close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Творчество В. Л. Гальского в литературном процессе XX века.pdf

код для вставкиСкачать
10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
10.00.00 PHILOLOGICAL SCIENCES
УДК 821.161.1 091 ­ 4
UDC 821.161.1 091 ­ 4
И.А. БОБЫЛЕВА
аспирант, кафедра русской литературы XX–XXI вв. и
истории зарубежной литературы, Орловский государственный университет
E-mail: merkulowa.ira@yandex.ru
I.A. BOBYLEVA
Graduate student, Department of Russian literature of the
XX–XXI centuries and the history of foreign literature, Orel
State University
E-mail: merkulowa.ira@yandex.ru
ТВОРЧЕСТВО В.Л.ГАЛЬСКОГО В ЛИТЕРАТУРНОМ ПРОЦЕССЕ XX ВЕКА
CREATIVITY V.L. GAL`SKOI IN THE LITERARY PROCESS OF THE XX CENTURY
В статье рассмотрены особенности развития литературного процесса русского зарубежья 1930-1950-х
годов. Творческая биография В.Л. Гальского (1908-1961 гг.) исследована в контексте поэзии русского Белграда и
Парижа. Устанавливается связь художественной литературы «незамеченного поколения» первой эмиграции
и «дипийской» литературы». Выделены рецепции творчества В.Л. Гальского в зарубежной литературной
критике. Проведено уточнение текстологической базы исследования.
Ключевые слова: русское литературное зарубежье первой волны, В.Л. Гальской (1908-1961 гг.), взаимосвязь
первой и второй эмиграции, литературная критика русского зарубежья.
The article focuses on some features of development Russian-language literature abroad from 1930 to 1950. V.L.
Galsky’s creative period (1908-1961) is investigated in a context of poetry of Russian Belgrad and Paris. The fiction
connection between “unnoticed generation” of the first emigration and “dipiysky” literature» is formed. Receptions
of Galsky’s creation in the foreign literary criticism were marked. Specification of textual base research is carried out.
Keywords: Russian literary countries of the first wave, V.L. Galskoy (1908-1961,), relationship first and second
emigration, literary critic of the Russian Diaspora.
С начала 1990-х годов (после издания книги «Путь
усталости»[6]) поэзия В.Л. Гальского (1908–1961 гг.)
возвращается в отечественную литературу. Его произведения публиковались в коллективных сборниках эмигрантов: «Мы жили тогда на планете другой. Антология
поэзии русского зарубежья (1920–1990)» [2: 294, 380],
«Вернуться в Россию – стихами… (200 поэтов эмиграции)» [1: 146], «Антология поэзии русского Белграда»
[10: 80], «Дальние берега. Антология поэзии русского зарубежья» [9] и другие. Имя поэта-изгнанника вошло в современные справочно-энциклопедические
издания [14]. Научные статьи, посвящённые творчеству
Гальского, опубликованы Т.А. Пономарёвой [18: 58-65],
О.В. Вологиной, Г.А. Тюриным [25: 52–60] и др.
В литературоведении начала XXI-го века поставлена проблема, связанная с «локализацией» литературы
русского зарубежья. Писатель и литературовед Евгений
Витковский в своей книге «Против энтропии» в статье
«Возвратившийся ветер» отмечал: «Буквально на наших глазах начался и расцвёл буйным цветом процесс
“локализации” эмигрантских ценностей внутри России,
превращение ещё вчера неведомых имён в городскую,
краевую гордость. Первый серьёзный интерес к Гайто
Газданову был проявлен, ясное дело, на Северном
Кавказе; для «русского финна» Ивана Савина нашлось
пристанище в петрозаводском журнале «Север»; начал возвращаться первыми публикациями в родной
Воронеж Вячеслав Лебедев, наконец, даже такой забытый всеми поэт, как Владимир Гальской, вызвал самое
© И.А. Бобылева
© I.A. Bobyleva
179
пристальное внимание в своём родном городе Орле.
Гордостью Владивостока стали ещё совсем недавно никому там не известные имена Ивана Елагина и Арсения
Несмелова, ну и, конечно, потоком стала возвращаться на родной Дон казачья литература» [4]. Автор этой
публикации видит в этой тенденции сбывшееся пророчество: «Словом, балакшинское предсказание сбылось
так точно, что не по себе как-то становится».
На наш взгляд, соединение «регионального» подхода, как правило, выделявшего биографические аспекты
творческой биографии, и научно-исследовательского
(литературоведческого) аспекта – явление закономерное и плодотворное. Зачастую внимание к «локальным»
проблемам дает импульс дальнейшим научным разработкам. Свидетельством этого является опыт работы
орловских литературоведов, усилиями которых изучены творческие биографии писателей-земляков XIX–
XX веков, а также заложены основы для обстоятельных
историко-литературных исследований. Это относится не только к литераторам-классикам (И.С. Тургенев,
Н.С. Лесков, И.А. Бунин, Л.Н. Андреев, Б.К. Зайцев,
М.М. Пришвин, И.А. Новиков и др.), но и к писателям менее известным (И.Ф. Каллиников, С.С. Бехтеев,
В.Л. Гальской и др.).
В региональной печати Череповца, Вологды и Орла
появились многочисленные материалы, связанные с
жизнью и творчеством В.Л. Гальского. Научные исследования, проводимые историко-этнографическим
музеем «Усадьба Гальских» Череповецкого музейного
Ученые записки Орловского государственного университета. №5 (61), 2014г.
Scientific notes of Orel State University. Vol. 5 – no. 61. 2014
объединения, Орловским государственным университетом и Орловским объединённым государственным
литературным музеем И.С. Тургенева, не замыкаются
в рамках краеведческих проблем. В этих работах освещены основные этапы творческой биографии поэта
(включая эмигрантский период), вводятся в научный
оборот материалы из российских (Воронеж, СанктПетербург, Москва, Вологда, Архангельск) и зарубежных (Казахстан, США) государственных и личных
архивов. Проблема изучения литературы русского зарубежья определяется не только «топонимикой», но и
характером (глубиной, точностью, обстоятельностью)
проводимых исследований.
При стремительном «возвращении» забытых имён
и произведений на страницах как региональной, так и
столичной печати появляются неточности и ошибки,
некоторые из которых становятся «кочующими», переходя из одной публикации в другую. Это проявляется и
при изучении творческой биографии В.Л. Гальского. В
связи с этим необходимо уточнить основные факты и
события творческой биографии поэта, включая прижизненные публикации его стихотворных произведений.
Одна из первых публикаций В.Л. Гальского связана с «Литературной средой» [12] – коллективным сборником произведений белградских поэтов, входивших
в «самое крупное и известное русское литературное
объединение в Югославии»[13: 216]. Стихотворениями
В.Л. Гальского («Бабье лето», «В тесном скверике косили травы…», «С каждым днём твоё смуглело
тело…», «Где тёмно-бурые листы каштана…») это издание открывалось [13: 5-8] (структура книги основывалась на алфавитном принципе расположения
фамилий литераторов). Авторами сборника являлись
Е.М. Кискевич, И.Н. Голенищев-Кутузов, А.П. Дураков,
А.Н. Неймирок, Е.Л. Таубер и другие. Возникают сложности в определении времени (года) издания этой книги. В «Библиографическом перечне изданий “Русская
поэзии Югославии”», составленном А.Б. Арсеньевым,
временем издания «Литературной среды» указан 1935
год [10: 176]. Предположение о датировке издания высказал К.В. Гальской, сын поэта: «Этот сборник поименован первым, но второй никогда не вышел. На обложке
стоит 1936 год, а на титульном листе – 1935. В моём
экземпляре есть дарственная надпись моего отца своим племянникам: «Дорогим Мурке и Тике (Марии и
Николаю Жедринским – К.Г.) на память от Володяя
(Владимира Гальского – И.Б.), 3 июля 1936, Белград''.
Так как трудно себе представить, что отец ждал год,
чтобы подарить сборник, в котором были впервые напечатаны его стихи, я считаю, что 1936 год соответствует
реальной дате выхода в свет «Литературной среды»»[6:
16].
В книге «Горькое счастье» известной поэтессы
русского зарубежья Лидии Алексеевны Девель (в замужестве Иванниковой, псевдоним – Алексеева), в примечаниях есть раздел «Из воспоминаний о Белграде».
Автор вспоминает 1930-е годы, расцвет русского литературного Белграда. «Было у нас четыре литературных кружка или общества, все очень разные, и во всех
180
я участвовала. <…> Третий кружок был много солиднее, назывался «Литературная Среда», и собирался
по средам в одной из аудиторий народного университета им. Коларца. Председательствовал милый старенький вечный эмигрант, т. е. еще с царских времен,
Карл Романович Кочаровский. Весь состав «Нового
Арзамаса» посещал и собрания «Среды», но, кроме нас,
там бывали поэты и писатели постарше, и некоторые
даже – о верх мечтаний – печатавшиеся в «Современных
Записках», как Илья Голенищев-Кутузов, Екатерина
Таубер и наш прозаик Михаил Иванников. Бывали у нас
В. Гальской, К. Халифов, еще супруги Петровы, Игнат
Побегайло, Павел Крат, Михаил Погодин и кое-кто из
«сочувствующих». Этот кружок издал тоненький альманах «Литературная Среда», который так и остался
номером первым» [3: 307].
В книге «Путь усталости» К.В. Гальской, комментируя стихотворение «Бабье лето», отмечал: «Во
втором номере выходящего в Париже «Русского временника», в 1938 году появилась рецензия Алексея
Бекчеева (псевдоним Юрия Бек-Софиева) на этот
сборник» [6: 16]. В библиографических указателях
отсутствуют сведения об этом псевдониме. Однако,
вспоминая о семействе Гальских в биографических заметках «Разрозненные страницы», поэт-реэмигрант писал о своём давнем отзыве на стихи В.Л. Гальского:
«Впоследствии из Володи выработался неплохой,
талантливый даже поэт, я как-то написал даже хвалебную статейку о его (В.Л. Гальского – И.Б.) напечатанных в каком-то сборнике стихах» [23: 63]. В конце
августа 1937 года произошла встреча Ю.Б. Софиева и
В.Л. Гальского в Париже, на Монпарнасе, читали стихи, беседовали, и «я (Софиев Ю.Б. – И.Б.) был огорчен тем, что белградская среда все-таки повлияла на
Володю дурно: он стал писать какие-то лирические
всхлипы, сожалея об утраченном дворянстве, и я понял, что мы очень разошлись друг от друга. А в это
время в Белграде были Дураков и Голенищев-Кутузов,
которые упорно и в Белграде вели свою линию, сближаясь с Россией» [23: 62-65]. Подробно личностные и
творческие отношения парижского и белградского поэтов исследованы в статье Г.А. и В.Г. Тюриных «Юрий
Софиев и Владимир Гальской: несостоявшийся диалог поэтов» [11: 141-150]. По мнению исследователей,
«эти писатели с разными жизненными и творческими
судьбами – представляют одно поколение послереволюционной русской эмиграции».
В «Литературной среде» были напечатаны стихотворения одиннадцати белградских поэтов. Критически
оценивая «провинциальную» (белградскую) эмигрантскую литературу, Ю.Б. Софиев, активный участник литературной жизни русского Парижа, отмечал: «Почти
всё в этом сборнике стоит на известном уровне стихотворной культуры», поскольку в Белграде не было
крупных поэтов и критиков, «в общении с которыми
можно было выправлять и развивать свой вкус» [11:
133]. Автор рецензии обращал основное внимание на
произведения И. Голенищева-Кутузова, А. Дуракова, Е.
Таубер и В. Гальского. Илья Голенищев-Кутузов, уче-
10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
10.00.00 PHILOLOGICAL SCIENCES
ник и друг Вяч. Иванова, по мнению Ю.Б. Софиева, «не
столько у своего учителя научился, сколько перенял.
<…> Тот же словарь, та же торжественность, тот же
«высокий штиль», те же архаизмы и постоянная апелляция к эрудиции» [22: 92-97]. Рецензент выделял у
поэта «тяготение к космическим, планетарным масштабам» и упрекал его в жонглировании «стертыми пятаками». Отмечая, что в стихах Е. Таубер «чувствуется поэт,
уже нашедший себя», Ю.Б. Софиев считал ее подборку стихотворений в «Литературной среде» неудачной.
Признавая произведения Алексея Дуракова технически
далекими от совершенства, раздражающими детскостью и наивностью образов, парижский поэт-критик
отмечал: «<…> стихи у него яркие и крепкие. Есть в
них очаровательная легкость и полнозвучность. Прочна
в них, подлинна и ярка сама их словесная ткань».
Особо рецензент выделял стихотворения Владимира
Гальского, открывавшие сборник «Литературная среда». Выделяя «недостатки формы» (и прежде всего
– «суетное стремление к метафоре»), Ю.Б. Софиев подчёркивал: «У него (В. Гальского – И.Б.) есть то, что заставляет относиться к нему с большим вниманием. У
него есть свой голос. Своя мелодия, с очень грустными
подлинно лирическими интонациями. Есть в его стихах
благородная простота и ясность. <…> Всё это – свидетельство о подлинной поэзии» [11: 135]. В творчестве
«очень молодого поэта» критика, рассматривавшего
стихотворения «С каждым днем твое смуглело тело…»
и «Где темно-бурые листы каштана…», привлекала
жизненная непосредственность переживаний («остаётся какой-то тёплый, очень грустный лирический след»)
и акмеистическая точность изображения.
В «Литературной среде» ярко представлены стихотворения раскрывающие тему одиночества: «Бабье
лето», в котором описана пора последних теплых дней в
году – осень, один из частых образов поэта; «С каждым
днем твое смуглело тело…», посвященное «Княжне
Вере (Владимировне) Голициной» и подчеркивающее одиночество в неразделенной любви, которая часто связана с мотивом ухода одного из возлюбленных
(«Ты ушла, и в сердце опустелом // Я свернул сырые
паруса»).
Мотив памяти звучит в стихотворении «В тесном скверике косили травы…», посвященном И.
Голенищеву-Кутузову. Этот текст не вошел в книгу «Путь усталости» и позже включен в сборник
«Запоздалые листы». Лирический сюжет произведения
строится на воспоминаниях о далёкой родине и беззаботном детстве. В стихотворении минувшее слито с
настоящим: ностальгическая горечь отражается на восприятии окружающего мира, подчеркнутом музыкальностью (звуковой урегулированностью) стиха, которую
тонко почувствовал Ю.Б. Софиев, выделявший в поэзии В. Гальского «свой голос», «свою мелодию» и «подлинно лирические интонации».
Вскоре после первой крупной публикации в белградском коллективном сборнике В.Л. Гальской напечатал в 1938 году в журнале «Русские записки» поэму
«Бездорожье» [21: 85]. Это издание, являясь вторым
181
литературно-общественным журналом после парижских «Современных записок», выступало, по утверждению Г.П. Струве, «двойником» своего предшественника.
Журнал начал выходить под редакцией П.Н.Милюкова
с 1937 года как второй «толстый» журнал. В заявлении от редакции отмечалось, что ««Русские записки»
предполагают перейти от традиционного типа толстого журнала к типу, приближающемуся к обычным иностранным Revues, с подбором статей преимущественно
актуального и информационного характера». Однако
Роман Гуль в книге «Я унес Россию» подчеркивал, что
«ни к каким Revues “Русские записки” не перешли, так
и оставшись вторым “толстым” журналом <…>» [8].
Начинающий «белградский» писатель входил в
«столичную» (парижскую) эмигрантскую литературу, однако этот процесс был прерван войной. Во второй половине 1940-х годов творчество поэта связано
с «дипийской» литературой. Писатели второй волны
русской эмиграции выпустили несколько литературнохудожественных изданий, в которых публиковался В.Л.
Гальской. Отрывок из его поэмы «Бездорожье» (1936
г.) вошёл в коллективный «Походный сборник. Десять
первых», изданный в 1945 году в лагере для «перемещенных лиц» Менхенгоф [19: 8].
В поэме «Бездорожье» изображены сложные отношения «отцов» и «детей», обусловленные трагическими историко-социальными событиями XX-го
столетия [25: 52-60]. На чужбине «отцы», чьи судьбы
сложились в дореволюционной России, жили незабываемым прошлым: его идеалами, победами, героями…
В этом источник их душевных сил. Трагедия «незамеченного поколения» – во внутренней опустошенности.
Значимость творчества писателя-эмигранта заключается в типизации изображения: раскрывая напряжённые душевные переживания лирического героя, поэт
передал трагедию «незамеченного поколения», обострённую ужасами мировой военной катастрофы.
Манифестом этого поколения стали строки из поэмы
«Бездорожье»:
Не проклинайте ж нас, отцы и деды,
Мы ваша плоть и кровь, но мы не вы.
Мы не горели в чаянье победы
И не теряли в бегстве головы.
Мы тоже помним, но иная память
Растёт и ширится в живых сердцах.
Стихотворение «Мохач» [7: 11] и поэма
«Наполеон» [7: 16] В. Гальского публиковались в
первом литературно-художественном и общественнополитическом журнале второй эмиграции «Грани». В
своеобразном манифесте, открывающем первый номер,
раскрывается смысл названия этого издания: «Легко и
радостно жить тому, кто ищет в другом хорошее, ищет
и находит. Исканиями своими он помогает тем, в ком
ищет раскрыть и проявить светлые грани души. Но
для этого он, прежде всего, в самом себе должен раскрыть их, должен стремиться к совершенствованию»
[17]. «Грани» сыграли существенную роль в сближении
культуры первой и второй «волн» русской эмиграции.
В этом периодическом издании печатались произведе-
Ученые записки Орловского государственного университета. №5 (61), 2014г.
Scientific notes of Orel State University. Vol. 5 – no. 61. 2014
ния Б. Алексеева, И. Савина, Р. Редлих, И. Савич, И.
Сургучева, Н. Туроверова и других писателей.
Публикации в «Гранях» раскрывали для европейского читателя историческую тематику поэзии
В. Гальского. В поэме «Наполеон», посвященной С.
Гертельману, противопоставляются личности двух
полководцев: Наполеона и Кутузова. В стихотворении
«Мохач» изображен находящийся в Венгрии город,
знаменитый двумя битвами, произошедшими в 1526 и
в 1687 годах. Историческая проблематика продолжена в стихотворении «Bassiana», посвященном графу
Адаму Оршичу-Славетичу (журнал «Возрождение»).
Стихотворное произведение, в котором изображается движение племен с востока и севера и их борьба с
Римской империей, отсылает читателя к эпохе раннего
европейского средневековья, времени «великого переселения народов» в IV-V веках.
В 1947 году в Мюнхене был издан коллективный сборник «Стихи», авторами которого выступили
О. Анстей, С. Бонгарт, И. Елагин, князь Н. Кудашев,
А. Савинова, А. Шишкова и др. В издание вошла
подборка стихотворений В. Гальского: «Это было
– в Брюсселе? В Париже?..», «Осень», «Чёрный город», «Bassiana», «Губ твоих румяных зрелый мед…»,
«Карусель», «Элегия», «Париж», «Все, что я называл
искусством…»[24: 25-34]. Примечательно, что при
подготовке поэтом будущей книги «Путь усталости»
пять из девяти стихотворений, опубликованных в сборнике «Стихи», вошли во вторую часть книги, названную «Urbi et orbi», а четыре стихотворения, вышедших
в «Литературной среде», включены в первую главу
«Пути усталости». Это свидетельствует о некотором
художественно-композиционном единстве публикаций
1930-1940-х годов.
В сборнике «Стихи» творчество В.Л. Гальского
представлено стихотворениями урбанистической проблематики. Основным образом является большой город,
сформированный
социально-экономическим
укладом нового времени. Разнообразна типологическая
структура ключевого образа: город-призрак («Это было
в Брюсселе, в Париже…»), город-фабрика («Черный
город»), город-история («Бассиана»). В художественном мире этих произведений человек уходит на второй
план. Личность, не имеющая имени, утрачивает индивидуальные черты; персонажами являются случайные
люди, представляющие обезличенную массу, безликую
городскую толпу (кто-то, кто-нибудь, некто, полисмен,
дети, муж, мать).
Для лирического героя В. Гальского «чужие города» – это «тяжелое бремя». Русский изгнанник ощущает
себя там лишним и чужим, но он пытается «полюбить
этот душащий, каменный город», «мир ощутить и понять». Невольно в его сознании возникает соотнесённость прошлого и настоящего, родного края и чужбины.
Зарубежная столица воспринимается им «почти как родина». Однако сложность и трагичность переживаний
скитальца обусловлена осознанием бесцельности эмигрантской жизни (даже в одном из крупных центров
мировой культуры – Париже) и неутихающей носталь182
гической болью об утраченной родине.
Примечательно, что в мюнхенском «дипийском»
журнале «Огни» появилась рецензия А. Черных на опубликованный сборник «Стихи». Статья «Поэты и читатели» являлась эмоционально-критическим отзывом, в
котором главными являлись не эстетические, а мировоззренческие (нравственно-психологические) проблемы. Рецензент отмечал: «Здесь есть хорошие и плохие
стихи, но формальная критика не является задачей этой
статьи, нам хочется поговорить о мироощущении, о
жизненном тонусе сборничка в целом. Подавляющее
большинство стихов проникнуто таким потрясающезамогильным пессимизмом, такой безнадежностью...»
[16:62].
Объектом критики оказалась и поэзия В. Гальского,
которого упрекали в «беспросветности», в «ощущении
личной беспомощности, ненужности и бесцельности
будущего существования» [16:62]. Утверждения рецензента строились на цитированных стихотворных фрагментах, вырванных из произведения и не передававших
полноты и сложности изображения человеческих переживаний. В категоричных обобщениях критик не заметил внутренней напряжённости и борьбы в душе
лирического героя: «Хочу смирить шального сердца дурь» или «С его упрямой верой мне не сладить!
// Напрасно говорю ему: не верь!». Возражая тем, кто
обвинял молодую эмигрантскую поэзию в «упадочнических» настроениях и пессимизме, В.Ф. Ходасевич писал: «Уныние, отмечаемое как поэтический импульс, не
должно влиять на оценку самой поэзии. <…> Требовать
от поэта радужных настроений так же странно, как требовать от живописца, чтобы он непременно изображал
хорошую погоду» [26].
В конце рецензии А. Черных заключал: «Мы ценим
и любим наших поэтов, но мы требуем от них гражданского мужества: перебороть ощущение кажущейся
беспросветности и найти в себе силы не только верить,
но и вести за собой» [16: 65]. Ответом на этот упрёк
критика могло бы стать утверждение А.М. Ремизова,
отстаивавшего не столько общественную устремлённость художественной литературы, сколько творческую
свободу писателя: «Нет и не может быть такой оценки
литературного произведения: для кого оно написано?
Литературное произведение – дело жизни. Пишется не
для кого и не для чего, а только для самого того, что
пишется и не может не быть написано. <…> Для писателя, когда он пишет, не существует никакого читателя»
[20:284].
В 1950-ые годы публикации В.Л. Гальского связаны
с парижским журналом национально-патриотической
направленности «Возрождение», объединившим писателей первой волны эмиграции – старшего (А. Ремизов,
З. Гиппиус, М. Алданов, Д. Мережковский…) и младшего поколений (В. Сирин-Набоков, И. Одоевцева,
В. Смоленский, З. Шаховская, Ю. Мандельштам,
В. Андреев…) – с представителями послевоенной эмиграции (Б. Ширяев, Н. Нароков, О. Анстей, Н. Ульянов,
Гр. Климов…). В этом крупном периодическом издании, являвшемся продолжением «Современных запи-
10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
10.00.00 PHILOLOGICAL SCIENCES
сок» и «Русских записок», напечатаны стихотворения
В. Гальского: «Воскресенье» [5: 1950: № 8: 28], «Весна»
[5: 1950: № 9: 53], «Набат» [5:1950: № 10: 146], «Сестре»
[5: 1951: № 17, 145]; «Мохач» и «Всё, что я называл искусством…» [5:1954: № 32, 102 - 103], «В.А.С. (“Губ
твоих румяных зрелый мёд…”)» и «Bassiana» [5:1954:
№ 33: 15]; «В тишине прозрачной и сторожкой…»,
«Чёрный город» и «Великий пост» [5:1954: № 34: соответст. 65, 113, 144], «Голова Иоканаана» [5:1954: №35:
71]; «На отъезд в Америку» [5:1954: №36: 90].
Программные произведения В.Л. Гальского раскрывают «три главных ориентира» (концепта) – Вера,
Семья и Родина. Его поэзия пронизана любовью к
родным местам, воспоминания о которых глубоко запали в память. Однако, если стихотворения о России
в основном строятся на ярких, но фрагментарных воспоминаниях детства, то, описывая зарубежные города и страны, поэт опирается на богатый жизненный
опыт. Писатель-эмигрант обращается к глубоким пластам европейской культуры. Исторические аллюзии в
стихотворениях В.Л. Гальского, погружая в глубь времен, связаны с именами святых, королей и полководцев
(Сант-Штиван, Наполеон, Марк Аврелий, Пильграм,
Август и т.д.). В стихотворении «Bassiana» поэт вводит
собирательный образ императорского Рима периода
«Августов благочестивых».
Духовно-нравственная направленность творчества
В.Л. Гальского проявлялась в произведениях, основанных на библейских сюжетах и связанных с событиями
церковного календаря («Голова Иоканаана», «Великий
пост», «Воскресенье»). Сложность личности лирического героя раскрывается в стихотворениях, посвященных родным и близким людям («Сестре», «На отъезд в
Америку»), при этом отчётливо раскрывается принцип
соотнесённости биографического; и художественного
аспектов творчества.
Процесс «открытия» поэзии В.Л. Гальского не исчерпывается прижизненными публикациями в журнальной периодике русского зарубежья и книгой
стихотворений «Путь усталости». В литературный процесс «возвращаются» неизвестные ранее произведения
писателя-эмигранта. В 2004 году была опубликована
скаутская песня В. Гальского «На Авале на горе…»,
авторство которой подтвердил один из известных организаторов и исследователей скаутского движения в
Югославии Р.В. Полчанинов [15]. При изучении рукописных произведений, представленных К.В. Гальским,
сыном поэта, на выставку «Бездомные России сыновья…” К 100-летию со дня рождения В.Л. Гальского»
(г. Орёл, 2008) выявлены стихотворения, не включённые в книгу «Путь усталости» и сохранившиеся только в рукописном варианте («Все, что прожито, но не
дожито…», «Мы любим только раз души весною…»).
Впервые напечатано письмо В.Л. Гальского, отправленное в 1943 году М.Л. Жедринской (урожденной
Гальской) и включавшее стихотворное посвящение сестре. Имеющиеся уточнения и дополнения позволяют
расширить текстологическую базу проводимого нами
исследования.
Таким образом, обзор прижизненных публикаций
стихотворных произведений В.Л. Гальского, включенных в контекст художественной литературы двух
первых волн русского зарубежья, дает представление
о рецепции поэзии современниками (литературнокритические отзывы Ю. Софиева и А. Черных) и динамике творчества малоизвестного писателя-эмигранта.
При этом значимыми являются как «хронологическая»
(от середины 1930-х годов – к концу 1950-х), так и
«пространственная» (из русского Белграда и Парижа –
к Касабланке) парадигмы творчества.
Библиографический список
1. «Вернуться в Россию – стихами…»: 200 поэтов эмиграции: Антология. Сост., авт., предисл., коммент. и биогр. сведен.
В.П. Крейд. М.: Республика, 1995. 688с.
2. «Мы жили тогда на планете другой…»: Антология поэзии русского зарубежья. 1920–1990: В 4 книгах. Сост.
Е.В. Витковский. М.: Московский рабочий, 1994. Кн. 3. 402с.
3. Алексеева Л. Из воспоминаний о Белграде. Русский Альманах. Париж, 1981. 519с.
4. Витковский Е. Против энтропии: (Статьи о литературе): / Возвратившийся ветер: (Поэзия русской эмиграции)
[Электронный ресурс]
5. Возрождение. Париж, 1950; № 8 // 1950: № 9 // 1950: № 10 // 1951: № 17 // 1954: № 32 // 1954: № 33 // 1954: № 34 // 1954:
№35 // 1954: №36.
6. Гальской В.Л. Путь усталости. / Составитель и автор вступительной статьи Гальской К.В. Вологда: Грифон, 1992.
7. Грани. Мюнхен, 1946; 2 // 1947; 3.
8. Гуль Р.Б. Я унес Россию. Апология эмиграции. В 3 т. СПб.: Б.С.Г. – Пресс, 2001. Том 2. Часть 2. 351с. [Электронный
ресурс] Режим доступа: dk1868.ru › history/gul2_2.htm
9. Дальние берега: Антология поэзии русского зарубежья. / Сост. В.В. Кудрявцев. Смоленск: Русич, 2006. 608с. (Свирель)
10. Джурич О. Антология поэзии русского Белграда. Русско-сербское издание. Составление, перевод, предисловие и биографические справки: Остоя Джурич. Библиография: Алексей Арсеньев. Белград: Zepter Book World, 2002.
11. Литература русского зарубежья (1917–1939 гг.): новые материалы. Том 4. Творческая биография В.Л. Гальского в контексте региональной и мировой культуры. Под научн. ред. Михеичевой Е.А. Авт. науч. проекта (том, серия), отв. ред. и сост.
Тюрин Г.А. Орёл: Издательство ОГУ: изд-во «Вешние воды», 2007.
12. Литературная среда. Белград, 1935/36; 1.
13. Литературная энциклопедия русского зарубежья (1918 – 1940): Том I. Писатели русского зарубежья. М.: РОССПЭН,
1997: 216.
14. Литературное зарубежье России: Энциклопедический справочник. Гл. ред. и сост. Ю.В. Мухачев; под общ. ред.
Е.П. Челышева и А.Я. Дегтярева. М.: Парад, 2006. (Серия «Энциклопедия рос. эмиграции»)
183
Ученые записки Орловского государственного университета. №5 (61), 2014г.
Scientific notes of Orel State University. Vol. 5 – no. 61. 2014
15. Неизвестная песня поэта В.Л. Гальского. Страницы истории разведчества - скаутизма 2004; 36 (93) октябрь.
16. Огни. Мюнхен, 1947; 1.
17. Онлайн энциклопедия [Электронный ресурс] Режим доступа: encyclopaedia.biga.ru ›enc/culture/GRANI.html
18. Пономарева Т.А. Поэзия Владимира Гальского Северо-Запад. Историко-культурный региональный вестник. Череповец:
издательство Череповецкого гос. пед. Института им. А.В. Луначарского, 1995.
19. Походный сборник: Десять Первых. Менхенгоф: Посев, 1945.
20. Ремизов А.М. Для кого писать: Числа Париж, 1931; 5.
21. Русские записки. Париж, 1938; 8 – 9 (август – сентябрь).
22. Русский временник. Париж, 1938; 2.
23. Софиев Ю.Б. Разрозненные страницы: Воспоминания бывшего эмигранта. Предисловие и публикация И.Ю. Софиева /
Простор, Алматы, 1994; 7 (июль).
24. Стихи. Мюнхен, 1947.
25. Тюрин Г.А. Идеалы прошлого и «иная память» В.Л. Гальского в историко-биографическом контексте В кн.: Литература
ХХ – ХХI веков: Исследования. Наблюдения. Публикации. Орел: Картуш, 2002.
26. Ходасевич В.Ф. Подвиг. Возрождение. 5 мая, 1932.
References
1. «Back in Russia – poems ...» 200 poets emigration: An Anthology. / Comp., Aut., Foreword., Comments. and biographies.
reduced. V.P. Kreid. M.: The Republic, 1995. 688s.
2. «We lived on the planet then another ...»: An Anthology of Russian poetry abroad. 1920 - 1990: In 4 books. / Comp.
E.V. Witkowski. Moscow: Moscow Worker, 1994. Kn. 3. 402c.
3. Alekseeva L. From memories of Belgrade. Russian Almanac. Paris, 1981. 519s.
4. Witkowski E.V. Against entropy (Articles about literature) / Return wind (Poetry Russian emigration) [Electronic resource]
5. Renaissance. Paris, 1950; № 8 / / 1950: № 9 / / 1950: № 10 / / 1951: № 17 / / 1954: № 32 / / 1954: № 33 / / 1954: № 34 / / 1954:
№ 35 / / 1954: № 36 .
6. Galskoy V.L. Way of fatigue. / Compiled by the author of the introductory article Galskoy K.V. Vologda: Griffin, 1992.
7. Facets. Munich, 1946; 2 / / 1947; 3.
8. Gul R.B. I took Russian. Apology emigration. In 3 tons - St. Petersburg.: B.S.G. - Press, 2001. Volume 2. Part 2. 351c. [Electronic
resource] Mode of access: dk1868.ru> history/gul2_2.htm
9. Distant Shore: Anthology of Russian poetry abroad. / Comp. V.V. Kudryavtsev. Smolensk: Rusich 2006. 608s. (Pipe)
10. Djurich O. Poetry Anthology Russian Belgrade. Russian-Serbian edition. Compilation, translation, introduction and biographical
notes: Ostoja Djurich. Bibliography: Alexey Arsenyev. Belgrade: Zepter Book World, 2002.
11. Russian Literature Abroad (1917–1939): new materials. Volume 4. Curriculum vitae V.L. Galsky’s in the context of regional and
global culture. Under the scientific. ed. Miheichevoy E.A. Auth. scientific. project (that series), Br. Ed. and comp. Tyurin G.A.Orel: OSU
Publisher: Publishing House “Spring water”, 2007.
12. Literary Wednesday. Belgrade, 1935/36; 1.
13. Literary Encyclopedia of Russian abroad (1918 - 1940): Volume I. Russian writers abroad. M.: ROSSPEN, 1997.
14. Literary Russia Abroad: An Encyclopedic Reference. Chap. ed. and comp. Y.V. Mukhachyov; under society. ed. E.P. Chelisheva
and A.J. Degtyareva. M.: Parade, 2006. (Series “Encyclopedia grew. emigration”)
15. Unknown song poet V.L. Galsky’s. Pages of History razvedchestva – scouting 2004; 36 (93) October.
16. Lights. Munich, 1947; 1.
17. Online encyclopedia [electronic resource] Mode of access: encyclopaedia.biga.ru> enc / culture / GRANI.html
18. Ponomareva T.A. Poetry Vladimira Galsky’s Northwest. Historical and cultural regional bulletin. Cherepovets Cherepovets
State Publishing. ped. Institute. A.V. Lunacharsky, 1995.
19. Marching compilation: the first ten. Menhengof: Sowing 1945.
20. Remizov A.M. For those who write: Numbers Paris, 1931; 5.
21. Russian note. Paris, 1938; 8 – 9 (August–September).
22. Vremennik Russian. Paris, 1938; 2.
23. Sofiev Y.B. Narratives: Memories of the former emigrant. Preface and publication I.Y. Sofieva / Space, Almaty, 1994; 7 (July).
24. Poems. Munich, 1947.
25. Tyurin G.A. Ideals of the past and “other memory” V.L. Galsky’s in the historical and biographical context in the book.: Literature
XX–XXI centuries: Research. Observation. Publication. Eagle: Cartouche, 2002.
26. Hodasevich V.F. Feat. Revival. May 5, 1932.
184
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
10
Размер файла
449 Кб
Теги
века, творчество, процесс, pdf, гальского, литературное
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа