close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Тенденции развития русской культуры в контексте взаимодействия..pdf

код для вставкиСкачать
ФИЛОСОФИЯ
Вестн. Ом. ун-та. 2015. № 2. С. 97–99.
УДК 1
А.М. Агальцев
ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ
В КОНТЕКСТЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
Анализируется неоднозначность проблемы становления и тенденций развития русской культуры; исследуется органическая взаимосвязь многовекового социокультурного раскола общества и формирования амбивалентной русской культуры во
взаимодействии бинарной и тернарной моделей.
Ключевые слова: культура бинарная, культура тернарная, социокультурный раскол,
амбивалентность, самоопределение, гражданское общество.
Неоднозначно до сих пор само пространственно-временное определение русского народа как субъекта русской культуры. Н.А. Бердяев относил русский народ по душевной структуре к восточным народам. «Россия
– христианский Восток, который в течение двух столетий подвергался
сильному влиянию Запада и в своем верхнем культурном слое ассимилировал все западные идеи» [1]. Иную позицию отстаивали А.С. Пушкин,
П.Я. Чаадаев, В.С. Соловьев, Д.С. Лихачев. В.С. Соловьев в своем итоговом тексте пишет: «…настоящее существительное к прилагательному русский есть европеец. Мы р у с с к и е е в р о п е й цы , как есть европейцы английские, французские, немецкие». Соловьев полагал, что европейская
культура, синтезировав античную греко-римскую и другие культуры, стала о б щ е ч е л о в е ч е с к ой к у л ь т у р о й . «Понятие европейца должно совпасть с понятием человека, и понятие европейского культурного мира – с
понятием человечества» [2]. Д.С. Лихачев на основе междисциплинарного
анализа древнерусской культуры приходит к выводу, коррелирующему с
концептом Соловьева: «…мы, принадлежащие к культуре России, должны
принадлежать общечеловеческой культуре через принадлежность именно
к культуре европейской. Мы должны быть русскими европейцами, – резюмирует он, – если хотим понять духовные и культурные ценности и
Азии, и античности» [3].
Разделяя концепт культуры как системы надбиологических программ
деятельности поведения, взаимодействия, представленных многообразием знаний, идей, гипотез, теорий, а также норм, идеалов, образцов, верований, целей, интересов, ценностных ориентаций и т. д. (см. [4]), в данном тексте мы акцентируем внимание на праксеологическом аспекте. То
есть культура понимается не только и не столько как знание, а как усилие
практиковать сложность и разнообразие жизни. Ключевые слова здесь –
«усилие практиковать», ибо сам человек как действенный культурогенный
субъект синхронно создавал и создает культуру. Такой тигль симультанного генерирования индивидуализированной личности и культуры в Западной Европе конституируется в эпоху Ренессанса на основе христианства,
сопряженного с возрождением и творческим совершенствованием правовых идей и структур греко-римского мира. Именно эти социокультурные
артефакты, явившиеся основанием формирования на Западе правового
государства, гражданского общества и самодеятельного человека, оказались за пределами российского социума в исключительно значимое время
– время его становления.
Многие аналитики отставание в развитии России от Западной Европы связывают с природными условиями российского топоса. Природная
среда воздействует не только на физиологическую, но и на прагматическую составляющую человека, которая, по Канту, может быть предметом
© А.М. Агальцев, 2015
98
исследования того, чтó человек «как свободно действующее существо делает или может
и должен делать из себя сам» (курсив наш. –
А. А.). Резюмируя этот концептуальный тезис, Кант акцентирует: прагматической антропология «становится лишь тогда, когда
изучает человека как гражданина мира» [5].
Рождение его предполагает органический
синтез
мыследеятельности
и
волевой
устремленности как усилия практикования:
«человек – это весьма и весьма длительное
усилие» [6].
Полагаем, становление русского социума и его культуры происходило в сложном
амбивалентном взаимодействии внутренних
и внешних, нередко экстремальных природных и социокультурных процессов. И
отставание в историческом развитии культуры России от Запада обусловлено природно-географическим фактором – открытостью границ. Сохранение независимости и
целостности социума требовало огромных
затрат – материальных, человеческих, духовно-нравственных – на укрепление централизованного государства, поддержание
обороноспособности. Затрачивая колоссальные усилия, в том числе социальный, духовно-нравственный капитал, на организацию
обороны, устроение сильной государственной власти, русский народ в значительной
мере закрывал себе путь в Ренессанс.
Д.С. Лихачев, признавая существование
эпохи русского Предвозрождения, считал,
что оно не перешло в Ренессанс, так как
централизованное государство отнимало все
духовные силы народа, лишало его «подлинных творческих потенций». По принципу
дополнительности становление социума и
культуры Древней Руси испытывало противоречивое влияние Крещения. Принятие
православия явилось мощным идеологическим фактором единения обособленных славяно-финских племен в сплоченный жизнеспособный этнос. Однако есть принципиальное отличие зарождения христианства в
Западной Европе и принятия православия
Киевской Русью. В Западной Европе христианство возникает стихийно-органично –
снизу – как протест против господства языческой власти наиболее бесправных, обездоленных и как интенция к единению, созданию новых общностей на принципах равенства, справедливости, примитивно-утопической демократии. Эти новые общности за
несколько веков истории выдвинули многих
христиан – личностей в противостоянии
языческому государству, жертвовавших
жизнью за свои убеждения.
Становление и последующее развитие
русской культуры во многом определялось
некритическим, догматическим восприятием философских, литературных и богослужебных оснований византийского православия. «Русская церковь принимала право-
А.М. Агальцев
славные определения истины и византийское искусство, не подвергая их и малейшему сомнению». А весьма сложные, но атрибутивные философские категории, например мера, форма, как наследие античной
культуры и литературные нормы Византии
«русским православием никогда не были
должным образом усвоены». Цитируя авторитетного богослова, философа Г. Флоровского, Д. Х. Биллингтон резюмирует: «Таким
образом, Россия фатально восприняла “византийские достижения… без византийской
пытливости”» [7]. Отметим: имитативное
использование иноземных достижений превратилось в одну из сущностных черт русской культуры.
Неорганичное восприятие христианства, породившее двоеверие; приоритет
апологетики власти и забвение социальной,
духовно-нравственной функций Русской
православной церкви, приведшие ее к сервилизму (особенно в периоды первого и второго закрепощения крестьянства); крайне
негативные последствия ордынского порабощения; непройденность русским социумом очистительных духоподъемных и ускоряющих креативность университетов Ренессанса, Реформации, Просвещения; эмбриональный характер становления среднего класса и гражданского общества – видимо, не все, но наиболее значимые детерминанты
многовекового
социокультурного
раскола нашего общества. Этот раскол, как
полагают аналитики, носит системный характер. В современную эпоху социокультурный раскол порождается, репродуцируется в решающей мере синтезом пассивности, равнодушия, «снизу» с неопределенностью в стратегии развития, формирующей
неконструктивную позицию руководства
страны, которое по определению призвано
инициировать диалог с обществом. Одна из
главных бед России, по мнению исследователей: «…ее правители и население слишком
глубоко ушли в уютную трясину “застоя” и
не хотели, не желали видеть и беспокоиться
относительно необходимости успевать за
темпами… мировых перемен» [8].
Полагаем, многовековой социокультурный раскол явился основанием формирования амбивалентной русской культуры в
противоречивом взаимодействии бинарной
и тернарной моделей с приоритетом бинарной системы.
Конститутивные характеристики тернарной культуры: постепенность, преемственность, созидательность преобразований, толерантность, диалог, соразмерность.
Бинарная система проявляется в прерывности (разрыв с прошлым), разрушении, нетерпимости, монологичности, безмерности,
взрывном характере. «Русская культура осознает себя в категориях взрыва». Это обусловлено суровым предписанием – «дикта-
Тенденции развития русской культуры в контексте взаимодействия
том бинарной исторической структуры» [9].
Но история дает нам возможность преодоления социокультурного раскола и возвращения на магистральный путь развития – к
антропогенной цивилизации. Эта возможность состоит в богатейшем и неисчерпаемом потенциале тернарной культуры, который создавали, приумножали своим творчеством, бескорыстным, беззаветным служением Отечеству его патриоты, подвижники во все времена: Сергий Радонежский,
Андрей Рублев, Максим Грек, К. Минин и
Д. Пожарский, М.В. Ломоносов, П.Я. Чаадаев, А.С. Пушкин, И.А. Крылов, М.Ю. Лермонтов, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой,
С.М. Соловьев, В.С. Соловьев, Д.И. Менделеев, И.П. Павлов, А.А. Ухтомский, В.И. Вернадский – и несть им числа. Они намного
опередили свое время («Царство моих идей –
впереди» – последний текст Вернадского).
Сформировав себя личностями Ренессансной культуры, они создали неисчерпаемый
бесценный духовно-нравственный, мыследеятельностный
творческий
потенциал.
Необходимо его рационально и рачительно
исследовать, использовать, применять. Что
предполагает самую строгую, объективную
индивидуальную и общественную рефлексию, публичное признание на ее основе достижений и провалов, успехов и ошибок;
строгую личную ответственность за подлинную идентификацию каждого с делом,
которым занят и топосом своего пребывания. Что требует от каждого личностного
99
самоопределения и аутентичного участия в
строительстве правового государства и
гражданского общества, под которым понимается система самодеятельных, самооснованных структур, выражающих и защищающих интересы всех граждан перед лицом государства, бизнеса, криминала на
основе закона.
ЛИТЕРАТУРА
[1] Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. М. : Наука, 1990. С. 7.
[2] Соловьев В. С. Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории // Соч. : в
2 т. М. : Мысль, 1988. Т. 2. С. 697.
[3] Лихачев Д. С. Культура как целостная среда //
Новый мир. 1994. № 8. С. 7–8.
[4] Стёпин В. С. Культура // Новая философская
энциклопедия : в 4 т. М. : Мысль, 2001. Т. 2.
С. 341.
[5] Кант И. Антропология с прагматической точки
зрения // Соч. : в 6 т. М. : Мысль, 1966. Т. 6.
С. 351, 352.
[6] Мамардашвили М. К. Европейская ответственность // Сознание и цивилизация. М. : Логос,
2004. С. 29.
[7] Биллингтон Д. Х. Икона и топор. Опыт истолкования истории русской культуры. М. : Рудомино, 2001. С. 36.
[8] Российское государство: опыт философского
прочтения. М. : Прогресс-Традиция, 2012.
С. 469.
[9] Лотман Ю. М. Культура и взрыв. М. : Гнозис,
1992. С. 269–270.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
499 Кб
Теги
культура, контексте, взаимодействия, pdf, развития, русской, тенденции
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа