close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Симультанизм как прием интерпретации факта в романе Р. Мерля «За стеклом».pdf

код для вставкиСкачать
ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ВУЗАМ
УДК 821.133.1.05/82.311.4
ББК 84(4)
СИМУЛЬТАНИЗМ КАК ПРИЕМ ИНТЕРПРЕТАЦИИ
ФАКТА В РОМАНЕ Р.МЕРЛЯ «ЗА СТЕКЛОМ»
А.В. Анохина
336
Аннотация. В статье рассматривается художественная функция приема симультанизма в романе Р. Мерля «За стеклом». Основа произведения – события 22 марта 1968 г., когда студентами был захвачен административный корпус университета Нантера. Их воплощение в романе опирается на документальные источники. Одним из наиболее показательных
приемов работы с фактом является симультанизм – совмещение различных временных или пространственных состояний изображаемого объекта. Ракурсами во взгляде на микромир Нантера становятся мировоззренческие позиции персонажей. Их основные типы были выделены писателем
на основании обобщения материалов проведенных со студентами бесед.
В преломлении взглядов героев изображаются как ключевые вопросы, связанные с социальной действительностью, так и центральные события 22
марта. В статье последовательно рассматриваются основные оппозиции,
формирующие систему образов романа: члены леворадикальных групп; политически активные и не вовлеченные в движение гошистов студенты;
преподаватели и учащиеся университета; либеральная и консервативная
часть профессуры; представители различных национальных культур
(французы/алжирцы). Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что
прием симультанизма призван показать внутреннюю противоречивость
движения протеста. Факт, преломляясь в различных мировоззрениях,
приобретает неоднозначность и смысловую заостренность. Акция 22 марта и движение гошистов выходят в романе за границы локального исторического события и становятся проявлением национального самосознания
и особенностей развития общества в целом.
Ключевые слова: творчество Р. Мерля, симультанизм, точка зрения.
THE SIMULTANISME AS MEANS OF THE INTERPRETATION
OF THE FACT IN R.MERLE’S “BEHIND THE GLASS”
A.V. Anokhina
Abstract. The function of the device of simultanism in Merle’s novel “Behind the glass” is analyzed in the article. The basis of this work – the events
of the 22th of March 1986 – the seizure of the administrative building of
Преподаватель XX
ВЕК
3 / 2014
Литературоведение
Nanterre University by students. The author uses documentary sources. One
of the most model device of work with the material – simultanism – the combination of different time and spatial states of the object. The characters’
world outlook points of view are the different foreshortenings of microcosm
of Nanterre. The main types were chosen by the author on the basis of conversations with students. The author analyzes both the key questions of social reality and the central events of the 22th of March. The main groups of
opposition in the system of the novel images are analyzed in consecutive order: the members of the left-radical groups; politically active students and
not involved in the division of Leftists students; teachers and students; liberal and conservative part of the professorate; representatives of different
national cultures (the French/the Algerian). The analyses drives to a conclusion that the device of simultanism shows the inner discrepancy of the protest division. The fact in different world outlooks acquires polysemantic and
pointed meaning. The action of the 22th of March and the division of Leftists
in the novel exceed the limits of the local historical event and become the
manifestation of national sense and the peculiarity of development of society
in general.
Keywords: Merle’s works, simultanisme, point of view.
В
творчестве Робера Мерля можно
выделить ряд произведений, повествующих о подлинных событиях
современной писателю истории. Среди них – «Уик-энд на берегу океана»
(1949), «Смерть – мое ремесло» (1952).
Относится к их числу и роман «За
стеклом» (1970).
Основа романа «За стеклом» – события 22 марта 1968 года. В этот
день леворадикальными студентами
университета Нантера был захвачен
Зал Ученого совета. Писатель делает
предметом изображения период,
предварявший пик протестного движения «Красный май» во Франции.
Такой выбор связан не только с поиском истоков студенческого бунта. Замысел произведения Мерль определял как «исследование сообщества
нантерцев, разделенного на подгруппы: изучение бидонвилля, изучение
университетского гетто и внутри
3 / 2014
его – гетто студентов-революционеров» [1, р. 62]. Для реконструкции
многоступенчатой структуры университета писатель использует прием,
получивший широкое распространение в литературе модернизма: соположение точек зрения различных
персонажей на одно и то же событие.
В предисловии к роману «За стеклом» Мерль пишет, что основным
принципом соотнесения сюжетных
линий отдельных героев является
симультанизм. Это прием в искусстве понимается как одновременное
совмещение либо «таких компонентов предмета, которые могут восприниматься только в разные моменты
времени (разные ракурсы или разные состояния)», либо «отдельных
сцен, каждая из которых дается со
своей пространственной позиции»
[2]. Симультанизм, таким образом,
был призван преодолеть ограничен-
Преподаватель XX
ВЕК
337
ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ВУЗАМ
338
ность зрительного восприятия человека и создать объемную картину
изображаемого объекта. В романе
Мерля таким объектом становится
микромир Нантера, различными
аспектами которого выступают мировоззренческие позиции персонажей, чьи жизни, по словам Мерля,
«протекают обособленно друг от друга и параллельно в одном и том же
месте и в одно и то же время»
[3, с. 7]. В призме их судеб предстают как ключевые вопросы, связанные с социальной действительностью: движение протеста, реформа
образования; так и центральные события 22 марта: собрание гошистов,
захват Зала Советов.
Симультанная структура романа
отчетливо проявляется, например, в
изображении захвата административного корпуса. Для студентовгошистов это время приобретает
историческое значение, ведь они оккупируют башню, символ власти репрессивного общества. Но на этот же
временной отрезок дано еще два
взгляда: страдающего от сердечного
приступа профессора Н., а также людей, собравшихся на концерт классической музыки. Все события протекают в один временной период, однако он приобретает различное значение для героев. Для слушателей
концерта известие о захвате зала
Ученого совета не прерывает обычного течения дня, тогда как профессор Н. оказывается в это время на
пороге смерти. Мерль показывает,
что на вопрос о значении акции гошистов нет одного ответа: их действия локальны и теряют свою весомость в сопоставлении с другими событиями. Симультанизм, тем самым,
указывая на неоднозначность в оцен-
Преподаватель XX
ВЕК
ке факта, становится средством его
интерпретации.
Схожий принцип изображения
исторического события Мерль использовал несколькими годами ранее в историко-публицистической
книге «Монкада. Первая битва Фиделя Кастро» (1965). Реконструируя
основные этапы штурма казармы
Монкада, писатель показывает их
восприятие реальными участниками
«Движения» Фиделя Кастро, судьбы
которых и составляют историческое
событие. Общие черты в структуре
двух текстов определяются взглядом
писателя на сущность исторического
процесса. Он складывается не только из фактов широкого социального
контекста, но и духовной жизни людей, которые эти события переживают. Такой подход отсылает к идеям,
возникшим в первой половине ХХ
века. В частности – концепции, предложенной школой «Анналов», а также взглядам Р. Арона, который в работе «Введение в философию истории» (1938) пишет, что «человек не
только находится в истории», но «он
носит в себе историю, которую изучает» [4, с. 217].
В отличие от книги «Монкада.
Первая битва Фиделя Кастро», центральные персонажи романа «За стеклом» являются вымышленными.
Воссоздание мировидения представителей университета имеет под собой документальную основу: записи,
сделанные в ходе бесед со студентами, книги Ж. Бертолино «Бунтовщики» и Д. Кон-Бендита «Гошизм», которые дали обширные сведения об
идеологии «новых левых». На основании собранного материала писатель сделал обобщение, выделив
наиболее значимые группы студен-
3 / 2014
Литературоведение
тов, а также вопросы, находившиеся
в центре их внимания: скрытый антисемитизм, доминирующее влияние
семьи, проблемы сексуальных отношений [5, p. 270]. Результаты этой
работы стали базой для создания
персонажей. Писатель, тем самым,
отрывает факты от конкретных личностей, выявляя основные типы мировосприятия, в призме которых и
предстает историческое событие.
В сопоставлении мировоззрений
персонажей можно выделить несколько уровней, отражающих структуру университета. Во-первых, соотношение взглядов, обусловленных
социальным статусом; во-вторых –
столкновение точек зрений, сформированных разными национальными
культурами.
Важным аспектом изображения
событий 22 марта является взаимодействие в романе леворадикальных
политических групп. Одним из наиболее ярких выразителей идеологии
гошистов является анархист Давид
Шульц. В его устах отчетливо звучит
свойственная большей части молодых людей оценка общества как репрессивного: «каждый из профессоров … следит, как с вышки, за двенадцатью тысячами покорных студентов, за двенадцатью тысячами
домашних животных, которых нужно направить в загон, набить «объективными» знаниями, а потом подвергнуть отбору и вернуть обществу
в виде совершенных служащих капиталистической системы» [3, с. 78].
Но, несмотря на наличие общей идеи
во взглядах «новых левых», исследователи событий 60-х гг. говорили о
существовании разобщенных групп,
поверхностно воспринявших идеи
Маркузе, Ги Дебора, Ванейгема.
3 / 2014
Взаимодействие в романе студентовгошистов отвечает такой оценке движения. Идеологические позиции политических групп сталкиваются в
сценах, построенных вокруг центральных событий движения протеста: собрания, предметом которого
было решение о захвате Зала Советов, и акции 22 марта. Так, в сцене
собрания обсуждение быстро переходит от центрального вопроса к спорам относительно справедливости
взглядов той или иной группы. Расхождения во взглядах гошистов сосредотачиваются вокруг одной из
центральных для движения протеста проблем – реформы образования
Фуше. Для одних она «направлена
на подрыв всей системы образования
в масштабе страны» [там же, с. 227],
для анархистов воплощает «технократическое приспособление его
(университета. – А.А.) к целям экономической экспансии» [там же, с. 228],
а маоисты вообще не считают реформу значимой. Строгая приверженность позиции своей группы ведет к
тому, что за частными аспектами
уходит на второй план то общее, что
соединяет взгляды гошистов, а деятельность перемещается в сферу словесных споров. Выстраивая сцену собрания таким образом, Мерль указывает на неспособность студенческого движения стать ведущей силой
протеста, каковой они себя считали.
Группы предстают изолированными,
чем объясняется и итог захвата: в
широком смысле неудача, ведь завершается он тем, что «объявляется
перерыв Революции на сон» [там же,
с. 348].
Другая грань взаимодействия точек зрения – соотношение взглядов
политически активных персонажей
Преподаватель XX
ВЕК
339
ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ВУЗАМ
340
и героев, не вовлеченных в движение протеста. Отчетливо она проявляется в образах Давида Шульца и
Менестреля. Сцены, посвященные
им, часто соседствуют в романе. Герои нередко дают контрастные оценки действительности, где основным
моментом является деятельность гошистов. Если Давид видит в ней реальную силу, то для Менестреля –
это «школярство» [там же, с. 138].
Значимыми в оценке писателем
мира студентов становятся причины
такого отношения: Менестрель, в отличие от Давида, должен сам обеспечивать свое существование. Его слова о желании Бушюта присоединиться к анархистам можно отнести к
движению в целом: «В худшем случае ты рискуешь быть на год исключенным из Нантера, а на это тебе
плевать, отец пошлет тебя в Германию или в Англию, и первого числа
каждого месяца ты будешь получать
вместо чека во франках чек в фунтах
или в марках. Иными словами, над
тобой не каплет, ты под крылышком
буржуазного общества» [там же,
с. 141]. Отношение героев к движению протеста в большой степени
определяется социальными факторами, которые, в свою очередь, обусловливают и расслоение, существующее среди студентов. В некотором смысле в романе возникает
полемика с идеями Маркузе, согласно взглядам которого студенты
должны стать одной из ведущих сил
в разрушении одномерного общества. Мерль не отрицает революционного потенциала молодого поколения. Но его представители, так или
иначе, включены в то общество, которое стремятся ниспровергнуть. В
движении протеста, как и в причи-
Преподаватель XX
ВЕК
нах обращения студентов к идеям
«новых левых», писатель видит внутренние противоречия: в том числе,
неспособность молодых людей выйти
за границы существующих социальных норм и предложить иную систему ценностей. Свой взгляд на движение протеста Мерль несколько позже
сформулирует в одном из интервью:
«Май 68 не был революцией, только
шуткой студентов, которая продлилась слишком долго» [6].
Несмотря на внутреннюю разобщенность студенчества, их взгляды
объединяются противопоставлением
точке зрения преподавателей. Миры
студентов и профессоров предстают в
романе изолированными. Замкнутость двух групп проявляется в организации фрагментов, посвященных
им: взгляды их представителей излагаются в различных сценах, что
указывает на отсутствие открытого
диалога. С позиции студентов преподаватели являются проводниками
репрессивной власти, обладающими
рядом привилегий. Эта причина лежит в основе отчуждения, возникающего между двумя социальными
слоями, каких бы взглядов не придерживались их представители.
Но и преподавательское сообщество предстает разобщенным. Отчетливо противопоставляются в романе
заведующий отделением Рансе и
профессора Фременкур, Бергез и
Анри. Предметом их обсуждения являются те же вопросы, что находятся
в центре внимания студентов: движение протеста, реформы образо­
вания, жесткая административная
система университета. Особенность
взглядов
преподавателей-либера­
лов – поиск причин студенческого
бунта, которые они видят в суще-
3 / 2014
Литературоведение
ствующей социальной обстановке:
«Массовое обучение, жестокая конкуренция, ограниченность спроса, с которой они сталкиваются по окончании, а в самом университете – никакой возможности влиять на систему
обучения, программы и методы. […]
...стремление установить студенческую власть родилось из этого противоречия» [3, с. 176]. В этих словах
звучат отсылки к реформе образования 1966 г., которая привела к нарастанию недовольства среди молодых людей. Позиции Фременкура,
Бергеза, Анри присуще, следовательно, и критичное отношение к проводимой французским правительством
политике: они видят объективные
причины возникновения бунта. Но,
наряду с этим, либеральная профессура подчеркивает и недостатки деятельности гошистов: «отказ студенческого движения сформулировать
свои цели и создать свою организацию… такая позиция присуща… целому идейному течению», «структурализм, новый роман, студенческое
движение: три антигуманистические
попытки, свидетельствующие, возможно, о том, что человек устал быть
человеком» [там же, с. 177]. Точке
зрения этой части преподавателей
свойственно осознание необходимости изменений общественной системы. Однако форма, которую принимает движение протеста, не кажется
им продуктивной.
Другую позицию в романе занимает Рансе, образ которого символизирует административную иерархическую власть. Его взгляды противопоставлены как студентам, так и
преподавателям. Слова Рансе наполнены страхом лишиться своих
привилегий: «Если мы будем попу-
3 / 2014
стительствовать, они в один прекрасный день явятся сюда, займут наши
кабинеты, экспроприируют наши телефоны и загадят наши архивы»
[там же, с. 50]. Этот персонаж предстает полностью погруженным в иерархическую систему университета.
Образ Рансе отсылает к идее «общества спектакля» Ги Дебора. Согласно
этой концепции, в современном обществе главенствующую роль играет
копия, которая определяет систему
отношений: «Спектакль – это не совокупность образов, но общественные отношения между людьми, опосредованные образом» [7, с. 23]. Эта
сторона общественного устройства в
романе подчеркивается введением
реальных деталей пространства университета: отдельный кабинет Рансе
с «псевдороскошью» обстановки или
привилегия пользоваться лифтом,
которую рьяно защищает герой произведения. Впрочем, как и многие
другие преподаватели, взоры которых защищены от вида бидонвилей.
Человек оказывается во власти фетиша, будь то положение в обществе
или защита диссертации, которая ведет к увеличению возможностей потребления, давая возможность занять
более высокое положение в системе
университета. Но подчинен потреблению не только Рансе, элемент системы администрирования, но и сами
гошисты, которые, казалось бы, отрицая общество спектакля, на самом
деле создают лишь новую его форму.
Таким образом, причины конфликта между студентами и преподавателями лежат в отчужденности
их миров, продиктованной социальной иерархией. Такой взгляд проливает свет и на сущность акции 22
марта. Захват Зала Советов задумы-
Преподаватель XX
ВЕК
341
ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ВУЗАМ
342
вался как выступление против ареста студентов за атаку «Америкэн
экспресс». Но сводится он к противостоянию с преподавателями, символ
власти которых и оккупируют гошисты. Акция студентов предстает призмой для взглядов двух поколений,
которые не готовы идти на встречу
друг другу. Тем самым локальное событие сталкивает и ценностные системы двух поколений, ставя вопрос
об их состоятельности в изменяющихся условиях.
Неоднозначность оценки как молодежного протеста во Франции, так
и сущности «бурных шестидесятых»
проявляется во многих произведениях, посвященных данной теме. Так, в
романе «1968. Исторический роман в
эпизодах» (1998) П. Рамбо предлагает взгляды представителей различных социальных групп на майские
события, подчеркивая различия в их
восприятии. В несколько ином ключе спорный характер итогов майских
событий выражает П. Лене в повести
«Ирреволюция» (1971). Главный герой, имя которого не названо, вспоминает, что май дал ему надежду и
ощущение единения людей. Но, рассказывая о своей жизни в Сотанвиле
в октябре 1968 г., он все больше
убеждается, что бунт не состоялся и
люди остались прежними: «Мы совершили ирреволюцию, а не революцию, потому что ни один из тех, кто
должен был совершить эту революцию, ни один из нас не надеялся обрести в ней полное удовлетворение.
Мы, может, и обладали тем, что нужно, чтобы изменить мир; но себя мы
изменить не могли» [8]. Подобная
оценка движения протеста говорит
об отсутствии единого взгляда на события, их внутренней противоречи-
Преподаватель XX
ВЕК
вости, свидетельствующей о дезориентации человека в обществе и зыбкости системы ценностей.
Но в романе Мерля появляется
еще одна доминанта в оценке не
только движения протеста, но французского общества. Точки зрения
представителей университета Нантера объединяются противопоставлением позиции алжирцев. Нантер
1968 г. – это еще строящийся университет, который окружен бидонвилями, населенными рабочими-алжир­
ца­ми. Радикализация студенческого
движения происходила именно вокруг проблемы освобождения Алжира, последней колонии Франции.
Однако в сознании студентов эта
идея возникает лишь в тот момент,
когда Давид видит алжирца Абделазиза, что отражает замкнутость протеста на частных проблемах. Надо
отметить, что именно Абделазизу отводится наибольшее пространство
речи от первого лица, что также подчеркивает его принадлежность к
другой культуре, которую наиболее
полно может выразить только сам герой, а не писатель-француз.
Мерль выводит на первый план
отличия в условиях жизни студентов
и алжирцев. Они проявляются не
только в соотнесении пространства
университета и бидонвилей, где сигналом к пробуждению служит капля
воды, падающая на лицо Абделазиза. Опосредованно в роман включается описание жизни в Алжире. Читая письмо жены Моктара, одного из
рабочих, Абделазиз дает следующий
комментарий: «А у меня, когда я
слышу все это, сердце сжимается, потому что у маленького Мустафы –
паратиф, а там, в глуши, теперь, когда нет больше болгарских врачей,
3 / 2014
Литературоведение
вообще нет никого, кто мог бы лечить» [3, с. 90]. Франция преодолела
такого рода проблемы, это государство иного уровня жизни, тогда как
Алжир являет собой страну Третьего
мира, где нет условий для сохранения жизни ребенка. В этой ситуации
выражается различие между уровнем жизни двух стран, а вместе с
тем – и непонимание гошистами в
полной мере целей своей борьбы.
Попытки преодолеть существующие между алжирцами и французами границы также не приносят успеха. До определенного момента развивавшиеся параллельно, сюжетные
линии Давида и Абделазиза пересекаются. Но герои не могут проникнуть в миры друг друга. Давид хочет
помочь алжирцу, однако эти прогрессивные стремления Мерль разрушает одним случайным замечанием относительно вида из окна комнаты, которую он предлагает Абделазизу: «обставлено по-дурацки, и посмотри, что за вид – окно выходит на
бидонвиль» [там же, с. 153]. Сосредоточенный на акциях внутри университета, бунт отгораживается от мира
бидонвиллей, проблемы иммигрантов, что объединяет всех героев, находящихся внутри «стеклянной клетки» [там же, с. 261]. Отождествление
точек зрения героев с позиции третьих лиц становится одним из способов интерпретации как событий 22
марта, так и протестного движения в
целом. Сопоставление в романе
взглядов студентов и рабочего, уровня жизни француза и алжирца выявляет поверхностность движения
протеста, локальность их действий,
фактически проверяя идеи студентов
жизнью. Обращение к проблеме взаимоотношений французов и алжир-
3 / 2014
цев указывает и на обусловленность
сущности протестного движения макрофакторами – общими тенденциями развития социума, культуры, национального самосознания.
Исходя из сказанного выше, можно сделать вывод, что прием симультанизма призван воссоздать многомерную структуру университета
Нантера и внутреннюю противоречивость движения протеста. Преломляясь в различных мировоззрениях,
факт приобретает неоднозначность и
смысловую заостренность. Создание
нескольких уровней соотношения
взглядов персонажей, где каждый
последующий характеризуется большей обобщенностью, выводит захват
Зала Советов за границы локального события. Акция гошистов становится проявлением не только внутренней неоднородности университетской среды, но и выражением национального самосознания и особенностей развития общества в целом.
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ
И ЛИТЕРАТУРЫ
1. Dubois, C.-G. Qu’adviendra-t-il si ...demain
redevient avant-hier? Expérimentations de
politique-fiction dans Malevil de Robert
Merle? [Text] / C.-G. Dubois // Eidôlon.
Fiction d’anticipation politique. – Presse
universitaire de Bordeau. – Nov. 2006. –
№ 73. – Р. 61-81.
2. Грибер, Ю.А. Внутреннее пространство
живописного полотна [Электронный ресурс] / Ю.А. Грибер // Сорокинские чтения «Актуальные проблемы социологической науки и социальной практики». –
URL: http://lib.socio.msu.ru/l/library?e=d000-00---0sor--00-0-0 (дата обращения:
15.02.2014).
3. Мерль, Р. За стеклом [Текст] / Р. Мерль. –
М. : АСТ : Астрель, 2010. – 349 с.
4. Арон, Р. Избранное: Введение в философию истории [Текст] / Р. Арон. – М. :
Преподаватель XX
ВЕК
343
ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ВУЗАМ
5.
6.
7.
8.
ПЕРСЭ ; СПб. : Университетская книга,
2000. – 543 с.
Merle, P. Robert Merle: une vie de passion
[Text]. – Paris : Éditions de l’Aube, (Regards
croisés), 2008. – 441 p.
Gandillot, Th. Robert Merle J’ai toujours
cru en mon succes [Electronic resource] /
P. Merle // Express. – P., 2003. – № 2725. –
URL: http://www.lexpress.fr/informations/jai-toujours-cru-en-mon-succes_653160.html
(дата обращения: 22.03.2014).
Дебор, Г.Э. Общество спектакля [Текст] /
Г.Э. Дебор. – М. : Изд-во «Логос», 2000.
– 184 с.
Лене, П. Ирреволюция [Электронный ресурс] / П. Лене. – URL: http://lib.rus.ec/
b/354858/read (дата обращения: 12.02.2014).
REFERENCE
1. Dubois C.-G. Qu’adviendra-t-il si ...demain
redevient avant-hier? Expérimentations de
politique-fiction dans Malevil de Robert
Merle? Eidôlon. Fiction d’anticipation politique, Presse universitaire de Bordeau, nov.
2006, № 73, pp. 61-81.
2. Griber, Ju.A. Vnutrennee prostranstvo
zhivopisnogo polotna [Internal space of a
painting], Sorokinskie chtenija «Aktual’nye
problemy sociologicheskoj nauki i social’noj
praktiki», URL: http://lib.socio.msu.ru/l/
library?e=d-000-00---0sor--00-0-0
3. Merl’ R. Za steklom [Behind the glass], M.,
AST: Astrel’, 2010, 349 p.
4. Aron R. Izbrannoe: Vvedenie v filosofiju
istorii [Favorites: an introduction to the philosophy of history], M., PERSJe, SPb., Universitetskaja kniga, 2000, 543 p.
5. Merle P. Robert Merle: une vie de passion,
Paris, Éditions de l’Aube, (Regards croisés),
2008, 441 p.
6. Gandillot Th. Robert Merle “J’ai toujours
cru en mon succes”, Express, P., 2003, No
2725, URL: http://www.lexpress.fr/informa
tions/j-ai-toujours-cru-en-mon-succes_
653160.html
7. Debor G.Je. Obshhestvo spektaklja [Perfor­
mance society], M., Izdatel’stvo “Logos”,
2000, 184 p.
8. Lene P. Irrevoljucija [Irrevolution], URL:
http://lib.rus.ec/b/354858/read
Анохина Анна Валентиновна, аспирантка кафедры всемирной литературы Московского педагогического государственного университета, anohina-anna@yandex.ru
344
Anohina A.V., Post-Graduate Student, World Literature Department, Moscow State Pedagogical
University, anohina-anna@yandex.ru
Преподаватель XX
ВЕК
3 / 2014
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
19
Размер файла
396 Кб
Теги
стекло, роман, симультанизм, приема, мерло, pdf, факты, интерпретация
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа