close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Смысловое поле археологического памятника уточнение понятия..pdf

код для вставкиСкачать
УДК 902/904
В. М. Андреев
СМЫСЛОВОЕ ПОЛЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ПАМЯТНИКА:
УТОЧНЕНИЕ ПОНЯТИЯ
На основе понимания археологического памятника как феномена, включенного в современные культурные процессы, обосновывается понятие смыслового поля археологического памятника.
Ключевые слова: археологический памятник, археологический объект, культурное наследие, смысловое поле, социокультурный контекст, культурный текст
ний, опираясь на культурологический подход к
феномену археологического памятника, в результате чего было сформулировано определение, содержательно отличное от общепринятого
в современной гуманитаристике: «Археологический памятник – это физический объект, являющийся локусом культурного пространства определенного исторического периода, сохраняющийся к настоящему моменту времени в виде
системы из следующих элементов: 1) предметов
материальной культуры и продуктов человеческого воздействия; 2) культурного слоя почвы;
3) ландшафтной территориальной зоны (объекта); обладающий научной ценностью в археологических аспектах и выраженным культурным
значением в широком социальном масштабе»
[2, с. 12]. Так, археологический памятник как
элемент материальной культуры представляет
собой существующий в пространственной среде
специфический объект исторического прошлого, понимаемый (признаваемый обществом)
элементом культурного наследия. Функциональность археологического памятника в современной культуре (определяющаяся его выраженным культурным значением в широком социальном масштабе) как обязательная характеристика данного феномена была выявлена с помощью применения семиотического подхода, в
рамках которого археологический памятник был
рассмотрен как культурный текст. Это позволило определить функциональность археологического памятника в современной культуре через
свойство социокультурной поликонтекстности
памятника [2]. Данное свойство характеризуется
включенностью археологического памятника в
различные социокультурные контексты макро-
Особенности функционирования археологических памятников в современном культурном пространстве как явлений, включенных в
живой оборот актуальной культуры, в отечественной науке последних десятилетий недостаточно изучены. Несмотря на то что тема
культурного наследия научным сообществом
признается актуальной, феномен археологического памятника не получил исчерпывающего
исследования в контексте его связи с культурой и человеком современности.
Обратимся к общепринятому в отечественной науке значению термина памятник
археологии (или археологический памятник),
прослеживающемуся в трудах различных авторов [9, с. 14; 10; 11, с. 93; 12, с. 485; 13]: совокупность остатков культурной деятельности
человека в определенный исторический период на определенной территории, сохранившихся до времени обнаружения («открытия»)
в системе культурного слоя земли, представляющая научную и историко-культурную ценность, подлежащая научно-исследовательским
и памятникоохранным работам. Иногда в определениях присутствует хронологический
аспект, а также аспект использования археологической методики – раскопок.
На основании понимания археологического
памятника не просто как свидетельства определенной исторической событийности, а как феномена, включенного в современные культурные процессы, обоснуем понятие смыслового
поля археологического памятника. Ранее нами
предпринималась попытка введения обозначенного понятия [1]. В данной статье мы производим корректировку опубликованных положе47
Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2014 / 1 (37)
В. М. Андреев
Смысловое поле археологического памятника: уточнение понятия
альном масштабе, зависящим от спектра его
социокультурных контекстов; а не истории существования археологического объекта, как мы
считали ранее, существующего вне культурных
процессов, еще не открытого.
Понятие смысловое поле используется в современной психологии применительно к отдельной личности, а также к социальным группам. Психологами отмечается важная в контексте предмета данной статьи характеристика динамичности явления смыслового поля: «Эпоха
за эпохой человечество сочиняет новые смысловые предположения и выстраивает новые смысловые ориентиры. И то же самое происходит в
жизни отдельной человеческой личности. Ее
смысловое поле отнюдь не остается неизменным на протяжении ее жизни, а постоянно
трансформируется» [8, с. 642]. «Коллективное
смысловое поле, присущее определенной социальной общности или культуре (субкультуре),
влияет на формирование смысловой сферы членов этой общности, но и оно само, в свою очередь, изменяется под воздействием диалога и
координации смыслов как внутри этой общности, так и в общении с другими культурами» [6,
с. 373]. Мы в отличие от психологии употребляем понятие смыслового поля не по отношению к
человеку как самодостаточному объекту, а к
такому специфическому явлению культуры, как
археологический памятник, разумеется, признавая, что сам памятник, будучи явлением неодушевленным, смыслы не генерирует. Генерация
смыслов происходит в процессе восприятия памятника человеком (субъект-объектных отношений) – прочтения памятника как культурного
текста. Смысловое поле определяется включением памятника в социокультурные процессы,
так как разнообразие смысловых оттенков памятника зависит от контекстов, в которые он
включен. Д. А. Леонтьев, ссылаясь на В. Г. Кузнецова, отмечает, что взаимосвязь смысла и
контекста в герменевтической традиции была
обозначена еще Матиасом Флациусом Иллирийским (XVI в.): «Флациус предлагает разрешение одной из ведущих герменевтических дилемм, – имеет ли слово один смысл или много, –
введя различение значения и смысла: слово, вы-
текста современной культуры: «Текст в контексте – работающий механизм… генерирующий
новую информацию. …Всякий сколь-либо
сложный текст (текст культуры) имеет способность воссоздавать вокруг себя контекстную
ауру и, одновременно, вступать в отношения с
культурным контекстом аудитории» [8, с. 676–
677]. Социокультурные контексты археологического памятника можно разделить на научные и вненаучные [2, c. 14], различающиеся
между собой по смысловой составляющей, возникающей в процессе интерпретации памятника человеком. В научных контекстах (например,
в различных научных дисциплинах) памятник
будет наделяться рациональными смыслами,
полученными при помощи применения специальных методов, отвечающих требованию научной объективности; во вненаучных контекстах (неоязыческих, эзотерических и др.) памятник получит произвольное в соотношении с
собственно научным, в некоторых случаях иррациональное, и в значительной степени мифологизированное осмысление. Таким образом,
будучи «прочитанным» (и «перечитываемым»)
культурным текстом, памятник археологии существует и в информационной среде, тем самым существуя в культурной среде за счет осмысления обществом его выявленных текстовых значений и материального воплощения как
актуальных ценностей.
Вышеозначенные характеристики археологического памятника позволяют рассматривать
данный феномен как обладающий различными
смыслами, или, говоря метафорически, как
«смыслонасыщенный» в широком спектре социокультурных контекстов. Данную симфонию
смыслов с множеством оттенков звучания мы и
обозначаем как смысловое поле археологического памятника. Таким образом, смысловое поле
археологического памятника – вся совокупность смыслов, приобретаемых памятником во
время культурного функционирования на протяжении истории его существования [1, с. 19].
Причем речь идет об истории существования
именно памятника, обладающего, согласно
приведенному выше определению, выраженным культурным значением в широком соци48
Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2014 / 1 (37)
В. М. Андреев
Смысловое поле археологического памятника: уточнение понятия
Первый семиотический пласт: смысловые вариации, связанные с первоначальным
функциональным назначением объекта материальной культуры в древнейшие периоды.
Второй семиотический пласт: смыслы
объекта, связанные с иными, вторичными
функциями объекта по отношению к первичным функциям и исторически иными культурными контекстами, в которые включается объект. Приобретаются объектами, возвращенными в культуру в качестве ее функциональных
явлений после процесса археологизации. Однако в данном случае речь идет о вариантах прагматического, культового, либо эстетического
использования объекта, без осознания его научной, культурно-исторической ценности. Данный семантический пласт является потенциально возможным для археологизированных объектов и не всегда представлен.
Третий семиотический пласт: смыслы
объекта, возникающие при прочтении его как
исторически значимого культурного текста.
Данный пласт смыслов возникает после обнаружения («открытия») археологизированного
объекта, осознания его историко-культурного
текстового потенциала и научной ценности в
археологических аспектах, научного изучения
(прочтения) и внедрения полученных научных данных в коммуникационные процессы
современной культуры.
Четвертый
семиотический
пласт:
смыслы, возникающие при включении объекта, осознаваемого историко-культурным подлинником, в широкое публичное пространство, в ходе чего происходит формирование
спектра различных социокультурных контекстов. Это показывает выраженное культурное
значение объекта в широком социокультурном масштабе. Именно наличие данного семиотического пласта объекта свидетельствует
о его функционировании в культуре в качестве археологического памятника и приобретении памятником новых смыслов.
Каждый из обозначенных семиотических
пластов можно рассматривать как самостоятельное смысловое поле. Прекращение по тем
или иным причинам функционирования мате-
ражение, текст имеют одно значение, но различные контексты могут задавать различные его
смыслы. Вне контекста слово смысла не имеет;
в каждом конкретном контексте смысл однозначен. Таким образом, проблема смысла сводится
к проблеме контекста» [6, с. 9]. «Смысл всегда
указывает… на неязыковый контекст, ситуацию
употребления знака» [Там же, с. 12].
Ввиду специфики предмета данной статьи
необходимо уделить внимание термину археологизация. В археологии этот процесс сопряжен
с изменением со временем внешних характеристик объекта, покрытием его дерном и растительностью. Культурное омертвение объекта,
прекращение его функционирования в культуре
общества, его создавшего, принято обозначать
термином археологизация. Считается, что археологизация – процесс формирования археологического памятника [9, с. 15]. В нашем понимании – это процесс формирования археологического (археологизированного) объекта. Археологизированный объект, существуя для
культуры лишь потенциально, находится вне
культурного процесса, а значит, не синонимичен археологическому памятнику. Таким образом, можно утверждать, что археологический
памятник имеет «допамятниковую» стадию существования. Как отмечает О. В. Галкова, комментируя типологию памятников, выделенную
И. А. Кирьяновым [4]: «Памятник-подлинник…
имеет некую “допамятниковую” предысторию:
зарождается и существует некоторое время как
любой другой предмет утилитарного назначения. Но в ходе исторического развития этот
предмет обретает дополнительное символическое значение, открывается его вторичный семиотический пласт» [3, с. 183]. Из цитаты следует, что именно от приобретенных в различных
культурных контекстах смыслов объекта материальной культуры зависит его социальная значимость и «памятниковый» потенциал. Археологические объекты также не составляют исключения. Воспользовавшись терминологией
Галковой, рассмотрим семиотические пласты
археологического объекта на его «допамятниковой» и «памятниковой» стадиях. Нами были
выделены четыре семиотических пласта.
49
Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2014 / 1 (37)
В. М. Андреев
Смысловое поле археологического памятника: уточнение понятия
произвольном допущении, а на научных методах, применение которых обосновано исследователем. Таким образом, на уровне третьего
семиотического пласта происходит декодирование археологического объекта как культурного текста, в процессе чего выявляются (реконструируются) смыслы, которыми объект
обладал в процессе культурного функционирования (смыслы первого и второго семиотического пласта), что сопряжено и с конструированием новых смыслов (хотя бы по причине
невозможности, в силу объективных причин,
доподлинного выявления утраченных смыслов
первого семиотического пласта). Обнаруженные в результате научного декодирования объекта смыслы, включаясь в систему исторического знания, преобразуются в информацию об
историческом прошлом человечества, внедряемую в коммуникационное пространство
современной культуры. Это происходит посредством публичной презентации полученных данных (от научной публикации и лекции
до информационного сообщения в СМИ).
Четвертый семиотический пласт соответствует функционированию археологического
объекта в качестве памятника, основной его
характеристикой можно обозначить смысловую динамику и социокультурную поликонтекстность [2, с. 12]. Именно на этом уровне
правомерно говорить о совокупном смысловом поле археологического памятника, оно
«динамично пульсирует», так как памятник
включается в различные социокультурные
контексты. И хотя его смысловое поле возникает на основании его научных смыслов, в
процессе контекстуализации памятника появляется широкий спектр произвольных трактовок исторической памяти в современном социокультурном пространстве (примером могут
послужить такие памятники, как Стоунхендж,
египетские пирамиды, Аркаим, мегалиты острова Веры, Шульган-Таш, обладающие «красочными», обширными смысловыми полями).
Резюмируя приведенную характеристику
понятия смыслового поля археологического
памятника, выведем его определение. Смысловое поле археологического памятника –
риального объекта в культуре приводит к утрате его смысловых составляющих, так как представляет собой выпадение из культурного процесса и разрыв субъект-объектных связей.
Смысловое поле объекта материальной культуры формируется социокультурной средой в
процессе функционирования объекта, смыслы
как явление духовной культуры в процессе археологизации объекта утрачиваются. Но археологизированный объект может быть возвращен
в культурный процесс (не в качестве памятника) и может приобрести новые функции в иных
социокультурных и исторических условиях, а
значит – и новое смысловое поле (что соответствует второму семиотическому пласту): «Материалы археологических раскопок курганов
ХI – ХIII вв. в некоторых случаях дают и более
поздние материалы, раскрывающие отношение
к археологическим памятникам (археологизированным объектам. – В. А.) населения, проживавшего близ них много столетий спустя»
[5, с. 252]. Причем сохранение прагматической
функции возвращенного в культуру объекта не
говорит о том, что иной культурно-исторический контекст не породит новые смыслы.
Приведем пример: «…в селе Ромашково, расположенном на реке Чаченке на западных окраинах Москвы… возле курганной группы… стоявшей среди поля, захоранивали лиц, не подлежавших захоронению на кладбище возле церкви. То есть район курганов воспринимался как
кладбище, но “поганое”» [Там же, с. 252].
Исходя из вышесказанного, археологический объект может иметь многоуровневую
структуру смысловых составляющих, утраченных на момент его научного открытия. Утраченные смыслы археологического объекта
во время его научного изучения могут выявляться реконструктивным методом в процессе
интерпретации археологического материала.
Однако реконструкция в значительной мере
носит гипотетический характер. Мы склонны
считать утраченные на конкретный момент
времени смыслы объекта археологического
наследия потенциально реконструируемыми в
случае, если предположение об их существовании в определенное время базируется не на
50
Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2014 / 1 (37)
В. М. Андреев
Смысловое поле археологического памятника: уточнение понятия
археологического памятника может совершенно не опираться на научное знание, и тем
не менее именно они представляют особый
интерес для исследования, будучи реализацией потребности современного человека в сопричастности к историческому прошлому, но
прошлому «желаемому», сколь угодно далеко
отстоящему от образа прошлого, основанного
на академических данных.
В современной культуре археологические памятники выступают актуальными
компонентами, о чем свидетельствует обилие
их смыслов. На наш взгляд, развитие теоретических положений, представленных в статье, откроет перспективы исследования археологического наследия в новом культурологическом ракурсе.
это совокупность смыслов археологического
памятника как культурного текста, являющаяся результатом «прочтения» человеком
памятника в совокупности его социокультурных контекстов в макротексте современной культуры, включающая: 1) потенциально корректируемые и дополняемые научные смыслы, составляющие знания о культурных процессах, ценностях и нормах, с которыми объект был связан в период его
функционирования в древности; 2) фантазийные смыслы, получаемые в процессе произвольных интерпретаций памятника в широком спектре вненаучных социокультурных
контекстов, количество которых увеличивается в зависимости от актуализированности
памятника. Обилие фантазийных смыслов
1. Андреев, В. М. Смысловое поле археологического памятника: понятие и структура / В. М. Андреев //
Молодежь в науке и культуре XXI века / Челябинская государственная академия культуры и искусств. –
Челябинск, 2011. – С. 18–20.
2. Андреев, В. М. Социокультурная контекстуализация археологических памятников: региональные аспекты / В. М. Андреев // Традиционная народная культура как фактор формирования единого социокультурного пространства. II Научно-практическая конференция по проблемам народного творчества в Челябинской области (5–6 декабря 2013 г.) : материалы межрег. науч.-практ. конф. с междунар. участием /
Министерство культуры РФ, Челябинская государственная академия культуры и искусств и др. – Челябинск, 2013. – C. 11–16.
3. Галкова, О. В. Понятие «памятник культуры»: современные подходы к интерпретации / О. В. Галкова //
Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. – 2009. – № 2 – С. 182–187.
4. Кирьянов, И. Я. Классификация, принципы отбора и выявления памятников трудовой славы советского
народа / И. Я. Кирьянов // Памятники трудовой славы советского народа : [тез. докл. к обл. науч.-метод.
конф.]. – Горький, 1979. – С. 5–7.
5. Кренке, Н. А. Археологические памятники Подмосковья в контексте культуры ХV – ХХ веков / Н. А. Кренке
// Культура средневековой Москвы XIV – XVII вв. / ред. Л. А. Беляев, Т. И. Макарова, Б. А. Рыбаков. –
Москва : Наука, 1995. – С. 250–270.
6. Леонтьев, Д. А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности / Д. А. Леонтьев; Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова. – 2-е изд., испр. – Москва : Смысл, 2003. – 487 с.
7. Лобок, A. M. Антропология мифа / А. М. Лобок. – Екатеринбург : Отд. образования адм. Октябрьского
района, 1997. – 688 с.
8. Лотман, Ю. М. Архитектура в контексте культуры / Ю. М. Лотман // Семиосфера. – Санкт-Петербург :
Искусство, 2000. – С. 676–683.
9. Мартынов, А. И. Археология / А. И. Мартынов. – 5-е изд., перераб. – Москва : Высшая школа, 2005. – 448 с.
10. Матюшин, Г. Н. Археологический словарь / Г. Н. Матюшин. – Москва : Просвещение : Учебная литература, 1996. – 304 с.: ил.; [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.lib.ru/HISTORY/
MATYUSHIN/ (Дата обращения 4.09.2013).
11. Пищулин, Ю. П. Музейные термины / Ю. П. Пищулин, П. Я. Букшпан, М. Б. Гнедовский // Терминологические
проблемы музееведения: сб. науч. тр. / Центральный музей революции СССР. – Москва, 1986. – С. 36–135.
51
Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2014 / 1 (37)
В. М. Андреев
Смысловое поле археологического памятника: уточнение понятия
12. Российская музейная энциклопедия / Российский институт культурологии. – Москва : Прогресс : РИПОЛ
классик, 2005. – 848 с.: ил.
13. Соенов, В. И. Археологический словарь Горного Алтая / В. И. Соенов. – Горно-Алтайск, 1993. – 151 c.:
ил.; [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.altaiinter.info/project/culture/ (Дата обращения
14.09.2013).
Сдано 20.01.2014
V. M. Andreev
THE SEMANTIC FIELD OF ARCHAELOGICAL SITE: CLARIFY THE CONCEPT
The notion of semantic field of archaeological site justified based on the approach to the archeological site as
included in the modern socio-cultural processes to functional phenomenon of culture.
Keywords: archaeological site, archaeological object, cultural heritage, semantic field, socio-cultural context, cultural text
1. Andreev, V. M. Semantic field of archaeological site: the concept and Structure / V. M. Andreev // Molodezh v
nauke i kulture XXI veka [Youth in Science and Culture of the XXI century]. – Chelyabinsk, 2011. – P. 18–20.
2. Andreev, V. M. Sociocultural contextualization of archaeological sites: regional aspects / V. M. Andreev // Tradicionnaya narodnaya kultura kak faktor formirovaniya edinogo sociokul`turnogo prostranstva [Traditional folk
culture as a factor in the formation of a unified cultural space]. – Chelyabinsk, 2013. – P. 11–16.
3. Galkova, O. V. Concept of “cultural monument”: modern approaches to interpretation / O. V. Galkova // Vestnik
Moskov. gos. univ. kultury i iskusstv [Herald of Moscow State University of Culture and Arts]. – 2009. – P. 182–187.
4. Kiryanov, I. Y. Classification, principles of selection and identification of monuments labor glory of the Soviet
people / I. Y. Kiryanov // [Pamjatniki trudovoj slavy sovetskogo naroda] Monuments of labor glory of the Soviet people: [mes. of reports. to the regional scientific-methodical conf.]. – Gorky, 1979. – P. 5–7.
5. Krenke, N. A. Archaeological sites near Moscow in the context of culture XV–XX centuries / N. A. Krenke //
Kultura srednevekovoj Moskvy [Culture of medieval Moscow]. – Moscow, 1995. – P. 250–270.
6. Leontiev, D. A. Psihologiya smysla: priroda, stroenie i dinamika smyslovoj realnosti [Psychology sense: the nature,
structure and dynamics sense of reality] / D. A. Leontiev; Moskovskij gosudarstvennyj universitet im. M. V. Lomonosova [M. V. Lomonosov Moscow State University]. – 2nd ed., Rev. – Moscow: Smysl, 2003. – 487 p.
7. Lobok, A. M. Antropologiya mifa [Myth's anthropology] / A. M. Lobok. – Ekaterinburg: Otd. obrazov. administr. Oktyabr'skogo rajona [Dep. images. administr. Oktyabrsky District], 1997. – 688 p.
8. Lotman, Yu. M. Architecture in the context of culture / Yu. M. Lotman // Semiosphere. – St. Petersburg:
Iskusstvo-SPB, 2000. – P. 676–683.
9. Martynov, A. I. Archaeology / A. I. Martynov. – 5th ed., Rev. – Moscow: Vysshaya shkola, 2005. – 448 p.
10. Matushin, G. N. Arheologicheskij slovar [Archaeological dictionary] [Electronic resource] / G. N. Matushin. –
Moscow: Prosveshchenie: Uchebnaya literatura, 1996. – 304 p.: il.; URL: http://www.lib.ru/HISTORY/MATYUSHIN/ (Date accessed 4.09.2013).
11. Pishchulin, Yu. P. Museums terms / Yu. P. Pishchulin, P. Ya. Bukshpan, M. B. Gnedovskij // Terminologicheskie
problemy muzeevedeniya [Terminology problems museology]. – Moscow, 1986. – P. 36–135.
12. Rossijskaya muzejnaya e'nciklopediya [The Russian museum encyclopedia] / Russian Institute kulturology. –
Moscow: Progress : RIPOL Classic 2005. – 848 p.: il.
13. Soenov, V. I. Arheologicheskij slovar Gornogo Altaya [Archaeological dictionary Gorny Altai] [Electronic resource] / V. I. Soenov. – Gorno-Altajsk, 1993. – 151 p.: il. – URL: http://www.altaiinter.info/project/culture/
(Date accessed 14.09.2013).
52
Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2014 / 1 (37)
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
13
Размер файла
475 Кб
Теги
поле, археологическая, pdf, уточнение, смыслового, памятники, понятие
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа