close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Особенности психологической разработки характеров в башкирской исторической прозе 70-80-х гг. ХХ века.pdf

код для вставкиСкачать
1078
ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
УДК 82
ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РАЗРАБОТКИ ХАРАКТЕРОВ В
БАШКИРСКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПРОЗЕ 70–80-х гг. ХХ ВЕКА
© З. Г. Мурзагулова
Башкирский государственный университет
Россия, Республика Башкортостан, 450074 г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32.
Тел.: +7 (347) 273 24 68.
В статье исследуются способы раскрытия характера, психологии исторических личностей в башкирской исторической прозе. Рассматриваются роли конфликта и композиции в
психологическом анализе внутреннего мира героя. Социально-нравственный конфликт изучается как один из основных способов раскрытия диалектики души.
В статье также анализируются такие вопросы как достоверность и художественный
вымысел в изображении исторических характеров, философско-психологическая концепция
личности в исторической прозе.
Ключевые слова: башкирская проза, исторический роман, историческая личность, художественный психологизм, характер, достоверность, художественный вымысел, концепция
личности, биография.
Проблема исторически достоверного и адекватного воплощения образа исторической личности
в тексте художественного произведения – одна из
самых сложных и противоречивых. И каждый писатель решает ее в меру своих сил, возможностей, таланта. В. Г. Белинский, например, рассматривая вопрос о месте и роли художественного вымысла в
историческом произведении, отмечал, что в соответствии со структурой произведения и задачами, которые писатель ставит перед собой, он может менять
последовательность, место и роль исторических событий и лиц, при условии, что сама идея историзма
не будет нарушена. При воссоздании образов и деяний таких личностей, которые оставили значительный след в истории, следует, считает критик, стремиться к исторической достоверности [1, с. 9–10].
Главное требование к герою заключается в том, чтобы он соответствовал своей эпохе. Здесь необходимо
точное сочетание исторической и психологической
убедительности. Например, в «Крыльях беркута» К.
Мергена между образом Шагали Шакмана и реальной общественно-политической обстановкой того
времени существует буквально пропасть. Наделение
героя чертами, несвойственными эпохе, приводит к
тому, что он выпадает из своего времени, воспринимается как инородное тело. Ислам получил широкое
распространение среди башкир уже в XII–XIII вв.
[2, с. 243]. Жестокое противостояние между исламом
и православным христианством в XV–XVI вв. никак
не отразилось на образе героя. А своим отношением
к патриархальным традициям и обычаям Шагали
Шакман напоминает скорее героев литературных
произведений более поздних эпох. Противоречия
между патриархально-консервативными и прогрессивными взглядами, воплощенными в образах отца и
сына, составляют суть конфликта произведения.
Стремление описать эпоху на основе концепций, не соответствующих объективному ходу исторических процессов и событий, не обеспечивает
психологической достоверности героев.
В другом значительном произведении этого периода, романе Г. Ибрагимова «Кинзя», проблема
художественного осмысления психологии исторических личностей решается несколько иным образом.
В соответствии с историко-литературной концепцией автора, Кинзя предстает перед читателем
не просто как выразитель интересов башкирского
народа, но выступает защитником надежд и чаяний
всех угнетенных людей нашего края.
Попытка Г. Ибрагимова представить Кинзю
как борца за социальную справедливость базируется на представлениях историков, имевших место в
50-е – 70-е годы прошлого столетия. В те времена
широко было распространено мнение, что в основе
башкирских восстаний лежат социальные конфликты. Если же то или иное выступление башкир нельзя было объяснить социальными причинами, то оно
обязательно объявлялось реакционным.
Исходя из этого, писатель посчитал возможным вложить в размышления Кинзи негативную
оценку деятельности предводителей башкирских
восстаний прошлых эпох. Так, Карасакал упоминается только лишь как человек, лелеявший мечту
стать ханом. Не одобряет Кинзя и деятельность
Батырши. Он не принимает религиозную основу
выступления героев. Спор с Батыршой по поводу
того, что, борясь с несправедливостью, нельзя выступать против христианства, показывает, что сам
Кинзя выпадает из своего времени, и это не столько
его точка зрения, сколько позиция автора. Понятно,
что писатель стремился в данном случае не делать
особого упора на имевшем место действительном
религиозном конфликте того времени. Все это привело, однако, к тому, что образы представителей
религиозного культа даны односторонне и крайне
тенденциозно. Так, если муллы Камай и Наби Кабири высмеиваются за малограмотность и скудоумие, то Забир-мулла изображается как прохвост,
думающий только о собственной наживе.
Писатель не просто живет во времени, он живет в рамках своего времени. И одна из главных
проблем, стоящих перед ним,– попытаться не осовременивать прошлые эпохи, не приписать им те
проблемы, которые имеют место в современности.
Здесь мы видим, что если, с одной стороны, автор
стремится представить Арслана и Кинзю как выразителей интересов народа, то, с другой, попытка
показать их в стороне от башкирских восстаний
под предводительством Кильмяка, Карасакала, Батырши, наоборот, отдаляет их от народа. Стремление автора представить взаимоотношения отца и
сына Арслановых на основе оппозиции прогрессивный / консервативный приводит к схематизму,
попытке вписать героев в заготовленные ситуации.
ISSN 1998-4812
Вестник Башкирского университета. 2011. Т. 16. №3(I)
Выход автора за рамки реальных этнопсихологических связей и отношений, приписывание атеистических взглядов не может не снижать художественной ценности описываемых событий. Тем более
что в XVIII веке муллой называли не каждого – это
звание надо было заслужить: этого обращения удостаивались отнюдь не все служители культа, а
только наиболее образованные, достойные, получившие признание всего народа.
Вместе с тем Г. Ибрагимов много внимания
уделяет бытовым подробностям и деталям, взаимоотношениям молодых людей, описанию любовных
отношений между парнями и девушками, что делает
роман привлекательным и интересным. Включение в
ткань повествования таких образов, как Марзия,
Айым, Тузунбика, Аккалпак, отражение в них образа
жизни, поведения, мироощущения башкирок той
далекой эпохи придает роману романтическую приподнятость и драматическую напряженность.
В башкирской литературе конца XX века хорошо прослеживается и все еще продолжающееся
влияние принципов социалистического реализма, и
попытки по-новому представить исторический
процесс. Наиболее явно эти особенности современной эпохи проявились в романах А. Хакимова «Переливы домбры», «Кожаная шкатулка» и Б. Рафикова «Карасакал».
Романы А. Хакимова «Переливы домбры» и
«Кожаная
шкатулка»
по
своей
историкохудожественной концепции очень близки к историко-этнографическому роману К. Мергена «Крылья
беркута», то есть исторические события рассматриваются с позиций социалистического реализма. Документальную основу романа составляют исследования историков советского периода и сведения из
русских летописей. С другой стороны, по уровню
художественного освещения событий истории, особенностям жанра и стиля этих произведений они
могут быть названы новым шагом в развитии жанра
исторического романа в башкирской литературе.
В основе романа лежит тот период истории
башкирского народа, когда он входил в состав Золотой Орды. Исторический фон романа – сложные
и резкие взаимоотношения между Аксак Тимуром
и Тохтамышем, противоречия между двумя ханствами. Этот исторический конфликт усугубляется
межплеменными распрями и раздорами между
башкирскими родоплеменными объединениями.
Воплощение образа героя – одна из самых
сложных проблем исторического романа. Обычно в
основе создания образа исторического лица лежат
документальные свидетельства и источники. Однако о Бугара-бие, реальном историческом лице и
одном из главных персонажей романа, не осталось
практически никаких свидетельств. Отдельные сведения о Хабрау-сэсэне можно найти в средневековых тюркских рукописях, в произведениях устного
народного творчества. В эпосе «Едигей и Мурадым» образу Хабрау отведено довольно значительное место, и до наших дней дошло несколько созданных им кубаиров. В фольклорных произведениях Хабрау предстает как певец добропорядочности,
в кубаирах – как бесстрашный защитник интересов
народа, не боящийся говорить правду в глаза ханам
и биям. В основу своего романа А. Хакимов положил сведения из кубаиров.
1079
В романе образ Хабрау нашел воплощение в
романтическом ключе. Отъезд Хабрау, талантливого молодого певца и сказителя, в далекую восточную страну преподносится как инициатива Богарабия, заботящегося о будущем своего народа. Он
надеется, что молодой сказитель вернется домой
образованным человеком, способным стать помощником в реализации его планов.
Жизнь в Мавераннахре на многое открыла глаза Хабрау. Герой приветствует то, что народ ведет
оседлую жизнь, восхищается их садами и полями.
Увиденное заставляет его задуматься над жизнью
своего народа, над отсталостью своих соплеменников. Огромное влияние на духовное развитие Хабрау
оказало общение с такими передовыми шакирдами,
как Нарморат и поэт Миркасим Айдын. Хабрау возвращается домой высокообразованным человеком,
способным понять социально-политическую обстановку в стране. Причиной неразвитости образования, культуры, ремесел он считает политику, проводимую властителями Золотой Орды. Повествование
построено как описание общественно-политической
деятельности сказителя, направленной на выявление
порочности политики золотоордынских ханов, объединение башкирских племен.
В сюжет романа введено множество эпизодов,
демонстрирующих близость Хабрау к простому
народу, напряженные отношения с властьимущими. Наиболее явно гражданская позиция сказителя
выражена в поэтическом состязании-айтыше с богатым юрматынским сэсэном Акаем. Стремление
Хабрау к добру и справедливости показано психологически убедительно: путешествуя по стране, он
видит страдания народа, тяжело переживает гибель
Ынйыташ и Карасаса. Несправедливость, царящая
кругом, оказывает на него сильное воздействие, его
песни и речи в защиту народа становятся мощным
оружием в борьбе за добро и справедливость.
В то же самое время попытка изображения отрицательных персонажей только в негативном свете представляет собой явную уступку принципам
повествования советской эпохи. Эти герои не только проводят антинародную политику, но и добиваются своих целей. Недостаточная логикопсихологическая убедительность этих персонажей
приводит к тому, что и положительный герой становится легковесным, надуманным, абстрактным.
Такого рода недостатки были и в произведениях
20-х – 30-х годов XX столетия, и в «Крыльях беркута» К. Мергена. А. Хакимов делает определенные
попытки решить эту проблему. Так, в качестве положительного момента можно отметить описание
автором интеллектуального героя со своими оппонентами. Это мы можем наблюдать в описаниях
словесных баталий Хабрау с Тимуром, Тохтамышем, Едигеем, в состязаниях-айтышах.
Описание романтических, любовных отношений также сделало роман привлекательным для
читателя. Любовь Хабрау и Ынйыташ, Кумуштамсы и Кувандыка показаны с тонким лиризмом и
глубиной описания чувств, свойственных восточным дастанам.
Отличительной чертой романа Б. Рафикова
«Карасакал» является то, что, продолжая и творчески развивая традиции советского исторического
романа, писатель ввел в обиход новый тип историче-
1080
ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ского произведения. Главная задача, которую автор
ставил перед собой,– попытаться по-новому взглянуть на жизнь и деятельность человека, который в
советскую эпоху характеризовался исключительно
негативно. Соответственно, этому произведению
свойственны историко-биографические черты.
Предметом
описания
в
историкобиографических романах является личность и ее
историческая деятельность, биография, воссоздаваемая на основе документальных материалов и
повествующая о детстве, отрочестве, юности героя,
его становлении как значимой фигура своей эпохи.
В романах этого типа свободно сочетаются документальные факты и художественный вымысел,
находят отражение психология, особенности мировосприятия и мироощущения, соответствующие
данной эпохе.
В романе прослеживается путь героя от детства до времени его становления. Однако, в отличие
от традиционных романов-биографий, здесь мы
наблюдаем явно выраженное преобладание художественного вымысла.
Автор повествует о событиях первой половины XVIII века, когда резко активизировалась колониальная политика царского правительства, башкиры утрачивали свои права землевладельцеввотчинников и подвергались все более усиливающемуся притеснению со стороны властей. Произведение посвящено появлению в таких социальнополитических условиях личности, способной поднять народ на борьбу за свои права. Как отметила
Г. Гареева [3, с. 105], писателя больше всего привлекают духовно-нравственные устремления героя,
возникшие под влиянием общественной обстановки. В отличие от традиционных биографических
романов, писатель строит свое повествование не в
строго хронологическом порядке, а выбирает эпизоды, события, людей, которые ярче всего характеризуют духовный мир своего героя, выявляют его
нравственный облик.
Значительное место в романе уделено образу
Бепени – он выступает наставником и советником
главного героя, будущего предводителя восстания.
Бепеня прекрасно оценивает свои интеллектуальные возможности, свою роль в башкирском обществе, поэтому-то он и свободен, надежен. Он выведен
в романе как чрезвычайно сильная, харизматическая
личность. И характер Карасакала формируется под
влиянием этого человека и закаляется в горниле испытаний, выпадающих на его жизненном пути.
Писатель выводит своего героя не столько как
башкирского хана, сколько показывает читателю
тип социального бунтаря, нетерпимого к притеснителям простого народа. Стремление показать своего героя человеком, понимающим истоки социального неравенства, свободного от национальной
ограниченности, интернационалиста по духу, что
проявляется в особенностях его речи, делает героя
этого романа похожим на героев К. Мергена и
Г. Ибрагимова. Противоречия сводятся либо к
межплеменным распрям, либо к социальным конфликтам, в то время как межнациональные и межконфессиональные конфликты и противоречия либо не рассматриваются вовсе, либо преподносятся
облегченно. Отношение Карасакала к феодалам,
оценка их только как угнетателей – явное влияние
идеологии советской эпохи.
С точки зрения языка и стиля роман выделяется мастерским построением диалогов, точными и
выразительными речевыми характеристиками персонажей. Отражение исторических событий через
переживания, ощущения и размышления героев, их
реакцию на происходящее придает повествованию
объективно-документальный характер, отводит
фигуру повествователя на задний план.
Отношение же самого автора к событиям той
далекой эпохи выражается в размышлениях Бепени
или Карасакала. Если с помощью образа Бепени об
исторических событиях повествование ведется в
неспешном, эпическом ключе, то переживания и
ощущения Карасакала придают повествованию
драматическую напряженность или наоборот романтическую приподнятость. Сочетание двух видов
повествования обеспечило, с одной стороны, необходимую степень аналитичности, а с другой – психологической убедительности.
Наиболее существенными чертами романа
«Карасакал» являются сочетание нравственных,
психологических и социально-исторических коллизий. При воссоздании художественными средствами картины исторического прошлого во всей ее
полноте и многоцветности для писателя чрезвычайно важно знание путей социально-политического развития народа, особенностей его культуры, кропотливое и тщательное изучение огромного
количества фактов, касающихся описываемого периода. Важно проникновение в саму атмосферу
эпохи, ее духовный и душевный настрой.
Обращаясь к картинам исторического прошлого, автор не может не обращаться к образам
реальных исторических лиц, бывших не просто
свидетелями тех или иных описываемых событий
или их участниками, но и выступающих полномочными представителями определенной социальной,
культурной, политической, этнической среды. Создание художественно полноценного образа героя
описываемой эпохи, его характера и поведения
возможно только лишь на основе воспроизведения
типических черт эпохи, особенностей мышления и
психологии людей данного периода истории.
ЛИТЕРАТУРА
1.
2.
3.
Белинский В. Г. Полн. собр. соч., Т.З. Изд-во АН СССР, 1953.
Мажитов А. М. Султанова. История Башкортостана с
древнейших времен до ХVII века. Уфа: Китап, 1994.
Гəрəева Г. Н. Хəҙерге башҡорт прозаһында оҫталыҡ
мəсьəлəлəре. Өфө: БДУ, 1996.
Поступила в редакцию 07.06.2011 г.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
423 Кб
Теги
психологический, особенности, башкирский, характеру, века, разработка, исторические, pdf, проза
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа