close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Гламурный образ в современном обществе ауратичность восприятия..pdf

код для вставкиСкачать
Glamorous image in contemporary society: auratichnost perception
Section 5. Cultural studies
Bezuglaya Ruslana Ivanovna,
Kyiv National University of Culture and Arts,
Associate Professor, Department of Theory and History of Art
Е‑mail: dez77@ukr.net
Glamorous image in contemporary society: auratichnost perception
Abstract: The article is devoted to the issue date of dominance of visual images in contemporary culture, in
particular the glamorous image. Substantiates the idea that modern glamorous image endowed with certain auratichnostyu, which partly explains their considerable popularity in modern society.
Keywords: glamor, visual image, glamorous image, aura, pointedly, perception.
Безуглая Руслана Ивановна,
Киевский национальный университет культуры и искусств,
доцент кафедры теории и истории искусств
Е‑mail: dez77@ukr.net
Гламурный образ в современном обществе: ауратичность восприятия
Аннотация: Статья посвящена актуальной на сегодняшний день проблеме доминирования визуальных образов в современной культуре, в частности гламурного образа. Обосновывается идея о том, что современные
гламурные образы наделены определенной ауратичностью, что частично объясняет их значительную популярность в современном обществе.
Ключевые слова: гламур, визуальный образ, гламурный образ, аура, демонстративность, восприятие.
Визуальность социальной жизни и современной
культуры — относительно новое явление, которое
становится глобальным, превращаясь из способа донесения информации в самоцель. Развитие средств
массовых коммуникаций в невиданном масштабе
обеспечивает доступ большим массам людей к разнообразной информации (в большинстве случаев
визуальной). В жизни человека, особенно в повседневной сфере, происходит замена реального мира симулякрами — символически визуально-наглядными
знаками, которые ориентируются на эстетическое
восприятие. СМИ вместе с «тотальным дизайном»
монополизируют репрезентацию действительности,
создавая особую форму существования современной
культуры — ее новую визуальность, центром которой
становится гламур и гламурные образы.
Терминологическая неопределенность, слишком
широкое «пространство» толкования понятия «гламур» в различных источниках, позволяет говорить
об определенной эфемерности этого феномена. Гламур — это не мода (она изменчива), не стиль (он индивидуален), не мировоззрение общества и идеология
(может быть различной в зависимости от уровня развития общества и страны), не роскошь (может быть
частной). Согласно нашей гипотезе, основным отличительным качеством гламура является визуальная
демонстративность. Такой подход позволяет нам,
с одной стороны, разграничивать вышеупомянутые
явления (идеология, мода, роскошь, манера поведения, стиль жизни, телесность), а с другой — рассматривать их в системе (как основные средства гламура).
Гламур — это явление, в основе которого находятся
три составляющих: объекты материального мира
(от различных украшений и одежды — до домов и их
интерьеров, дорогих авто и т. д.); сфера человеческой
телесности (ухоженное тело, лицо, макияж, волосы,
манера поведения); человеческие желания и страсти.
Стильные гламурные образы, изображения и фотографии стали визитной карточкой не только журналов глянцевого формата, но и всей современной индустрии моды, развлечений и политикума. В данном
контексте важно отметить, что любой гламурный образ в первую очередь является искусственным, а его
создание требует значительных усилий. Прежде чем
43
Section 5. Cultural studies
презентовать гламурный образ широкой общественности, над ним тщательно работает целая команда:
стилисты, визажисты, фотографы и т. д. Например,
перед размещением фотографий в гламурном издании,
изображение подвергают специальной детальной обработке с помощью различных компьютерных программ: «убираются» все видимые внешние дефекты
(веснушки, морщины, прыщи, лишние жировые отложения, проявления целлюлита и прочее). Гладкая,
ровная, лишенная любых недостатков кожа является
обязательным условием гламурного изображения,
они завораживают своей красотой, молодостью, недоступностью и нереальностью. Современный американский философ Стэнли Кевел (Cavell) отмечал, что
«фотография показывает нам не «отражение вещей»:
она дает нам, можно сказать, сами вещи. Но если мы
так скажем, то окажемся в плохой бесконечности онтологических проблем: если мы видим фотографии
Гарбо, то не можем же мы сказать: «Это не Гарбо».
Изображение это не отражение, не реплика, НЕ реликвия, НЕ тень и не призрак — хотя все вышеназванное имеет нечто общее с фотографией — аура или
магический шлейф окружает их всех» [4, 19].
Понятие «аура», в современной гуманитарной
науке, используется довольно широко в зависимости
от его использования в различных концепциях, например, в концепции мимесиса (Д. Лукач), массовой
культуры (К. Ясперс), художественного творчества
(А. Рейес), «технических искусств» (В. Беньямин).
Вопрос о том насколько определенный «предмет»
(артефакт, объект, образ) наделен аурой, чаще всего
распадается на два локальных вопроса. Первый: обладает «произведение» способностью к эманации,
излучению атмосферы, настроения, дыхания сверх
своего нарративного смысла? Второй: в достаточной
мере контакт с ним «здесь и сейчас» вызывает особое переживание подлинности, значимости и неповторимости этого момента? Насколько приведенные
критерии «работают» в отношении гламура?
Важно отметить, что понятие «ауратичность»
в современной гуманитаристике чаще всего связывают с художественными образами (В. Беньямин,
О. Петровська, И. Инишев и другие). Такой подход
существенно сужал рамки нашего исследования только до визуальных изображений гламурных образов.
Но, гламурный образ — это не только визуальное
изображение (фотографии в глянцевых журналах,
реклама и т. д.), это и визуальная репрезентация,
которая непосредственно связана с материальной составляющей (телесность, одежда, предметы
44
роскоши и т. д.) и манерой поведения. Важным в
контексте нашего исследования, стал вклад Вальтера
Беньямина в становление и развитие социально-теоретической перспективы в рамках проблематики
образности и введение мотива материальности. Он
отмечал причудливое (с точки зрения прошлого и
достаточно перспективное с точки зрения современности) пересечение двух несовместимых факторов:
материальности и ауратичности. Материальная составляющая способна не только аккумулировать символическую «энергию», но и служить для различных
идеологических целей, которые достигаются за счет
ауры, излучающей (тесно связанную с материальным
носителем образа) уникальность [2].
В этом контексте важным стал подход немецкого философа Гернота Беме (Böhme), в основе которого — идея первичности опыта атмосферического
(ауратического) по отношению к опыту вещи. По его
мнению, не только произведение искусства или образ, но и сама физическая вещь обладает своей специфической аурой, которая конституирует первичную
пространственность, в рамках которой и происходит
восприятие вещи. Эта атмосферическая (ауратическая) пространственность связана с материальными
качествами вещи. Последние Беме толкует как «экстази» — свойства вещи, которые воспринимаются
чувственно (это не то, что вещь «имеет», а то, с помощью чего ее «сущность» иррадиирует наружу).
Итак, согласно подходу Беме, художественная деятельность — это только одна из форм «эстетической
работы», которая заключается в «производстве атмосфер» (то есть, ауры) [3].
Сегодня мы уже можем говорить о том, что любое произведение искусства неизбежно участвует
в акте собственного воспроизводства. В качестве
«творения» или «шедевра» оно функционирует
почти как «товарный бренд», постоянно воспроизводится в качестве ценности. Без этой символической ценности, которая достигается повтором,
тиражированием, преобразованием произведений
в китч, уже невозможно мыслить восприятие произведений. Они уже существуют не для восприятия,
а для потребления.
Вышесказанное позволяет нам говорить про
определенную ауратичность гламурных образов.
Ауратическое переживание возникает только тогда,
когда произошло совмещение всех составляющих
гламурного образа (любое, даже «незначительное»
несоответствие может разрушить «гламурную»
ауру). Аура в своем неповторимом качестве — всегда
Glamorous image in contemporary society: auratichnost perception
неожиданная, условия ее рождения непонятны,
и все эти характеристики позволяют мыслить зону
ауратического как зону предельного, пограничного, проблематичного, загадочного. Сегодня товаром
становится не столько само изображение, сколько
образ, который стремится к клише (неважно к банальному, привычному и обыденному, или прекрасному и возвышенному). Мы вкладываем (даже незаметно для себя) определенный труд по воссозданию
этих образов именно потому, что сами давно стали
«механизмами» их репродуцирования. Довольно
часто, то, что мы называем «собственными» эмоциями, переживаниями, впечатлениями, является
только формой присвоения подобных клишированных образов. Если рассматривать капитал как
форму присвоения (К. Маркс), то можно говорить
об определенной «капитализации чувственности»
современного человека. А гламур и распространенные образы-клише — это только эффекты, в которых эта капитализация проявляется и скрывается
одновременно.
Это значит, что восприятие (которое мы понимаем как «наше», «естественное», такое что возникает «здесь и сейчас») фактически уже оформлено, оно
уже воспроизводит некоторые до-изобразительные
и до-языковые клише. Чувственность «проникает» в технологию и участвует в «работе потребления». Восприятие стало работой, а чувственность
современного человека превращается в «рабочую
силу». «Капитал находит все новые и новые зоны,
в которых мы все (богатые и бедные, наивные и интеллектуалы, буржуа и пролетарии) вынуждены
участвовать в предписанной нам свободе выбора,
а она на поверку оказывается свободой присвоения
и потребления. Иными словами, капитал давно уже
не ориентирован на специфический товар — рабочую силу, но он моделирует этот товар повсюду, где
нам кажется, что мы свободны» [1].
Современный гламур идеально совпадает с этой
«капитализированной чувственностью», в которой
желание неизвестны, а потребности постоянно подменяют желание в объективированных и постоянно
воспроизводимых формах. Гламур — это такой «посредник», который с одной стороны, связан с актом
купли-продажи. А с другой — имеет непосредственное отношение не только к потребностям и консюмеризму, но и к чувственности человека и его желаниям
(в том числе и стремление выделиться, добиться успеха, понравиться), что позволяет навязывать покупателю потребность в том или ином товаре.
Гламурная аура — это ощущение энергетической силы, «вовлеченность» воспринимающего
лица к пониманию смыслов визуального образа (изображения). Гламурная аура возникает только при
наличии и в совокупности всех трех составляющих
гламурного образа («физического», «психологического» и эстетического совершенства). И только
тогда можно говорить об эфемерности гламура, о его
«ускользающей, загадочно-волнующей и зачастую
иллюзорной привлекательности, которая будоражит воображение и разжигает вкус к необычному,
неожиданному, красочному или экзотическому…»
и «странно-соблазнительной атмосфере романтического волшебства, завораживающей, непостижимой,
неодолимо-магнетической притягательности; индивидуальном обаянии в сочетании с необыкновенной
физической и сексуальной привлекательностью» [5].
Такой подход позволяет частично раскрыть понятие
«гламурная аура» — это «среда», где реализуется
и одновременно презентуется взаимопроникновение материального и понятийного, индивидуального
и социального. Можно констатировать, что современный гламур — это привлекательный, срежиссированный и сконструированный образ медиа реальности, который приобретает ауратичность образа
вместе с восприятием.
Список литературы:
1. Аронсон О. Произведение искусства в эпоху тотального потребления/Олег Аронсон//Критическая
масса. – 2003. – № 3. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://magazines.russ.ru/km/2003/3/
aron.html.
2. Беньямин В. Произведение искусства в эпоху его техничекой воспроизводимости/Вальтер Беньямин/
Учение о подобии. Медиаэстетические произведения. – М.: РГГУ, – 2012. – c. 190–234.
3. Böhme G. Aisthesis. Vorlesungen über Ästhetik als allgemeine Wahrnehmungslehre. München: Wilhelm
Fink Verlag. – 2001. – p. 6–48.
4. Cavell S. The World viewed. Reflections on the onthology of film. Cambridge (Mass.). – 1971. – р. 16–23.
5. Webster’s third new international dictionary of the English language/editor in chief Philip Babcock. – Chicago:
Encyclopaedia Britannica, Inc., – 1993. – 1016 p.
45
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
5
Размер файла
501 Кб
Теги
современные, общество, образ, pdf, гламурных, ауратичность, восприятие
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа