close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Жанровое своеобразие комедии А. Н. Островского «Горячее сердце» в рецепции литературной и театральной критики и литературоведения.pdf

код для вставкиСкачать
Жанровое своеобразие комедии А.Н. Островского «Горячее сердце»...
УДК 821.161.1.09 ‘’18’’
Тихомиров Владимир Васильевич
доктор филологических наук, профессор
Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова
nov6409@kmtn.ru
ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ
КОМЕДИИ А.Н. ОСТРОВСКОГО «ГОРЯЧЕЕ СЕРДЦЕ»
В РЕЦЕПЦИИ ЛИТЕРАТУРНОЙ И ТЕАТРАЛЬНОЙ КРИТИКИ
И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ*
В статье на основе анализа наиболее характерных оценок комедии в критике и литературоведении, а также её
самых известных сценических постановок ставится вопрос о жанровом своеобразии пьесы. В силу своего экспериментального характера комедия «Горячее сердце» до сих пор не получила должного понимания и адекватного сценического воплощения, поскольку совместить в спектакле присущие пьесе сатирические и лирические элементы оказалось непросто. Жанровое своеобразие комедии во многом определяется наличием в ней традиций итальянского
театра и русской народной драматургии. Современники понимали «Горячее сердце» в традициях бытовой комедии
и часто недоумевали от несоответствия её сюжета и характеров этой традиции и находили в пьесе карикатурное
изображение действительности, а в нарушении бытового правдоподобия и условности некоторых художественных приёмов видели признаки упадка таланта драматурга. На самом деле пьеса свидетельствовала о поисках драматургом новых жанровых и сценических принципов в драматургии.
Современные исследователи творчества А.Н. Островского находят в «Горячем сердце» признаки народной сатирической комедии, сочетание драматического с комическим, эпическое начало. Всё это действительно ей присуще. Комедию можно охарактеризовать как лироэпическую сатирическую пьесу, объединяющую традиции русского народного и европейского театра. В этом качестве комедия «Горячее сердце» ещё ожидает своего сценического
и научного осмысления.
Ключевые слова: А.Н. Островский, «Горячее сердце», специфика комедийного жанра, сложность понимания
пьесы, сочетание сатирического, комического, эпического и лирического начал в комедии.
К
омедия «Горячее сердце» написана
А.Н. Островским в 1868 году, в то время,
когда драматург был увлечён итальянским театром XVII–XVIII веков: в 1867–70 годах
он переводил и переделывал комедии К. Гольдони
и других итальянцев, в основном в стиле комедии
дель арте [10, т. 9, с. 608]. Углублённое знакомство
с итальянским театром не могло не сказаться в поисках русским драматургом новых театральных
драматургических приёмов. Жанровые, сюжетные,
характеристические особенности комедии «Горячее сердце» оказались близки традициям итальянского театра, среди которых традиционные любовные треугольники, которые сплетаются с семейной
интригой; «небывалая сложность и затейливость
фабулы» с детективным элементом; переодевания
(комедию дель арте называют также комедией масок); типология сценических характеров, среди которых выделяются идеализированные образы влюблённых. К тому же «Горячее сердце» во многом
напоминает буффонаду [13, с. 132–137].
Островский использовал некоторые приёмы
итальянского народного театра с целью обновить
собственную драматургическую систему. Комедия
«Горячее сердце» имеет явно экспериментальный
характер, направлена на переосмысление традиционной для русского драматурга тематики и сочетание жанровых признаков русского народного
театра с европейской театральной традицией.
Не случайным представляется тот факт, что действие «Горячего сердца» происходит в городе Калинове, знакомом нам по «Грозе», но получившем
*
иной облик, вызывающим ассоциацию с Россией
вообще. В комедии мы видим, что, как отмечает
В.Я. Лакшин в комментарии к пьесе, «расшатаны
прежде нерушимые устои быта купеческих особняков. <…> Островский предстаёт перед нами как сатирик язвительный, беспощадный.<…> И в самой
действительности, и в сознании автора совершился переход фигур драматических, страшных к фигурам прежде всего комическим, смешным» [10,
т. 3, с. 483]. Поэтому и понадобились Островскому
новые приёмы комического, иные жанровые принципы комедии.
Сатирический характер комедии «Горячее
сердце» в восприятии современников усиливался
и тем, что она была опубликована в том же номере «Отечественных записок», что и главы романа
М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города», тоже вызвавшего немало споров в силу особенностей его гротесковой природы.
В черновом автографе «Горячего сердца» имело
место жанровое определение «Комедия из народного быта с хорами, песнями и плясками в 5 действиях» [10, т. 3, c. 514], подчёркивавшее близость
пьесы традициям народного театра. По мнению
А.И. Журавлёвой, Островский «ставил перед собой задачу создать народную комедию, в которой
“горячее сердце” столкнулось бы c сатирически
осмеянным миром зла и победило в этом столкновении» [4, с. 186]. Исследовательница привела убедительные доказательства близости комедии народному творчеству, охарактеризовав сказочные,
песенные мотивы и параллель с народной драмой
Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 13-04-00113.
© Тихомиров В.В., 2015
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова
№ 6, 2015
61
ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ
«Лодка». Известно, что драматург ценил эту пьесу
и болезненно переживал её неуспех на сцене некоторых театров, особенно в Александринском театре Петербурга в 1869 г., намеревался доработать
её, возможно, с целью облегчить задачу исполнителей спектакля. Сложность художественной
структуры «Горячего сердца» в том, что гротескное изображение быта в ней уживается, по словам
автора, с «поэтическим сюжетом» [9, т. 12, с. 67],
и не случайно Островский предостерегал Ф. Бурдина, исполнявшего роль Хлынова, от шаржирования характера этого персонажа («будь веселее, но
берегись фарса», – писал он своему приятелю) [9,
т. 14, с. 171].
Сочетание гротеска и лиризма, неожиданное
для творчества Островского, и явилось препятствием для осмысления комедии «Горячее сердце» и на
сцене, и в критике. В печати, за некоторыми исключениями, преобладали негативные отклики. Рецензенты подчёркивали наличие в комедии старых
мотивов и характеров, неактуальность тематики,
несовершенство сюжетостроения пьесы. Замечена
была и явная авторская тенденциозность сатирической комедии. Так, Л.Н. Антропов, сотрудник близкого почвенничеству журнала «Заря», позицию
которого одобрял Ф.М. Достоевский, сопоставил
«Горячее сердце» с нигилистической литературой,
увидев в комедии отражение «критических или публицистических упражнений над русской жизнью
и искусством наших отрицателей». Параша, по
мнению рецензента, – «достойная сестра разных
протестантов», остальные персонажи напоминают
зверей в человеческом облике [1, № 1, с. 177]. Подобная оценка тем более удивительна, что прежде
Островский идейно был близок почвенникам и его
творчество приветствовалось не только А. Григорьевым, но и братьями Достоевскими. Негативное
отношение сотрудника «Зари» к комедии «Горячее
сердце», очевидно, объясняется её сатирической
направленностью в адрес российской действительности. Этим новая комедия Островского отличалась от пьес «москвитянинского» периода его
творчества середины 1850-х годов. Несколько позже Антропов смягчил свою оценку пьесы и даже
признал её автора «народным сатириком», впрочем по-прежнему подчёркивая карикатурность,
тенденциозность, водевильность её содержания,
и констатировал небольшой успех у зрителей [1,
№ 5, с. 190].
В других оценках пьесы тоже было немало
упрёков в преувеличенной карикатурности сценических картин и характеров комедии. Газета
«Северная пчела (№ 5, 2 февраля) в «Театральной
летописи», подписанной криптонимом «К.», утверждала, что в «Горячем сердце» тот же быт и та
же среда, «в изображении которых Островский
был и остаётся лучшим мастером и единственным
художником-драматургом», что «он возвращается
62
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова
№ 6, 2015
к прежней своей деятельности <…> вновь фигурируют те же лица купеческой и мещанской среды,
которые были в прежних комедиях <…> та же покорность и безответность одних и своеволие, самодурство и безобразие других» [5, с. 175].
В то же время, отмечает рецензент, жизнь очерчена в пьесе «в таких новых, не менее интересных
её проявлениях, исполнена таких существенных
подробностей, что нельзя не признать и не удивляться тому, как могут быть обильны и разнообразны материалы творчества у такого талантливого
писателя, каков г. Островский». Новое в этой пьесе то, что жизнь «изображена яркими и резкими
красками», появились новые герои, сохранившие
«силу характера, твёрдость, энергию, благородство души», решимость бороться «за свои человеческие права» [5, с. 176]. Однако художественной
целостности в пьесе рецензент не находит, как
и большинство авторов других статей о «Горячем
сердце». Комедия ему «кажется… растянутою»,
«патриархальная жизнь», изображённая в пьесе,
далека от истины и «едва ли возможна», в сюжете
«лишние вставки», финал комедии нарочитый [5,
с. 181]. В рецензии «Северной пчелы» явно не учитывается особый, эпический характер драматургической стилистики пьесы.
Едва ли не самая негативная оценка новой комедии Островского принадлежала газете «Всемирная иллюстрация». Критик Е. Лунин в статье
«Новая пьеса Островского. – Что было причиною
её неуспеха?» (1869, № 7, 12 февраля) находит в комедии «грубую и плоскую карикатуру на русскую
жизнь», к которой «пришита» Параша – «как пряничная фигура», «пародия на высокий характер».
«Горячее сердце», утверждает Е. Лунин, – «насмешки над русской жизнью», в одном ряду с «судорогами фантазии» Н. Щедрина и натурализмом
Левитова. Она недостойна имени Островского,
«творца русского народного театра» [6, с. 187, 188].
Многочисленные упрёки в отсутствии новизны содержания и характеров пьесы и в её художественном несовершенстве звучали в отзывах
разных изданий вскоре после публикации комедии
и её первых инсценировок. Более доброжелательно
отнёсся к ней А.С. Суворин в рецензии, напечатанной в «СПб. Ведомостях» (1869, № 33, 2 февраля).
Он подчёркивает, что «комедия г. Островского воспроизводит перед нами исчезнувший или исчезающий мир», с иронией обрисовывает главных персонажей пьесы, прежде всего Курослепова, который
«распространяет вокруг себя благодеяние самодурства… сонного, апатичного, словно усталого
в непрестанной борьбе» [7, с. 182]; под стать ему
Градобоев: он судит «по душе, которую считает
выше законов». Обыватель и администратор в их
лицах стоят друг друга. «Может быть, это карикатура, – признаёт Суворин, – но разве карикатура
не есть доведение какого-нибудь принципа или его
Жанровое своеобразие комедии А.Н. Островского «Горячее сердце»...
воплощения до первобытной, простейшей, грубой
его формы?» «Симпатичный характер в пьесе –
Параша; это именно “горячее сердце”, с жаждою
любви и воли». Она непоследовательна в поведении, характер её
не вполне развит, хотя не
противоречит «особенностям русской жизни». Но,
по мнению рецензента, в комедии «слаба отделка», «слаба интрига», растянуто действие, эпизодичны многие сцены, «обидная несовременность
сюжета». Всё это было причиной того, что пьеса
«имела успех незначительный» [7, с. 184]. Замечания Суворина можно понять, если воспринимать
комедию как традиционную бытовую пьесу, без
учёта особенностей её художественной структуры.
Именно этим объясняются многие другие упрёки
по адресу автора пьесы.
Е.И. Утин в статье «Современные условия
русской сцены. Новая комедия А.Н. Островского
“Горячее сердце” (Вестник Европы, 1869, № 3)»
утверждает, что Островский в новой пьесе «снова
вернулся в мир самодуров, послуживший ему таким богатым материалом для прежних его произведений», хотя автор и «постарался придать выведенным в этой комедии лицам большую резкость» [12,
с. 190], которая подчас переходит в карикатурность
и тем вредит «правде целого произведения». Пьеса
представляет собой «ряд сцен», в ней нет главного сюжета, есть лишь несколько сюжетных линий,
«всё тут перемешано, перепутано» [12, с. 191]. По
мнению рецензента, «основные положения комедии» должны были быть «крепко связаны между собой, а не брошены вместе, как попало» [12, с. 192].
Вместе с тем Утин находит в пьесе «много удачного и истинно-комического», особенно в характере
Курослепова: «общие черты самодурства», хотя
последняя сцена объяснения с женой, «неудачно
вымышленная», портит его «типичную… фигуру».
Ещё более противоречив характер Параши, «которая невольно режет глаза своею фальшью» [12,
с. 194]. Остальные характеры, считает Утин, – «наброски», за исключением Гаврилы, более цельной
личности, но он «слишком напоминает Бородкина»
(«Не в свои сани не садись»).
Комедия «Горячее сердце», по мнению Утина,
могла быть завершением темы самодурства в творчестве Островского, но этого не получилось, потому что автор повторяет самого себя и пренебрегает художественной отделкой пьесы [12, с. 203].
Характеристика Утиным «Горячего сердца» оказалась близкой многим литературным и театральным
критикам, не учитывавшим новаторскую природу
пьесы и делавшим голословные выводы об упадке таланта драматурга. Между тем, по мнению
А.И. Журавлёвой, «Горячее сердце» – это своего
рода «комический эпос», в котором традиционные
театральные приёмы не всегда уместны [4, с. 205].
К тому же в комедии в силу её художественной
условности нет чёткой исторической и бытовой
привязки, как и строго очерченных характеров,
в каждом из которых есть некоторая зыбкость [11,
с. 231–232].
Споры о комедии «Горячее сердце» продолжались и в последующие годы в связи с её театральными постановками, тем более что почти ни одна
из них не могла подняться до должного уровня художественного осмысления новаторской, одновременно сатирической и лирической, полной юмора
и грусти пьесы. Многие несправедливые оценки комедии и всего пореформенного творчества
Островского свидетельствовали о явной эстетической глухоте его «ценителей», привыкших к бытовому театру, и о том, в какой атмосфере приходилось творить драматургу.
Некоторое переосмысление комедии «Горячее
сердце» и более глубокое её театральное воплощение относится уже к концу XIX и первым десятилетиям ХХ века. Многие признавали удачным
спектакль, поставленный в 1893 г. Александринским театром. Известный театральный деятель
Ю.М. Юрьев по поводу этого спектакля назвал пьесу «раскрытой книгой человеческой жизни» и при
этом сослался на мнение П.И. Чайковского [14,
с. 278]. Большим событием в сценической истории
комедии был спектакль, поставленный К.С. Станиславским в МХАТ в 1926 г. В этом спектакле
в гротескном ключе была исполнена сатирическая
сторона комедии, однако лирическая её струя, связанная с образом Параши, как и в большинстве дореволюционных постановок, оказалась несколько
выбивающейся из общей стилистики пьесы, мелодраматичной [4, с. 185–186]. Органическое единство сложной партитуры пьесы не было найдено.
Имели место попытки условно-символистского
прочтения «Горячего сердца», например в спектакле Театра им. Ленсовета в 1930-е годы, однако
подобная интерпретация Островского, да ещё «по
типу русифицированной комедии дель арте» [2,
с. 224–225], естественно, оказалась в то время невостребованной.
Московский Малый театр в 1990-е годы представил «Горячее сердце» как «сатирическую народную комедию» в современном осмыслении
(режиссёр Б.О. Морозов). Рецензент Н.С. Гродская
пишет: «Спектакль раскрывает многослойность
жизни: и её жестокость, несправедливость, нелепость, и вместе с тем потребность в положительных, идеальных началах. В соответствии с этим
сценическое решение даётся в подчёркнуто условной форме» [3, с. 247]. «Гротеск приобретает
в спектакле заострённость в самом рисунке поведения персонажей». Образы Параши и Гаврилы
«строятся достоверно, но также и на основе приёмов гиперболизации», однако «вызывает сожаление отказ от песенного лейтмотива, по замыслу
драматурга, связанного в пьесе с глубинной сущностью <…> характера» Параши [3, с. 248].
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова
№ 6, 2015
63
ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ
Литературоведы продолжают размышлять над
жанровыми особенностями комедии «Горячее
сердце», несомненно заключающей в себе художественную и сценическую загадку, которую ещё
предстоит разгадать. И.А. Овчинина констатирует
в пьесе «соединение драматического и комического
начал», в сюжетном плане получающее «комедийную развязку» [8, с. 176]. Н.Н. Скатов подчёркивает эпический характер пьесы, отметив, что она «не
только о конкретном, но также о большом историческом времени» [11, с. 232]. По мнению исследователя, в «народной пьесе “Горячее сердце” <…>
просматривается образ тысячелетней России <…>
пёстрый: тёмный и светлый, исторически конкретный и масштабный» [11, с. 238]. Характеризуя
разные спектакли «Горячего сердца», Н.Н. Скатов
обратил внимание на неполноту, односторонность
реализации той или иной стороны авторского замысла, в то время как «обобщения драматурга
многозначны и целокупны: если взять у него чтото одно, не взяв одновременно и другого, это будет означать, что и одно тоже не взято» [11 с. 237].
Не случайно в пьесе имеют место «противовесы»,
имеется альтернатива злу: «живое, тёплое, человеческое, поэтическое начало» [11, с. 239].
Стоит добавить, что альтернативные «противовесы» в комедии имеют место не только в её сюжетостроении, но и в характерах персонажей, что
придаёт им дополнительную «подсветку», позволяет заметить их неодносторонность, некатегоричность. Комедийным представляется своеобразное
проявление любовного чувства Параши, её рассуждения о том, что в случае смерти Васи на войне у неё
будет повод по-настоящему страдать. Она же очень
быстро меняет предмет своей любви, что тоже достаточно неожиданно и даже комично. Курослепов
более смешон, чем страшен в своём поведении,
он не способен сопротивляться обстоятельствам,
в финале уступает дочери и почти мирно расстаётся с изменницей-женой, отсылая её к родителям.
Градобоев добродушен в своих административных
«подвигах» и даже склонен резонёрствовать по поводу нравов обывателей города Калинова. Хлынов
способен казниться, его темперамент проявляется
в кураже – от скуки. Всё это свидетельствует о том,
что автор сознательно выстраивал сюжет комедии
и её характеры, ориентируясь на представления
о сложности бытия и сложности человека.
Определение жанра «Горячего сердца» как народной комедии справедливо, но представляется
недостаточным. Пьеса, несомненно, несёт в себе
приметы народности, но это скорее не жанровое,
а более широкое качество, приближающееся к родовому. В масштабе народной комедии пьесе присущи и другие характерные качества жанра, прежде всего эпические и лирические. Её жанр можно
определить как лироэпическую сатирическую комедию. И в этом плане комедия ещё ожидает сво64
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова
№ 6, 2015
его истинного театрального воплощения и более
глубокой научной характеристики.
Библиографический список
1. А-в Л. Н. [Антропов Л.Н.] Театральные заметки // «Заря». – 1869. – № 1. – С. 174–180; № 5. –
С. 183–193.
2. Герасимов Ю.К. Островский и театральный
модернизм // А.Н. Островский, А.П. Чехов и литературный процесс XIX–XX вв.: сб. статей в память
об А.И. Ревякине. – М.: Intrada, 2003. – С. 207–226.
3. Гродская Н.С. «Школа нравов». А.Н. Островский на московской сцене (90-е годы ХХ века) //
А.Н. Островский, А.П. Чехов и литературный процесс XIX–XX вв.: сб. статей в память об А.И. Ревякине. – М.: Intrada, 2003. – С. 246–266.
4. Журавлёва А.И. А.Н. Островский – комедиограф. – М.: МГУ, 1981. – 216 с.
5. К. Театральная летопись. «Горячее сердце»
(Северная пчела, 1869. – №5. – 2 февраля) // Денисюк Н.Ф. Критическая литература о произведениях
А.Н. Островского. – Вып. 3. – М., 1906. – С. 175–181.
6. Лунин Е. Театральное обозрение. Новая пьеса Островского – Что было причиною её неуспеха? (Всемирная иллюстрация, 1869, № 7, 12 февраля) // Денисюк Н.Ф. Критическая литература
о произведениях А.Н. Островского. – Вып. 3. – М.,
1906. – С. 187–189.
7. Незнакомец [Суворин А.С.]. Недельные очерки и картинки. Значение комедии Островского
«Горячее сердце» (СПб. Ведомости, 1869, № 33. –
2 февраля) // Денисюк Н.Ф. Критическая литература о произведениях А.Н. Островского. – Вып. 3. –
М., 1906. – С. 182–186.
8. Овчинина И.А. А.Н. Островский. Этапы творчества. – М.: Энциклопедия сёл и деревень, 1999. –
220 с.
9. Островский А.Н. Полн. собр. соч.: в 16 т. –
М.: ГИХЛ, 1949–1953.
10. Островский А.Н. Полн. собр. соч.: в 12 т. –
М.: Искусство, 1973–1980.
11. Скатов Н.Н. Из театрального прошлого
Ленинграда: два «Горячих сердца» // А.Н. Островский, А.П. Чехов и литературный процесс XIX–
XX вв.: сб. статей в память об А.И. Ревякине. – М.:
Intrada, 2003. – C. 227–245.
12. У., Е. [Утин Е. И.] Современные условия русской сцены. Новая комедия А.Н. Островского «Горячее сердце» (Вестник Европы, 1869,
№ 3. – С. 473–484) // Денисюк Н.Ф. Критическая
литература о произведениях А.Н. Островского. –
Вып. 3. – М., 1906. – С. 190–203.
13. Шанина Д.С. Комедия А.Н. Островского «Горячее сердце» и традиции итальянской комедии дель
арте // А.Н. Островский. Материалы и исследования:
сб. статей. – Вып. 2. – Шуя: ШГПУ, 2008. – С. 132–137.
14. Юрьев Ю.М. Записки. – М.; Л.: Искусство,
1948. – 360 с.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа