close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Отечественная культура как ресурс образовательной деятельности..pdf

код для вставкиСкачать
А. П. Марков
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА
КАК РЕСУРС ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
В последнее время обеспечение
культурной преемственности рассматривается в качестве важнейшей предпосылки духовной безопасности человека
и общества. И такая постановка проблемы закономерна – без человека, его
нравственного и душевного здоровья
само понятие «безопасность» теряет всякий смысл. Мировая история показывает, что народы ведут борьбу не только за
материальные ресурсы, экономическое
освобождение, но и за ценности –
интеллектуальные, нравственные, религиозные. Опасность (в том числе культурная, порождаемая экспансией ценностей других культур) есть фактор, снижающий полноту жизни, порождающий
внутреннюю дезорганизацию субъекта.
Духовная безопасность – это система
условий, способствующих сохранению
субъектом своих жизненно важных параметров в пределах исторически сложившейся культурной нормы. Их выход
за рамки нормы под воздействием опасностей приводит к дезорганизации системы, которая может принять необратимую форму, ведущую к катастрофе, гибели.
Анализируя современное состояние различных сфер общественного бытия, специалисты чаще всего говорят о
кризисе «тела» России: хозяйственная
разруха, разгул федерализма и т. д. Но
причина национальной катастрофы в
другом. Сегодня общественное самосознание россиян можно сравнить с психически больным человеком, переживающим распад, отчуждение от собственной
личности – ее прошлого, настоящего,
будущего.
В последние годы, в связи с разрушением системы духовного самовоспроизводства российского общества и мировоззренческим вакуумом, в котором оно
оказалось, все отчетливее обнаруживаются симптомы кризиса идентичности,
который в субъективном, личностном
плане переживается как духовная изоляция, разрыв связей человека с социальным и культурным миром, неспособность личности отождествить себя в национально-государственном плане. Утрата мировоззренческих оснований национально-культурной
идентичности
стимулирует процесс социальной и государственной «маргинали-зации», сопровождается чувством тревоги, страха,
ощущением исторической обреченности,
«бездомности» и потерянности человека
в мире. Тревожной тенденцией становится резкое увеличение количества сограждан, избирающих в качестве основания идентичности этническую принадлежность, что чревато усилением
межэтнической напряженности, а в перспективе – распадом российской государственности. Для подростка, молодого
человека кризис идентичности субъективно может и не восприниматься в этом
качестве, что вполне объяснимо – духовный кризис до определенной стадии
протекает в неявной форме, носит как бы
отсроченный характер. Дело в том, что
когда опасность возникает резко, внезапно, то картина мира быстро меняется,
и человек мобилизует все свои ресурсы
для поиска выхода. В данном случае ситуация не воспринимается как болезненная.
В культурологической плоскости
кризис идентичности вызван истощением культурных, духовных факторов
идентификации. Это произошло в результате тотального нигилизма в последнее десятилетие по отношению к
своему историческому прошлому (1990е гг. можно сравнить с сознательным и
специально тренируемым сумасшестви-
ем нации, решившей напрочь забыть о
том, что она представляет из себя в историко-культурном, цивилизационном
плане), а также в связи с невостребованностью образовательными институтами
воспитательного потенциала отечественной гуманитарной культуры. Утрачена референтная роль персонифицированных ценностей-образов отечественной истории и культуры – современный
молодой человек не желает творить себя
«по обрацу и подобию» героев Гоголя,
Достоевского, Толстого и др. Сегодня
классические образы отечественной литературы перестали выполнять функцию
трансляции этического идеала (как известно, именно они представляют собой
символическое воплощение христианских ценностей – нестяжательства, страдания и любви). Для значительной части
населения (и прежде всего молодого поколения) существенно снижена смыслообразующая роль нравственных ценностей христианства. В этом смысле данный этап российской истории напоминает эпоху Реформации в странах Западной
Европы.
Чтобы яснее представить себе условия и механизмы идентичности, рассмотрим их на примере метода маскотерапии, с помощью которого известный
московский художник-психиатр в конце
80-х – начале 90-х гг. XX в. помогал обрести идентичность безнадежным с точки зрения традиционной психотерапии
больным людям. Технический метод (его
внешняя канва) состоит в следующем:
художник создает из пластилина серию
портретных изображений больного – масок (это может продолжаться от месяца
до года). При этом маска должна быть
похожа на пациента – он должен узнать
себя в ней; в ней должно воплощаться
«здоровое начало» из прошлого, которое
надо выявить, рассмотреть в облике
больного, обнажить и воссоздать в портрете, т. е. заново интегрировать целостность из здоровых элементов. Постепенно художник создает объективный образ
пациента в прошлом, исключая из него
деформированные болезнью элементы
настоящего. Больной принимает этот образ, отождествляет себя со своим портретом и возвращается в состояние нормального прошлого, т. е. здоровым.
Суть метода в том, что причина
всех психических заболеваний определяется как кризис идентичности, т. е.
распад, отчуждение от собственной личности. Следовательно, исцеление – это
возврат былой целостности. Основной
механизм лечения – идентификация деформированного сознания со здоровым
образом самого себя, который был в
прошлом. Условиями воссоздания здоровой личности пациента являются: узнавание себя в прошлом (возвращение к
былым разрушенным в результате заболевания жизненным ценностям), познание и принятие себя в новом качестве. В
результате происходит преодоление феномена отчуждения, вывод и выход пациента из состояния аутизма. Болезнь
осознается и преодолевается.
Для здоровья культуры идентичность каждого из ее носителей – важнейшее условие духовного и душевного
здоровья общества. Если для личности
хронический кризис идентичности неизбежно заканчивается психическим заболеванием, то для общества возможны
две перспективы: смута и распад «тела»
государства (со всеми вытекающими отсюда последствиям); возврат тоталитарного режима. Поскольку преодоление
кризиса предполагает сильные механизмы общественной консолидации, выделяются только два пути развития: тоталитарное государство (сила власти) или
мощная общенациональная ценность,
идея (власть культуры). Причем слабость одного механизма компенсируется
силой другого.
Таким образом, обретение идентичности (душевное исцеление общественного сознания) предполагает различные векторы духовных усилий нации:
воссоединение со своей историей, про-
2
__________________________________________________________________________________________
ВЕСТНИК Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2006
/ 1 (9)
шлым
(идентификация);
обретение
идентичности в настоящем; видение нацией своего будущего. Важнейшим фактором является обретение историкокультурной идентичности с прошлым –
так же, как больная личность создает
«образ себя», вспоминая свое «здоровое
прошлое», так и культура для исцеления
должна воссоздать свой образ, сформировать его из здоровых элементов настоящего и прошлого. Функцию врачамаскотерапевта может и обязана выполнить гуманитарная культура, и прежде
всего ее мифопоэтический пласт – в
«зеркале» художественного текста сегодняшняя Россия должна «узнать» себя,
выстроить адекватный образ своего национально-культурного «Я».
В связи с этимследует отметить
огромный идентификационный потенциал русской классической литературы и
живописи. Не случайно Вячеслав Иванов, анализируя «Братьев Карамазовых»
Ф. М. Достоевского, пришел к выводу о
том, что наиболее вероятной грядущей
формой воплощения русской идеи станет агиократия (власть святых), персонифицированная романной биографией
Алеши Карамазова. Этот собирательный
образ (и соответствующая модель агиоцентрической культуры) строится на
двух основаниях: на признании святости
как высшей духовной ценности и на соборности общественного бытия с ее реальным равенством и абсолютной свободой. Последняя равна необходимости,
т. е. становится неосознаваемой несвободой. При этом неизменными спутниками
святости будут всечеловечность, мессианский пафос, служение, духовность,
аскетизм, милосердие и сострадание.
Действительно, и человеческий
тип, и образ духовности, зафиксированные в литературе, живописи, православной иконе, в агиографическом жанре
Жития, обладают особой энергией личностного преображения. Человек, максимально полно осуществивший в земной биографии свое божественное пред-
назначение, был сердечно чист, внутренне уравновешен и прост.
Он имел особый талант сострадания и жалости к чужому горю. Его
жизнь – это абсолютное послушание,
кротость и смирение (об этом говорили
все – от Иосифа Волоколамского до Нила Сорского: «Нужно совершенно отсечь
свою волю»), это нестяжательство и любовь к бедности (как «принципиальной»
– когда «нищий духом», так и фактической), это отрешенность от земных благ
и «отвращение» от всего излишнего.
Православный святой принимал как
должное человеческое страдание, переживание которого уже само ведет к благодати, ибо страдание есть форма сущностного участия в жизни Христа («Всякое страдание есть участие в страстях и
смерти Сына Божия» [
]. Когда человек страдает, перед ним открываются
врата рая). Ценностью и образом жизни
была солидарность, которая нашла выражение в идее «всеобщего спасения».
Отечественная мысль никогда не была
озабочена индивидуальным спасением:
все души связаны, и спасение может
быть только общим. Особое место в системе ценностных ориентаций личности
занимали любовь и милосердие (и прежде всего в отношениях с врагами). Неотъемлемую часть человеческого подвига составлял патриотизм, но весьма специфический – как жертвенная любовь,
мученичество за веру. В житиях святых
князей воспевается любовь к ближнему
и готовность в любой момент отдать
жизнь за свой народ. Обычным человеческим поступком было утверждение
социальной справедливости. Авторы
Жития подчеркивали, что святые были
«обидимым помощники, вдовам и сиротам заступники, а «сильных не стыдилися» и «царей обличали».
Все это вместе и составляет идеал
«Святая Русь», но не в смысле моральной непогрешимости реального бытия –
идеал святости представлял высшую его
ценность, задавал ориентир и планку
3
__________________________________________________________________________________________
ВЕСТНИК Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2006
/ 1 (9)
нравственного самосовершенствования
человека. Идентификационные ресурсы
такого идеала заключаются в том, что он
утверждает предельно нравственные и
наиболее рациональные, с учетом грядущей экологической катастрофы, ценности. Его духовность вненациональная,
всемирная, вселенская, что чрезвычайно
важно для сохранения мира и целостности в полиэтнической России.
Дальнейшее
самоопределение
российского общества в рамках этой
нравственной модели во многом будет
зависеть от степени востребованности
идентификационного потенциала текстов отечественной художественной
культуры. Ее образы в концентрированном виде содержат духовные ценности,
составляющие ядро национальной культуры, определяющие специфику и уникальность последней. Это особенно актуально сегодня ситуации, когда с особой остротой встает проблема мобилизации ресурсов преображения и саморазвития, активизации созидательных сил
нации, когда необходима корректировка
самой идеологии реформ, оценка их перспективности по критерию соответствия
глубинным пластам национального сознания. Любые преобразования будут
эффективны в той мере, в какой они станут формой отражения и продолжения
сущностных характеристик российской
духовности.
Обретение историко-культурной
идентичности в настоящем предполагает
понимание и принятие исторического
прошлого народа – оно должно «войти»
в актуальное пространство самосознания, должно быть им переработано и усвоено. При этом чрезвычайно важно
отыскать в истории своего Отечества
«пиковые состояния» государственного
и общественного бытия (т. е. самые
«здоровые» периоды развития, когда
Россия максимально полно выражала
бытием свое предназначение), с помощью которых можно восстановить
«связь времен». Такой избирательный
подход к прошлому закономерен: национальная история – не просто некая
последовательность событий и причинно-следственных связей между ними. В
самосознании народа она существует в
форме своеобразного коллективного
«текста», выстраивающегося вокруг событий и персон, значимых для сегодняшнего самопонимания. Выбор этих
событий не случаен – он подчинен потребности нации в осмыслении ее актуального положения и проектирования
возможного будущего.
«Освоение» прошлого осуществляется путем активного и осмысленного
обращения к текстам отечественной гуманитарной культуры, в которых содержится огромный идентификационный
ресурс нации. Образовательный и воспитательный потенциал гуманитарных текстов состоит в их возможности расширить горизонты индивидуального самосознания человека, обеспечить его сопричастность духовным поискам русских мыслителей других эпох, которые
обнаруживают смысловую глубину в настоящем дне. Включение в мир отечественной гуманитарной культуры поможет
молодому человеку понять свое собственное призвание и предназначение, обрести духовно-нравственный смысл в
профессиональной деятельности.
Как известно, сущность образования не сводится к профессиональной
подготовке специалиста. На самом деле
образование есть процесс и результат
формирования целостного «образа» личности, важнейший механизм трансляции
ценностей, норм и смыслов бытия, специфических для того или иного типа
культуры.
Каждая культура свою духовную
сущность образует и представляет в
форме этического идеала, который персонифицируется образами исторических
деятелей, национальных героев, святых,
выступающих в роли духовных референтов нации. Образы таких личностей являются обобщенным символом нацио-
4
__________________________________________________________________________________________
ВЕСТНИК Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2006
/ 1 (9)
нальной культуры, они олицетворяют ее
духовное ядро, концентрируют представления народа о желаемом будущем.
Этический идеал в христианских культурах концентрируется вокруг тех ценностей, которые обозначены в Нагорной
проповеди Христа. Как известно, христианская мораль строится на всепрощающей любви к ближнему; страдании
(вечной и блаженной жизни достойны
плачущие, кроткие, чистые сердцем,
жаждущие правды, гонимые за правду) и
нестяжательстве (блаженны нищие духом, т.е. отказавшиеся от материальных
благ согласно своему духовному выбору). Именно вокруг этих ценностей концентрируется проблематика всей русской литературы, живописи, фольклора.
Поэтому сегодня необходимо
востребовать образы духовных референтов отечественной истории и культуры,
олицетворяющие ее базовые ценности,
воплощающие лучшие нравственные качества народа. Персонификация национальной души станет не только фактором общественного единения, но и эталоном личностного развития. Значимые
образцы для подражания способны задать идеал совершенства, стать точкой
отсчета в определении смысла жизни,
пробудить в человеке энергию самосозидания, помочь понять свое предназначение и обрести личностную гармонию.
Духовный референт – это не
только символ консолидации нации, но и
образец для подражания, идеал для самовоспитания, поиска и определения
смысла собственного бытия. Значение
духовно-нравственных референтов уникально в плоскости личностного становления. Каждый человек, в силу своей изначальной незавершенности, потенциально бесконечен в вариантах собственного будущего. Поэтому он должен дополнить себя – предстоянием чему-то
высшему, осуществившемуся и находящемуся вне его, способному довершить
и возвысить человеческое бытие. Именно референтный образ другого становит-
ся условием образования личности и
реализации ее возможностей – путем определения жизненного призвания и выбора того пути, на котором личность
сможет максимально полно себя реализовать. Отождествление с образом значимой личности как бы «запускает» резонансный механизм, усиливающий в
личности подобные качества.
Следует отметить важнейшую
роль личности педагога, которую необходимо рассматривать как один из главных ресурсов образовательной деятельности (наряду с текстами, содержащими
концентрированный опыт человеческого
развития). Можно выделить три канала
влияния педагога на личность студента:
– субъективная интерпретация
текста (смысл его существенно модифицируется в контексте содержания ментального и ценностно-нормативного мира педагога, его собственной «картины
мира»);
– ценности и личностные качества педагога, которые неизбежно транслируются
по
коммуникативнообразовательным каналам;
– особая душевная энергия воспитателя, посредством которой происходит
творение другого.
Значительные возможности влияния на личность воспитанника ставят
проблему высочайшей нравственной ответственности педагога за то, какую духовность он созидает в себе и являет ее
другим в образовательном пространстве
коммуникаций. Важно понять, какие
ценности и качества педагог должен
транслировать в рамках образовательной
деятельности. На наш взгляд, современному педагогу следует персонифицировать базовые для отечественной культуры ценности – прежде всего справедливость, моральную ответственность, патриотизм, духовность. Он обязан сам
олицетворять такие моральные качества,
как совесть (т. е. внутреннюю настроенность на другой голос, способность услышать и воспринять «весть»),
5
__________________________________________________________________________________________
ВЕСТНИК Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2006
/ 1 (9)
способность к сопереживанию, милосердие. К сожалению, сегодняшний материальный мир почти убил в педагоге
эти высокие моральные качества, заставив его подчинить педагогический процесс погоне за количеством знаний и освоенных технологий.
В контексте сказанного особую
важность приобретает такой элемент образовательной деятельности, как экзамен, форма и содержание которого одновременно может стать и средством
разрушения образа «Я», и созидания души человеческой. На наш взгляд, в рамках гуманистической парадигмы образовательной и воспитательной деятельности критерии оценки знаний не должны
жестко следовать объему и качеству освоенных знаний, поскольку тем самым
мы утверждаем абсолютно «инструментальный» подход к человеку, который
завтра будет транслировать такую жесткость в систему менеджмента, маркетинга, в межличностные отношения. Важнейший «предмет» оценки – путь, который прошел воспитанник в процессе самостроительства. Образовательные тексты, содержание лекций, личность педагога – все это лишь материал для саморазвития личности. Своей оценкой педагог удерживает студента на этом пути,
поощряет его дальнейшие усилия. Воспитать, «собрать» личность можно лишь
усилием души педагога, впитавшей в себя этический идеал культуры и формирующей воспитанника по «образу и подобию».
6
__________________________________________________________________________________________
ВЕСТНИК Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2006
/ 1 (9)
7
__________________________________________________________________________________________
ВЕСТНИК Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2006
/ 1 (9)
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
5
Размер файла
395 Кб
Теги
отечественная, культура, образовательная, pdf, деятельности, ресурсы
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа