премии в 1958 г., сказал, что он не готов рассуждать о
столь сложном творении природы, как человек, но позволит себе
определить некие подходы к культуре. И, на мой взгляд, удивительно точно, полно и образно назвал культуру «плодотворным существованием человека», понимая под этим результативность и
эффективность человеческой деятельности.
Современная культура существует в мире тотальной коммуникации, и новое культурное пространство рождается как система социокультурных
коммуникаций.
Появление
большого
числа
коммуникативных посредников и компьютерных технологий в современных социокультурных процессах придает проблеме изучения
социокультурных коммуникаций в их информационно-ценностном
плане свою специфику.
Магистральная тенденция в развитии культуры ХХ и ещё более
ХХI века, с одной стороны – разорванность коммуникационных процессов и явлений, людское отчуждение, социальная атомизация, а с
другой – парадокс вселенской связи телекоммуникаций и интернета,
состояние Мира как «глобальной деревни». Всё это самым стран43
ным и причудливым образом влияет на жизненно важные функции
культуры и, в первую очередь, социально-коммуникативную функцию современной культуры.
Известны различные концепции современной культуры. Они
достаточно четко определены в работе А.В. Соколова «Феномен социокультурной деятельности», идеи которой во многом, но не во
всем мной разделяются: социоатрибутивная, или функциональная,
духовно-смысловая, информационно-семиотическая, антропоцентристская и трансцендентная концепции1. Наиболее близкой и продуктивной
мне
представляется
антропоцентристская,
или
гуманистическая, концепция, которая рассматривает культуру как
«способ и меру производства человека», личности, профессионала
в какой-либо сфере, а следовательно, и менеджера в сфере культуры. И совершенно верно считает профессор А.В. Соколов, что здесь
содержание культуры мыслится «не в машинах и орудиях труда, не
в овеществленных или неовеществленных продуктах духовного производства, а в этических нормах, мировоззренческих убеждениях,
которые делают человека человеком»2.
Именно плодотворность и результативность культуры в любом
её проявлении, в том числе и в культуре предпринимательства и
менеджмента, требуют более пристального внимания к ней в системе российского делового образования.
Научные представления о культуре как особом синкретическом
материально-духовном единстве человеческой деятельности создающей и сохраняющей смыслы, артефакты, ценности и идеалы
человеческой жизни, дают основание утверждать, что основой этого
культурного единства могут рассматриваться социокультурные коммуникации. Культурное пространство, как известно, детерминировано, в первую очередь, языком, его носителями и системой
сложившихся в пространственно-временном континууме культурных
ценностей и социокультурных коммуникаций. Существуют различные интерпретации социокультурной коммуникации, основанные на
несходных методологических парадигмах, где ее сущность определяется либо как совокупность средств передачи социальной информации, образующих базу для становления и развития
информационного общества (технократически-рационалистический
подход), либо как способ достижения понимания одного человека
другим (феноменологическая интерпретация).
В контексте философско-культурологической проблематики социокультурная коммуникация рассматривается не только как социально-детерминированное
явление,
решающее
проблемы
1
Соколов А.В. Феномен социально-культурной деятельности. – СПб.:
СПбГУП, 2003. – 204 с.
2
Там же. – С. 29.
44
сосуществования различных культур, но и как важнейший механизм
саморазвития культуры, фактор обеспечения культурной преемственности, как процесс и механизм диалога культур, в результате которого каждый партнер по коммуникации осознает и обретает свою
индивидуальность, самобытность, идентичность1. Культура рассматривается в аксиогенном аспекте как своеобразный социальный
механизм, который выявляет, систематизирует, упорядочивает, воспроизводит, адресует, сохраняет, защищает, развивает и передает
культурные ценности в обществе. Вероятно, более удачным и точным будет обозначение и понимание культуры не как социального
механизма, а социальной синергетической системы, в остальном же
с этим можно согласиться, особенно в том, что культурные ценности
должны передаваться, транслироваться в обществе, а для этого
нужна система социокультурных коммуникаций, которая складывается в современном обществе. Социокультурная коммуникация может быть определена как универсальная синергетическая система
взаимодействия людей в социокультурном пространстве и времени
на основе коммуникативно-познавательного процесса создания,
хранения, оценки, обмена и трансляции культурных ценностей в их
духовном выражении и материальном воплощении. Определение
социокультурной коммуникации через эффекты синергизма основывается на аксиогенной или ценностно-образующей природе социокультурной коммуникации, создании различных смыслов, имеющих
ценностное содержание. Взаимодействие и взаимообогащение смыслов в системе социокультурных коммуникаций, на наш взгляд, порождает именно синергетический эффект и формирование новых
интегративных качеств, меняющих в той или иной степени состояние данной системы или даже саму систему. Это и позволяет отнести социокультурные коммуникации к классу синергетических
систем.
Сам принцип формирования культуры невозможен вне коммуникации, а значит, и вне социально-коммуникативной деятельности,
под которой нами понимается деятельность по освоению и передаче культурных ценностей в хронотопной системе координат. Следовательно, социально-коммуникативная деятельность может быть
определена как креативная, когнитивная и трансляционная сторона
прямого и опосредованного взаимодействия людей с текстами культуры в социальном пространстве и времени. Артефакты культуры,
выраженные в семантико-семиотической форме, и есть тексты культуры, с которыми в том или ином плане взаимодействуют различные индивиды и социальные группы.
1
См.: Ерасов Б.С. Социальная культурология. – М.: Аспект Пресс, 1996. –
591 с.
45
Культура держится на иерархии ценностей, норм и традиций, но
многие современные культурные акции связаны с нетрадиционными
формами и тяготеют к авангарду, «симулякрам» постмодернизма
или к иным еще не узнанным и непривычным репрезентациям культуры. Состояние культуры возникает в рамках времени, а традиция – это и есть «рама» жизни, культуры. Нетрадиционность – это
особая реакция на традиции. Нетрадиционность вторична по отношению к традиции. Если в культуре нетрадиционные начала начинают доминировать, они разрушают национальный культурный
генотип. Традиции культуры, таким образом, сохраняя себя, отдавая
свои известные имена, архетипы новым поколениям, формируют
культурную экспансию национальной традиции, которую можно обозначить как жанровую экспансию. Жанры вбирают в себя самые
разные типы откликов. Один и тот же факт может быть передан по
разным коммуникационным каналам, и ценностный разворот его
может быть самым разным – назовем этот процесс «коммуникативной мультифактуальностью».
Примерно об этом же пишет известный российский семиотик
Ю.С. Степанов1, размышляя о концептах как базовых элементах
любой цивилизации, определяющих внутренний мир человека и его
культуру, как неких энергетических сгустках культуры, ментальных
картинах. По сравнению с развернутым текстом, отмечает автор:
концепт – всегда минимализация и, что особенно важно для нас, в
плане предлагаемой концепции жанров социокультурных коммуникаций минимализация – это своеобразный жанр (курсив мой – В.Г.),
понимая под жанром форму бытия литературного или, шире, художественного произведения. Такое понимание жанра весьма близко
нашей трактовке жанров как разновидности культурного пространства и системы социокультурных коммуникаций в нём. Ведь по изначальной своей природе жанр не что иное, как тип социального
поведения человека, который рассматривает себя на фоне многообразной общественной жизни, тип контактов, связей человека с
общественным окружением, т. е. жанры социокультурной коммуникации. Жанр – это готовый к использованию тип нашего отношения к
окружающей жизни, выраженный в акте культурной деятельности, в
слове, в произведениях искусства и в иных текстах культуры. И ещё
одно важное для нас совпадение с концепцией Ю.С. Степанова –
это определение способов осуществления или реализации концептов и жанров социокультурных коммуникаций через документальноэпистолярную, литературно-художественную деятельность и непосредственно живопись как наиболее концентрированное проявление ценностного начала в художественной культуре.
1
Степанов Ю.С. Концепты: тонкая плёнка цивилизации. – М.: Языки славянских культур, 2007. – 248 с.
46
В нашей работе мы предлагаем одну из возможных аналогий
форм социокультурной коммуникации с жанрами художественной
документалистики. Выбор такого решения основан на нескольких
положениях. Факт может рассматриваться как единица информации,
познания реальности. Документалистика испытывает на себе тяготение, с одной стороны, к научности и анализу, а с другой – к образности, иногда в ущерб точности изложения. Документалистика
может рассматриваться как художественный процесс и как общегуманитарный, информационный подход. Факт тяготеет к связи, коммуникации с другими фактами и феноменами реальной
действительности. В рамках этой коммуникационно-фактуальной
парадигмы мы и предлагаем спроецировать жанровую систему художественной документалистики на систему социокультурных коммуникаций, полагая, что сами жанры могут рассматриваться как
ценностные знаковые системы. Сущность ценности как феномена
культуры можно рассматривать как некую генетическую структуру,
«память» культуры. Социокультурная коммуникация, таким образом, – это трансляция культурных ценностей в виде жанровых структур и их модификаций.
Также подтверждает и укрепляет нашу позицию относительно
ценностной природы социокультурной коммуникации выделение в
названной ранее работе Ю.С. Степанова концептов и антиконцептов, в нашем случае идентификация социокультурных коммуникаций как феномена современной культуры и отнесение их к
ценностям и антиценностям. Из данного положения вовсе не следует, что антиконцепт несёт в себе только нечто негативное. В предельном случае, – поясняет Ю.С. Степанов, – это отрицание самого
знака смысла. Именно поэтому антиконцепт, как и концепты, способны запечатлевать «правду мира», т. е. реальную действительность.
Таким образом, можно сказать, что коммуникация в сфере культуры всегда ценностно ориентирована, хотя сама культура – не аксиологический
феномен.
Подтверждением
этой
мысли
представляются глубокие суждения об оценочном понимании культуры известного культуролога Э.В. Соколова, который прямо заявлял, что следует отвергнуть категорическое отождествление
культуры исключительно с ценностями1. Исходя из этого не все,
созданное человеком – ценности, имеется и множество антиценностей и подчас трудно сказать, какие доминируют. В то же время необходимо отметить, что все явления культуры могут и должны быть
объектом социально-культурной деятельности, и ценностноориен1
Соколов Э.В. Понятие, сущность и основные функции культуры. – Л.:
ЛГИК, 1989. – 84 с.
47
тированная социально-коммуникативная деятельность могла бы
служить для этого своеобразным аксиологическим фильтром.
Специфика культурологического анализа коммуникационных
процессов и явлений в современной культуре заключается в том,
что они рассматриваются как процессы культурного и межкультурного взаимодействия, выступая одновременно основанием и информационно-аксиогенным
пространством
формирования
культурных ценностей. Это и дало возможность нам методологически обосновать и апробировать информационно-аксиологический
анализ как теоретико-праксеологическую основу исследования
формирования и функционирования социокультурных коммуникаций в современной культуре, позволяющий:
а) выдвинуть принципиально новую концепцию аксиологической
коммуникологии, состоящую в рассмотрении информационнокоммуникационных процессов как основы формирования аксиогенно-информационного пространства современной культуры и исследования социокультурной коммуникации как информационноаксиогенного феномена в контексте современной культуры;
б) определить основные информационно-ценностные характеристики социокультурной коммуникации в современной культуре,
что даёт возможность по-новому интерпретировать понятие коммуникации как информационно-аксиогенной системы и использовать
её идентификационные признаки для объяснения коммуникационных явлений и реализации информационно-коммуникационных процессов, происходящих в современной культуре;
в) выявить следующие социально-интеграционные и информационно-аксиогенные функции социокультурной коммуникации: аксиологически-ориентирующую, консолидирующую, интериоризирующую,
инкультурирующую;
г) дать характеристику культуры в её эстетических и аксиогенных срезах информационно-коммуникационной реальности как
структуры общей системы современного пространства культуры.
Современная ситуация в российской деловой жизни вызывает
тревогу, так как постоянно нарушаются, не соблюдаются, а чаще
просто игнорируются этические нормы и общепринятые правила
ведения бизнеса. Вероятно, они либо не известны нашим предпринимателям, либо им просто не придают значения чаще малообразованные или наспех подготовленные российские менеджеры.
Безусловно, многое в российском деловом мире зависит от личности предпринимателя и менеджера, от уровня их общей и профессиональной культуры, управленческого образования и системы
сложившихся в этом мире коммуникаций.
Менеджменту, как и любой профессии, нужно учиться. К сожалению, в России до сих пор не сложилась единая система подготов48
ки управленческих кадров. Многочисленные кафедры разных вузов
с самыми причудливыми и подчас экзотическими названиями лишь
подтверждают «разброд и шатание» в деловом образовании. Кроме
того, современное российское образование не имеет и, следовательно, не может дать должных социокультурных ориентиров. Сегодня, как это ни печально, наша страна не имеет социальных
идеалов. Нельзя же считать таким идеалом рынок, к которому мы
так страстно, но неумело стремимся. Рынок всегда всего лишь
средство, а не цель.
Предприниматель и менеджер должны руководствоваться далеко не только экономическими императивами. Общество предъявляет им определенные моральные требования. Мера уважения или
неуважения со стороны общества по отношению к предпринимателям и менеджерам зависит, например, от того, насколько они учитывают в собственной предпринимательской деятельности вопросы
социального обеспечения своих сотрудников, насколько способствуют повышению их квалификации, насколько энергично поддерживают работу общественных организаций и насколько активно
участвуют в общественной жизни сами, насколько заинтересованы
во внедрении передовых и экологичных технологий. Моральные
факторы подобного рода определяют их организационное и экономическое поведение. Насколько большое значение придает общество данным аспектам предпринимательской и менеджерской
деятельности, настолько зависит мера общественного уважения к
предпринимателю и менеджеру, к самой их фирме.
Те предприниматели и менеджеры, которые разумно ведут хозяйство, получают прибыль; неразумно ведущие хозяйство обречены на убытки. Вместе с тем, кто делает доброе дело, не
обязательно становится богатым, а творящий дело неблагое, не
обязательно разоряется. Предпринимателя, получившего высокую
прибыль, не обязательно будут уважать больше, нежели того, кто
потерпел убытки. В этом смысле мера уважения или неуважения, с
одной стороны, и экономическая прибыль или убытки, с другой, существуют независимо друг от друга. Однако этот факт отнюдь не
означает, что здесь вообще нет никаких взаимосвязей. По мере того, насколько экономическая деятельность должна считаться с соблюдением права собственности, а также по мере того, насколько
экономическая деятельность представляет собою профессиональную деятельность, для которой необходимо иметь определенное
управленческое образование, общественный статус, заботиться об
общественном уважении, ориентация экономической деятельности
всегда будет регулироваться моральными нормами. Поведение
предпринимателей, менеджеров, фирм и потребителей определяется этими нормами в той степени, которая соответствует уровню
морального консенсуса в обществе и развитостью его социокультурных институтов.
49
Главной целью и социокультурными ориентирами современного
российского общества должны стать гармоничное развитие и образование нового человека. На мой взгляд, эти ориентиры зиждутся не
столько на прагматических основах предпринимательства и менеджмента, сколько на нравственно-этических принципах, тем более в такой сложной, тонкой и психологически уязвимой сфере,
как культура.
Важно подчеркнуть, что не только праксеологические аспекты
подготовки менеджеров культуры в рамках концепции общей теории
рациональной деятельности, разработанной Т. Котарбиньским и названной им праксеологией в «Трактате о хорошей работе»1, требуют
пристального внимания. Именно этические, нравственные стороны
таких сложных и современных видов деятельности, как менеджмент
и предпринимательство, вызывают острую необходимость глубокого
изучения и осмысления их в учебном процессе.
Чему учат современных российских менеджеров в сфере культуры и вообще в любой отрасли? В первую очередь, их обучают
приёмам рациональной деятельности или праксеологии, неким рецептам, методикам, наконец, алгоритмам принятия решений и
управления в целом, т. е. всему тому, что называется технологией
менеджмента, и этому, несомненно, нужно учить, но главное, что
необходимо воспитывать в менеджере – это основы деловой этики
и нравственности.
Менеджмент, на мой взгляд, это скорее искусство, чем технология. По мнению профессора Гарвардского университета П. Вейлла,
он сродни бурному водному потоку, постоянно меняющемуся, как
меняются деловые ситуации в бизнесе2. Менеджмент – это ситуативная деятельность. В нем важны импровизация и свобода творчества. Поэтому объяснять, в чем секреты менеджмента и
предпринимательства, все равно что объяснять, что такое джаз, о
котором знаменитый джазовый музыкант Луи Армстронг сказал:
«Если Вы просите объяснить, что такое джаз, значит, Вы никогда не
поймете, что такое джаз».
В современном менеджменте, как и в самом искусстве, важно
творческое начало. По-моему, в менеджменте столько же тайн,
сколько в искусстве, и чтобы их познать, нужны не столько рациональные подходы, сколько тонкое чувство интуиции.
Искусство должно нести в себе нравственный, этический идеал.
Вот почему именно нравственно-этический, а не праксеологический
критерий должен стать основой эффективной, успешной деятельности предпринимателя и менеджера.
1
Котарбиньский Т. Трактат о хорошей работе. – М.: Наука, 1975. – 436 с.
Вейлл П. Искусство менеджмента: новые идеи для мира хаотических перемен. – М.: Новости, 1993. – 224 с.
50
2
В ходе долгого пути предпринимательство выработало свою
этику, сформированную на основе определенных нравственных
принципов и норм, нарушение которых может повлечь за собой самые разные последствия и санкции, вплоть до исключения из делового сообщества.
Поэтому основными принципами предпринимательства, вошедшими в Хартию русского купечества и предпринимательства
принятую еще в 1912 г. и опубликованную в газете «Утро России»,
основанной выдающимся русским предпринимателем П. Рябушинским, стали следующие: 1. Уважай власть. 2. Будь честен и правдив.
3. Уважай право частной собственности. 4. Люби и уважай человека.
5. Будь верен слову. 6. Живи по средствам. 7. Будь целеустремленным. И, конечно, ставший главным этическим девизом этот известный многим, но далеко не всегда соблюдаемый принцип
российского предпринимательства: Важнее всего прибыль, но превыше прибыли честь. Вряд ли им руководствуются современные
российские предприниматели и менеджеры, а жаль.
Именно морального градуса и не хватает российской деловой
жизни, а отсюда и многие наши беды. И эти принципы не только не
устарели, но требуют полного соблюдения в современном этическом кодексе российского предпринимательства и менеджмента.
Несмотря на то, что морально-этические нормы предпринимательства и менеджмента оформились и существуют в течение всего последнего столетия, их нынешнее видение обладает некоторой
спецификой. Вот как может выглядеть этический кодекс цивилизованного предпринимателя и менеджера сегодня.
1. Убежденность в полезности своего труда не только для себя,
но и для других, для общества, для государства.
2. Представление об окружающих людях как желающих и
умеющих хорошо работать, стремящихся реализовать себя в полезном деле.
3. Вера в предпринимательство и восприятие его как привлекательного творчества.
4. Признание необходимости конкуренции при одновременном
стремлении к сотрудничеству.
5. Уважение себя как личности и любой личности – как себя.
6. Уважение любой собственности, государственной власти,
общественных движений, социального порядка, законов.
7. Доверие по отношению к другим, уважение профессионализма и компетентности других людей.
8. Признание ценности образования и науки.
9. Забота об экологии и гуманизм.
10. Стремление к инновациям.
51
На основе этих и некоторых других этических и деловых принципов была предложена Советом Межрегиональной ассоциации руководителей
предприятий
России
«Декларация
ведения
добросовестной деловой практики», принятая ещё в 1999 г. Сравнивая принципы данной Декларации с другими кодексами деловой
практики, нетрудно заметить в современном предпринимателе и
менеджере стремление выработать в себе не только деловые и
профессиональные качества, но и ориентироваться на общечеловеческие ценности и этические принципы ведения полезного дела.
Главным в образовании менеджера, особенно в сфере культуры, должна стать именно нравственно-этическая составляющая.
Особенно важным это становится в кризисной социальноэкономической и социокультурной ситуации, переживаемой современной Россией, когда рушатся прежние ценности и идеалы, а новые ещё не созданы или не укрепились.
В современном же образовании, к сожалению, преобладает
праксеологический аспект.
52
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа