close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Смысловые основания мифа о золотом веке ..pdf

код для вставкиСкачать
Ученые записки Орловского государственного университета. №5 (61), 2014г.
Scientific notes of Orel State University. Vol.5 – no. 61. 2014
УДК 291.13
UDС 291.13
И.Е. БАТРИН
аспирант, кафедра культурологии и религиоведения,
Северный федеральный университет им. М.В. Ломоносова
E-mail: batrin__89@mail.ru
I.E. BATRIN
Graduate student, Department of Culture and Religion
Studies, Nothern Federal University named after M.V.
Lomonosov
E-mail: batrin__89@mail.ru
СМЫСЛОВЫЕ ОСНОВАНИЯ МИФА О ЗОЛОТОМ ВЕКЕ
MEANING FOUNDATION OF THE MYTH ABOUT THE GOLDEN AGE
В гуманитарной науке имеется множество подходов к изучению глубинной сути мифа. Данная статья
демонстрирует один из таких подходов и использует его для определения и разграничения смысловой структуры мифа «о золотом веке».
Ключевые слова: золотой век, миф, мифологема, благородный дикарь, потерянный рай.
Humanitarian science has many approaches to studying deep meaning of myth. This article shows one of such
approaches, and uses it to determination and differentiation of the semantic structure of the myth about Golden Age.
Keywords: golden Age, myth, mythologem, noble savage, paradise lost.
Глубинные мифологические сюжеты, составляющие ядро культуры, стали предметом изучения ученых
совсем недавно и имеют важное значение для понимания человека и человечества в целом. Именно поэтому
социологические, философские, исторические, филологические, культурологические и религиоведческие исследования мифологии занимают не последнее место в
современных гуманитарных науках. Одной из актуальнейших проблем гуманитарного знания является проблема исследования мифа о «золотом веке» и мифологемы
«золотого века» как ядерного элемента данного мифа.
Миф о «золотом веке» – это миф о первоначальном
благоденствии, о том «рае», который был утрачен на
более поздних стадиях развития человечества [1, С. 3].
Как считает М. Элиаде, миф о «золотом веке» появился
вследствие распада первобытных обществ и перехода
их через стадию неолитической революции к оседлости. Он подчеркивает, что значение этого комплекса
объясняется памятью о ледниковом периоде, когда далекие предки жили в «охотничьем рае»[2, С. 8]. Так и
С.А. Давыдов утверждает, что одной из причин появления этого мифа стала неоднозначность неолитической
революции. С одной стороны, был совершен качественный скачок от присваивающей модели хозяйствования
к производящей, от кочевого образа жизни к оседлому.
Этот процесс сопровождался бурным развитием экономической, культурной и социальной сфер первобытного общества. С другой стороны, переход оказался
связан с рядом проблем. Общество навсегда потеряло
социальное и экономическое равенство, распрощалось
с естественными принципами разделения труда, с самодостаточностью и независимостью семьи, а также с
изобилием, связанным с умеренностью потребностей
первобытного человека. По утверждению автора, именно поэтому мир собирателей и охотников в сознании
потомков стал ассоциироваться с потерянным раем и
© И.Е. Батрин
© I.E. Batrin
106
на протяжении веков люди передавали из уст в уста память о прошлом, как о канувшем в лету «золотом веке»
[3, С. 133]. Появление мифа о «золотом веке» означает и
то, что появились соединенные друг с другом мифологемы «благородного дикаря», «потерянного рая» и мифологема «золотого века».
Основанием любого мифа о «золотом веке» является мифологема «золотого века». Впервые понятие «мифологема» в научный оборот было введено К.Г. Юнгом
в работе «Душа и миф: шесть архетипов». Он понимает под мифологемой повествования, о богах, героях их
свершениях, битвах и путешествиях в подземный мир,
которые хорошо всем известны, но которые в то же время далеки от оформления и продолжают служить материалом для нового творчества [4, С.13]. Мифологема
является материалом, смыслами, образами, которые постоянно воспроизводятся в культуре, которые не устаревают, но приобретают все новые и новые значения.
Развивая это понятие, В.Н. Топоров добавляет, что мифологема всегда этноспецифична, чем отличается от
архетипа, который является общим для многих культур.
Для каждого этноса характерен свой набор мифологем.
Мифологема не может быть сведена к конкретному
мифу, она может быть только реконструирована. Кроме
этого, каждая мифологема единична, конкретна и обладает самостоятельным смыслом [5, С.61].
В.С. Поликарпов определяет мифологему «золотого века» как мифологему, в которой зафиксирован
образ счастливого человечества, которому дарованы
вечная юность, вечный мир и вечная праздность [6,
С. 3]. Мифологема «золотого века» или, по выражению
М. Элиаде «о совершенстве начала вещей» [7], входит
в миф о «золотом веке» как центральный элемент наряду с мифологемой «потерянного рая» и мифологемой о
«благородном дикаре».
Мифологема «потерянного рая» – это представле-
09.00.00 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ
09.00.00 PHILOSOPHICAL SCIENCES
ние о первоначально существовавшем земном рае и об
изгнании человека из него. Эти мифы рассказывают о
приобретении человеком смертности, происхождении
болезней и утверждающих изъяны в человеческой природе прегрешениях. Мифологема «потерянного рая»
является описательной основой мифа. Это та среда, в
которой существовал или будет существовать человек,
в которой он не знает ни бед, ни горестей, ни печалей. Мифологема «потерянного рая» всегда представляет собой красочное описание места действия, будь
то библейский образ земного рая, шумерский остров
Дильмун, скандинавский Асгард, или просто концепции других миров, где человек существовал не зная
тревог, встречающиеся у многих племен северо – американских индейцев.
Мифологема «благородного дикаря» включает в
себя представления, что предки (или предок) в незапамятные времена были идеальны и жили в первозданном раю благодаря своей добродетельности. М. Элиаде
указывает, что Миф о благородном дикаре был лишь
продолжением мифа о «золотом веке», то есть о совершенстве начала вещей [7]. В первую очередь, данная мифологема связывается с культом предков и встречается
в виде поверий о «предках», живших лучше, чем люди
сегодня, и наделённых особыми чудесными способностями [8, С.153]. С.А. Токарев утверждает, что этот
мотив с особой силой сказался в эпоху разложения первобытных общин, в эпоху постоянных междоусобных
войн, когда прошлое, более мирное время должно было,
по контрасту с жестокой реальностью, казаться беззаботной и счастливой порой [9, С.431]. Мифологема
«благородного дикаря» присутствует во многих мифологических, религиозных и философских представлениях. Это представление, как выяснил М. Элиаде,
свойственно уже первобытным народам, которые считают себя в некотором роде «грешниками» за то, что
оступились их предки. Но перед ними землю населяли люди, общающиеся с богами и не знающие печалей,
обладающие сверхъестественными способностями.
То же говорится о мыслителях эпохи Возрождения и
Просвещения, которые считали идеальными «примитивные» племена. Эта мифологема присутствует и в
учении Жан Жака Руссо, которому свойственна идеализация человека, находящегося в единстве с природой.
Как центральный элемент мифа о «золотом веке»,
мифологема «золотого века» неразрывно связана с
мифологемами «потерянного рая» и «благородного дикаря». Мифологема «золотого века» оказывается
растворенной в мифологеме «потерянного рая» в силу
того, что мифологическое время не существует абстрактно и обособлено от описывающегося в мифе образа [10, С.45]. Так, «Золотой век» оказывается тем
самым Временем до начала времен [11, С.5], которое
показано через образы некогда существовавшего рая.
К примеру, мифологема «золотого века» прослеживается в строительстве и описаниях Асгарда и Вальгаллы.
«Следом построили они дом, в котором поставили кузнечный горн, а в придачу сделали молот, щипцы, наковальню и остальные орудия. Тогда они начали делать
107
вещи из руды, из камня и из дерева. И так много ковали они той руды, что зовется золотом, что вся утварь
и все убранство были у них золотые, и назывался тот
век золотым, пока он не был испорчен женами, явившимися из Ётунхейма»[12, С.43]. «Золотой век» всегда
заканчивается и именно тогда, он обретает свое значение. Поэтому, если бы не было образа потерянного рая,
«золотого века» не могло бы существовать. Его просто
невозможно было бы выразить.
Кроме этого, мифологема «золотого века» репрезентуется в действиях и качественных характеристиках
жителей земного рая из-за чего и оказывается спаянной
с мифологемой «благородного дикаря». Это лучше всего выражено в известном высказывании Гесиода:
Горя не зная, не зная трудов. И печальная старость
К ним приближаться не смела. Всегда одинаково
сильны
Были их руки и ноги. В пирах они жизнь проводили.
А умирали, как будто объятые сном
(Цит. по:[13, С. 4]).
Это описание «золотого рода» дает ряд положительных характеристик, присущих человеку, которые
впоследствии были утрачены или растворены. Именно
идеализация первого поколения людей и позволяет нам
говорить о присутствии мифологемы «золотого века» в
мифе. Каждый миф о «золотом веке» характеризуется
еще и тем, что человек выполняет некие действия, которые ему позволяют совершать боги. Но всегда существует действие, которое совершать нельзя. Совершение
этого действия ведет к концу «золотого века» и означает
изгнание из рая. Мифологема «золотого века» оказывается выражена еще и действиями, которые можно совершать, и в то же время, обнаруживается лишь тогда,
когда цикл оказывается нарушен.
Итак, мифы о «золотом веке», появившиеся в результате перехода обществ через стадию неолитической революции к оседлости, имеют общую структуру.
В этих мифах можно выделить следующие смысловые
основания, существующие в виде нераздельной взаимосвязи трех мифологем: мифологемы «потерянного рая»,
являющейся описательной основой мифа, мифологемы «благородного дикаря», которая представляет идеализированный образ человека в мифах, и мифологемы
«золотого века». Мифологема «золотого века» растворена в мифологемах «потерянного рая» и «благородного дикаря». С одной стороны, «золотой век» существует
как сакральное «Время до Времени» [11, С.5], растворенное в образах рая и существующее только вместе с
ними. С другой стороны, мифологема «золотого века»
просматривается в характеристиках, присущих человеку, населяющему рай, и в его действиях. Так мифологема «золотого века» оказывается неразрывно связанной с
пространством и человеком. Она репрезентуется в самом
пространстве или в характеристиках и действиях, совершаемых «благородным дикарем». Поэтому изучение
мифа о «золотом веке» всегда означает анализ мифов,
включающих в себя мифологемы «благородного дикаря»
и «потерянного рая», с последующим выделением выраженных характеристик мифологемы «золотого века».
Ученые записки Орловского государственного университета. №5 (61), 2014г.
Scientific notes of Orel State University. Vol.5 – no. 61. 2014
Библиографический список
1. Чернышов Ю.Г. Социально-утопические идеи и миф о «Золотом веке» в Древнем Риме. До установления принципата.
Новосибирск:. НГУ, 1994. 365 с.
2. Элиаде М. История веры и религиозных идей. Том I. От каменного века до Элевсинских мистерий. Пер. с фр. Кулакова
Н. Н. М.: Критерион, 2002. 464 с.
3. Давыдов С. А. Миф о «Золотом веке» как отражение смены культурно-хозяйственной парадигмы при переходе к оседлости. Обсерватория культуры. 2013. N 3. С. 126-134
4. Кереньи К., Юнг. К.Г. Душа и миф. Шесть архетипов М.: Совершенство, 1997. 384 с.
5. Иванов В.В., Топоров В.Н. Инвариант и трансформации в мифологических и фольклорных текстах. //Типологические
исследования по фольклору. Сб. ст. памяти В.Я. Проппа. (Сост. Е.М. Мелетинский, С.Ю. Неклюдов). М.: «Наука», 1975, С.44–75.
6. Поликарпов В.С. Золотой век в истории мировой культуры. Таганрог: ТГТУ, 2000. 110 с.
7. Элиаде М. Миф о Благородном дикаре, или престиж начала\ пер. А.П. Хомик [Электронный ресурс]. - Режим доступа:
http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Relig/Eliade/Mif_BlDik.php
8. Элиаде М. Мифы. Сновидения. Мистерии. Пер. с фр. А.П. Хомик. М.: Ваклер, 1996. 288 с.
9. Токарев С. А. Золотой век//Мифы народов мира. Энциклопедия. Гл. ред. С.А.Токарев. М.: Советская энциклопедия,
1991. С. 471–472.
10. Стеблин-Каменский М. И. Миф. Л.: «Наука», 1976. 104 с.
11. Элиаде М. Аспекты мифа. М.: Академический Проект, 2010. 256 с.
12. Стурлусон С. Младшая Эдда. Ред. О. А. Смирницкая, М. И. Стеблин-Каменский. М.: «Наука», 1970. 254 с.
13. Гесиод. Работы и дни. Земледельческая поэма. Пер. В. Вересаева. М.: Недра, 1927. 88 с.
References
1. Chernyshov Ju. G. The social-utopian ideas and the myth of the “golden age” in ancient Rome. Part I. Until the establishment
of the principate -Novosibirsk: NGU, 1994. 365 p.
2. Eliade Mircea. Histoire des croyances et des idees religieuses. Tome I. De l’age de la pierre aux mystere d’Eleusis / tr. from fr.
Kulakov N. N. M: Criterion, 2002. 464 p.
3. Davidov S.A. Myth about Golden Age as reflection of changes cultural-practical paradigm at transition to settled // Observatory
of culture. 2013. N 3. Pp. 126–134
4. Kereniy K., Yung K.G. The Soul and Myth: Six archetype. Мoskow.: Sovershenstvo, 1997. 384 p.
5. Ivanov V.V., Toporov V.N. Invariant and transformations in mythological and folkloric texts. / / Typological research on folklore.
Festschrift in memory of V.Y. Propp. (Compiled by E.M. Meletinskii, S.Y. Nekludov). M.: Nauka, 1975, Pp.44–75.
6. Polikarpov V.S. Golden age in the history of world culture. Taganrog: TGTU, 2000–110 p.
7. Eliade M. The myth of the noble savage, or prestige beginnings \ ln. A.P. Khomik [electronic resource]. - Mode of access: http://
www.gumer.info/bogoslov_Buks/Relig/Eliade/Mif_BlDik.php
8. Eliade M. Myths, dreams and mysteries. / tr. from Fr. A.P. Khomik / M. Vakler, 1996. 288 p.
9. Tokarev S.A. Golden Age // Myths of nations of the world. Encyclopedia. / Ed. S.A.Tokarev. Moscow: Soviet Encyclopedia,
1991. P. 471–472.
10. Steblin-Kamensky M.I. Myth. – Leningrad: Nauka, 1976. 104 p.
11. Eliade M. Aspects du mythe. / Tr. from the Fr. V. Bolshakov/ Academia 2010. 256 p.
12. Sturluson S. The Prose Edda /Ed. О. А. Smirnitskaya, М. I. Steblin-Kamensky/ М.: Nauka, 1970. 254 p.
13. Hesiod. Works and Days. Agricultural poem. / Tr. V. Veresaev. М.: Nedra, 1927. 88 p.
108
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
11
Размер файла
398 Кб
Теги
золотой, pdf, мифа, веке, смысловые, основания
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа