close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Окказиональные слова в метапоэтике Саши Соколова..pdf

код для вставкиСкачать
ФИЛОЛОГИЯ
В.В. ИЗОТОВ
ассистент кафедры журналистики и связей с
общественностью Орловского государственного университета
Е-mail: rigiy6@yndex.ru
Тел. 8 903 882 68 30
ОККАЗИОНАЛЬНЫЕ СЛОВА В МЕТАПОЭТИКЕ САШИ СОКОЛОВА
В статье рассматриваются окказиональные слова Саши Соколова, являющиеся отражением его метапоэтики. Эти окказионализмы делятся на три группы: слова, созданные от фамилий писателей; слова, обозначающие различные реалии, связанные с творчеством; слова, имеющие отношение к различным творческим
артефактам.
Ключевые слова: окказиональные слова, метапоэтика, группы окказиональных метапоэтических слов.
Метапоэтика являет собой стремительно развивающуюся отрасль филологического знания.
Под метапоэтикой понимается «поэтика по данным
метаязыка (языка, на котором описывается языкобъект) и метатекста, поэтика самоинтерпретации
автором своего или другого текста. Таким образом,
это те тексты, в которых сам художник-творец выступает как исследователь или интерпретатор, вступая в диалог с собственными текстами или текстами
собратьев по перу – других мастеров» [17, с. 14].
Творчество Саши Соколова вполне метапоэтично. Так, например, в своих эссе писатель часто рассуждает о принципах собственных произведений,
об истории их создания. Кроме того, писатель довольно часть апеллирует к известным литературноисторическим ситуациям: «Вопросы пленяют нас.
Что там себе поделывал в деревне зимой Александр
Сергеевич и как хороши, если конкретизировать,
в какой именно степени были свежи розы Ивана
Сергеевича? Как – а главное: чем делать стихи и вообще изящное и замечательное? И если нечем, то
чем тогда заниматься? Не сочинить ли биографию
Навуходоносора, не составить ли мемуары, не податься ли в отцы нации, не причислиться ли к лику
святых?» [16, с.42]. Одно из эссе Саши Соколова называется «Palissandre – c΄est moi?» (Палисандр – это
я?), в котором он выступает против отождествления собственной личности с героем своего самого известного романа «Палисандрия»: «И поэтому
я, сочинитель С, перед лицом своих критиков должен голосом вопиящего прокричать слова страшной
клятвы: Palissandre c΄est ne moi (Палисандр – это
не я ). Ибо похож ли я на племянника Берии, внука
Распутина или хотя бы на гермафродита?» [16, с.60].
Исследователи метапоэтики говорят о расширении её горизонтов, об экспансии метапоэтических
исследований в другие гуманитарные сферы: «В
процессе глубокого изучения метапоэтики поэзии
разрабатывалась метапоэтика прозы, драматургии.
Сегодня появляются работы, посвящённые метапоэтике истории, перевода, рекламы, кино, музыки,
живописи. Возникла потребность подвести определённый итог и наметить перспективы изучения
метапоэтики, определить её место в ряду других
научных метакатегорий» [12, с.11]. На наш взгляд,
одной из перспектив исследования метапоэтики является изучения авторских новообразований, в которых в определённой степени можно найти следы
самоинтерпретации, диалогов с другими текстами
и т.д., т.е. всего того, что составляет сущность метапоэтики как научной категории. Следует заметить,
что об окказиональных словах применительно к метапоэтическим описаниям говорится только в работах В.П.Изотова (например [7]).
С точки зрения словотворчества Сашу Соколова
следует отнести к тому типу писателей, в произведениях которых окказиональные слова встречаются
достаточно умеренно, т.е. нет ни излишнего увлечения словоновшествами, ни практически полного
отсутствия их. (О различных аспектах изучения новообразования Саши Соколова см. наши работы [1;
2; 3; 4; 5; 8]).
Словоновшества Саши Соколова, в которых,
по нашему мнению, реализована метапоэтическая
функция, мы разделили на 3 группы.
Первую группу составляют новообразования,
образованные от фамилий различных писателей
(отметим, что в творчестве Саши Соколова метапоэтическую функцию выполняют также и новые слова, созданные от фамилий музыкантов, художников
и других деятелей искусства, но мы ограничиваемся в данной статье только литературными ассоциациями и реминисценциями).
Вот достаточно интересный контекст употребления окказиональных слов: «Не те же ли самые
скромницы разовьют переплёты моих мемуаров,
© В.В. Изотов
171
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
раздерут их поглавно и постранично и станут читать и заучивать столь же прилежно, взахлёб, сколь
мамули, бабули и прабабули оных зазубривали кумиров своих эпох: мопассанов и миллеров, де садов и арцыбашевых» [15, с.146]. Новообразования
являются синонимами, имея значение «совокупность писателей, чьё творчество походило на творчество Арцыбашева», «совокупность писателей,
чьё творчество походило на творчество Мопассана»
и подобные. Однако, если учитывать, что в одном
ряду оказались фамилии писателей, чьё творчество
ассоциировалось с изображением повышенной чувственности, если выражаться корректно, то значение всех новообразований может быть определено
следующим образом: «Совокупность писателей, в
чьём творчестве отразились вопросы сексуальнополовой сферы».
Большинство новообразований этой группы
имеют то же обобщённое значение – «подобно тому,
как…», например: «Сколь унизительно оскудела
и полиняла земля, подарившая миру десятки байронов, сотни фуко и – тысячи геростратов»; «Так,
стоило нам тактично заметить вам, что потому-то и
потому-то не следует делать то-то и то-то, положим
– качаться на стуле, поскольку портится дорогая
вещь, и затем, вы рискуете сверзиться и размозжить
себе мозжечок, – как Вами овладевали типичные
достоевские бесы – конвульсии»; «Как всё же в
свои семьдесят бывал он по-диккенсовски остроумен, по-чаплински находчив и бодр»; «Агриппина
расстроилась и (это ли не характерно для русской
женщины той эпохи – эпохи быстрых фокстротов,
по-островски мелких мещанских страстей и ложно понимаемой гордости) вспыхнула отомстить
Кербабаеву» [15, с.143; 84; 328] и др.
Особняком стоит следующие новообразования
из этой группы: «И что, казалось бы, делать – только не Александру Сергеевичу и не зимой у себя в
поместье, а мне, Александру Всеволодовичу, круглый год и в совершенно иной земле, где не пахнет
клубника, сирень, черёмуха, деревья забыли свои
имена, где о свойствах древесных лягушек можно
потолковать лишь с самоотверженным соколоведом Доном Бартоном Джонсоном, а на кладбищах
вместо мудрых могильщиков с их гуманными лопатами и верёвками работают трубоукладчики и
бульдозеры?» [16, с.43)]. Значение новообразования – «специалист, занимающийся исследованием
творчества Саши Соколова».
Заметим, что нечасто найдёшь у писателей размышления по поводу исследователей своего творчества, а тем более – окказионализмы, обозначающие
таких специалистов. Нас известны следующие подобные новообразования: «СЕВЕРЯНИСТКА, –
и, ж., сущ. Шутл. Поклонница Игоря Северянина.
Среди моих «северянисток», / Я помню, были две
сестры…(«Невесомая. Рассказ в стихах. И.С.»,
1924; ПРЯ, л.14)» [11, с.269]; «ЕВТУШЕНКОВЕД,
сущ. Появились евтушенковеды, / создали свой крошечный союз. / В этом никакой моей победы. / Я
совсем невесело смеюсь («Появились евтушенковеды…». 1979, т.5:292)»; «ЕВТУШЕНКОВСКИЙ,
прил. Оказалось – / лишь мечтатель, / Брежневу
меливший кий, / евтушенковский читатель- /
тракторист ставропольский (Тринадцать. 1996,
т.7:23)» [10, с.90]; «ИЗОТОВЕД. На те вопросы
нет ответов У будущих изотоведов («А чем Изотов
был Изотов?..» В18). «Специалист по творчеству
Изотова; тот, кто ведает Изотова (Изотовым)»» [7,
с.13].
Вторую группу составляют окказиональные
слова, обозначающие различные реалии, связанные
с творчеством. Среди них можно выделить совокупность новообразований, называющих писателя,
определяющих различные его ипостаси: «Не подозревал о нём и лауреат крепостного конкурса блицпоэтов Брежнев» [15, с.86]; «… словом, вместо чего
бы то ни было из перечисленного или чего-нибудь в
том же возвышенном и нездешнем духе – являешься и живёшь чёрт-те где – лепечешь, бормочешь,
плетёшь чепуху, борзопишешь и даже влюбляешься…» [16, с.14]; «Пишущие стихи в большинстве
случаев очень плохие и невнимательные читатели
стихов. Лишённые подготовки, они неизменно обижаются на совет научиться читать, прежде чем начать писать. Никому из них не приходит в голову,
что читать стихи – величайшее и труднейшее искусство и звание читателя не менее почтенно, чем звание поэта. Это – прирождённые не-читатели» [16,
с.149]; «В подтверждение своим размытым умозаключениям мне хочется привести цитату из романа первого русского нобелианца Ивана Бунина
– «Жизнь Арсеньева»» [16, с.155]; «Но вот меня
пригласили в один среднезападный колледж в качестве писателя-на-постое» [16, с.146]; «Аз проэт. Ход. Про что-с? Ход. Про то-с, как заря с зарёй,
ворон с горлицей, град с дождём, а цыганочка с
кастаньетами в гуще сандаловой рощи доводит до
сандальет: ламца-дрица. Проэт – это, если угодно,
бастард, помесь прозаика с лириком, полу-полу»
[16, с.89]; «Рос тихоня, а вырос смогист, колоброд,
сладу нету, когда разгуляется, прямо хоть караул»
[16, с.89].
Соответственно значения этих окказионализмов: «участник блиц-турнира поэтов»; «заниматься
борзописанием»; «тот, кто не является читателем;
писатель»; «лауреат Нобелевской премии»; «писатель, находящийся на постое: работающий огово-
172
ФИЛОЛОГИЯ
рённый срок в каком-либо месте»; «поэт и прозаик
в одном лице»; «член группы СМОГ».
Ещё четыре новообразования обозначают различные реалии, связанные с различными аспектами
творческой деятельности:
– объединение писателей, работающих в
определённом жанре: «Вскоре, прозванный в
честь своего певца жан-жаком, одуванчик становится эмблемой ВАМ – Всемирной Ассоциации
Мемуаристов» [15, с.79];
– разновидность литературной деятельности
(критик): «Оставь, назоил мой досужий» [13, с.36];
«назойливый зоил».
– новый род литературы: «Я хотел бы определить их как лучшие образцы того несомненно
особого рода изящной словесности, что, как мне
представляется уже много лет, следовало бы называть проэзией [16, с.161];
– псевдоним: «Это верно, дорогой автор, наш
отец служит как раз по этой части, по части неприятностей, но отчего вы обязательно хотите указать
на титуле своё настоящее имя, почему бы вам не
взять минодвесп?» [14, с.243].
Третью группу составляют новые слова, имеющие отношение к различным творческим артефактам. Мы отнесли к этой группе 4 слова.
Слово невермор совершенно чётко указывает
на отсылку не только к «Ворону» Э.По, а ко всей
поэтике этого писателя: «Ибо вообразите, какая
кромешность, какой дичайший эдгаровский невермор – без просветов, будто в чернильном мешке
каракатицы» [15, с. 307]. Аллюзия к произведкениям Э.По избавляет автора от необходимости описательного объяснения ситуации.
Следующее слово ярко характеризует ту группу людей, которые всегда присутствуют около
творческих натур, непонятно чем занимаясь: «Там
витийствуют околоведы, вещают пророки [16, с.42]
Околоведы противопоставляются реальным –ведам
– специалистам в творчестве какого-либо писателя.
К этой же группе можно отнести и слово сезамы, вызывающее устойчивую ассоциацию со
сказками «Тысячи и одной ночи»: «Хотелось таких
берегов, где в обиходе иные сезамы» [16, с.16]. В
данном случае можно говорить, кроме того, и о подчёркивании силы творческого слова.
Пожалуй, самым интересным в этой группе
является слово наоборотно: «Местами я впадал в
несусветности, вдохновенно бредил, и голос мой
диаметрально менялся. Я глаголил в обратном порядке, на вдохе, не – из, но – вовнутрь, отчего теснившиеся в плотном теле переживания не находили
исхода и буйствовали – и душили. По той же причине революционно менялся порядок слов в моих
фразах и букв – в словах: первые становились последними, последние – первыми, а средние так и
оставались посредственными. Услышав меня в тот
час, Вы, верно, подумали бы, что мной овладели
бесы или что я овладел новой группой мёртвых наречий и мучусь их оживить. И в чём-то – были бы
правы, ибо словообразование «чернильный мешок
каракатицы», употреблённое мною наоборотно,
звучало довольно по-арамейски» [15, с.294].
Во-первых, это новообразование отмечается в словарях новых слов отдельных авторов:
«Препинаний и букв чародей, Лиходей непечатного
слова Трал украл для волшебного лова/ Рифм и наоборотных идей («Препинаний и букв чародей...»).
Это же новообразование несколько раньше создано А.Вознесенским: «Париж! Как ты наоборотен!..» Так что здесь можно говорить о создании
одного и того же новообразования разными авторами» [6, с.43]; «НАОБОРОТНО, нареч. Всё наколдованное не случилось, / а получилось – наоборотно
(Колдунчик. 1988, т.6:304) 1. наоборотно < наоборот + но, 2. * наоборотный) + -о» [10, 2009:149].
Во-вторых, это слово напрямую связано с таким
способом словообразования как ретроскрипция,
которая в творчестве Саши Соколова выступает в
ряде случаев как принцип фразо- и текстопостроения (отдельные замечания об этом см. [9]).
Таким образом, окказиональные слова выполняют в метапоэтике Саши Соколова достаточно
важную роль, позволяя ему глубже и точнее говорить о проблемах творчества как своего, так и других писателей.
Библиографический список
Изотов В.В. Новообразования в творчестве Саши Соколова. Слово и текст в культурном сознании эпохи: Сборник научных трудов. Часть 8 // отв. редактор Е.Н.Ильина; Департамент образования Вологодской обл.;
Вологодский гос. пед. ун-т. Вологда: Легия, 2011. С.147-153.
2. Изотов В.В. Принципы лексикографического описания новообразований Саши Соколова. Язык как система и деятельность: материалы Всероссийской научной конференции, посвящённой 80-летию со дня рождения
профессора А.Н.Тихонова, Елец, 17-18 ноября 2011 г.: в двух частях. Ч.1/ Отв. редактор В.И.Казарина. Елец: ЕГУ
им. И.А.Бунина, 2011. С.378-381.
3. Изотов В.В. Концепт время, представленный окказиональными словами, в произведениях Саши Соколова.
Вестник Орловского государственного университета. Серия: Новые гуманитарные исследования. [Федеральный
1.
173
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
научно-практический журнал]. 2012, № 3. С.292-296.
4. Изотов В.В. Фрагмент окказиональной языковой картины мира Саши Соколова. Межкультурная коммуникация: лингвистический, социальный и медицинский аспекты: Сборник материалов Международной
научно-практической конференции. Курск, КГМУ, 2012 г. 4 с. [Электронное издание] № государственной
регистрации 0321201551.
5. Изотов В.В., Изотов В.П. … в каком из бытий… Словарь плюративов Саши Соколова. Орёл, 2011. 18 с.
6. Изотов В.П. Окказионализмы В.С.Высоцкого. Опыт словаря. Орёл, 1998. 85 с.
7. Изотов В.П. «Словосозданию он светел…» Из «Метапоэтики В.П.Изотова»: Словарь поэтических окказионализмов. Выпуск первый. Орёл, 2010. 30 с.
8. Изотов В.П., Изотов В.В. Адгокин и невермор: Новообразования Саши Соколова, созданные окказиональными способами. Словарь. Орёл, 2011. 24 с.
9. Изотов В.П., Изотов В.В. Ретроскрипция: некоторые новые вопросы теории. Введение в поэтику словообразования: Коллективная монография. Орёл, 2011. С.14-17.
10. Намитокова Р.Ю., Нефляшева И.А. Слова поэта: Опыт словаря авторских новообразований Евгения
Евтушенко. Майкоп: ООО «Качество», 2009. 304 с.
11. Никульцева В.В. Словарь неологизмов Игоря-Северянина. Под ред. проф. В.В.Лопатина. М.: Издательский
центр «Азбуковник», 2008. 380 с.
12. Предисловие. Метапоэтика: Сборник научных трудов. Вып.1. Ставрополь: СГУ, 2008. С.11-12.
13. Соколов Саша. Между собакой и волком. Роман. СПб.: Издательский Дом «Азбука-классика». 2006. 224 с.
14. Соколов Саша. Школа для дураков. СПб.: Издательский Дом «Азбука-классика». 2007. 256 с.
15. Соколов Саша. Палисандрия. Роман. СПб.: Издательский Дом «Азбука-классика». 2007. 384 с.
16. Соколов Саша. Тревожная куколка: Эссе. СПб.: Издательский Дом «Азбука-классика». 2007. 192 с.
17. Штайн К.Э., Петренко Д.И. Язык метапоэтики и метапоэтика языка. Метапоэтика: Сборник научных
трудов. Вып.1. Ставрополь: СГУ, 2008. С.14-46.
V.V. IZOTOV
OCCASIONAL WORDS IN THE METAPOETICS OF SASHA SOKOLOV
The article considers occasional words of Sasha Sokolov those are the reflection of his metapoetics. These
occasional words are divided into three groups: the words that were formed from the last names of authors; words
denoting different realities those are connected with the creativity; the words those are relevant to the different creative
artifacts.
Key words: occasional words, metapoetics, groups of occasional metapoetic words.
174
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
407 Кб
Теги
соколова, саши, окказиональная, pdf, слова, метапоэтики
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа