close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

История храмовой архитектуры Крыма в контексте развития сакральной православной культуры Российского государства..pdf

код для вставкиСкачать
Архитектура. Дизайн
15. Riasanovsky N.V. A parting of ways. Government and the educated public in Russia
(1801–1855). Oxford, Clarendon press, 1976. 323 p.
16. Lincoln W.B. Nicolas 1: Emperor a autocrat off all the Russias. London, 1978. 424 p.
17. Rabbe A. Histoire d‘Alexandre 1er, empereur de toutes Russies et de principaux evenements de son regne. Brusseles, 1826. 846 p.
18. Haywood R.M. The beginning of railway development in Russia in the reign of Nicholas
I, 1835 – 1842. Durham, North Carolina, 1969. 270 p.
19. Rolt L.T.C. The railway revolution. London, 1988. 364 p.
20. Snell J.B. Early railways. London, 1972. 76 p.
21. Borisov N. Povsednevnaya zhizn' russkogo puteshestvennika v epokhu bezdorozh'ya.
Moscow, Molodaya gvardiya, 2010. 92 p.
22. Nikiforova L.V. Palaces in the capitals and province: cultural landscape of the Empire.
BOOKITUT: Dvorets v istorii russkoi kul'tury. Opyt tipologii [BOOKITUT: Palace in the history of
Russian culture. Typological experience]. Available at: http://bookitut.ru/Dvorecz-v-istorii-russkojkuljtury-Opyt-tipologii.12.html (accessed 04.12.2015).
23. TsDІAK Ukraїni, f. 2017, op. 1, spr. 250, ark. 4.
Информация об авторах
Лопатько Владимир Михайлович, доцент кафедры реконструкции и реставрации
архитектурных объектов, e-mail: lopatkostudio@ukr.net; Харьковский национальный университет строительства и архитектуры, 61002, Украина, г. Харьков, ул. Сумская, 40.
Белякова Надежда Владимировна, бакалавр архитектуры, магистрант кафедры реконструкции и реставрации архитектурных объектов, e-mail: nadj-94@mail.ru; Харьковский
национальный университет строительства и архитектуры, 61002, Украина, г. Харьков,
ул. Сумская, 40.
Information about the authors
Lopatko V.M., associate professor, Department of reconstruction and restoration of architectural objects, e-mail: lopatkostudio@ukr.net; Kharkov National University of construction and
architecture, 40 Sumskaya St., Kharkov, 61002, Ukraine.
Bieliakova N.V., Master of Architecture, Department of reconstruction and restoration of
architectural objects, e-mail: nadj-94@mail.ru; Kharkov National University of building and architecture, Ukraine, 61002, Kharkov, Sumskaya, 40.
УДК 72(091)
DOI: 10.21285/2227-2917-2016-3-154-162
ИСТОРИЯ ХРАМОВОЙ АРХИТЕКТУРЫ КРЫМА В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ
САКРАЛЬНОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА
© Е.С. Оболкин
Представлены результаты исследования архитектурной компоненты храмового пространства Крыма в контексте развития сакральной православной культуры России. Изучен и
проанализирован генезис храмовой архитектуры Крыма. Исследованы исторический и архитектурный аспекты развития крымского православного храмового пространства. На основе
данных научных изысканий можно сделать вывод, что храмовая архитектура Крыма развивалась в контексте сакральной православной культуры Российского государства.
Известия вузов. Инвестиции. Строительство. Недвижимость № 3 (18) 2016
154
ISSN 2227-2917
Архитектура. Дизайн
Ключевые слова: храмовая архитектура Крыма, православная культура России, храмы, генезис архитектуры, церкви, русское храмовое зодчество.
HISTORY OF TEMPLE ARCHITECTURE OF CRIMEA IN THE CONTEXT OF
DEVELOPMENT OF SACRED ORTHODOX CULTURE OF RUSSIAN GOVERNMENT
© E.S. Obolkin
We presented research results of an architectural part of temple space in Crimea in the context of development of sacred orthodox culture in Russia. We studied and analysed genesis of temple architecture of Crimea. We surveyed historical and architectural aspects of the development of
Crimean orthodox temple space. Based on the data of scientific survey it is possible to make the
conclusion that temple architecture of Crimea developed in the context of sacred orthodox culture of
Russian government.
Keywords: temple architecture in Crimea, orthodox culture in Russia, temples, genesis of
architecture, churches, Russian temple architecture
Целью данного исследования является изучение истории храмовой архитектуры Крыма в контексте развития сакральной православной культуры Российского государства.
Искусство и культура Крыма – уникальный феномен всемирного масштаба. Его исключительность определяется симбиозом многочисленных культур и этносов в пределах небольшого пространства полуострова.
Проблемы возрождения и сохранения традиционных видов народного искусства в
наше время наиболее актуальны и предполагают обращение к своим истокам, традициям,
опыту и творчеству талантливых мастеров прошлого, которые являются носителями духовных ценностей.
Возрождение сакральной православной культуры Крыма невозможно без знания его
искусства и истории, в том числе храмового архитектурного искусства.
Из-за современных мировых геополитических и культурных перипетий на повестку
дня выдвигается вопрос исторической правды. Противостояние Запада и России возобновилось с новой силой не только в политическом и экономическом, но и в культурологическом
аспекте. Назрел вопрос отстаивания государственной, национальной и культурной самоидентичности. Таким образом, в России как никогда остро встала проблема борьбы за историческую правду.
Крым в сознании русских людей всегда был и остается неотъемлемой частью России.
И перед этой исторической правдой бессильно не только время, но и политическая конъюнктура.
Здесь уместно вспомнить слова Президента России В.В. Путина, которые он произнес
в своем ежегодном Послании Федеральному Собранию РФ в декабре 2014 года, о том, что
Крым для России имеет огромное сакральное и цивилизационное значение, как Храмовая гора в Иерусалиме [1].
Кроме того, в данном Послании Президент относительно Крыма отметил еще и то, что
с зарождающейся совместной хозяйственной деятельностью и властью князя «христианство
явилось мощной духовной объединяющей силой, которая позволила включить в формирование единой русской нации и образования общей государственности самые разные по крови
племена и племенные союзы всего обширного славянского мира» [1]. Это и есть не что иное,
как слова не только патриота своей страны, но и борца за историческую правду и справедливость.
Таким образом, именно на этой духовной почве наши предки впервые осознали себя
единым народом.
ISSN 2227-2917
Известия вузов. Инвестиции. Строительство. Недвижимость № 3 (18) 2016
155
Архитектура. Дизайн
Территория полуострова Крыма была одним из важнейших центров расселения человека в древнейшие времена. Из-за своего выхода к морю Крым был не только важен в стратегическом и геополитическом значении, но и был населен различными племенами и народами. Римский историк Плиний Старший еще во II в. до н.э., говоря о населении Таврических
гор, отмечал, что там живет 30 народов [2]. На полуострове этнический состав был достаточно пестрым и неоднородным. Таким образом, издревле Крым был полиэтнической территорией с разнообразной национальной палитрой.
Русские были самым многочисленным этносом в Крыму. Необходимо отметить, что
там они появились задолго до татар, а именно со времени похода на Херсонес киевского князя Владимира. В это время византийцы торгуют здесь наравне с русскими купцами. Часть из
данных купцов оседает и обосновывается надолго в Херсонесе. Однако численный перевес
русских над другими народами, населяющими полуостров, возникает только после присоединения Крыма к России. Таким образом, за сравнительно короткое время русские стали составлять уже более половины населения полуострова.
Россия много лет вела войны с Турцией, для того чтобы добиться выхода к Черному
морю. В 1776 г. Россия ввела войска в Крым. 8 апреля 1783 г. был подписан манифест, по которому полуостров Крымский, Тамань и Кубанская земля стали частью России. Также в
1783 году был основан Севастополь, который стал базой Черноморского флота. В 1784 г. на
месте татарского города Ан-Мечеть начали строить город Симферополь.
Интенсивное городское развитие в Крыму совпало с периодом наивысшего расцвета
классицизма в искусстве. Города строятся по системе регулярной планировки [2]. Общественные и жилые здания Симферополя возводились в формах классики. К лучшим памятникам эпохи классицизма в Севастополе относится Петропавловский собор 1844 года, построенный по проекту инженера-подпоручика В.А. Рулева [2].
Также в Крыму большое разнообразие зданий и сооружений в неакадемическом стиле.
Формы, традиционные для русской архитектуры XVII в., определяют облик Собора
Святого Александра Невского в Ялте, возведенного в 1881 г. архитектором Н.П. Красновым.
Армянская церковь в Ялте была построена в 1909–1914 гг. по эскизам армянского художника
В. Суренца архитектором Г. Тер-Микеловым. Формы этой церкви во многом повторяют шедевр национального армянского зодчества – церковь Рипсиме в Эчмиадзине[2].
Большой популярностью в Крыму пользовались мотивы восточной архитектуры.
При всем многообразии форм и течений в архитектуре на рубеже XIX–XX вв. следует
выделить модерн, представители которого сознательно и резко восставали против любой
подражательности и каноничности.
Если говорить о христианстве, то оно на полуострове появилось уже в первом веке.
Сюда ссылали первых христиан, и именно отсюда, крестившись в Крыму, принес православие на Русь князь Владимир.
Согласно «Повести временных лет» в 988 году киевский князь Владимир был крещен
в античном городе Херсонесе, который располагался на территории современного Севастополя [3]. Впоследствии Херсонес назвали Корсунью. Херсонес стал духовным центром Крыма. В наше время на этой территории найдено около 70 христианских храмов.
В середине XIX века в Херсонесе был построен мужской монастырь. На одном из
предполагаемых мест крещения князя Владимира возвели огромный собор в византийском
стиле – для христиан это место всегда оставалось священным [4].
Считалось, что композиция херсонесского собора восходила к формам известной константинопольской церкви Сергия и Вакха. Однако это не совсем так, а точнее совсем не так.
Церковь в Константинополе – кубообразной внешней формы, имеет внутри центрическое
восьмигранное пространственное построение. Именно это архитектурное решение имеет
Владимирский собор в Севастополе, но собор в Херсонесе (рис. 1) отличается ярко выраженной не только в плане, но и в объеме кресчатой композицией. Таким образом, Владимирский
собор выполнен в псевдовизантийском стиле.
В советское время данный собор закрыли, но к 2002 г. он был восстановлен.
Известия вузов. Инвестиции. Строительство. Недвижимость № 3 (18) 2016
156
ISSN 2227-2917
Архитектура. Дизайн
Рис. 1. Владимирский собор в Херсонесе [5]
В Балаклаве есть также действующий храм во имя Двенадцати Апостолов (рис. 2) –
самый древний православный храм Крыма.
Рис. 2. Самый древний православный храм Крыма – храм Двенадцати Апостолов в
Балаклаве [5]
ISSN 2227-2917
Известия вузов. Инвестиции. Строительство. Недвижимость № 3 (18) 2016
157
Архитектура. Дизайн
В нескольких километрах от Бахчисарая располагается ущелье Марьям-Дере, что в
переводе означает ущелье Марии. В этом же месте несколько веков назад появился Успенский монастырь (рис. 3). Как гласит одна из версий, монастырь был основан в VIII–IX вв.
монахами, которые бежали из Византии, когда там господствовало религиозно-политическое
движение, направленное против христианского культа почитания икон [4]. Данное движение
именовалось иконоборчеством. Ущелье было чем-то похоже на Афон. В скале был вырублен
пещерный храм. После захвата Крыма турками, а также во времена Крымского ханства монастырь оставался центром православия в Крыму. Стоит отметить, что это тем более ценно,
так как данный период был очень трудным для христиан временем.
Рис. 3. Свято-Успенский монастырь [5]
Такие архитекторы, как А.А. Авдеев и А.И. Штакеншнейдер вписали крестовокупольное внутреннее пространство русского традиционного одноглавого храма в пирамидальную внешнюю форму [4]. Лаконичность данной геометрической формы способствовала
высокой художественной убедительности такого вида сакральной архитектуры как храмапамятника.
Укрепление позиций в Крыму русской администрации в большей степени зависело от
авторитета церкви, так как необходимо было напомнить про древность крымской христианской традиции, которая предшествовала появлению мусульманства.
Усилиями архиепископа Иннокентия, возглавлявшего в середине XIX века Таврическую епархию, были восстановлены сакральные храмовые архитектурные сооружения Крыма.
В России в начале XIX века стали строить храмы, посвященные Александру Невскому. Часть этих соборов была разрушена. Но собор Александра Невского в Ялте сохранился.
Формы ялтинского собора удивительно нарядны. Они восходят к ярославской и московской архитектуре XVII века [6]. С конца XIX века данные формы ассоциировались с народностью и широко использовались в гражданской и культовой архитектуре не только в
выше обозначенных регионах страны, но и по всей России. Свидетельствовать эти формы
Известия вузов. Инвестиции. Строительство. Недвижимость № 3 (18) 2016
158
ISSN 2227-2917
Архитектура. Дизайн
должны были об исторической преемственности и неразрывности далекой периферии и столицы, то есть Крыма и Москвы. И эта цель была достигнута. Однако множественность и раздробленность форм, а также общая «праздничность» лишили храм той сдержанности, которая, как правило, была присуща данным архитектурным сооружениям.
Церковь Вознесения в Форосе близ Байдарских ворот, построенная в 1892 году, тоже
является памятником событию, а именно чудесному избавлению Государя Императора Александра III от крушения поезда, произошедшего 17 октября 1888 года [6].
Приглашенный академик архитектуры Н.М. Чагин великолепно выполнил свою работу. Скала увенчана храмом, а храм как бы вырастает из нее. Это – укорененность в земле, о
которой философ и теоретик архитектуры А.Г. Габричевский говорит как об одном из основных средств достижения монументальности – важнейшего качества, специфичного для мемориальной архитектуры [7]. Памятник-храм издалека кажется одноглавым. И тут стоит отметить хитрость, на которую пошел архитектор. Большая глава, символизирующая Христа,
поднята на высоком, крупном барабане, как в храмах XIII века Спаса Нерадицы и Покрова на
Нерли. А четыре главы, символизирующие евангелистов, сильно уменьшены и поставлены
не на «плечи» храма, а на небольшие выступы (угловые раскреповки) на основном массивном кубе. Они кажутся значительными лишь для близко расположенного зрителя. Так было
осуществлено пятиглавие, официально требовавшееся церковью, а вместе с тем достигнуты
крупность, единство форм, то есть в конечном счете – монументальность.
В Крыму, где члены императорской семьи жили и бывали почти ежегодно, тема благодарности Божественному Провидению и памяти чудесного спасения императора при крушении поезда появлялась еще не раз.
Описанные храмы-памятники Крыма свидетельствуют, и это естественно, что культовое назначение монументов неизменно отражало общие установки Русской православной
церкви как в планировочной структуре и композиции, так и в архитектурной стилистике. За
исключением храма на Братском кладбище Севастополя и очень небольших церквей везде
было принято пятиглавие. Основой, в том числе и в Братском храме, является крещатый
(вписанный в квадрат или прямоугольник) план, крестово-купольное строение внутреннего
пространства. Стиль архитектуры – псевдовизантийский, так сказать праматеринский или
псевдорусский, понимаемый как народный. Архитектура храмов, выполненных в национальных формах, отражала, таким образом, общую ориентирующую формулу, появившуюся еще
при Николае I и утвердившуюся позднее: «самодержавие, православие, народность».
В середине XIX в. русский классицизм уступил место готике, византийской архитектуре и зодчеству мусульманского Востока.
Формы, традиционные для русской архитектуры ХVII века, определяют облик Александровской церкви в Ялте, которую в 1881 г. построил ялтинский архитектор Н. Краснов
[7].
В Севастополе сохранилось достаточно много архитектурных сооружений, выполненных в традициях русско-византийского стиля. Ярким воплощением данного направления является Владимирский собор, который также служит усыпальницей адмиралов П.С. Нахимова, М.П. Лазарева, В.А. Корнилова [7]. Собор был построен в 1881 г. архитектором К.А. Тоном. Несколько зданий в Симферополе выполнены с использованием форм и приемов классики: бывшая загородная усадьба врача Мюльгаузена (1811 г.) и странноприимный дом Таранова-Белозерова (1825 г.). Кроме того, в стиле русского классицизма построен и загородный дом Воронцова в Парке Салгирка также в Симферополе.
К культовым сооружениям традиционного зодчества следует отнести Петропавловский православный собор, кафедральный Свято-Троицкий собор (рис. 4), а также церковь
Трех Святителей в Симферополе. Данные культовые объекты являются действующими. Ряд
православных церквей, соборов и часовен был выделен в качестве этнографических объектов
в районах Большой Алушты и Большой Ялты [7]. Здесь сохранились молитвенные дома, традиционный уклад старообрядцев, а также исполняются обряды и соблюдаются обычаи. Некоторые этнографические объекты, отражающие русскую материальную и духовную культуISSN 2227-2917
Известия вузов. Инвестиции. Строительство. Недвижимость № 3 (18) 2016
159
Архитектура. Дизайн
ру в Крыму, именуются как «восточнославянские». Данный факт объясняется тем, что многие так называемые русско-белорусские и русско-украинские семьи определялись в разряд
русского населения.
Рис. 4. Свято-Троицкий женский монастырь, где находятся мощи святителя Луки
(Войно-Ясенецкого), г. Симферополь [5]
Памятники крымской архитектуры, созданные итальянцами из Генуи и Венеции в
средневековье, и памятники культуры раннехристианского периода являются полиэтническими объектами, так как иногда сложно или невозможно определить этническую принадлежность создателей данных культовых сооружений.
Кроме того, в комплексы входят объекты, которые были созданы представителями
различных народов и этносов, долгое время соседствующих на территории полуострова. Такие архитектурные сооружения действительно относятся к полиэтническим памятникам
культуры. Однако не всегда этническая принадлежность определяется по манере исполнения,
приемам и используемым стилям. И даже отнесенность архитектора к определенной этнической группе – это еще не показатель. Главный признак, выделяющий данные объекты, – русская среда обитания, русский быт.
Таким образом, в середине XIX в. в храмовой архитектуре Крыма русский классицизм
уступил место готике, византийской архитектуре и зодчеству мусульманского Востока.
Отличительной особенностью храмовой архитектуры Крыма является то, что большинство его храмов выполнено в византийском стиле. Кроме того, многие из сохранившихся
до наших дней храмов имеют как общие, так и отличительные черты.
В целом они выдержаны в древнеправославных традициях. При этом в облике ливадийских церквей – в пропорциях, тонкости, ажурном архитектурном декоре – очевидно влияние византийской архитектуры, ореандовские и гаспринские тяготеют в своей стилистике к
Известия вузов. Инвестиции. Строительство. Недвижимость № 3 (18) 2016
160
ISSN 2227-2917
Архитектура. Дизайн
армянскому и грузинскому средневековью, что проявляется в объемно-пространственной
монолитности зданий, особенностях силуэтных очертаний, в специфике орнаментов. Массандровские же церкви сочетают черты модерна с традициями новгородского и псковского
зодчества – характерными для северной архитектуры аскетичностью и строгостью форм, акцентированностью портала-входа.
Все эти памятники отличает хороший художественный вкус, высокий уровень строительных и отделочных работ, мастерское оформление интерьеров и экстерьеров.
В XIX в. классицизм в церковной архитектуре находит свое выражение в ряде построек Крыма, копирующих формы древнегреческих храмов, как, например, в Петропавловской
церкви Севастополя (1848). Но уже в Десятинной церкви в Киеве (1828–1842) по проекту
В.Д. Стасова, построенной в формах, как ее тогда понимали, византийской архитектуры,
можно видеть начало будущего стилевого направления – эклектизма. К нему относятся Михайловский собор в Севастополе (1848) и Владимирский собор в Херсонесе (1859–1868).
Данное научное исследование показывает разнообразие мемориальных мотивов строительства. Особо выделяется один: именно здесь, на крымской земле совершилось принятие
христианства – событие, отмеченное храмом-памятником, событие не только общенациональной, но и общеевропейской исторической важности, определившее весь духовный, нравственный и культурный облик Древней Руси, а за ней и России.
Для нашей страны Крым важен не только стратегически, но и потому что именно
здесь находится духовный исток формирования многоликой, но монолитной русской нации и
централизованного Российского государства. Ведь именно в Крыму, в древнем Херсонесе,
или, как его называли русские летописцы, Корсуни, князь Владимир сам принял крещение,
после чего уже крестил и всю Русь.
Таким образом, на основании вышеизложенного научного исследования исторического и архитектурного аспектов развития крымского православного храмового пространства
можно сделать вывод о том, что храмовая архитектура Крыма развивалась в контексте сакральной православной культуры Российского государства.
Статья поступила 04.04.2016 г.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Послание Президента РФ Федеральному Собранию в 2014 году [Электронный ресурс]. URL: http://ria.ru/politics/20141204/1036533683.html (15.02.2016).
2. Enge Т.О., Schroer C.F. Garden architecture in Europe (1450–1800). London, 1992.
240 p.
3. Повесть временных лет / пер. Д.С. Лихачева; худож. М.М. Мечев. Петрозаводск:
Карелия, 1991. 188 с.
4. Brett Ch. Towers of Crim Tartary. English and Scottish architects and craftsmen in the
Crimea, 1762–1853. Shaun TyasDonington, 2005. 154 p.
5. Клуб Foto.ru [Электронный ресурс]. URL: oblaka.foto.ru (15.02.2016).
6. Albayrak M.A. Yesil ada Кirim. Ankara: Turk Dunyasi Kulturve Sanat Dernegi Yayinlari,
2004. 190 p.
7. Hitchock H.R. Architecture nineteenth and twentieth centuries. Penguin Books, 1985.
688 p.
REFERENCES
1. Poslanie Prezidenta RF Federal'nomu Sobraniyu v 2014 godu [President's message to the
federal assembly of RF in 2014]. Available at: http://ria.ru/politics/20141204/1036533683.html (accessed 15.02.2016).
ISSN 2227-2917
Известия вузов. Инвестиции. Строительство. Недвижимость № 3 (18) 2016
161
Архитектура. Дизайн
2. Enge T.O., Schroer C.F. Garden architecture in Europe (1450–1800). London, 1992.
240 p.
3. Povest' vremennykh let [Primary Chronicle]. Petrozavodsk, Kareliya, 1991. 188 p.
4. Brett Ch. Towers of Crim Tartary. English and Scottish architects and craftsmen in the
Crimea, 1762–1853. Shaun TyasDonington, 2005. 154 p.
5. Klub Foto.ru [Club Foto.ru]. Available at: oblaka.foto.ru (accessed 15.02.2016).
6. Albayrak M.A. Yesil ada Kirim. Ankara: Turk Dunyasi Kulturve Sanat Dernegi Yayinlari,
2004. 190 p.
7. Hitchock H.R. Architecture nineteenth and twentieth centuries. Penguin Books, 1985.
688 p.
Информация об авторе
Оболкин Евгений Сергеевич, кандидат исторических наук, доцент кафедры дизайна,
е-mail: eobolkin@inbox.ru; Иркутский национальный исследовательский технический университет, 664074, Россия, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 83.
Information about the author
Obolkin E.S., candidate of historical sciences, associate professor, Department of design,
е-mail: eobolkin@inbox.ru; Irkutsk National Research Technical University, 83 Lermontov St., Irkutsk, 664074, Russia.
УДК 711:625.712
DOI: 10.21285/2227-2917-2016-3-162-169
ПРИНЦИПЫ ФОРМИРОВАНИЯ СЕТИ МНОГОФУНКЦИОНАЛЬНЫХ
ГОРОДСКИХ БУЛЬВАРОВ НА ПРИМЕРЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЧАСТИ Г. ИРКУТСКА
© Е.С. Преловская, А.Г. Левашев
Представлены результаты исследований по разработке научно обоснованных принципов формирования многофункциональных городских бульваров на примере центральной части г. Иркутска как инструмента для повышения качества и привлекательности городской
среды. Показано, что современное состояние функционирования улично-дорожной сети на
исследуемой территории характеризуется низким уровнем обслуживания всех ее пользователей. Предметом исследования являются особенности планировочных решений городских
бульваров и дизайна обслуживаемых ими территорий. На основе разработанных принципов
предложена концепция развития транспортной сети, включающая современные классы городских улиц. Апробирована методика поиска поперечного профиля улицы с учетом обеспечения мультимодальности передвижения и комфорта всех участников дорожного движения.
Ключевые слова: транспортное планирование, городские бульвары, комфортная улица, мультифункциональное уличное пространство, городская мобильность, аудит уличного
пространства.
Известия вузов. Инвестиции. Строительство. Недвижимость № 3 (18) 2016
162
ISSN 2227-2917
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа