close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Четыре любовные революции эссе..pdf

код для вставкиСкачать
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №02-2/2017 ISSN 2410-6070
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
УДК-304
В.И. Белов
Канд. филос. н., доцент.
Национальный исследовательский ядерный университет МИФИ.
г. Москва, РФ
ЧЕТЫРЕ ЛЮБОВНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ: ЭССЕ
Аннотация
Анализируется феномен половой любви в истории. Предлагается динамику этого феномена
рассматривать как ряд любовных революций. Каждая из этих революций духовно обогащает отношения
между полами. Духовные достижения в этой области закрепляются в культуре.
Ключевые слова
Половая любовь, любовная революция, привходящие обстоятельства.
Динамика достижений человеческой мысли и сопряжённых с ней открытий сравнительно легко
фиксируется. И это вполне объяснимо: такие достижения наглядны, опредмечены. Посему, так просто
показать прогресс, например, в способе передвижения (от колёсного экипажа до сверхзвукового самолёта).
В том случае, когда мы имеем дело с творениями в области искусства, появляются затруднения в оценке
прогрессивности изменений. Оказывается, всякая национальная культура создаёт «нетленные» образцы,
которые не так легко поддаются выстраиванию в цепочку закономерностей развития. Но и искусство без
своей телесной формы немыслимо. Посему, искусствоведы худо-бедно справляются с задачей поиска
закономерностей и фиксирования преемственности. В том случае, когда мы пытаемся осмыслить жизнь
человеческого духа, движение душевных порывов, то чаще всего предпочитаем фрагментарность
рассмотрения, рассматривая по отдельности эпохи, территории, культуры. Однако, исследование эволюции
духовной жизни как единого процесса, в которой центральное место занимает любовь между мужчиной и
женщиной, не менее важно, чем история науки, техники, искусства.
Принято считать, что единство онтогенеза и филогенеза не полежит сомнению. Если это так, то легко
обнаруживается, что в литературе развитию любви в онтогенезе уделяется несравнимо больше внимания.
Имеется множество научных работ, а ещё больше художественных произведений на эту тему. Несравнимо
меньшее внимание уделяется развитию любви в филогенезе. Данный текст есть попытка «прочертить»
единую линию развития любви в истории культуры от гипотетической точки её возникновения через ряд
этапов развития (любовных революций) до современности, то есть до 21-го века. Автор данного текста со
своим товарищем однажды опубликовал нечто схожее с тематикой этого эссе, своего рода пилотажное
исследование [1,157-162]. Сие упоминание необходимо, чтоб извиниться за неизбежное самоцитирование.
Первая любовная революция: осевая. Животный мир эволюционировал в сторону усложнения
психики. Предисторией любви можно считать социально заданные ограничения проявления полового
инстинкта. Такого рода ограничения этологи обнаруживают уже в сообществах птиц и животных. Тем
более это очевидно в отношении высших животных. У людей на заре их истории для регулирования
упомянутого инстинкта имелись табу – категорические запреты. Как правило, они вступают в действие в
случае угрозы благополучию первобытного коллектива. А самое важное для существования, как известно,
пропитание. Потому-то производственные и половые табу, зачастую, представляют собой единое целое.
Ролан Барт, анализируя любовную речь, обнаруживает такую фигуру речи, как «атопос». Под этой фигурой
понимается нечто странное, неуместное, не подпадающее под стереотип, подозрительное любому обществу
[2,18-19]. Половые табу и есть реакция общества на «атопос». В этом случае он пресекается жёстко, чтобы
и в помине не было каких-либо душевных затрат. В этом же ряду способов блокирования индивидуальных
чувств находится обычай группового брака в Южной Австралии. «Здесь всё племя разделено на два
290
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №02-2/2017 ISSN 2410-6070
больших класса – кроки и кумите. Половые связи внутри каждого из этих классов строго запрещены,
напротив каждый мужчина одного класса уже от рождения является мужем каждой женщины другого
класса, а последняя – его прирождённой женой. Не отдельные индивиды, а целые группы состоят в браке
друг с другом, класс с классом» [3, 45]. В самом деле, если брачные отношения (а значит половые
контакты) определяются от рождения по факту принадлежности к определённому роду, то никаких
личностных симпатий в принципе не предполагается.
Любовь – великая тайна. Её появление на этом свете – великая тайна. Заглянуть в эту тайну нам
может помочь только умственная реконструкция известных событий. Первая любовная революция,
возможно, связана с осевым временем, датируемым 800 – 200 годами до н.э. [4,29-54]. В этот период,
постепенно развивающаяся способность рефлексии, достигла определённого максимума. Одновременно
достигает некого предела процесс индивидуализации человеческой особи. Эти два процесса сдетонировали
и породили своего рода взрыв. Вспышка содержала в себе простую и одновременно невыносимую для
разума мысль: «Я уникален, неповторим, непохожий не на кого и, тем не менее, смертен». Великая,
присущая лишь человеку, способность воображения предоставляет возможность спасения. Здесь на этой
грешной земле спастись невозможно и разум-воображение обращается к небесам, то есть к надреальности,
куда и помещается Спаситель. Так в эти времена появляются мировые религии, они же религии спасения.
Этот же взрыв, связанный со способностью рефлексировать и осознанием «Я», порождает любовь. Об этом
свидетельствует тот факт, что именно в те времена появляется и получает довольно широкое
распространение лирическая поэзия. По крайней мере, её возникновение обнаруживается в древней
Греции, Китае, Персии, Палестине. Какой ещё логикой можно объяснить наличие в Ветхом Завете
пронзительной лирики «Песнь песней Соломонова», или историю отношений Иакова и Рахиль? Любовь –
вся есть Воображение. Рядом с религией, призванной спасать, появляется любовь, как ещё один способ
спасения. Любовь – уход в надреальный мир воображения. Конечно, узок круг избранных. По
обыкновению, эти люди – изгои, потому что они странные, они не вписываются в существующий комплекс
социальных отношений, в существующую реальность, с зафиксированными в традициях правилами. Это
относится и к адептам совсем тогда «молодых» религий и к тем, кто спасается посредством любви земной к
лицу противоположного пола. Любовь, как нечто странное, эскапистское, вызывает подозрения. Мало того,
считается, что она может подорвать сами устои миропорядка. Известно, что эллины не жаловали
отношения между мужчиной и женщиной. По крайней мере, относили их к низшему сорту отношений. Они
предпочитали мальчиков. А женщин делили на три сорта. Согласно Демосфену есть гетеры, что надобны
для наслаждений, есть наложницы, что надобны для удовлетворения повседневных потребностей тела, есть
жены, чтоб приносили законных детей. Не жаловали любовь и древние римляне. Всего лишь за стишки о
любви поэт Овидий императором Августом был сослан на берега Дуная, в глухие по тем временам места. И
не был прощён до смерти своей [5,116].
Вторая любовная революция: куртуазная. Любовь была уделом маргиналов, тех групп, что
сторонились стадности, «отрезаны от всякой социальности» [2,294]. Эту мысль можно прекрасно
проиллюстрировать, обратившись к феномену куртуазной любви. Её появление во времена классического
Средневековья в Европе (11-12 века), мало приспособленного для изъявления человеческих чувств,
ознаменовало наступление второй любовной революции. По крайней мере, два обстоятельства
препятствовали появлению какой – либо любви. Во-первых, налицо имеется сословный характер
западноевропейского средневекового общества. Отношения между полами во многом калька отношений
между сюзереном и вассалом, господином и слугой. И никак иначе. Во-вторых, имеется доминирующая
официальная религиозная (она же идеологическая) доктрина аскетизма. Эта идеология проповедовала
любовь исключительно к фигурам Божественным. В случае возникновения чувства любви на этой грешной
Земле, церковь пыталась канализировать его прямо на небеса. Однако те самые обстоятельства оказались
одновременно и мощными рычагами, породившими куртуазную любовь. Чтобы не распылять единый
земельный удел, средневековое обычное право препятствовало женитьбе отпрысков феодала за
исключением одного из них, как правило, старшего. Так зародился целый социальный слой бедного
рыцарства. Создаётся парадоксальная ситуация: бедный рыцарь свой, при дворе и, одновременно, изгой.
291
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №02-2/2017 ISSN 2410-6070
Типичная ситуация маргинальности. Этот слой создаёт свою субкультуру. Эта субкультура, с одной
стороны придворная, то есть куртуазная, от мира сего, с другой – это игра, воображение, нечто не от мира
сего. Религиозный же аскетизм послужил образцом поклонения земной женщине. Религиозный идеал
спустился с Небес на Землю. Жорж Дюби – представитель французской исторической школы Анналов –
составил модель «fine amour», «утончённой любви». «В центре её находится замужняя женщина, «дама».
Неженатый мужчина, «юноша» обращает на неё внимание и загорается желанием… Для достижения цели
мужчина делает вид, что подчиняется во всём своей избраннице… Он как вассал, встаёт на колени, он
отдаёт себя, свою свободу в дар избраннице. Женщина может принять или отклонить этот дар» [6,90].
Юноша делает всё возможное, чтобы продемонстрировать своей избраннице чувства, одновременно делая
всё возможное, чтобы эти чувства не были обнаружены. Игра! «Заметив, как рука возлюбленной коснулась
лепестков цветка, который он поставил так, чтобы дама непременно увидела его, рыцарь почти теряет
сознание. Мужчина взвинчивает себя до такой степени, что взгляд женщины сводит его с ума, и он втайне
клянётся посвятить себя служению Даме» [7,48]. Ж.Дюби считает, что правила этой игры воспроизводят
условия вассального контракта. Такой контракт в том обществе означает, что сеньор (в данном случае
дама, на которую изливаются все экстазы любовного чувства) обязан вассалу (в данном случае
влюблённый мужчина) одарить тем же. Правда, в том случае, если она принимает его дар. Чудесная игра!
Среди пишущих о куртуазной любви до сих пор нет единства по вопросу о плотских утехах рыцарей и их
дам. Кажется, это для нас почти не имеет никакого значения. Мы рассматриваем некий идеальный тип
отношений, да ещё сконструированный по содержанию рыцарских романов и баллад. По логике
идеального типа, куртуазная любовь, возводящая женщину в ранг мадонны, не может быть замарана
похотью. По логике житейской, обыденной плотские утехи не исключены. В знаменитой легенде о
Тристане и Изольде её герои далеко небезгрешны в этом отношении. Важнее другое. Любовь всегда не от
мира сего, но неизменно возвращается в этот мир. Такая же история и с куртуазной любовью. Она
порождает земной кодекс рыцарства по отношению к даме. Рыцарь должен быть благородным,
выдержанным, преданным, самоотверженным. Эти качества – золотой фонд европейской культуры.
Куртуазная любовь научила принимать в расчёт чувства женщины. С тех пор это завоевание культуры
лишь расширяется и закрепляется. Вторая любовная революция продемонстрировала в очередной раз
непреложный факт приручения похоти посредством любви. Любовь, может быть, самый мощный стимул
окультуривания. Начиная со времени европейского Средневековья, любовь становится общепризнанной
ценностью культуры. Оказывается, что кодекс рыцарского поведения жив по сегодняшней день. Девочки
продолжают вздыхать по рыцарям-мужчинам. Феминистки много сил положили на то, чтобы разрушить
этот кодекс культуры отношений между полами. В чём-то они преуспели, но далеко не во всём.
Третья любовная революция: романтическая. В литературе истоки романтической любви относят
к разным временам. В частности, Р. Джонсон её появление относит к европейским средним векам, времени
любовной лирики трубадуров и легенды о Тристане и Изольде [8]. Тем самым происходит отождествление
куртуазной и романтической любви, что совершенно, на наш взгляд, неправомерно. По мнению
Э. Гидденса, присутствие романтической любви начинает ощущаться примерно с конца 18-го – начала 19
веков [9,40]. В самом деле, этимология нам подсказывает, что слово roman заимствованное из
французского языка, означало повествование на романском языке, родном материнском языке романских
народов. В этих повествованиях речь идёт о возвышенных чувствах. А что может быть возвышеннее
Воображения, что напрямую связано с любовью. Так литературный жанр становится синонимом
романтической любви. Нам важно отметить, что заимствование относится как раз к концу 18 века. Но дело,
конечно, не в этимологии. Мы оцениваем романтическую любовь как качественный скачок, поэтому и
говорим о революции в отношениях между полами. Романтическая любовь отличается от куртуазной сразу
по нескольким параметрам – характеристикам. Романтическая любовь возможна лишь в случае
преодоления дуализма тела и духа, любви-похоти и любви-милосердия. Именно к концу 18 века стали
считать, что физиология, потрясая тело, достигает и души [9,187]. Появление романтической любви
явилось следствием разрушения сословной иерархии. Это означает, что появляется возможность
заключения внеэкономического, внесословного брака.
Именно романтическая любовь становится
292
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №02-2/2017 ISSN 2410-6070
возможным мотивом заключения брака. Возникает своего рода мода на брак по любви. Брак по расчёту
был вынужден рядиться в брак по взаимной склонности, который объявляется угодным Богу. Эпоха
формирования буржуазных отношений не выглядит сентиментальной, романтической. Окультуривание
инстинктов берет в свои руки передовой отряд творчески заряженных особей. Над неблаговидной
реальностью «парят» романтики со своим художественным романтическим стилем. Именно они возвестили
миру о приходе романтической любви. К концу 18-го – началу 19 веков изменилось положение женщины.
Не следует забывать, что романтическая любовь предполагает равноличностную значимость обоих полов.
В куртуазной любви яростное служение даме, которая не принадлежит себе (она принадлежит мужу),
скорее подчёркивало неравный гендерный статус. Положение с женским равноправием, точнее,
неравноправием было таково, что понадобилось перегнуть палку. Эту функцию прекрасно выполнил 18-ый
– галантный век. Братья Гонкуры в книге «Женщины в 18-м веке» дают характеристику этому веку, веку,
который использовал куртуазность предшествующей эпохи и заложил основы женской эмансипации в
будущем. «В эпоху между 1700 и 1789 гг. женщина не только единственная в своём роде пружина, которая
всё приводит в движение. Она является силой высшего порядка, королевой в области мысли. Она – идея,
поставленная на вершине общества, к которой обращены все взоры и устремлены все сердца. Она – идол,
перед которым люди склоняют колена, икона, на которую молятся» [10,67].
Опять же отметим, что узок круг романтиков, узок круг эмансипированных женщин. В основном, это
образованные молодые люди, живущие мечтами и грёзами. И среди них, как утёс, высится Гёте и его
«Вертер». Р. Барт пишет свои знаменитые «Фрагменты любовной речи», опираясь на несколько
источников. И первым из разряда систематического чтения он называет «Вертера» [2,308]. Получается, что
с помощью описания страданий юного Вертера, Р. Барт даёт характеристику романтической любви.
«Вертер» помогает выявить такие фигуры любовной речи, как «Безумец», «Изгнание», «Невыносимо» и
многие другие. Большинство фигур любовной речи иллюстрируется «Вертером». Обратим внимание на
две фигуры. Фигура «Невыносимо» свидетельствует о том, что страдания (ревности, разлуки, воображения)
легче прервать самоубийством, чем терпеть. К сожалению, это один из характерных признаков
романтической любви. Рядом с ним сосуществует и ещё один характерный признак: стремление не
расставаться даже на миг. Для средних веков с их куртуазией ни тот, ни другой признак не является
характерным. Рыцарская любовь не безумна, она рассудочна, в отличие от романтической любви, которую
современная медицина определяет как невроз навязчивых состояний. Вторая фигура у Р. Барта, на которую
хотелось бы обратить внимание, это «Книга». Романтическая любовь – это книжная любовь. Она – книжная
любовь в двух смыслах. Во-первых, источником любви является книга. Из романов мы черпаем образы, в
которые и влюбляемся. Романы питают наши чувства и наполняют их содержанием. Во-вторых, книга
посредством своего влияния является воспитателем чувств. В этом смысле, романы конца 18 – начала 19
веков породили романтическую любовь и дали толчок её широкому распространению. Количество
грамотных и читающих ко времени появления романтической любви несравнимо с веками куртуазии. И в
этом ещё отличие куртуазной любви от романтической. «Вертер» показателен и в этом смысле. После
выхода романа, по примеру главного героя, по Европе прокатилась волна самоубийств на почве несчастной
любви. Эта волна продолжает катиться. Жива любовь романтическая.
Четвёртая любовная революция: сексуальная. Сполохи этой последней на сегодня революции
появились на небосклоне истории задолго до того, как разразилась гроза 1968 года. Сполохи зовутся:
индустриализация, урбанизация и феминизм (тогда в форме суфражизма). Изменяется среда обитания. Она
становится такой, что в ней трудно существовать романтическим отношениям. Романтические отношения
требуют соответствующего антуража: родовые поместья, дворцовые парки с тенистыми аллеями, беседки,
гроты, слуги в ливреях, музыкальные вечера с мужчинами в смокингах и женщинами в креолинах. А здесь:
фабрично-заводской смрад, скученность, толчея и требование избирательных прав для женщин.
Некоторые, пишущие о половой любви, авторы называют 20 век – веком сексуального безумия,
гиперсексуальным веком. Замечено, что социальные революции всегда сопровождаются падением нравов.
Великая Октябрьская социалистическая революция в России сопровождалась великим падением нравов. В
20-е годы в области теории половых отношений господствует «теория стакана воды». Она была так
293
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №02-2/2017 ISSN 2410-6070
распространена, что даже вождь мирового пролетариата обратил на неё внимание и отнёсся к этой теории
сугубо отрицательно [11,51-57]. В области социально-практической функционирует общество «Долой
стыд». В области идеологической звучит лозунг «Дорогу крылатому Эросу» и многое другое. Однако,
собственно сама сексуальная революция ещё впереди. В семидесятые годы наблюдается какое-то
«сексуальное помешательство». Человек 70-х – это не «Homo sapiens», а «Homo sexylis”. Разговоры кругом
об «этом», печатные издания пишут супероткровенно тоже про «это». Порнографические фильмы
легализованы и идут широким экраном. Лозунг хиппи: «Занимайтесь любовью, а не войной!» был понят
буквально, хотя – это всего лишь лозунг. «Этим» занимаются все и громогласно возвещают об этом. С тех
пор появляется странное выражение «заниматься любовью». Хотя о любви в традиционном значении этого
слова речи не идёт. Это о другом. Это про «это».
По логике вещей, то есть по логике истории, четвёртая любовная революция должна произойти
раньше. Она задержалась в силу того, что нагрянула первая мировая война, а значит разруха и бедность,
затем – вторая мировая, а значит разруха и бедность. А потом и рвануло, как только забота о куске хлеба
отошла на второй план, а то и третий план. Именно задержанный закономерный этап развития половой
любви и породил невероятный всплеск интереса к тому, о чём не принято говорить вслух и в компаниях
больше двух и, тем более публично совокупляться. С точки зрения общечеловеческой морали, которая
существует со времен Адама и Евы с их фиговыми листочками, в те годы произошло нисхождение
человека до животного состояния. Вл. Соловьёв утверждает, что именно чувство стыда, в первую очередь,
отличает человека от животного, «ибо, во всяком случае, ясно, что существо, стыдящееся своей животной
природы, тем самым показывает, что оно не есть только животное» [12,124]. Человек – существо
нравственное, время от времени предающее суть свою. Для такого рода метаморфозы есть природные
обоснования, заложенные в его психики. Способность мечтать, фантазировать, «улетать» от реальности
дают возможность человеку, и «улететь» от самого себя. Разврат – то он тоже человеческий. «Человеческое
слишком человеческое», - сказал мудрец.
Четвёртая любовная революция окончательно «похоронила» пуританскую мораль, пропитанную
лицемерием. Она покончила с христианской моралью в области отношений между полами. На протяжении
более чем двух тысячелетий она была двойной. Одна для мужчин, другая для женщин. Она окончательно
уравняла женщину с мужчиной в правах политических, хозяйственных, сексуальных.
Эпоха, наступившая к концу 20 века, пока не имеет общепринятого наименования. Можно её
обозначить как постромантическую, можно, вслед за Э. Гидденсом, назвать эпохой «чистых отношений».
Такое обозначение отношений между полами обнаруживает, что речь может идти лишь о неком идеале
(«чистом типе»). «Чистые отношения не имеют ничего общего с сексуальным пуританизмом — это скорее
ограничительное, нежели описательное понятие. Оно относится к ситуации, где социальное отношение
вводится ради самого себя, ради того, что может быть извлечено каждой личностью из поддерживаемой
ассоциации с другим; и которое продолжается лишь до тех пор, пока обе стороны думают, что оно каждому
из индивидов доставляет достаточно удовлетворения, чтобы оставаться в его рамках» [9,49]. Надо
понимать, что речь идёт о личной автономии. Есть «Я» и «Я» с их стремлением реализации своей самости.
И всё. Всё остальное – лишь привходящие обстоятельства любовных («чистых») отношений. А таких
обстоятельств во все эпохи было предостаточно. Во-первых, само общественное устройство с его
институтами, социальными стратами, социальными ролями, социальным контролем, социализацией
настоятельно требуют «играть по правилам». Во-вторых, мнение окружающих и, в первую очередь,
родственников, определяющее должное поведение в области отношений полов. В-третьих, доминирующее
представление о гендерных ролях, что на протяжении обозримой истории диктовало
«допустимость/недопустимость» определённого поведения и мужчины, и женщины. В-четвёртых,
экономическая зависимость, что в юные годы, когда приходит любовь, может быть основным камнем
преткновения для условно «чистых отношений».
Посмотрим на обозначенные выше четыре пункта «привходящих обстоятельств» и попытаемся
определить возможность существования «чистых отношений». Рассуждения придётся ограничить лишь
западной цивилизацией. «Восток – дело тонкое». Современное западное общество, перешагнувшее через
294
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №02-2/2017 ISSN 2410-6070
потребительство, устроено благоприятным образом для «чистых отношений. Частная, приватная сфера
жизнедеятельности человеческой отграничена от других институтов. В этой сфере царит свобода. Вот-вот
падёт последний бастион: негативное отношение к однополым связям. В современном западном мире дети,
как правило, стремятся с ранних лет быть самостоятельными и в силу этого мало интересуются мнением
своих родителей о должном поведении. Современное западное общество на деле осуществило
многовековую мечту женщины о полном равенстве с мужчинами. Женская эмансипация достигла своей
вершины, и, не останавливаясь, пытается сотворить новое неравенство. Современное западное общество
преодолело бедность, оно достаточно обеспечено, чтоб молодые люди имели экономическую возможность
строить свои «чистые отношения». Да, в смысле свободы от «привходящих обстоятельств» «чистые
отношения», связанные с самоидентификацией и личной автономией вполне возможны. Другое дело,
насколько они распространены. В тех странах, где процент среднего класса велик, они более
распространены. И наоборот. Э. Гидденс, рассуждая о «чистых отношениях», о «поддерживаемой
ассоциации с другим» пишет, что она «продолжается до тех пор, пока обе стороны думают, что оно
каждому из индивидов доставляет достаточно удовлетворения, чтобы остаться в его рамках» [9,49]. Однако
эти рамки могут быть достаточно широки. Современные средства коммуникации дают чудесную
возможность встречаться парам, обходясь без записок, писем и других трудоёмких и хлопотливых
коммуникаторов. Интернет в деле сводничества основательно преуспел. Имеется сайт и для людей,
состоящих в браке, его называют сайтом измен. Если судить по данным сайта «Эшли Мэдисон», то его
услугами пользуются 43 540 000 пользователей. По крайней мере, известно, что хакерская атака,
предпринятая на этот сайт, обнаружила 37 млн. зарегистрированных лиц обоего пола (при этом
обнаружился явный перевес лиц мужского пола). Получается так, что эти люди остаются «в рамках», а
удовлетворения, похоже, не наблюдается. Спрашивается: эти «чистые отношения» не настолько уж чисты?
Или же: «чистые отношения» включают в себя милые шалости и «мелкие злодейства»?
Выводы. Любовь - это состояние души, которая сама по себе всегда есть преображённая
«приручённая» посредством культуры, животная природа человека. Половая любовь как явление культуры,
как одна из сил, которые правят миром (наряду с богатством и властью) имеет «богатую» историю. В своём
развитии она претерпела четыре революции. И каждая из них добавляла что-то важное в сокровищницу
духовной сущности человека. Достигнутое в отношениях между полами сохраняется, отчасти
преобразуется, приноравливается к новым условиям. В современном мире жив рыцарский кодекс чести и
связанные с ним рассудочные схемы построения отношений. В современном мире не исчез феномен
коленопреклонённости пред женщиной. В современном обществе живёт романтическая любовь с её
помешательством, непохожестью каждой из таких любовей друг на друга. По крайней мере, в
представлении молодых людей сегодня, именно романтическая любовь является основным мотивом
заключения брака. Многочисленные социологические исследования свидетельствуют об этом. С
характером и продолжительностью романтической любви связывают исследователи прочность брака. С
большой долей вероятности можно утверждать, что невероятно многочисленные разводы в странах с
преимущественно европейской культурой, объясняются именно тем, что жива романтическая любовь. Она
стала достоянием многих, она стала относительно свободной от «привходящих обстоятельств» и потому
чрезвычайно уязвима. Любовь – дама нежная и капризная. И чем «чище» отношения, тем она нежнее и
капризнее.
Список использованной литературы:
1. Белов В.И., Горохов В.Ф. Романтическая любовь. Исторический экскурс Человек. 2014. №4.
2. Барт Ролан Фрагменты любовной речи. – М., 2015.
3. Энгельс Фридрих
Происхождение семьи, частной собственности и государства. В связи с
исследованиями Л.Г. Моргана. – М.. 1970.
4. Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М., 1991.
5. Киньяр П. Секс и страх: эссе. – СПб., 2005.
6. Жорж Дюби Куртуазная любовь и перемены в положении женщины во Франции Х11 в. // Одиссей.
Человек в истории. – М., 1990.
295
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №02-2/2017 ISSN 2410-6070
7. Бальхаус А. Любовь и секс в Средние века. – М., 2012.
8. Джонсон Роберт Мы: Глубинные аспекты романтической любви. – М., 2009.
9. Гидденс Э. Трансформация интимности. – СПб. 2004.
10. Фукс Эдуард Иллюстрированная истории я нравов: Галантный век. – М., 1994.
11. В.И. Ленин – И.Ф. Арманд.- Полн. собр. соч. Т.49.
12. Соловьёв В.С. Сочинения в 2 Т. Т. 1. – М., 1990.
© Белов В.И., 2017
УДК39
Слепенкова Р.К.
Старший научный сотрудник
ОУИПИиР г Белоярский
ИСТОРИЯ СБОРА ФОЛЬКЛОРА У ХАНТОВ ПОЛНОВАТСКОГО ПРИОБЬЯ
Аннотация
Статья посвящена вопросу истории изучения и методике сбора фольклора у хантов полноватского
приобья. Фольклор – это языковой источник и историческая информация, это уникальный памятник, в
котором отразились вся сложность и своеобразие культуры сибирских этносов.
Ключевые слова
Народ ханты, фольклор, традиции, песни, информанты.
Фольклорные и этнографические исследования коренных народов Севера приобретают новые
качества, т. е. у самих народов появился интерес к сбору полевых материалов собственной истории и
культуры. В статье представлены мною собранные полевые материалы, от информантов начиная с 1992 по
2005 гг. В настоящее время продолжаю заниматься не только сбором и обработкой фольклорного
материала, но и сохранением традиционной культуры и обрядов. В данной статье рассмотрены
фольклорные произведения информантов из народа ханты Белоярского района, а конкретно жителей
города Белоярский, деревни Ванзеват, деревни Тугияны, деревни Пашторы. Все они носители
полноватского говора усть-казымского диалекта.
Для сохранения их наследия в городе Белоярском 25 лет назад был создан фольклорный архив
«Северных ханты» под руководством кандидата исторических наук Евы Шмидт, которая разработала свои
методы записи, обработки, сохранения материалов и создала свою лабораторию. Сбором и обработкой
фольклорных материалов стали заниматься научные сотрудники, т. е. местная интеллигенция.
Опираясь на научные труды доктора исторических наук, известной в мире науки сибироведа
Н. В. Лукиной, продолжаем своё обучение. Изучая новые фольклорные издания Т. А. Молдановой –
первого этнографа среди хантыйского народа, получившей учёную степень кандидата исторических наук,
стараемся делать правильный подход к собранному фольклорному материалу. Особенно важно осознать
историческую ответственность национальной интеллигенции в связи с тем, что на приобской территории
через десятилетие информация о традиционной культуре будет добываться из косвенных письменных
источников, от их качества зависит дальнейшая судьба, «вторая жизнь» этнической культуры. Это такие
песни, как трудовые, личные, военные, плачевные, похвальные и песни для детей.
У народа ханты и манси не было профессиональных исполнителей, но были выдающиеся сказители и
певцы, чаще мужчины. Ещё в детстве они выделялись необычной памятью и им предсказывали судьбу
певцов (одни запоминали сказки, другие – песни). Нередко это были младшие родственники известных
исполнителей, как например, немало известная нам мансийская сказительница А. М. Конькова,
296
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
412 Кб
Теги
любовные, эссе, революция, pdf, четыре
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа