close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Инфраструктура усадебной коммуникации..pdf

код для вставкиСкачать
ISSN 1810-0201. Вестник ТГУ, выпуск 11 (91), 2010
УДК 008
ИНФРАСТРУКТУРА УСАДЕБНОЙ КОММУНИКАЦИИ
© Любовь Евгеньевна Городнова
Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, г. Тамбов, Россия, аспирант,
главный хранитель Тамбовского областного краеведческого музея, e–mail: misslegor@yandex.ru
В статье рассматривается алгоритм исследования коммуникативного пространства дворянской
усадьбы, каковой заключен в определении ее функциональных возможностей, выявлении уровня
культурной и духовной зависимости и взаимосвязи между основными позициями в типологическом
ряду усадебных объектов.
Ключевые слова: дворянская усадьба; алгоритм исследований; инфраструктура; факторы существования; модели социокультурной практики.
Алгоритм изучения коммуникативного
пространства дворянской усадьбы заключается в определении ее функциональных возможностей, аналитическом исследовании
основных составляющих, выявлении уровня
культурного и духовного единства между
основными позициями в типологическом ряду усадебных объектов, определяющих модель усадебной коммуникации, которая
представляет собой конструкт с разветвленной сетью взаимосвязей и взаимоотношений.
Коммуникативное пространство предполагает создание инфраструктуры, формирующей
у членов усадебного сообщества определенную систему ценностей, и способствует реализации жизнеобеспечивающих форм социокультурной практики. Эмпирически культурно-экономический континуум материально зафиксирован в созданной на территории
усадьбы искусственной среде обитания, составленной из произведенных устроителями
материальных объектов и символических
смыслов, технологий осуществления социально-нормированной деятельности (знания,
обычаи, образ жизни).
Территория, которой предназначено
стать усадьбой, является на начальном этапе
диким садом, потенциально заключающем в
себе духовную и материальную плодотворность. Основы усадебной культуры были
сформированы под воздействием эстетических идей Просвещения. В соответствии с их
представлениями о мироздании владелец
мечтал создать собственную модель мира,
одухотворенную архитектурными и знаковосимволическими элементами природы, со
своими специфическими законами и формами построения художественного пространства. Его организация означает целенаправлен-
ное движение сознания дворянина от естественного состояния природы к логически устроенному усадебному локусу, в котором он,
его основатель и владелец, отводит себе определенное место.
Во второй половине XVIII в. получает
развитие теория ландшафтного детерминизма, уходящая своими корнями в античность.
Парадигма естественности определила повышенное внимание к окружающей природной среде. Концепция творческой деятельности – выражение человеческого чувства посредством природы, эстетическое обоснование новых тенденций развития усадьбы,
культивация идеалов европейского Просвещения – стала определяющим направлением
для развития в провинции ландшафтнопаркового искусства и архитектуры. Природа
утрачивала свою безразличную объективность и становилась носительницей высших
человеческих чувств и – покоя, уединения и
грусти, формируя новую топографию пространства. Окружающий и ментальный
ландшафт каждой из усадеб различен, каждая вносит в него свои артефакты и семантику. Но в любых культурно-цивилизационных
процессах на природное пространство во
всех провинциальных усадьбах прослеживается определенная закономерность.
Природа являлась первичной по отношению к материальным объектам усадьбы, поэтому устройство сада – в некоторой степени
«пейзажная революция» против архитектуры. Усадебные постройки не только интегрировались в пейзаж, но и имели подчиненное значение, следовали заданным окружающей природой законам, в которых архитектурные принципы уступали место живописным. При этом топография парка-сада
243
Гуманитарные науки. Философия, социология и культурология
предметна, она формируется, организуется,
приобретает законченный вид благодаря различным элементам и материальным объектам: неявленныму присутствию первотворца,
античным богам и героям, обитателям, представителям флоры и фауны, объектам мифологизированной и сакральной топографии,
совокупность которых наделяет пространство статусом иерархизованной структуры. Человеческое начало обозначается воплощением божественного замысла путем творческого процесса, носящего в себе идею сотворения райского сада в пространстве усадьбы.
Сад, «…послужив в дальнейшем объектом
исторической, художественно-эстетической
рефлексии, он тем самым приобретал семантику и образность, не свойственные
природе, образовывался в индивидуальном и
коллективном сознании, в результате оказывался в пространстве культуры, становился
ландшафтом-текстом, несущим информацию о человеке и его картине мира…» [1].
Символичность и аллегоричность садовых и архитектурных текстов персонифицируют духовную жизнь владельцев, каждый
из которых обладал необходимым потенциалом художественного мышления для декодировки материально-предметной и философско-эстетической семиотики усадьбы. Многообразная иконографическая система сада
определялась художественным порядком и
принадлежностью его элементов к определенному «эстетическому климату». Парковое
пространство, являясь моделью идеального
мира, заполняется миниатюрными храмами и
гротами античных богов, их скульптурными
изображениями, беседками, живописными
альпийскими горками, что определяет эмоциональную значимость всего усадебного
ландшафта. Минорно-меланхолический смысл
руин и гробниц, созерцательный и философский настрой древнегреческих храмов усиливались напряженной работой человеческой
души, внутреннего духовного мира обитателей. «…Сад – место философской меланхолии, где центральное место отводилось категории времени, сад представал как единство прошлого настоящего и будущего, объединяя по необходимости меланхолию с утопией... Могилы и руины в пропедевтике сада
нужны еще и для того, чтобы довершить
воспитание чувств...» [2].
244
Функциональное назначение сада заключалось не только в его эстетической составляющей – он являлся пространством памяти
рода и родовых традиций. Здесь хоронились
умершие предки, в их память высаживались
деревья, что являлось воплощением связи
поколений и символизировало возвращение
образа первоустроителя усадьбы в космическое пространство устроенного им сада, «…в
этом качестве он уподобляется богам –
творцам космоса» [3].
Горизонтальный план архитектурнохудожественного образа усадьбы представлял собой живописную панораму ее естественного окружения. Архитектура дома в сочетании с природными объектами парка активно участвовала в создании образного и
стилевого единства усадебного пространства:
парадный фасад жилого дома, выделяясь
четкими, монументальными формами, определял общественную и социальную значимость культурного топоса, открытого, благодаря главной аллее, к въезду в усадьбу. Садовый фасад имел более мягкие архитектурные формы, являясь естественным и эстетическим продолжением интерьеров усадебного дома.
Социализация и освоение пространства
начинается с обозначения его сакрального
центра, ритуальное освящение которого способствует переводу означенного места из
текста природы в текст культуры [3, c. 44].
«…Природа необходима человеку для его
биологической жизни, но культурная среда
столь же необходима для его духовной,
нравственной жизни, для его духовной оседлости, его привязанности к родным местам,
для нравственной самодисциплины и социальности…Человек – существо нравственно
оседлое…» [4].
Начало усадебного мира и мифа связано
с образом дома, в котором человек, наряду с
первой – социальной, обретает свою вторую
сущность – культурную, предъявляющую к
расположению дома в садовом парке определенные требования. «…Распределение жилых покоев – дело архитектора; специально
ради сада следует только принимать во
внимание два обстоятельства: во-первых,
главный подъезд всегда должен помещаться
на заднем фасаде, чтобы не стеснять партера; во-вторых, главные покои должны выходить в сад и находиться на нижнем эта-
ISSN 1810-0201. Вестник ТГУ, выпуск 11 (91), 2010
же... points de vue устраиваются так, чтобы хозяин мог обозревать всю окрестность
со всех сторон, но сам вместе с домом оставался незримым...» [5].
Усадебный дом, один из ключевых культурных символов, являлся доминантной составляющей усадьбы, воплощением мировосприятия, духовных и эстетических ценностей, визуальной реализацией представлений
дворянского сословия о красоте и рациональности. Приняв за образец культурные
достижения Западной Европы в обустройстве
дома и садов, русский дворянин, тем не менее, при закладке жилого дома обращается к
очень близкой патриархальным устоям архаичной традиции – ритуалу освящения места
расположения жилого дома. Сакральная точка определяет модель усадебного социума,
по которой начинает разворачиваться культурно-социальное миротворчество: дом –
усадьба – крестьянская деревня. Новый дом
должен органично войти в существующую
структуру этого мира, стать носителем его
черт, чему и способствует ритуал освящения
места постройки. Имея особое мифологизированное наполнение, дом отражал «свое»,
освоенное, личное пространство, организация которого имела принципиальное значение. Правильный выбор места расположения
дома является гарантией доступа в жилое
пространство космической энергии, способствующей стабильности душевного и физического состояния всех членов семьи. Разумная организация внутренней территории и
обстановки – расположение комнат по определенным сторонам света, цветовые решения
и оформление интерьеров формируют духовную среду и непосредственно влияют на
ментально-психологические характеристики
обитателей. Усадебный дом являлся пространством повседневной культуры. В процессе исторической эволюции места для жилья концепт ‘дом’ приобретает статус мощного источника центростремительных сил
духовной жизни обитателей усадьбы.
Рациональная мотивация и конкретные
практические устремления владельцев (формирование портретных галерей, сооружение
усадебных храмов-усыпальниц) способствовали высокой степени сакрализации форм
бытовой повседневности. Предопределенное
свыше сакральное время в усадьбе регламентирует и подчиняет строгим правилам ритуа-
ла и обрядности основные жизненные события обитателей. Расположение в пространстве сада локусов – мест концентрации духовной энергии: дома, храма, часовни – создает
энергетическое поле, которое воздействует
на обитателя усадьбы, формирует новую окружающую среду, влияет на его менталитет
и индивидуальную психику, становясь частью его биографии личной и творческой.
Вертикальная организация пространства
обозначалась храмом, символизирующим
духовное начало усадьбы. С устремленным
ввысь объемом он задавал своеобразную
вертикаль в пространственной композиции
усадьбы, свидетельствуя о главенстве в иерархии духовного начала, являлся главной
высотной точкой ландшафта. Храм, подчиняясь дому в композиционном и художественном отношении, был объектом локализации космической энергии, местом воспитания духовной и нравственной красоты, реального восхождения от обыденности и приземленности к высоким духовным идеалам.
Самоценность феномена храма определяется
системой ценностей и смыслов, четким порядком и внутренней иерархией христианского космоса. Абстрагированные от реальной жизни временные рефлексии обитателей
о связи прошлого, настоящего и будущего
наиболее активно проявляются в духовной
атмосфере храма, в котором каждая конструктивная деталь архитектуры и убранства
воплощала важнейшие идеи христианского
космоса, несла в себе тайный высокий смысл,
имела символический характер. Сильный визуальный акцент иконографии храма наделял
мощной центростремительной энергетикой
его пространство, в котором метафизические
установки обитателей обнаруживали явность
и понимание беспредельности потенциальных возможностей Абсолюта-творца. Интуитивное восприятие чувства «благодарного
присутствия» в пространстве обозначало понимание ограниченности индивидуальных
собственных возможностей. Духовные реалии, выходящие за пределы церковного пространства, позволяли общаться с недосягаемым, но живым и светлым Духом.
Вполне определенная специфика и мифология святого места оказывается своего
рода иконографической программой храма,
основой его семантики, которая рассматривала перспективу обретения не только «дома
245
Гуманитарные науки. Философия, социология и культурология
Господня», но и последнего приюта ушедших представителей рода. В переживании и
осмыслении обитателями пространственновременной реальности включались элементы
мифологического сознания, которое, объединяя в пространстве и теле храма здравствующих членов дворянской фамилии с их
уже ушедшими предками, сакрализировало
«связь времен», подчеркивая ее исконно бытийный план в исторической традиции рода.
Деятельно-творческие рефлексии устроителей, преобразуя природный ландшафт,
наделяют его образами и значениями, создают свои материализованные и виртуальные
ландшафты, с их особенными локусами,
рельефом, ритмом движения и семантикой.
Преобразованный естественный ландшафт,
входя в мифологическое, религиозное, историческое сознание, в архитектурно-художественный образ усадебных построек,
влияет на образное восприятие мира и менталитет обитателей, служит культурной
идентификации усадьбы.
За многообразием и незаурядностью художественно-композиционных решений усадебного пространства прочитывался определенный иерархический порядок и структурированность. Элементами обязательными для
«культурной вселенной» определялся весь
цикл усадебной жизни – внутренним пространством ее бытия, сакральной зоной для
молитв и богослужений, садовой скульптурой и парковыми перспективами. Триединство усадьбы (дом, сад, храм) – это символический знак, идеал духовно-нравственной верности дворянина месту проживания.
Усадьба для дворянина представляет
единый конспективный сгусток мироздания,
пронизанный духовной энергией Богатворца. Создавая утилитарную среду обитания посредством архитектурных форм, дворянин выделяет свое представление мира и
идеального бытия. Архитектура констатирует время в пространстве, закрепляет посредством философских категорий феномен естественного текста усадьбы, кодируя семантическое содержание языка архитектуры жилого дома, парка или сада. Садово-архитектурный комплекс предстает как особый аспект
всеохватывающего отношения к миру, обусловленный ценностно ориентированной
способностью дворянина постигать действительность в целостности, гармонии и поряд246
ке. «…Микрокосм русской усадьбы – факт
ее устроенности и эстетической завершенности…» [6].
Как
природно-социально-культурный
организм усадьба представляет собой единую целостность, системная сложность которой обеспечивается взаимосвязью социально-природного, эстетико-рационального и
духовно-сакрального компонентов. Географическое пространство усадьбы является
многоплановым текстом с предельной семантической загруженностью символическими знаками, включающим в себя обязательные тексты (жилая, парковая, сакральная
зоны) и способы декодировки этих текстов,
позволяющие им сохранять свою осмысленность в различные исторические периоды.
Элементы усадебного миропорядка, наделенные высокой степенью внутренней целостности обладают прерогативой в созидании
духовно-нравственных ценностей и в процессе формирования усадебного мифа.
Постоянные, ежедневные ритуальные
возвращения в любую из функциональных
зон усадьбы обитателей обеспечивали тесную взаимосвязь основных пространственных объектов – жилого дома, храма и парка,
соединенных в архитектурно-стилевой комплекс семантическим единством и тождеством образного соответствия. Усадебный дом,
церковь – главные компоненты целого архитектурно-стилевого ансамбля, подчиняют
себе все объекты комплекса, организуют окружающее пространство. Адекватное восприятие усадебного космоса как неделимой
целостности поддерживается существованием имманентной связи всех его объектов.
Структурные элементы усадебного мира наделены общими принципами архитектурного
исполнения – принцип трехчастия, ключевой
архитектурный принцип в усадьбе, по которому строились жилой дом, храм и разбивались парковые объекты. Трехлучие аллей,
ориентированное на ось главного усадебного
дома, акцентировалось въездной или главной
аллеей. Подчиняясь общим законам существования, структурные элементы усадьбы тождественны и самодостаточны, взаимосвязаны и объединены в социально-природный
континуум. Каждый из них занимает свое
место в структуре внутриусадебной иерархии, являет собой самостоятельный социаль-
ISSN 1810-0201. Вестник ТГУ, выпуск 11 (91), 2010
но-культурный мир, включенный в усадебный космос.
Но равнозначны они только в единстве –
эстетическом,
конструкционно-стилевом,
функциональном. В отдельности дом – место
проживания; храм – культовая постройка;
сад – эстетический объект. Выпадение из
усадебной системы одного из объектов ведет
к разрушению единства: без дома нет усадьбы; без людей не нужен храм; без руки садовника парк одичает. Космос превращается
в хаос.
1.
Свирида И.И. Ландшафт в культуре как пространство, образ и метафора // Ландшафты
2.
3.
4.
5.
6.
культуры. Славянский мир / отв. ред. И.И. Свирида. М., 2007. С. 12.
Дмитриева Е.Е., Купцова О.Н. Жизнь усадебного мифа: Утраченный и обретенный
рай: монография. М., 2003. С. 176.
Домников С.Д. Мать-Земля и Царь-Город.
Россия как традиционное общество. М., 2002.
С. 566.
Лихачев Д.С. Прошлое – будущему. Л., 1985.
С. 50-51.
Регель А. Художественные сады. Историкодидактический очерк // История русских усадеб и поместий. М., 2009. С. 304.
Летягин Л.Н. Усадебный металандшафт России // Русская усадьба. Сборник. ОИРУ. М.,
2003. № 10. С. 9.
Поступила в редакцию 19.08.2010 г.
UDC 008
INFRASTRUCTURE OF COUNTRY ESTATE COMMUNICATION
Lyubov Yevgenyevna Gorodnova, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russia, Postgraduate Student, Main Keeper of Tambov regional museum, e–mail: misslegor@yandex.ru
The article scrutinizes the research algorithm of communication space of country estate which is in its definition of
functional capabilities, identification of the level of cultural and spiritual dependence and interconnection between main positions in typological row of estate objects.
Key words: noble country estate; research algorithm; infrastructure; existence factors; models of sociocultural practice.
247
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
564 Кб
Теги
инфраструктуры, pdf, коммуникации, усадебное
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа