close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

«Путешествие по Сицилии в 1822 г. » А. С. Норова (к вопросу об особенностях жанра путешествия).pdf

код для вставкиСкачать
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
В.В. ДЕРГАЧЕВ
аспирант Отдела русской классической литературы ИМЛИ РАН, корреспондент газеты
«Известия»
E-mail: v.dergachoff@gmail.com
Тел. 8 (964) 630 20 10
«ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СИЦИЛИИ В 1822 Г.» А.С. НОРОВА
(К ВОПРОСУ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ЖАНРА ПУТЕШЕСТВИЯ)
В статье «Путешествие по Сицилии в 1822 г.» автор описывает особенности жанра и композиции
малоисследованного труда выдающегося филолога, литератора, библиофила, министра Народного просвещения А.С. Норова. Анализируются как общие, характерные для жанра путешествия закономерности
построения текста, так и его особенности, вызванные авторской позицией.
Ключевые слова: художественный текст, жанр путешествий, канон строения, время, пространство.
В Отделе рукописей РГБ под № 201 хранится
драгоценное собрание рукописей из коллекции
А.С. Норова, подаренное им Румянцевскому музею.
Это собрание свидетельствует о поистине энциклопедических культурных интересах и литературном
вкусе коллекционера. Сама личность А.С. Норова
очень интересна. Герой войны 1812 года, министр Народного просвещения, председатель
Археографической комиссии, филолог, библиофил
и писатель, он общался с культурной элитой своего
времени, о чем осталось много свидетельств в его
эпистолярном наследии.
Став в 17 лет добровольным участником
Бородинского сражения, он получил тяжелое ранение в ногу, которую пришлось отнять. Оправившись
от ранения, А.С. Норов посвятил себя изучению
иностранных языков и литературному творчеству.
Он много переводил, писал стихи, но излюбленным его жанром стал жанр путешествия1. Первой
его книгой в жанре записок путешественника стало
«Путешествие по Сицилии в 1822 г.», опубликованное в 1828 г. в популярной петербургской типографии Сытина.
«Путешествие по Сицилии» А.С. Норова
полностью соответствует жанру, заявленному в
названии. Этот жанр как некий канон строения
определяет ожидания читателя и особенности формы текста.Индивидуальность рассматриваемого
произведения состоит в том, что жанр путешествия,
путевых записок, на который указывает сам автор
во введении, на протяжении повествования имеет
обширные элегические вкрапления, дополненные
стихами, также принадлежащими перу А.С. Норова:
«Окруженный
неизъяснимыми
красотами
Природы, которыя ежеминутно терялись уже въ
тумане отдаленности, я старался напечатлеть ихъ
въ своей памяти; не примечалъ происходившаго вокругъ меня – и не могъ отвести отъ нихъ глазъ…
Солнце уже село, и Неаполь исчезалъ въ пурпуровыхъ сумеркахъ; но Везувий, страшилище сихъ
береговъ, долго синелъ еще на отдаленномъ горизонте, озаряя оный изредка пуками молний…
И сумракъ ночи разстилалъ
Невидимыя крила;
Стражъ молчаливо управлялъ
Движениемъ кормила;
Лишь изредка своимъ шестомъ
Компасу прикасался…
Почили спутники кругомъ –
И жребий всехъ оберегался
Одною опытной рукой».2
Художественный текст есть всегда адресованное сообщение: это форма коммуникации «авторчитатель». Ожидания читателя всегда связаны с
жанром произведения, который определяется автором и обусловливает типизированные принципы
построения текста: «Сицилия есть одно из тех мест
земного шара, которые сильно действуют на воображение. Многие гении древности обязаны ей своим вдохновением… Я останусь довольным, если
книга моя пробудит в читателях те мечты, кои родила во мне земля сия»3. В.М. Гуминский выделил
в произведениях, принадлежащих по жанру к путешествиям, очень важную составляющую: «Идея
свободы пронизывает все уровни художественной
структуры “путешествия” и закрепляется в его конструктивной основе как принцип свободного, бессюжетного повествования. С другой стороны, она
1
См.: А.С. Норов. Путешествие по Святой земле в
1835 г. СПб., 1838; А. С. Норов. Путешествие по Египту и Нубии в
1834–1835 гг. СПб., 1840. Переизд.: М.: Индрик, 2008; А.С. Норов.
Путешествие к семи церквам, упоминаемым в Апокалипсисе. СПб.,
1847; А. С. Норов. Иерусалим и Синай. Записки второго путешествия на восток А. С. Норова. СПб., 1878.
2
Норов А.С. Путешествие по Сицилии в 1822 г. СПб.,
1828.Ч. I. С. 51.
3
Там же. – С.V.
© В.В. Дергачев
178
ФИЛОЛОГИЯ
подспудно разрушает замкнутость “путешествия”
как автономного художественного текста и стремится вывести произведение за пределы литературного ряда как такового»4.
Изображенный в художественном тексте мир
соотносится с действительностью лишь опосредованно, отображает, преломляет, преобразует ее
в соответствии с интенциями автора: «Высокие
красоты природы погружаютъ меня скоро въ задумчивость, и часто, вместо того, чтобы прилеплять къ
здешнему миру, возносятъ въ неизвестный, который. Будучи такънепонятенъ разуму, близокъ сердцу и какъ будто бы знакомъ ему…»5. Граница между
художественным и нехудожественным текстом
становится здесь зыбкой: «Окруженный неизъяснимыми красотами природы, которыя ежеминутно
терялись уже въ тумане отдаленности, я старался
напечатлеть ихъ въ своей памяти; не примечалъ
происходящаго вокругъ меня – и не могъ отвести
отъ нихъ глазъ…»6. Вымысел иногда присутствует
в чистом виде, иногда он соотносим с реальностью.
Художественный текст не только разворачивается во времени, но и сам создает модель
пространственно-временных отношений, порождает тот или иной образ времени и пространства.
«Всякое вступление в сферу смыслов совершается
только через ворота хронотопов»7.
Взаимодействие реального и воображаемого,
размытость их границ обусловливают своеобразие временных отношений в тексте: «Такимъ образомъ, не смотря на гневъ Сциллы, вошли мы въ
Мессинский проливъ и приближались къ городу.
Я не упоминаю еще здесь о Харибде, ибо сие другое чудовище находится при выходе изъ канала
въ Ионийское море.»8. Частично снимается характерное для этого жанра противопоставление
«теперь–тогда»: для автора не существует жестких
границ между прошлым, настоящим и будущим.
«Предание, коего начало сокрыто в самых отдаленных веках, повествует, что гиганты были
первыми обитателями Сицилии. Необыкновенной
величины кости и даже скелеты, найденные, по
уверению многих писателей, в некоторых местах
сего острова…укоренили сие мнение, основанное
на одном стихе Моисеевой книги бытия… Наконец,
я скажу словами Фукидида: “Древнейшие обита-
тели некоторой части сей страны были Киклопы и
Лестригоны”»9. Или: «Термини построен на развалинахъ Гимерийскихъ термосъ или бань, при устье
реки того же имени. Горячия воды сего города,
славившияся въ древности, не потеряли своихъ целебныхъ свойствъ, и привлекаютъ туда болящихъ.
Повествуютъ, что Геркулесъ, обтекая Сицилию и
утомясь путемъ, остановился на этомъ месте, где
услужливыя Нимфы источили изъ земли два теплые
потока, для его бани»10
Художественный текст – это часть культуры
и поэтому он связан с другими текстами, которые
преобразуются или частично используются в нем,
служат для выражения его смыслов. А.С. Норов,
человек энциклопедически образованный, буквально пронизывает свое повествование реминисценциями из мировой классики. Так, во введении к
«Путешествию на Сицилию» он приводит отрывок
из «Одиссеи», доказывая утверждения Фукидида
о древних мифологических обитателях острова:
«Удрученные печалию, мы приплыли к к берегам
грозных и своевольных киклопов». Сразу за ним
следует диалог Улисса и Силена из Эврипида.
Продолжают повествования отрывки из древнеримских мифов, отрывки из Энеиды, Силлия Италика
и пр. Географические зарисовки сменяются стихотворениями, элегическими описаниями природы,
вставными приключенческими новеллами. Автор
воспринимает природу и памятники искусства
Сицилии через многослойные культурные пласты: «Раскройте Фукидида, раскройте Цицерона,
превозносящихъ сей самый Сегестъ (один из
знатнейшихъ городовъ Греческихъ колоний), украшенный роскошными храмами Дианы, Венеры,
Цереры, Энея, – сравните ихъ описания съ видимымъ вами зрелищемъ, и вы не скоро выйдете изъ
задумчивости…»11.
Иногда он апеллирует к вполне реалистическим
зарисовкам, оставленными путешественниками по
Сицилии. Так, испытывая невыносимую жажду и
лютый зной в местечке Алькамо, А.С. Норов обращается к весьма натуралистическим зарисовкам
некоего географа: «Я невольно вспомнилъ тогда, и
призналъ совершенно истиными, жалобы Клуверия,
на понесенные имъ труды въ его путешествии по
Сицилии. Сей ученый Географъ обошелъ пешкомъ
весь островъ – и вотъ какъ онъ говоритъ, простосердечнымъ своимъ слогомъ: “Медленное путешествие мое было чрезвычайно затруднительно; но
тягость онаго превышаетъ всякое вероятие; тело
мое весьма часто подвержено было голоду и жажде,
4
Гуминский В.М. Проблема генезиса и развития жанра путешествий в русской литературе. : диссертация ... кандидата филологических наук: 10.01.01 Москва, 1979. С. 173.
5
Норов А.С. Путешествие по Сицилии в 1822 г. СПб.,
1828. Ч. I. С. 53.
6
Там же. – С. 51.
7
Бахтин М.М.. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975.
С.406.
8
Норов А.С. Путешествие по Сицилии. Ч. I. С. 243.
9
10
11
179
Там же. С.1, 3.
Там же. С. 226.
Там же. – С. 201–202.
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
и не имело покрыши даже по ночамъ. Дух мой смущался безпрестаннымъ опасениемъ, и даже жизнь
моя подвергалась частымъ бедствиямъ; но все сие,
съпомощию Всемогущаго Бога и по неизреченному его милосердию, я превозмогъ»12. Такого рода
реалистические и даже, порой, натуралистические
описания увиденных мест и зарисовки нравов встречаются в «Путешествии по Сицилии» повсеместно.
Это подтверждает вывод В.М. Гуминского:«Нельзя,
например, сказать, что “путешествия” в какой-то
момент целиком “превратились” из документального жанра в художественный – ведь и в XIX, и в
XX вв., когда это предполагаемое превращение уже
явно было позади, в литературе “путешествий”
по-прежнему рядом с литературными соседствуют
“ученые” путешествия, другие формы, далекие от
литературы как таковой»13.
В Путешествии по Сицилии приводится набор
интереснейших исторических источников, таких
как, например, грамота Роджера, графа Калабрии
и Сицилии, данная Агригентскому епископству
после окончательного истребления сарацинов. За
описанием конкретного события А. С. Норов часто
делает философские обобщения: « “Все вышеозначенное писал я, Рогер, и все сие утверждено Папою
Урбином 1099 г. октября 6-го в Бари”. Это показывает всю силу Папского влияния на Сицилийских
властителей, с той поры, как славный Роберт признал себя зависящим от Папы Николая II»14. Или
же: «Архитектура Палермскихъ зданий не представляетъ особеннаго характера, но есть слитокъ
вкуса Испанскаго съ Мавританскимъ; то же почти
можно сказать и о характере нации, который, сверхъ
природной своей оригинальности, носитъ отпечатокъ двухъ народовъ, долго владычествовавшихъ въ
Сицилии»15.
Членение временного континуума у А.С. Норова носит субъективный характер и связано с
воспоминаниями, сменяющими друг друга в определенной последовательности.«Высокие красоты
природы погружают меня скоро в задумчивость, и
часто, вместо того, чтобы приносить к здешнему
миру, возносят в неизвестный, который, будучи
так непонятен разуму, близок сердцу и как будто
бы знаком ему»16. На их основе повествователь
переходит от «настоящего ныне существующих вещей» к «настоящему бывших вещей», хранящихся
в памяти, но не утрачивающих своей реальности.
Текст строится на взаимопереходах от форм про-
шедшего времени к формам настощего, при этом
значения последних усложняются, а функции
обогащаются. А.С. Норов не столько повествует
об истории загадочного острова, сколько моделирует прошедшее. Формы настоящего времени
совмещают признаки настоящего актуального и
настоящего исторического. Таким образом, формы
настоящего приобретают синкретизм семантики и
полифункциональность. В тексте реализуется такой
«семантический обертон», как отсутствие четких
временных границ. В сочетании же с лексическими
конкретизаторами со значением длительности или
постоянства формы настоящего приобретают вневременное значение и утверждают победу памяти
над временем. Употребление настоящего и регулярные переключения временных планов создают
в тексте «Путешествия по Сицилии» эстетический
эффект сосуществования событий и явлений, относящихся к разным темпоральным плоскостям;
их характеристики в результате приобретают текучесть, подвижность, цикличность и накладываются
друг на друга.«Вправо… стоит храм Согласия, в
совершенной целостности – как памятник величия
Агригента, который, высокими стенами своими
(говорит Вергилий) далеко возвещал о себе, плывущим по Ливийскому морю»17. Взаимодействие и
взаимопроникновение разных временных планов
характерны и для синтаксической организации текста. Предикативные части, описывающие ситуации
прошлого, сочетаются с частями, резко перемещающими действие в другой – более поздний– отрезок
времени, при этом информация распределяется с
учетом не только двух темпоральных планов, но и
двух миров: мира реального и мира представлений,
действительного и ирреального. В рамках такого
повествования лексические единицы приобретают
многозначность, а информация, заключающаяся
в предложении, оказывается «многослойной»,
многоуровневой (в ней можно выделить бытовой
уровень, мифологический и метафизический).
Сопоставление и взаимодействие разных временных планов делают повествование А.С. Норова
предельно объемным и усиливают многомерность
художественных образов и языковую игру в тексте.
Для А.С. Норова характерно после описания увиденных им мест или событий делать свое философское заключение. Иногда оно касается важных
онтологических тем. Так, после описания монастыря капуцинов и подземных галерей, наполненных
мумифицированными трупами монахов, он делает
такой вывод: «Мне кажется, что сей обрядъ – обнаруживать мертвецовъ, оскорбляетъ законъ Природы.
Смерть есть великое таинство, изъ благоговения къ
12
Там же. С. 202–203.
13 Гуминский В.М. Проблема генезиса и развития жанра
путешествий в русской литературе. С. 172.
14 Норов А.С. Путешествие по Сицилии 1822 г. С. 122.
15
Там же. С. 65.
16
Там же. С. 52–53.
17
180
Там же. С. 125.
ФИЛОЛОГИЯ
коему, принадлежащее ей не должно видеть света; по
крайней мере таковое жилище усопшихъ не должно
быть зрелищемъ для любопытныхъ, но единственно
для размышляющихъ надъ смертию»18. Для русского
дворянина XIXвека такой интерес и сакральное
уважение к эсхатологической тематике были
совершенно естественны. Недаром А.С. Норова
так поразило «одно здание смерти», встреченное
им в Северной Италии: «Посещая недавно, въ
северной Италии, берега Требии, прославленные
Аннибаломъ и Суворовымъ, я виделъ, на равнине
битвы, скромную церковь, подъ сводами коей
устроена весьма замечательная часовня, въ память
храбрыхъ, падшихъ на той земле. Тамъ все стены,
все украшения и все принадлежности, составлены
изъ череповъ и костей убиенныхъ; даже лампады,
въ которыхъ теплится неугасимый огонь передъ
двумя приделами, суть черепы. Головы французовъ,
Россиянъ, Германцевъ и, можетъ быть, Римлянъ
и Карфагенцевъ, составляютъ въ ужасномъ
смешении, одно здание смерти! а у входа, кружка
для сборовъ, съ надписью: Perglianimidel Purgatorio!
т.е. для душъ находящихся въ чистилище!»19.
Такое обилие восклицательных предложений
не характерно для манеры повествования
А.С. Норова, из чего напрашивается вывод о том,
что обилие материальных образов смерти потрясло
путешественника. Это является подтверждением
того вывода, к которому пришли два исследователя
– Т.Б. Вилимбахова на материале изобразительного
искусства, И.В. Дергачева – на материале
анализа памятников русской письменности: в
западноевропейском средневековом искусстве и
письменности «драматизм смерти преобладает
над назидательностью… Отсюда и различные
18
19
представления о самом образе смерти в двух
культурах. В европейской художественной культуре
– это старуха с косой, то зловеще замершая
над жертовй, то проносящаяся над землей на
перепончатых крыльях летучей мыши, то скелет,
то мертвец с остатками плоти на костях. В русских
средневековых рукописях много говорится о
необходимости постоянно помнить о смертном
часе, дабы снискать жизнь вечную и миновать
смертные муки, однако сама смерть в них не
персонифицируется»20.
Исторические факты оказываются нерелевантными для повествования, а вымысел и воображение побеждают реальность. Линейность времени
сменяется последовательностью картин прошлого.
Документальность наблюдений писателя сочетается с мифологемами. Такие принципы построения
текста и его временная организация, преобразующие исходную жанровую форму, характерны уже
для первого русского датированного путешествия –
«Хожения игумена Даниила», что говорит о преемственности традиций произведения А.С. Норова и
сближает его с лучшими мировыми образцами «духовного путешествия». Следует упомянуть, что в
рукописной коллекции А.С. Норова, дарованной им
Румянцевскому музею, находятся несколько ранних
списков «Хожения игумена Даниила», а один из них
он перевел на французский язык и дополнил подробными комментариями21.
20
Дергачева И.В. Жанровое своеобразие русских синодиков и западноевропейские параллели // :Жанры и формы в письменной культуре средневековья. М.: ИМЛИРАН, 2005. С. 100. См.
также: Vilinbachova T. Humana fragilitas. I temidellamorte in Europa
tra Duecento e Settecento. Clusone, 2000. P. 251–268.
21 См.: Путешествие игумена Даниила по Святой земле в начале ХII века. Изд. Археографической комиссии под ред.
А.С. Норова. СПб., 1864.
Там же. С. 82–83.
Там же. С. 83.
Библиографический список
Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. М.: Художественная литература, 1975. С.406.
Гуминский В.М. Проблема генезиса и развития жанра путешествий в русской литературе: диссертация ...
кандидата филологических наук : 10.01.01. Москва, 1979. С. 172, 173.
3. Гуминский В.М. Открытие мира, или Путешествия и странники. М.: Современник, 1987. 286 с.
4. Дергачева И.В. Жанровое своеобразие русских синодиков и западноевропейские параллели // Жанры и
формы в письменной культуре средневековья. М.: ИМЛИ РАН, 2005. С. 100.
5. Норов А.С. Путешествие по Сицилии в 1822 г. Ч. I,II. – СПб., 1828. – Ч.I: 248; Ч. II: 250 с.
6. Норов А.С. Путешествие по Святой земле в 1835 г. – СПб., 1838. – Переизд.: М.: Индрик, 2008. – 292 с.
7. Норов А.С. Путешествие по Египту и Нубии в 1834–1835 гг. Служащее дополнением к Путешествию
по Святой Земле. [В 2-х частях.] Части I–II. СПб.: Типогр. III Отдел. Собственной Е.И.В. Канцелярии,
1840. ЧастьI:378 с.;ЧастьII: 388 с.
8. Норов А.С. Путешествие к семи церквам, упоминаемым в Апокалипсисе. СПб., 1847. 302 с. Переизд.: М.:
Индрик, 2005. 328 с.
9. Норов А.С. Иерусалим и Синай. Записки второго путешествия на восток А. С. Норова. СПб., 1878.
1.
2.
181
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
10. Путешествие игумена Даниила по Святой земле в начале ХII века. Изд. Археографической комиссии под
ред. А.С. Норова. Переизд.:СПб., 1864.
11. Vilinbachova T. L’immaginedellamortenell’artedell’antica Russia // Humana fragilitas. I temidellamorte in
Europa tra Duecento e Settecento. Clusone, 2000. P. 251–268.
V.V.DERGACHEV
«JOURNEY TO SICILY IN 1822» OF A.S.NOROV
(TO THE QUESTION ABOUT THE FEATURES OF GENRE OF TRAVEL)
In «Journey to Sicily in 1822» the author describes the features of the genre and the composition of scantily
explored work written by famous philologist, litterateur, bibliophile, Minister of Public education A.S. Norov. Analyzed
as a general characteristic of the genre of travel patterns of text and its features, due to the author’s position.
Key words: literary text, genre of travel, the canon of structure, time, space.
182
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
420 Кб
Теги
особенности, 1822, жанра, вопрос, путешествие, норова, сицилии, pdf
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа