close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Типология интертекстуальных связей произведений Н. С. Лескова с англоязычной литературой.pdf

код для вставкиСкачать
ФИЛОЛОГИЯ
М.А. ПЕРШИНА
аспирант кафедры русской и зарубежной литературы Марийского государственного университета
E-mail: marja8362@mail.ru
Тел. 8 960 099 33 54
ТИПОЛОГИЯ ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНЫХ СВЯЗЕЙ ПРОИЗВЕДЕНИЙ Н.С. ЛЕСКОВА
С АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ЛИТЕРАТУРОЙ
В статье рассматриваются типы интертекстуальных связей творчества Н.С. Лескова с английской и
американской литературой на различных уровнях межтекстовых взаимодействий. Выделяются основные
функции интертекста, в частности цитат и аллюзий, на примере творчества писателя. Исследуются
стилистические особенности интертекстуальных включений в его произведениях.
Ключевые слова: Лесков, интертекстуальность, межтекстовые связи, цитата, аллюзия, тропы.
В настоящее время в современных отечественных и зарубежных исследованиях все большее
внимание уделяется проблеме интертекстуальных
связей, которые определяют содержание и поэтику любого текста: от произведений художественной литературы до рекламных слоганов. Понятие
интертекстуальности впервые было введено в
1967 году известным теоретиком постмодернизма
Ю. Кристевой. Согласно ее определению, интертекстуальность есть «текстуальная интеракция,
которая происходит внутри отдельного текста» [2,
с. 98]. Каноническую формулировку интертекста,
по мнению большинства теоретиков, дал Р. Барт,
который отметил, что «каждый текст является интертекстом; другие тексты присутствуют в нем на
различных уровнях в более или менее узнаваемых
формах: тексты предшествующей культуры и тексты окружающей культуры. Каждый текст представляет собой новую ткань, сотканную из старых
цитат. Обрывки культурных кодов, формул, ритмических структур, фрагменты социальных идиом и
т.д. – все они поглощены текстом и перемешаны в
нём, поскольку всегда до текста и вокруг него существует язык. Как необходимое предварительное
условие для любого текста интертекстуальность не
может быть сведена к проблеме источников и влияний: она представляет собой общее поле анонимных формул, происхождение которых редко можно
обнаружить, бессознательных или автоматических
цитат, даваемых без кавычек» [1, с. 417]. Иными
словами, интертекстуальные связи характеризуются тем, что отдельные тексты постоянно "вступают
в диалог", "ссылаются" друг на друга.
Типология интертекстуальных взаимодействий
стала объектом исследования П.Х. Торопа, который
классифицирует межтекстовые связи принимая во
внимание способ примыкания вторичного текста
(метатекста) к первичному (прототексту) – утверди-
тельный или полемический; уровень примыкания
– явный или скрытый; а также фрагментарность
или целостность примыкающего текста [4]. Более
общая классификация различных типов взаимодействия текстов принадлежит Ж. Женетту, который
выделяет интертекстуальность (как «соприсутствие
в одном тексте двух или более текстов – цитата,
аллюзия, реминисценция и т.д.), паратекстуальность (как отношение текста к своему заглавию,
послесловию и эпиграфу), метатекстуальность (как
комментирующую и часто критическую ссылку на
свой предтекст), гипертекстуальность (как осмеяние или пародирование одним текстом другого) и
архитекстуальность (или жанровую связь текстов)
[6]. Дополняя классификацию Ж. Женетта, Н.А.
Фатеева выделяет также иные модели и случаи
интертекстуальности: интертекст как троп или
стилистическая фигура, интермедиальные тропы,
звуко-слоговой и морфемный типы интертекста,
заимствование приема; а также поэтическую парадигму [5].
Произведения Н.С. Лескова, безусловно, отличаются сложностью, многослойностью значений,
будучи пронизанными цитатами, аллюзиями и
реминисценциями, часто открываясь эпиграфами из других текстов. Интертекстуальные связи
творчества писателя с английской и американской
литературой представлены большинством типов
взаимодействия текстов.
Так, на уровне собственно интертекстуальности, образующей конструкции «текст в тексте»,
английская литература представлена в творчестве
Н.С. Лескова цитатами и аллюзиями из произведений Дж. Байрона (его драмы «Манфред» и «Каин»),
Дж. Галла («Внезапные размышления, произведенные вдруг при воззрении на какую-нибудь
вещь»), О. Гольдсмита (роман «Венфильдский
священник»), Д. Дефо (роман «Робинзон Крузо»),
© М.А. Першина
241
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
А. Редклиф («Сицилийский роман» – в русском
переводе «Юлия, или подземелья замка Мадзини»),
Дж. Свифт («Путешествия Гулливера»), В. Скотт
(роман «Пертская красавица, или Валентинов день»),
Л. Стерна (романы «Жизнь и мнения Тристрама
Шенди, джентльмена», «Сентиментальное путешествие по Франции и Италии»), а также поэтов
Р. Бернса, Дж. Макферсона («Поэмы Оссиана»),
Т. Мура (поэма «Лалла Рук») и А. Поупа (философская поэма «Опыт о человеке»). Н.С. Лесков
также цитирует известных современных ему писателей: Ч. Диккенса (его романы «Крошка Доррит»,
«Домби и сын»), Дж. Кавану (роман «Королева
Мэб»), У. Теккерея (роман «Ярмарка тщеславия»)
и Э. Троллопа («роман «Попэнджой ли он?»).
Позиции писателя по некоторым социальным и
философским вопросам характеризуют интертекстуальные связи в его произведениях с работами
известных английских историков и философов,
как Г. Бокль, Ф. Бэкон, Т. Карлейль, Т. Маколей,
Дж. Милль, Дж. Морлей, С. Смайлс и Г. Спенсер.
Наиболее часто в качестве интертекста в произведениях Н.С. Лескова выступает творчество знаменитого английского поэта и драматурга У. Шекспира,
в особенности его пьесы «Гамлет, принц датский»,
«Макбет», «Сон в летнюю ночь», «Король Лир»,
«Отелло» и другие. Американская литература в
качестве интертекста в форме цитат и аллюзий в
творчестве Н.С. Лескова представлена таким известными современниками писателя, как Ф. БретГарт, Ф. Купер, Г. Лонгфелло и Э. По.
Данные цитаты и аллюзии чаще всего выполняют образотворческие функции, т.е. дают описание
героям, отмечают их определенные черты, чувства
и поступки, также они характеризуют сложившиеся ситуации и создают оригинальную атмосферу в
произведении. Кроме того, цитаты и аллюзии отличаются по степени их атрибутированности к исходному тексту, а именно по тому, насколько явным
является выделение интертекстуальной связи с точки зрения авторского и читательского восприятия
текста. Так, наиболее часто фигурируют цитаты с
точной атрибуцией и тождественным воспроизведением. Например, описывая главного героя рассказа «Павлин», Лесков цитирует давно ставшие
афоризмом слова классика английской философии
Ф. Бэкона и с горькой иронией сетует на царящую
в обществе несправедливость по отношению к простым добрым людям: Благородный и рассудительный, но всегда строгий к себе и честный Павлин,
не будучи способен ни к какому коварству и предательству, не подозревал его в других и потому, имея
ум свой чистым и светлым, являлся совершенно
слепым. Глядя на него, можно было проверить всю
истинность слов Бэкона Веруламского о людях,
которые, вследствие преобладания философского
настроения, делаются совами, видящими только
во мраке своих умозаключений и слепотствующими
при свете действия, а особенно лишенными способности видеть то, что всего яснее и очевиднее.
Как «сынове мира сего мудрее сынов света в роде
своем» и как Павлин в своем роде был сын света
и слуга долга, то сынове мира его перемудрили и
обокрали1. Здесь однозначно указан автор воспроизведенного высказывания, а сам претекст заключен
в кавычки. В свою очередь, прелюдией к рассказу «Тупейный художник» выступает «точечная»
цитата с атрибуцией из рассказа Ф. Брет-Гарта
«Разговор в спальном вагоне»: …американский
писатель Брет-Гарт рассказывает, что у них
чрезвычайно прославился «художник», который
«работал над мертвыми». Он придавал лицам почивших различные «утешительные выражения»,
свидетельствующие о более или менее счастливом
состоянии их отлетевших душ… Слава художника
… была огромна, но, к сожалению, художник погиб
жертвою грубой толпы … за то, что усвоил «выражение блаженного собеседования с богом» лицу
одного умершего фальшивого банкира, который
обобрал весь город. Осчастливленные наследники
плута таким заказом хотели выразить свою признательность усопшему родственнику, а художественному исполнителю это стоило жизни… Был
в таком же необычайно художественном роде
мастер и у нас на Руси (VII, 220-221). Подобная
прелюдия настраивает читателей на заведомо трагичный финал, предвещая кончину главного героя
произведения.
Аллюзии, наоборот, чаще представлены без
атрибуции. Как отмечает Н.А. Фатеева, «они по
своей внутренней структуре построения межтекстового отношения лучше всего выполняют функцию открытия нового в старом. Открытие требует
усилий со стороны читателя, что порождает дополнительный стилистический эффект» [5, с. 135-136].
Например, в рассказе «Белый орел» губернатор так
описывает превосходную игру Ивана Петровича в
предстоящем спектакле: Никакого столбнякового ужаса, ни ломки, ни кривляний, но вы увидите
лицо, которое знает то, что не снилось мудрецам
(VII, 16). Замечание героя отсылает читателя к известным словам Гамлета из одноименной трагедии
У. Шекспира, который объясняет своему другу
Горацио появление призрака своего убитого отца
– есть вещи на свете, которые не снились мудрецам. В свою очередь, судьба сестер Ярославцевых
1 Лесков Н.С. Собр. соч.: В 11 т. М.: ГИХЛ, 1956-1958. Т. 5.
С. 254. Далее ссылки на это издание приводятся в тексте: римская
цифра обозначает том, арабская – страницу.
242
ФИЛОЛОГИЯ
в романе «Некуда» сопоставляется с судьбой главного героя романа Л. Стерна «Жизнь и мнения
Тристрама Шенди, джентльмена»: Судьба их некоторым образом имела нечто трагическое и общее с
судьбою Тристама Шанди. Когда они только что
появились близнецами на свет, повивальная бабушка, растерявшись, взяла вместо пеленки пустой
мешочек и обтерла им головки новорожденных. С
той же минуты младенцы сделались совершенно
глупыми и остались такими на целую жизнь (II,
325). Однако следует отметить, что данная именная аллюзия, как и другие, представляющие собой
имена собственные – имена героев произведений,
даже являясь неатрибутированными, обладают повышенной узнаваемостью и без упоминания имени
их автора.
На паратекстуальном уровне английская
литература широко представлена в творчестве
Н.С. Лескова в виде цитат-заглавий и эпиграфов.
Как известно, заглавие является ключом к пониманию всего произведения. Писатель в готовом виде
заимствует заглавные формулы, отсылающие к претексту, и наслаивает на них новый образный смысл.
Так, например, героиня романа «Островитяне»
Ида Норк читает племянникам «Self-Help» (англ.
«Помощь себе») английского писателя-моралиста
С. Смайлса – книгу, убеждающую человека «самому себе помогать», благодаря чему тихо растут и
вырастают в них и решимость, и воля, и воспитывается то, что далекий потомок, может быть,
условится называть в человеке прямою добродетелью гражданина (III, 192).
Эпиграфами к двум рассказам писателя являются цитаты из произведений известных английских философов. В частности, эпиграфом рассказа
«Загон» взята цитата из сочинения «О компромиссе» английского историка, литературоведа и политического деятеля прогрессивного направления
Дж. Морлея: Disciplina arcani существует в полной
силе: цель ее – предоставить ближним удобство
мирно копаться в свиных корытах суеверий, предрассудков и низменных идеалов (IX, 356). Подобное
учение о тайне, положенное в основу данного
рассказа, воплощает в себе идею изобличения
глубокого застоя русского общества. Эпиграфом
к другому рассказу «Продукт природы» предстает цитата из творчества английского философа и
историка Т. Карлейля: Сравнительно с народною
толпою мало явлений заслуживает большего
изучения. Она настоящий продукт природы: все
прочее только гримасы, а здесь искренность и действительность. Смотри на народную толпу, если
хочешь, с трепетом, но смотри внимательно: то,
что она сделает, никому неизвестно, и еще менее
ей самой (IX, 340). Эпиграф раскрывает основную
идею проникнутого чувством боли и сострадания к
русскому народу рассказа, в основу которого легли
воспоминания писателя о переселении крепостных
крестьян.
На уровне метатекстуальности основным типом межтекстовых взаимосвязей произведений
Н.С. Лескова с английской и американской литературой выступает интертекст-пересказ, который
представляет собой эксплицитное высказывание
о претексте. В частности, в рассказе «Интересные
мужчины» автор передает сюжет рассказа Ф. БретГарта «Счастье ревущего стана»: Если вы читали
у Брет-Гарта, как какие-то малопутящие люди в
американской пустыне были со скуки заинтересованы рождением ребенка совершенно постороннею
им женщиною, то вы не станете удивляться, что
мы, офицеры, кутилы и тоже беспутники, все
внимательно занялись тем, что бог дарует дитя
нашей молоденькой полковнице (VIII, 61). Пересказ
в данном случае обращает внимание читателей на
большую значимость предстоящего события для
героев произведения. А обращение к книге «Коран,
или Жизнь, характер и чувства Лаврентия Стерна» в
повести «Смех и горе» передает позицию автора по
вопросам философии и науки: Я в вопросах этого
рода редко иду путем умозаключений, хотя и люблю
искусную и ловкую игру этим орудием, как, например, у Лаврентия Стерна, которого у нас, впрочем,
невежды считают своим братом скотом, между
тем как он в своем «Коране» приводит очень усердно и тончайшие фибры Левенхука, и песчинку,
покрывающую сто двадцать пять орифисов, через
которые мы дышим, и другое многое множество
современных ему открытий в доказательство, что
вещи и явления, которых мы не можем постигать
нашим рассудком, вовсе не невозможны от этого
(III, 485).
На уровне архитекстуальности или жанровой
соотнесенности текстов целый цикл святочных
рассказов Н.С. Лескова связан с рождественскими
повестями Ч. Диккенса «Рождественская песнь»,
«Колокола», «Гонимый человек» и другими.
Кроме того, интертекст может входить в состав
тропа или стилистического оборота. В том случае
интертекстуальная связь произведений становится особенно выразительной. Часто конструкцией,
вводящей ссылку на претекст, является сравнение.
Например, в повести «Смех и горе» генерал Перлов
рассуждал о том, как бы ему всю Европу выпороть:
Разумеется, если ее дипломатическим путем к
тому приглашать, она не дастся, а клич по земле
русской кинуть… как Бирманский лес с прутьями
пойдем и всех перепорем…(III, 543). Здесь прове-
243
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
дена аналогия с событиями трагедии У. Шекспира
«Макбет», когда воины Малькольма идут в бой,
прикрываясь отрубленными ветвями Бирманского
леса. Чаще всего центральным элементом сравнения выступают имена собственные, в которых
концентрируется сюжет известного читателям претекста. В произведениях Н.С. Лескова в качестве
сравнений выступают такие образы, как шекспировский Отелло: …опять я, как оный венецианский мавр, рассказываю что-то… («Колыванский
муж») (VIII, 414); король Лир: ...думаю, как король
Лир думал в своем помешательстве…(«Смех и
горе») (III, 487); леди Макбет: Она, бедняга, даже
ночью, как леди Макбет, по губернаторскому дому
все ходила да стонала: «...Кровь на нас, кровь!..»
(«Смех и горе») (III, 528); следопыт Ф. Купера:
…оставим пока в стороне все тропы и дороги,
по которым Ахилла, как американский следопыт, будет выслеживать своего врага, учителя
Варнавку… («Соборяне») (IV, 23); Йорик Л. Стерна:
…и, как герой «Сентиментального путешествия»
Стерна, говорю: «Нет, это положительно лучше
во Франции…» («Смех и горе») (III, 558) и другие.
Иногда аналогия с прототипами задается метафорической номинацией: …наш медицинский Гамлет
всегда мрачен (II, 76); А ты, Гамлет, весь день молчал и то заговорил (II, 233) (герой романа «Некуда»
доктор Розанов сопоставляется с персонажем трагедии У. Шекспира); …в таком райском житье
прошли для нашего Робинзона целые четыре года
(I, 248); Судьи утверждали, что старогородский
Робинзон лжет (I, 261) (герой рассказа «Котин
доилец и Платонида» Ион Пизонский сравнивается
с персонажем романа Д. Дефо).
Таким образом, межтекстовые связи творчества
Н.С. Лескова с английской и американской литературой прослеживаются на уровне интертекстуальности, паратекстуальности, метатекстуальности и
архитекстуальности. Англоязычная литература как
претекст чаще всего представлена в произведениях
писателя в виде цитат с атрибуцией и неатрибутированных именных аллюзий. Английская литература также представлена в творчестве Н.С. Лескова
цитатами-заглавиями произведений и эпиграфами.
На уровне метатекстуальности основным типом
межтекстовых взаимосвязей выступает интертекстпересказ, который представляет собой эксплицитное высказывание о претексте. С точки зрения
жанровой соотнесенности цикл святочных рассказов Н.С. Лескова связан с рождественскими повестями английского писателя Ч. Диккенса. Кроме
того, интертекст часто выступает в качестве тропов
и стилистических оборотов. В частности, ключевым элементом сравнений выступают образы героев английского поэта и драматурга У. Шекспира, а
также других английских и американских авторов.
Интертекст выполняет различные важные функции
в произведениях Н.С. Лескова, что доказывает значимость и серьезное влияние англоязычной литературы на творчество писателя.
Библиографический список
Барт Р. Избранные работы: Семиотика: Поэтика: пер. с фр., сост., общ. ред. и вступ. ст. Г.К. Косикова.
М.: Прогресс, 1989. 616 с.
2. Кристева Ю. Бахтин, слово, диалог и роман. Вестник Московского университета. 1995. №1. С. 97-124.
3. Лесков Н.С. Собр. соч.: В 11 т. М.: ГИХЛ, 1956 – 1958.
4. Тороп П.Х. Проблема интертекста. Труды по знаковым системам XIV. Текст в тексте. Ученые записки
Тартуского госуниверситета. 1981. Вып. 567. С. 33-44.
5. Фатеева Н.А. Интертекст в мире текстов: Контрапункт интертекстуальности.М.: КомКнига, 2007. 280 с.
6. Genette G. Palimpsestes: La litterature au second degre.P.: Seuil, 1982.467 p.
1.
M.A. PERSHINA
TYPES OF THE INTERTEXTUAL RELATIONS BETWEEN THE WORKS OF N.S. LESKOV
AND ENGLISH LITERATURE
The article is devoted to the classification of the types of the intertext on the different level of intertextual relations
between the works of N.S. Leskov and British and American literature. It points out the main functions of the intertext
(in particular quotations and allusions) and reveals its stylistic particularities in the writer’s novels and short stories.
Key words: Leskov, intertextuality, intertextual relations, quotation, allusion, stylistic devices.
244
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
14
Размер файла
426 Кб
Теги
англоязычный, произведения, литература, лесков, интертекстуальная, pdf, типология, связей
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа