close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Современный анекдот проблемы исследования..pdf

код для вставкиСкачать
СОВРЕМЕННЫЙ АНЕКДОТ:
ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
И. И. Дисакаева
Начало литературного анекдота обозначено в византийской истории,
где появилось и само слово (греч. anecdotos – «неизданный, неопубликованный»). Позднее через посредство итальянской культуры, где анекдот приобрел новый смысл, сблизившись по содержанию с родственными жанровыми
формами (фаблио – рассказ, басня), а также через французскую литературную традицию, анекдот попадает в русскую элитарную культуру, распространяется в узком слое образованных людей и остается очень популярным
вплоть до середины XIX в. В то время это нравоучительный рассказ о событиях или происшествиях из жизни исторических персон [Когда принц Прусский
гостил в Петербурге, шел беспрерывный дождь. Государь изъявил сожаление
по этому поводу. «По крайней мере, принц не скажет, что Ваше величество
его сухо приняли» – заметил Нарышкин; «Маэстро, – спросила как-то начинающая пианистка у Рахманинова, – правда ли, что пианистом нужно родиться?» «Сущая правда, сударыня, – улыбнулся Рахманинов, – не родившись,
невозможно играть на рояле».].
Временем оформления и массового распространения анекдота, как
жанра городского фольклора и как произведения преимущественно устной
речи, следует считать установление тоталитарного режима в Советском Союзе, послужившего сильнейшим стимулом для развития этого уникального явления [4, с. 143]. Несмотря на огромную популярность анекдотов в среде
городской интеллигенции, этот жанр до середины 1980-х гг. находился под
негласным запретом. Ситуация радикально изменилась в годы перестройки,
когда анекдот внезапно оказался одним из самых общественно значимых
жанров фольклора. В это время происходит очень важное изменение формы
бытования жанра – анекдот начинает функционировать и распространяться в
печатном виде. Благодаря ослаблению цензуры, анекдот проникает на страницы газет и журналов, огромной популярностью пользуются тоненькие тематические сборники анекдотов. В 2000-е гг. Интернет и периодическая печать
окончательно становятся основной средой бытования современного анекдота. При этом устное бытование жанра отходит на второй план: анекдот теперь не рассказывают, а читают.
Переходя к описанию конкретных языковых особенностей анекдота как
текста, используемого при реализации речевого жанра рассказывания анекдота, отметим, что оно возможно лишь при условии четкого разграничения
трех языковых слоев анекдота: «метатекстовых» вводов и собственно текста
анекдота (в котором можно выделить два языковых слоя – текст «от автора»
и речь персонажей анекдота). Необходимость «метатекстового» ввода (т. е.
такой фразы, как, напр., «Слыхал анекдот о…?»; «Кстати, знаете анекдот…?»
и т. п.) является важным признаком рассказывания анекдота, отличающим
данный речевой жанр от жанра шутки (действительно, шутки никогда не
предваряются «метатекстовым» вводом: «Я сейчас пошучу» или «Давайте я
пошучу»). Текст от автора в русском анекдоте обладает целым рядом осо303
бенностей. В нем почти исключительно используется настоящее время глагола (а также, при определенных условиях, прошедшее время глаголов совершенного вида в результативном значении). Эта особенность связана с
близостью анекдота народному театру: используя так называемое «настоящее изобразительное», рассказчик представляет действие как бы разворачивающимся в данный момент перед глазами зрителей. Типичное начало
анекдота – предложение, начинающееся глаголом в настоящем времени, за
которым следует подлежащее, а затем – все второстепенные члены предложения («Выходит Анка замуж…»; «Приходят ходоки к Ленину…»). В «тексте
от автора» в анекдотах совершенно невозможны такие интродуктивные зачины, как «Жил-был…», «Один мой знакомый», «Однажды….» и т. п. Это не
случайно: персонажи анекдота, как и персонажи фольклорного театра, не нуждаются в представлении, их число ограничено, и предполагается, что они
известны всем носителям языка и представителям данной культуры. В то же
время развязка анекдота, независимо от продолжительности целого текста,
всегда должна быть краткой, неожиданной, часто парадоксальной, что обычно и делает анекдот смешным. Развязке обязательно предшествует главная
пауза, которая членит текст на две неравные части. Пауза эта означает перелом в смысловом развертывании анекдота. Таков стереотип композиции
анекдота как жанра: двучастность, асимметрия интродукции и развязки, наличие обязательной структурно-смысловой паузы перед финалом. Например,
«Захотел Вовочка стать президентом. …И стал».
Ведущий содержательный мотив анекдота – пародия, в этом его основная жанровая функция [3, с. 165]. Поэтому события, происходящие в современном городском анекдоте, оказываются не просто вымышленными, а
преднамеренно смеховыми и ироническими. Все события в городских анекдотах происходят только со стереотипными типажами-пародиями. Анекдоты с
абсолютно индивидуальными или случайными персонами крайне редки. Герой анекдота – это не Чапаев, Ленин, поручик Ржевский или Штирлиц как исторические личности или литературно-кинематографические персонажи, а их
антикультурные пародии с типологическими фольклорными признаками традиционных героев. Обратимся к анализу некоторых героев современного
анекдота.
Глава государства. Анекдоты про государственных лидеров имеют
довольно давнюю историю. Первое лицо государства становится героем
анекдота почти автоматически: этот человек широко известен, его деятельность всегда афишируема, при этом бороться с ним другими методами довольно рискованно. Ни один из советских вождей не избежал попадания в
анекдоты. Ленин представлен картавым человеком низкого роста, имеющим
милую привычку закладывать пальцы за жилет и говорить «батенька» [Однажды Ленину прислали телеграмму из провинции: «Шкрабы голодают». – «Кто,
кто? – не понял Ленин.» – «Шкрабы, – сказали ему – это новое обозначение
для школьных работников.» – «Что за безобразие называть таким отвратительным словом учителя!» – возмутился Владимир Ильич. Через неделю
пришла новая телеграмма: «Учителя голодают». «Вот – совсем другое дело!» – обрадовался Ленин]. Образ Сталина в народном сознании раздвоился.
В довоенных анекдотах – это чудовище, безнадежно отрицательный персо304
наж. В послевоенных – фактически Петр Первый: строгий, но справедливый.
Хрущев в анекдотах – простоватый мечтатель. Брежнев – старый маразматик.
Вовочка. По мнению современного исследователя городского фольклора Александры Архиповой, анекдоты про Вовочку обязаны своей популярностью рассказам о детстве Ленина. Фактически Вовочка и есть
замаскированный Ленин. Первые образцы цикла появились сразу после революции. Впрочем, харизматический мальчик был тогда несколько другим –
эдакий российский бойскаут, бодрый пионер. В последние десятилетия Вовочку все чаще ассоциируют с В. В. Путиным. [Учительница отчитывает Вовочку: «Вовочка, почему ты опять опоздал? – «Hу, Марь Ивановна, ну вы же
сами говорили, что учиться никогда не поздно!»].
Чукча. С приходом советской власти произошло резкое перемешивание этнических групп, и появились анекдоты о них. Самым популярным героем стал чукча. Он предстает перед нами как плохо знающий русский язык,
доверчивый и дикий, склонный к младенчески примитивной рефлексии. [Однажды Чукчу спросили: «Как часто Вы моетесь?» – Однако, раз в полгода.» –
«Так редко? А Вы себя не чувствуете грязным?» – «Однако, первые два месяца чувствую, а потом грязь сама отваливается.»]. Кстати, свой «чукча» есть
во многих странах.
«Новый русский». Как полагают специалисты, «новый русский» – это
продолжение темы генеральской жены, весьма популярной после Второй мировой войны. Генеральшу изображали малообразованной провинциалкой, на
которую вместе с чинами мужа «свалилось» и невиданное богатство. [Приходит генеральша к врачу и говорит: Доктор, у меня ухи болят. – Садитесь, сейчас посмотрим, – говорит доктор. – А вы, наверное, генеральша? – Да. А как
Вы догадались? По мехам? – Нет, по ухам.»]. Но если над генеральшами
смеялись снисходительно, то над криминальными авторитетами издевались
уже совсем по-другому. Вместе с «новым русским» появился и его антагонист – щупленький седой старичок на запорожце. Анекдот начал выполнять
серьезную функцию социального психотерапевта. Ведь только в фольклорном тексте могло случиться так, что бандит одурачен, побежден народной
смекалкой. Сейчас анекдоты о «новых русских» рассказывают те, кто никогда
сам не видел человека в малиновом пиджаке и с золотой цепью на накачанной шее. Рано или поздно этот персонаж вымрет. Кто придет ему на смену,
пока непонятно. Может, это будут министры, губернаторы и прочие чиновники
[Крупный чиновник, сбивший двух человек на пешеходном переходе, спрашивает судью: «Какие последствия будут?» – «Ну, тому, кто головой лобовое
пробил, лет пять – за попытку террористического акта против должностного
лица, а тому, кто в кусты отлетел, можно и все восемь: еще и попытка
скрыться с места преступления»].
Триада: американец, француз, русский. Исторический прообраз этой
триады – Ялтинская конференция 1945 г. Сейчас эта историческая основа в
подобных анекдотах не столь заметна, а образы американца и англичанина
могут заменяться. Однако чтобы попасть в персонажи триады, нужен очень
простой и при этом очень распространенный стереотип: французы – любвеобильны, немцы – пунктуальны, американцы – любят деньги и т. д. Конструкция из трех национальностей на редкость устойчива. Меняются только
305
страны и стереотипы. Например, в последние десятилетия появился образ
японца, за которого все делают электроника и роботы
Итак, анекдот – уникальное, чрезвычайно развитое и продуктивное явление национальной русской культуры, имеющее собственную номинацию и
собственные типологические черты: стереотипы формы, содержания и коммуникативного назначения. Анекдот – особый жанр устной речи, порожденный элитарной культурой интеллигенции, поддержанный традиционной
культурой и ставший массовым проявлением современного городского
фольклора в России.
Список литературы
1. Андреева О., Тарасевич Г. Десять главных героев анекдотов// [Электронный ресурс],
режим доступа: http://expert.ru/russian_reporter/2008/28/geroi_anekdotov/, свободный.
2. Архипова А. С. Анекдот и его прототип: генезис текста и формирование жанра: дис. ...
канд. филол. наук. – М., 2004.
3. Белоусов А. Вовочка // Анти-мир русской культуры. Язык, фольклор, литература / сост.
Н. Богомолов. – М.: Ладомир, 1996.
Доклад подготовлен
под руководством д-ра филологических наук,
профессора М. В. Ягодкина
306
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
12
Размер файла
396 Кб
Теги
современные, pdf, анекдоты, проблемы, исследование
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа