close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

К вопросу о литературных связях в курсе преподавания «Культурологии» сравнительно- исторический подход..pdf

код для вставкиСкачать
Территория науки. 2013. № 5
СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ
Жиляков С.В.
К ВОПРОСУ О ЛИТЕРАТУРНЫХ СВЯЗЯХ В КУРСЕ
ПРЕПОДАВАНИЯ «КУЛЬТУРОЛОГИИ»: СРАВНИТЕЛЬНОИСТОРИЧЕСКИЙ ПОДХОД
Воронежский экономико-правовой институт
Ключевые слова: кульиурология, литературные связи, методика
преподавания, античная культура.
Аннотация: в статье рассматривается методика преподавания
культурологи на основе изучения позднеантичной поэзии.
Keywords: cultural studies, literary relations, teaching methods, ancient
culture.
Abstract: The article examines the teaching methods based on the study
of the Late poetry, cultural studies.
В этой статье мы попытаемся продемонстрировать на материале
позднеантичной поэзии, преимущественно римского ее варианта,
способ изучения и освоения в рамках курса «Культурологии»
динамики развития античной культуры через призму единственного
литературного феномена – стихотворения-«Памятника», который
заявляет о себе в виде отдельного самостоятельного жанра, жанровых
мотивов, жанровой модификации и т.д. Данные и вывод этого
исследования могут использоваться и внедряться в учебный курс
лекций по дисциплине «Культурология» в качестве, например, лекцииисследования, а также могут послужить базовой основой для
прочтения публичной лекции по аналогичной теме.
Для начала необходимо помнить и учитывать специфику того, что
культурные формы, явления, элементы образуют определенную
систему взаимосвязей, обусловленных исторической динамикой
развития общества. При этом относительно однородные периоды
художественной духовной культуры обретают между собой такие
тесные связи, что многие их элементы, предстающие на первый взгляд
эмансипированными и самодостаточными, как бы имманентными и
закрытыми в своей эстетике, имеют общие черты и составляют одну
идейно-сущностную природу и обеспечивают условия непрерывности
историко-культурного процесса. Таким скрепом, способствующим
недискретности античного литуратурного процесса, является
стихотворение-«Памятник» и его жанровые дериваты.
168
Территория науки. 2013. № 5
Позднеантичная поэзия в основном своем массиве довольствуется
малыми жанровыми формами, полученными в наследство от раннего
классического периода. В большей степени – это надписи
разнообразного
тематического
содержания,
минипоэмы
и
дидактические стихотворения. Однако литературный процесс – это не
нечто застывшее, раз и навсегда свершившееся, даже если расцвет
действительно плодотворной эпохи пришел к завершению в связи с
возникшими
неблагоприятными
для
этого
историческими
обстоятельствами, как то стало с классической римской литературой,
ведущей свои истоки от века Юлия Цезаря до конца правления
династии Флавиев (сер. 1 в. до н.э - конец 1 в. н.э.); он продолжает
свое существование только в несколько видоизмененной форме,
приспособившись к новым условиям. По этой причине
позднелатинскую поэзию (4-6 в. н.э.) нельзя рассматривать в отрыве от
предыдущих культурно-исторических вех, скрыто или явно
присутствующих в ней с помощью аллюзий, перифраз и других
средств и способов сохранения перманентной традиции культурных
форм..
Общая характеристика литературы изучаемого нами периода
сводится к тому, что в ней «существовали нисходящая и восходящая
линии» развития.
Нас будет интересовать «первая линия», когда манера написания
отметает бывшую образцовую широкую национальную идейнонравственную канву и «обнаруживается со всей очевидностью, прежде
всего в таких проявлениях, как эскейптизм (бегство от общественно
важного содержания), формализм (безусловное предпочтение
формальных
экспериментов
разработке
нового
содержания
литературы), риторизм (подчинение литературы риторическим
правилам, рассмотрение поэтической деятельности как учебной
работы при освоении риторики» и др.
На фоне этих тенденций, упаднического склада, в литературе
поздней античности мы встречаемся с уже знакомыми нам
жизнеутверждающими, торжественными нотками стихотворения«Памятника», жанра, которому было посвящено отдельное
монографическое исследование.
Произведений, тематически связанных со стихотворением«Памятником» в позднелатинской литературе, - три. Одно из них под
номером 10 входит в сборник неизвестных авторов под названием
«Змеиные стихи», стихи особого хиазмового строения, состоит всего
лишь из двух строк, второе, включенное в сборник анонимного поэта
«Загадки Симфосия» под номером 100 содержит три стоки, и, наконец,
169
Территория науки. 2013. № 5
последнее «Бессмертие поэзии» представлено объемом в десять
стихов. Оба первых произведения имеют название «Памятник»,
отсылающее читателя к соответствующему восприятию. Все три
стихотворения насыщены богатым убранством риторических фигур,
поэтому их анализ потребует неупускания из виду этих особенностей.
Рассмотрим эти произведения по порядку. Начинающееся и
заканчивающееся одинаковой речевой фразой утвердительного модуса
первое стихотворение из цикла «Змеиные стихи» формальное
техническое решение строения текста предпочитает
в ущерб
содержательной стороне:
Смерть не погубит меня: по себе оставляю я память.
Ты лишь, книга, живи: смерть не погубит меня.
Повторяющаяся фраза в начале и конце – фигура, названная
«удвоением». Значение ее, по-видимому, сводится не сколько к тому,
чтобы подчеркнуть значимость идеи, а сколько к демонстрации
вечности
поэзии:
повтор
образует
своеобразное
кольцо,
символизирующее и завершенность, самодостаточность и вечность
высказанного. Перифразировка горацианского «Нет, не весь я умру!
Большая часть меня избежит похорон» в лаконичной форме
запечатлелась в этом фразовом удвоении: «Смерть не погубит меня».
Память и книга – равны как члены перекрестных полустиший, точно
так же, как тождественны полустишия-удвоения. Обращения к книге
снижает стилистически тематику «Памятника», к тому же
лаконичность произведения, замкнутого рамками эпиграммы,
написанной элегическим дистихом с обязательной цезурой, приводит
нас к выводу о том, что мотив жанра стихотворения-«Памятника»,
претерпев существенные формально-содержательные изменения,
воплотился в одноименный его микровариант-сентенцию.
Другая версия «Памятника» представлена, как мы сказали,
загадкой-миниатюрой в сборнике «Загадки Симфосия»:
Имя на мне человека, когда уже нет человека:
Имя пустое живет, а милая жизнь отлетела;
Так и в смерти самой сохраняется нечто от жизни.
Произведение состоит целиком из фигур речи, чувствуется
подчиненность внутренней формы внешней, игры между ними, в
результате чего возникает эффект загадочности и тайны. Так, первые
стихи начинаются анафорическим существительным «имя», главным в
170
Территория науки. 2013. № 5
стихотворении. Полустишие первого стиха увенчиваются эпифорой
«человека». Так же как анафора первичнее в порядке речи эпифоры,
это находит отражение в важности идеи имени над идеей человека,
смерть которого становится его концом, но не концом имени. Вторая
строка как раз подчеркивает разницу между этими двумя понятиями
фигурой внутристиховой антитезы и распределением членов речи по
фразам: Имя пустое живет, а милая жизнь отлетела. Причем все члены
первого полустишия противопоставлены членам второго, включая
эпитеты «пустое» и «милая». Третья строка состоит из
заключительной сентенции-поучения, воплощенной в фигуре
уподобления «смерти» - «жизни», разведенных до этого понятий, из
которой мы понимаем, что после смерти человека от него остается
только память, зафиксированная в имени, как то, что «сохраняется
нечто от жизни». Как видим, автор произведения подразумевает от
читателя знания традиционного «Памятника» с его идеей вечности
слова поэзии наряду с именем автора.
И, наконец, последнее стихотворение, названное «Бессмертие
поэзии», отличается от микроформ первых экспериментов
пространственным объемом и более глубокой, четкой, яркой и ясной
рефлексией над тематическим предметом – посмертной славой поэта.
Все, что бессмысленный труд на память гордому Риму
Выстроил в мраморный строй вдоль подгородных дорог,
Те пирамиды, чья высь к недальнему тянется небу
И пред которыми нет тени в полуденный час,
Тот мавзолей, утеха кончин злополучных, в который
Нильской царица земли римского мужа внесла, Все сокрушат и сотрут грядущие годы: чем выше
Памятник, тем страшней будет жестокий конец.
Только песни судьбе не подвластны и смерти не знают, Только в песнях твоих вечно живешь ты, Гомер.
И здесь мы сталкиваемся с уже известной нам демонстрацией
объектов,
которые
хотя
и
обладают
величавостью
и
монументальностью: «мраморный строй вдоль дорог» (метафора
древнеримских могил), «те пирамиды, чья высь к недальнему тянется
небу» (аналог египетских пирамид в «Памятнике» Горация (Ода
III,30)), «тот мавзолей, утеха кончин злополучных» (могила Марка
Антония), но, по мнению, автора - это «все сокрушат и сотрут
грядущие годы» (перифраз из Горация «не сокрушит и ряд
нескончаемых лет — время бегущее»). Однако цель автора, вероятно,
171
Территория науки. 2013. № 5
заключалась в передаче формальной эстетики, подчиненность которой
проступает во всех стихах произведения.
Композиционно
произведение делится на три неравные части: 1-6 стихи, 7-8 стихи и 910 стихи. Первая часть триптиха имеет четкую тематическую
зачинную направленность – перечисление объектов, разрушаемых в
будущем временем. Причем она, как и вторая часть, начинается с
анафорического местоимения «все». Внутри она сцеплена почти
равночленными параллельными конструкциями. Вторая часть –
основная – состоит из констатации всевластности над материальными
артефактами времени. Компаратив развернутого типа осуждает
«гордость» монументов, в прямой зависимости от размеров находится
кара, оборачивающаяся им «жестоким концом». И третья часть кульминация – построена на категорическом отрицании смерти поэзии
с помощью анафорической ограничительной частицы «только». В
этой части имеются фигуры удвоения, заключенные в словоформах
«песни»-«песнях»,
подчеркивающих
идеологическую
канву
бессмертия
поэзии.
Кроме
того,
произведение
изобилует
инверсивными конструкциями. Однако несомненная разница с
горацианским «Памятником» при всей внешней сходности элементов
заключена, на наш взгляд, в выражении авторского «Я», которое нигде
не проступает. Поэтому вопреки субъективности поэтического «Я»
славы заслуживает Гомер, обращение к которому находится в самом
конце стихотворения.
Вот так стремление жанра найти свою изначальную природу
оборачивается, деградацией его формо-содержательного единства,
приведшей столь достаточно полное и тематически цельное
произведение
к
минимальному
жанровому
наполнению
эпиграммической структурой двустихового и трехстихового
сентенционного высказывания, а также версией более развернутого и
родственного содержания в отношении к первообразу, но не
конкурирующего с ним. Регресс в области литературы, как нам
кажется, был обусловлен и спровоцирован общим социальноэкономическим упадком теперь уже бывшей римской империи,
некогда величественной и славной, гордой и самонадеянной. И в таком
виде отраженной в сознании Горация («Памятник»). Чего нельзя
сказать, например, об интересующем нас периоде, когда на смену
фундаментального великолепия и изящества, идейной выспренности,
формальной
пластичности
приходит
декоративно-прикладное,
тематико-статическое и бытовое мировоззрение, когда в жанровой
номенклатуре мы не найдем высоких гражданских форм, а лишь
миниатюрные зарисовки обыкновенной, ничем не примечательной
172
Территория науки. 2013. № 5
бытовой жизни и подражание прошлым литературным достижениям.
Потому, со всей силой очевидности и аргументированности этого
морального упадка звучат осиротевшие строки «Памятников», в
которых практически нет былой торжественности, а все сводится лишь
к вольной игре с традицией и эпигонству прежним образцам.
Таким образом, на примере традиции знаменитого стихотворения«Памятника» и анализа его позднелатинских образцов мы отметили
непрерывность и преемственность культурно-исторического процесса.
Знаковым звеном этого процесса является, собственно говоря, сам
известный текст, в котором отражена эпоха и ее симптомы отношение к поэтической славе. Наряду с вольными вариантами
(микрожанры), гипертрофирующими исконный жанр почти до
неузнаваемости, существует также близкая версия исходного
стихотворения, могущая с определенной натяжкой получить статус
полноценного жанра.
Список литературы
1. Аникеев И.В., Жиляков С.В. К вопросу об интерпретации
культуры (на примере образа «Вавилонской башни»)// Территория
науки. 2013. № 4. С. 177-182.
2. Жиляков С.В. Жанровая традиция стихотворения-«Памятника»
в русской литературе XVIII-XX веков / С.В. Жиляков. – Старый Оскол:
«Оскольская типография», 2013. – 200 с.
3. Луков В.А. История литературы: Зарубежная литература от
истоков до наших дней: Учеб. Пособие для студ. Высш. Учеб.
Заведений / В.А. Луков. – М.: Издательский центр «Академия», 2003. –
512 с.
4. Поздняя латинская поэзия / Пер. с лат.; Состав. и вступ. статья
М. Гаспарова. – М.: Худож. лит., 1982. 523. – 719 с.
Свертков И. А.
ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ
ТРАНСФОРМАЦИИ
Воронежский экономико-правовой институт
Ключевые
слова:
политическая
система,
политическая
трансформация, демократия, политология.
Аннотация: в статье рассматриваются современные особенности
политической трансформации в России.
173
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
423 Кб
Теги
вопрос, исторические, подход, pdf, культурология, сравнительный, связях, литературное, преподавании, курс
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа