close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Тема пути в переводных повестях XVII века..pdf

код для вставкиСкачать
Ученые записки Орловского государственного университета. №5 (61), 2014г.
Scientific notes of Orel State University. Vol. 5 – no. 61. 2014
УДК 82 091
UDC 82 091
Е.П. ГУРОВА
аспирант, кафедра истории русской литературы XI–
XIX вв., Орловский государственный университет
E-mail: Gyrevich84@yandex.ru
Е.P. GUROVA
Graduate student, Department of history of Russian
literature of the XI-XIX centuries, Orel State University
E-mail: Gyrevich84@yandex.ru
ТЕМА ПУТИ В ПЕРЕВОДНЫХ ПОВЕСТЯХ XVII ВЕКА
THEME PATHS IN THE TRANSLATED NOVELS OF THE SEVENTEENTH CENTURY
В статье делается попытка рассмотреть путь персонажа через активность его действий , связанных с
перемещением в пространстве , преодолением преград на своем пути, а также любовной и духовной стороной.
Ключевые слова: переводная повесть, герой, перемещение, пространство, этикет, активность.
The article attempts to look for the path of the character through the activity of his actions , associated with the
movement in space , overcoming obstacles in its path, as well as love and spiritual side.
Keywords: translated story, pass-through story, character, movement, space, etiquette, activity.
В переходном 17 веке, помимо бытовых повестей,
в России приобретают популярность переводные рыцарские романы. Их светский элемент, по словам
А.С.Орлова, оказался для русского человека влиятельным своей смелостью и способствовал образованию
читателя, привнес наслаждение вымыслом, интригой
и художественным воспроизведением жизни в литературе [2, 87-88)]. Действительно, переводные сказочные
повести конца 17 века имели занимательный характер, они удовлетворяли потребность в «личном, неофициальном чтении» и были призваны не поучать, а
«развлекать» и «изумлять» [3,348)]. В связи с этим в
таких произведениях перед древнерусским читателем
предстает герой активный, освобожденный от религиозных канонов, постоянно находящийся в поисках приключений. К таким персонажам можно отнести Бову
Королевича («Повесть о Бове Королевиче») и Еруслана
Лазаревича («Сказание о Еруслане Лазаревиче»).
Активность данных персонажей показывается авторами в двух направлениях: перемещение в пространстве
и преодоление трудностей на своем пути. Эти две ипостаси взаимосвязаны между собой: в разных локусах
героев ожидают различные приключения и преграды.
Действительно, если обратить внимание на географию
перемещений героев, можно увидеть, как стремительно
они передвигаются от одного локуса к другому.
Рассмотрим траекторию движения героев. В
«Повести о Бове»: локус Дома – плавание на корабле по
морю – Арменское царство – Рохленское царство – пребывание на корабле – Задонское царство – бегство из
Задонского царства – град Костел-Арменское царство –
Рохленское царство –град Сумин – град Антон.
В «Сказании о Еруслане Лазаревиче» география перемещения следующая: царство Картауса
Карстаусовича(локус Дома) – море – «чисто поле»
– царство Картауса Карстаусовича – «чисто поле» –
Индейское царство – град Дербия – царство Картауса
© Е.П. Гурова
© Е.P. Gurova
196
– царство князя Данилы Белого – Задонская орда,
Штютен град – град Дербия – Девичье царство – «чисто
поле» – град Дербия.
Такое многочисленное передвижение героев, с
одной стороны, вполне объяснимо. В «Повести о Бове»
в основном это связано с темой побега, с темой мести, выполнения задания «короля», любовной темой.
Первый эпизод связан с побегом из локуса Дома (Бова
покидает его, чудом избежав смерти), далее Бова спасается бегством от царя Салтана, который хочет его
повесить: «Вышел Бова ис темницы да и побежал из
Рахленского царства». Из Задонского царства Бова бежит от короля Маркобруна, который хочет женить на
себе его возлюбленную королевну Дружневну: «…и садился Бова на добра коня, а Дружневна на иноходца,
и поехали из Задонского царства» [4,534]. Следующий
эпизод представляет собой поездку в Рахленское царство: обманутый королевским дворецким, выполняя
поручение псевдокороля Бова отправляется с «челобитной» к царю Салтану. В другом эпизоде Бова отправляется в Арменское царство, чтобы отомстить
дворецкому: «Да и поехал Бова во Арменское царство,
чтобы ему дворецкого убить, которой дворецкой послал ево на смерть» [4,538]. В град Антон переодетый
Бова едет, чтобы сразиться с давним врагом Додоном
и отомстить за смерть отца: «И Август рече: Яз могу
ту обиду отомстить. Собери войска, колко мочно»…И
Август аки животину отгнал от града и ударилкопием короля Дадона и дал ему сердечную рану» [4,540].
В Рахленское царство Бова едет, чтобы встретиться с
королевой Минчитрией, которая «за Бову хочет замуж
итить».
В тексте также имеются эпизоды, в которых персонаж передвигается из одного локуса к другому без
каких-либо объяснений. Это моменты, когда герой становится жертвой обстоятельств. Так, например, с корабля в Арменское царство Бова попадает не по своей
10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
10.00.00 PHILOLOGICAL SCIENCES
воле, его покупает у корабельщиков король Зензевей
Адарович: «И гости-корабелницы Бову продали, а взяли за него 300 литр злата. И король Зензевей Адарович
посади Бову на осля и поехал во Арменское царство»
[4,521].Так как это произведение относится к переходному периоду литературы, то, видимо, главный герой
находится еще во власти судьбы и не всегда самостоятелен в своих действиях.
В «Сказании о Еруслане Лазаревиче» перемещения
не столь стихийны, как в «Повести о Бове», мотивировка их более конкретна, а поступки более обдуманны. Из
отчего дома Еруслан отправляется в «чисто поле погуляти». Вот как он сам объясняет старцу Ивашке свою
отлучку: «Я сюды зашел волею: похотЂл в поле казаковать, и горести принять, и желание получить»[5,303].
Эпизод возврата в царство Картауса Картаусовича
также обдуман героем, так как первоначально цель
его поездки была связана с Индейским царством: хотел герой «поклонитися царю Далмату да свидетца
со Иваном, БЂлой Епанчой» [5,308]. Но затем он меняет свое решение и возвращается в локус Дома. В
Задонскую орду главный герой отправляется за чудесным средством, чтобы спасти своих близких.
Перемещение Еруслана в пространстве так же, как
и Бовы, может быть связано с любовной темой. Так, в
град Дербию он отправляется, чтобы увидеть Натасию
Варфоломеевну. Как можно заметить, в «Повести о
Бове» главный герой по случайным обстоятельствам
знакомится с королевной Дружневной, Еруслан же проявляет свою самостоятельность, это отчетливо отражено в тексте с помощью глагола «хощети»: «и поЂхал ко
граду Дербию, ко царю ВарфоломЂю, а хощетъ видЂти
прекрасную царевну Натасию ВарфоломЂевну»
[5,318].
Как можно увидеть из выше представленных схем,
в произведениях имеются локусы, которые герои посещают несколько раз. Совершенно понятно, что в
сказочной повести, в которой присутствуют элементы авантюрного и сказочного действия, пространство,
где пребывает герой, не будет связано с религиозными
постулатами (как, например в агиографии) или играть
какую-либо важную роль в нравственном становлении
героя(как в «Житии Аввакума»), или наполняться символическим значением.
Постоянное возвращение в одни и те же локусы в
текстах можно связать с воинской темой или рассматривать в русле любовной тематики: герой сначала
встречает возлюбленную, а затем после разлуки возвращается за ней. Наиболее ярко этот факт прослеживается в «Сказании о Еруслане Лазаревиче». Здесь
герой неоднократно отправляется в «чисто поле»
(«поЂхал в чистое поле гулять»). Действительно, этот
пространственный образ в тексте играет важную роль.
Н.В. Степина выделяет в «Сказании» несколько значений образа поля:
1. фольклорное понимание как простор;
2. место безлюдное, полное опасностей;
3. поле как оппозиция городу-государству;
4. поле битвы героя с врагом один на один;
197
Исследовательница приходит к выводу о том, что,
кроме привычной фольклорно-символической ипостаси, этот образ выступает в своей предметной и ситуативной конкретности, вызывая разнообразные и часто
неоднозначные литературно-реалистические ассоциации. Это территория свободы физической и духовной
[7,14].
В тексте дважды возникает и другой локус – град
Дербия. В этом месте живет возлюбленная Еруслана
Анастасия Варфоломеевна, на которой витязь хочет
жениться. В первый раз герой едет к ней свататься, а
во второй раз возвращается туда не только в качестве
мужа, но и правителя.
В «Повести о Бове» привлекает внимание посещение героем дважды Рахленского царства. В первое свое
посещение данного локуса Бова попадает в плен к царю
Салтану Салтановичу. Дочь царя Салтана ,королевна
Минчинтрия, дважды предлагает Бове себя в жены и
сменить веру православную на латинскую :«Бова, забуд ссвою веру провославную християнскую… и возми
меня за жены места…А не станешь нашей латынской
веры веровать и не возмеш меня себе за жены места, и
батюшка мой тебя может повесить или на кол посадит»
[4,529]. Думается, что в данном эпизоде реализуется религиозный мотив: герой-христианин и не желает предавать свою веру: «Хоть мне повешену быть или на коле
посажену быть, а не верую аз вашея латынския веры и
не могу яз забыть своея истинныя» [4,529]. Второй раз
Бова едет в данный локус, чтобы жениться на королевне
Минчинтрии, так как думает, что королевна Дружневна
погибла. В этот раз Минчинтрия благосклонна к Бове и
даже согласна принять веру христианскую. Этот эпизод
можно расценивать как победу христианства над чужой
верой, но ему здесь не уделяется столь пристального
внимания: «И приехал Бова в Рохленское царство и взехал Бова на каралевский двор безопсылачно. И встречает Бову прекрасная царевна Минчитрия, и повела Бову
в королевские полаты, и почели пити и ясти и веселитися. И царевна Минчинтрия почела говорить: “Государь
храбрый витезь Бова королевичь! Крести ты, государь,
меня да возми себе за жены места, и буди нашему царству здержатель и ото всех стран оберегатель”. И Бова
Минчинтрию крестил, да и положили промеж собою на
слове да воскреснаго дни» [4,538].
Вторым признаком активности героя является
преодоление препятствий на своем пути. Герои изображаются храбрыми и доблестными воинами: Бова
отправляется на дело «ратное и смертное», чтобы сразиться с богатырем Лукопером, сильным Полканом,
«по пояс песьи ноги». Еруслан Лазаревич едет в «чисто поле погулять», чтобы сразиться с русским богатырем Иваном, «побить» войско Данилы Белого, Белую
Епанчу, убить змея и побороться с собственным сыном.
Кроме того, на пути героев встречаются препятствия, где нужно применять не только физическую
силу, но и силу ума. Например, в «Повести о Бове» герой переодевается в старца, чтобы быть неузнанным
для совершения задуманных дел: спасения возлюбленной Дружневны, мести королю Додону.
Ученые записки Орловского государственного университета. №5 (61), 2014г.
Scientific notes of Orel State University. Vol. 5 – no. 61. 2014
Духовная основа героев раскрывается авторами через христианские мотивы. Бова изображается как примерный христианин, он часто обращается с молитвой
перед битвой или в трудную минуту к Милостивому
Спасу и Пречистой Богородице [4,526]. Попадая в другую страну, Бова при представлении особенно подчеркивает факт принадлежности к «роду християнскому»:
«Яз роду не царского и не короловскаго, яз роду християнского» [4,521]. В плену у иноверных, герой до последнего отказывается принять веру «латынянскую»:
«Уже мне и так голодная смерть приближаетца. А
хошь мне повешену быть или на коле посажену быть,
а не верую аз вашея латынския веры и не могу забыть
провославныя християнския веры» [4,529]. Еруслан
Лазаревич также молится «образу Божию», герой похристиански благородно поступает по отношению к поверженному сопернику, богатырю Ивану: «И говоритъ
ему князь иванъ, руской богатырь: “Государь Еруслан
Лазаревичь! Не дай смерти, дай живота! Прежь сего не
бывало, а и впредь не будетъ!” И Еруслон Лазаревичь
слазил з добра коня, и принимаетъ его за правую руку, и
целуетъ ево во уста сахарныя, и называетъ его братомъ»
[5,306-307].
Но не всегда храбрый витязь руководствуется христианскими законами в своих действиях. В сцене встречи с тремя сестрами Прондорой, Мандорой и Легией
герой попадает во власть греха и убивает двух сестер: «И
вшел к ним Еруслон Лазаревичь в бЂлъ шатер, забылъ
образу божию молиться, что сердце его разгорЂлось,
юность его заиграла, и емлЂтъ себЂ большую сестру»
[309].
Н.В. Степина считает благочестие Еруслана относительным в связи с исповедованием двойной морали:
«он и христианскому Богу молится, и языческий разгул
чувств в себе не пресекает. <…>. Так создается ранее
незнакомый древнерусскому читателю оригинальный
литературный портрет молодого богатыря. Еруслан
знает, как надобно поступать, но не всегда может совладеть с собой. Его поступками руководит преимущественно чувство» [7,11].
Как видно из текста, несмотря на двойственность,
автор отождествляет нравственные ценности с христианством, поэтому Еруслан приходит постепенно к
покаянию. Об этом свидетельствует эпизод обращения героя за помощью к богатырской голове: «Еруслон
Лазаревичъ вземъ мечь и поЂхал; а самъ себЂ подумалъ:
“Господи Боже, Спасъ милостивый! ДоселЂ аз царей
устрашалъ, богатырей побивалъ, а ныне язъ со слезами
богатырской голо†поклонился!” И богатырская голова крикнула громко голосомъ, и Еруслонъ Лазаревичь
воротился. И Еруслонъ узнал свою вину и воротился,
и слЂзъ з добра коня, и палъ на сыру землю, и говоритъ: “Багатырская голова, виноватъ я пред тобою, что
посмешыл таковое слово”. И зговорит ему багатырская голова: «Богъ тя проститъ, Еруслонъ Лазаревичь,
в томъ словЂ, что дерзнул со млада ума!» [5,316].
Н.В. Степина характеризует эту сцену как духовный
перелом героя, так как герой возвращается к светлому
началу и после него совершает знаменитые подвиги
198
(победа над змеем и бой с неузнанным сыном).[7,12].
Действительно, после эпизода с богатырской головой Еруслан склонен к христианскому милосердию: татарского князя Данилу Белого герой не предает смерти,
а ссылает в монастырь, тем самым ознаменовав победу
христианства над иноверием.
В преодолении трудностей раскрываются такие
стороны личности героев, как храбрость, верность долгу, хитрость, но эти качества константны, они заложены
в герое изначально. В начале «Повести о Бове» автор
упоминает о храбрости Бовы: «…прижил младого детищу, а храброго витезя Бову»; сила Еруслана показана
через «шутки не добры», которые он шутит на царском
дворе. Испытания, которые преодолевает герой, на протяжении всего пути, только помогают выявить данные
качества, но не развить их, поэтому говорить о характере и эволюции личности героев в данном случае трудно.
А.М. Панченко отрицал наличие характера в «Повести
о Бове», считая, что герой принесен в жертву авантюрному действию: «Это – общее правило рыцарского романа, в котором характер заменялся декларациями»
[3,351]. Н.В. Степина, анализируя ситуацию, связанную
с «духовным переломом» в поведении Еруслана, пытается проследить изменения в личности героя. На наш
взгляд, эти изменения можно назвать условными, так
как до духовного перелома и после него качества героя
остались прежними.
Личность героев также показана и через любовные переживания. В исследуемых повестях любовь
между мужчиной и женщиной показана авторами не
в рамках христианской традиции, а в светском ключе.
Так как христианство отрицает плотские отношения
между мужчиной и женщиной, на первое место выдвигается идея духовной любви к Богу и к ближнему, поэтому святые подвижники либо с самого начала
жизненного пути отрицают любовь, брак как принадлежность мирского и суетного мира, либо приходят к
этому впоследствии. В бытовых повестях это чувство
также осознается как греховное, так как приводит героя
(Савву Грудцына, например) к нравственному падению.
Переводной роман оказал сильное влияние на развитие
любовной тематики на Руси. Это чувство стало восприниматься иначе. Теперь автор рисует любовь «земную»,
в которой отсутствуют этикетные ситуации. Появились
описания любовных сцен, галантное отношение героя к
возлюбленной.
В «Повести о Бове» любовная тема возникает в начале пути героя, как только он попадает в Арменское
царство. Причем, активность в любви проявляет королевна Дружневна: «И узрила из своих хором Бову на
конюшне велми лепообразно, и от Бавины красоты во
всю конюшню осветило <…> И прекрасная королевна, подкланя главу под стол, не хватала за нож, хватала
Бовину главу и целовала его во уста, и во очи, и во уши»
[4,522]. Когда у Бовы возникает травма, Дружневна
проявляет о нем заботу, лечит его своими угодьями.
Любовь толкает героя на подвиги: Бова рискует жизнью ради любимой, сражается с войском Маркобруна.
Узнав о том, что Дружневна и дети живы, он сразу же
10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
10.00.00 PHILOLOGICAL SCIENCES
забывает о Минчитрии: «И Бова увидел Дружневну и
скочил на двор. И хватает Дружневну за белые руки и
целует в сахарные уста» [4,539]. Герой повести способен на эмоциональные переживания. Так, Бова тяжело
переживает разлуку с любимой и детьми. Решив, что
Дружневну и детей съели львы, герой плачет и тужит:
«И Бова растужися: “Уже коли такова сильнаго богатыря львы съели, то и Дружневну и детей моих”. И похоронил Бова Полкановы плесны и сам росплакася горко:
“Милостивый Спас и пречистая богородица!Дали вы
мне ладо поноровное и не дали вы мне с нею пожить
от младости и до старости”» [4,538]. В «Сказании о
Еруслане», любовная тема возникает практически в
конце повести, герой находит себе невесту Анастасию
Варфоломеевну только после того как совершает ряд
рыцарских подвигов. В отличие от «Бовы» в данном
произведении автор опускает любовные сцены, по мнению Пушкарева, списку чуждо прославление чувственной любви, что так характерно для рыцарских романов.
[6,37]. В «Повести о Еруслане Лазаревиче» супруги
также расстаются. Еруслан отправляется в Девичье
царство, где от красоты царевны теряет голову и забывает о семье: «Еруслонъ Лазаревичь смотрячи на кра-
соту ея, с умом смешался, и забыл свой первый бракъ.
И взялъ ея за руку правую, и целовалъ ея во уста сахарныя, и прижималъ ея к сердцу ретивому, и назвалъ ея
женою, а она ево мужемъ назвала» [5,320]. В финале повести происходит воссоединении Еруслана и Настасии
Варфоломеевны: «И вьЂхалъ Еруслонъ на дворъ свой,
и выскочила противо ево стречати прекрасная царевнаа
Настасия ВарфоломЂевна …<…> И обняла его, и взяла
за руку, и целовала его во уста сахарныя, и прижимала
ево к сердцу своему ретивому» [5,322].
Таким образом, из всего вышесказанного можно
сделать вывод о том, что тема пути в переводных повестях связана с активным перемещением в пространстве персонажа и преодолением преград на своем пути.
Героев заботят земные дела, в связи с этим отсутствуют этикетные формулы и ситуации. Персонажи находятся во власти действия, и в основном их активность
проявляется на внешнем уровне, духовная и этическая сторона для автора не представляет особого интереса, поэтому черты характера героев еще статичны.
Читателя привлекали подвиги героя и любовные приключения, именно поэтому этим темам в текстах отводится так много места.
Библиографический список
1. Кузьмина В.Д. Рыцарский роман на Руси (Бова, Петр Златых Ключей). М.:Наука,1964. 344с.
2. Орлов А.С. Переводные повести Древней Руси // История русской литературы доXIX в. / Под ред. А.Е. Грузинского. Т.1.
М.:Мир,1916. 376с.
3. Панченко А.М. Рыцарский роман и оригинальная авантюрная повесть // История русской литературы: В 4-х т. Том 1:
Древнерусская литература. Литература XVIII века. — Л., 1980.
4. Повесть о Бове королевиче // «Изборник»: сборник произведений литературы Древней Руси. Общ.ред., сост., вступ.
ст. Д.С. Лихачев ; Сост., общ.ред. Л.А. Дмитриев . М.: Худож. лит., 1969. 524с.
5. Повесть о Еруслане Лазаревиче // Памятники литературы Древней Руси: 17век . Вступ. cтатья Д. Лихачева. М.: Худож.
лит.,1988. 704с.
6. Пушкарев Л.Н. Сказка о Еруслане Лазаревиче. М.: Наука,1980. 184с.
7. Степина Н.В. Образная система и жанровая сущность «Сказания о Еруслане Лазаревиче». Автореф. дисс. канд. фил.
наук. Орел, 2000. 23с.
References
1. Kuzmina V.D. The tale of chivalry in Russia (Bova, Pyotr of Golden Keys). M.:Sience, 1964. 344p.
2. Orlov A.S. Translated stories of Ancient Russia // History of the Russian literature доXIX century / Under the editorship of A.E.
Gruzinskogo. T.1. M.: Mir, 1916. 376p.
3. Panchenko A.M. Tale of chivalry and original adventurous story // History of the Russian literature: In 4 t. Volume 1: Old
Russian literature. Literature of the XVIII century. L., 1980.
4. The story about Bowe the king’s son // «Izbornik»: collection of literary works of Ancient Russia / General edition, compiler
introductory article D.S.Likhachev; General revision, compilation L.A. Dmitriyev. M.,Khudoz.lit., 1969. 524p.
5. The story about Eruslan Lazarevich // Monuments of literature of Ancient Russia: 17 centure / Introductory article D.S. Lihachev.
M.: Khudoz.lit., 1988. 704p.
6. Pushkarev L.N. Tale of Eruslan Lazarevich. M.: Naukha, 1980. 184p.
7. Stepina N.V. Figurative system and genre essence «Legends on Eruslan Lazarevich». Abstract of dissertation of candidate of
philological Sciences. Orel, 2000. 23p.
199
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
403 Кб
Теги
повестях, тема, века, переводные, пути, xvii, pdf
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа