close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Образы булгарских великанов в романе вахита имамова «Казанская крепость»..pdf

код для вставкиСкачать
Вестник Челябинского государственного университета. 2010. № 17 (198).
Филология. Искусствоведение. Вып. 44. С. 75–83.
Ф. В. Mазитов
Образы булгарских великанов
в романе Вахита Имамова «Казанская крепость»
Статья посвящена анализу образов булгарских великанов в романе Вахита Имамова
«Казанская крепость». В статье поднят широкий спектр вопросов: семантика слова ‘алып’,
сведения о булгарских алыпах из сочинений Ибн Фадлана, ал-Гарнати, Бакши Имена и др.,
вопрос о переплетении документализма с творческой фантазией писателя и др. Из разных
разделов романа по крупинкам собрано сведения об изображении образов алыпов Байдара и
его сына Сал-Сала.
Ключевые слова: роман, В. Имамов, «Казанская крепость», автор, образ, герой, великан,
легенда, Булгар, народ.
Вахит Имамов писал свой исторический
роман «Казанская крепость», основываясь на
многочисленные источники. С целью преподнесения читателю своей творческой фантазии
в форме литературного произведения, автор
умело использовал также и образцы устного
народного творчества.
Заслуживает особого внимания то, как
автор преподносит в романе легенды и предания. Автор всегда использует их целенаправленно и к месту. «Появление легенд
и преданий как жанров устного народного
творчества связано с сознанием и фантазией
человека. В них нашло отражение отношения
человека к различным событиям, личностям
и их поступкам – поэтому писатель, работающий в историческом жанре, использует их с
удовольствием, но в то же время с большой
осторожностью. Потому что в устном народном творчестве историческая действительность отражается по-разному»1, − отмечает
Х. А. Ашрафзянов. В данной статье мы, проведя обзор того, как в произведении «Казан
крепость» для создания образов булгарских
великанов использованы легенды и предания,
выясним отношение автора к историческим
процессам, в частности, к особенностям его
оценки прошлого и настоящего, а также его
предположения о будущем нации.
В труде кандидата филологических наук,
доцента Л. К. Хуснутдиновой «Современные
татарские исторические романы» сказано: «В
исторических произведениях один тип героев,
не жалея себя, сражается за счастье народа.
Их героизм, самоотверженность отражает великую человеческую душу. Многие, не желая
мириться с несправедливостью, погибают. В
их гибель вложено большое общественное,
политическое, нравственно-философское и
психологическое значение»2. В последнее
время в татарских исторических романах в
качестве таких героев появились образы великанов («алыпов»).
В произведениях устного народного творчества и в религиозных книгах об алыпах написано много. В татарском фольклоре один
из вариантов легенд о великанах был напечатан в 1883 году в календаре, составленном К.
Насыри. Известный просветитель верил, что
в древней Булгарах действительно были великаны. «У нас в Булгаре, в какую деревню бы
ты ни пошёл, есть сказание о великанах. Если
рядом есть какая-нибудь гора, говорят, что
это великан вытряхнул землю из своих лаптей. Это доказательство того, что в Булгаре
был очень большой человек», – писал он3.
Здесь нужно сказать и о следующем: «По
мнению некоторых учёных, в некоторых легендах, вернее, если трезво взглянуть, в кажущихся сплошной выдумкой преданиях, могут
иметь место реальные корни или глубоко
таящиеся искры действительности»4. Если
мы обратимся к книге «Татарское народное
творчество. Предания и легенды» (1987), то
сможем познакомиться с преданиями «Об
основании города Булгара», «Большой человек», «Булгарский силач», «Дафгый и его сестра», легендами «Гора великана», «Большие
люди», «Алпамши», «Люди-великаны», «Дедвеликан».
У узбеков есть эпос об Алпамыше, у казаков – об Алпамысе, у башкир – об Алпамыше,
в татарском фольклоре – об Алпамше. В
мировой литературе в знаменитом произведении Джонатана Свифта «Путешествие
Гулливера», созданном как пародия на про-
76
исходящие процессы в обществе, также описывается страна великанов и лилипутов. В
татарской литературе в историческом романе
Нурихана Фаттаха «Свистящие стрелы» мы
можем познакомиться с героем-романтиком
по имени Тунгак. В последние годы завоевала внимание читателей приключенческая повесть Фаузии Байрамовой «В стране великанов», основанная на преданиях и легендах.
Прежде, чем познакомимся с образами
Байдара и Сал-Сала – героями произведения
«Казанская крепость», давайте остановимся
на семантике слова ‘алып’. В толковом словаре татарского языка даётся следующее объяснение: «Алып батыр – образ неестественно
большого человека; употребляется в сказках»5. В переводе с древнетюркского языка
слово ‘алып’ означает «меткий стрелок», «герой», «богатырь», «храбрый», «смелый», «мужество»6. Более древние варианты термина
можно встретить в Орхоно-Енисейских письменах. Слово ‘алп’, запечатленное в первом
памятнике в Уйбате, означает имя конкретного богатыря (Йигин Алып-Туран и Инанчу
алып) и храбрость в целом7. В поэме Кол Гали
«Кыйссаи Йусуф» батыр назван Алыпом. В
дастане «Идегей» есть образ злого духа Кара
Тиен Алыпа.
Существовали ли алыпы на самом деле,
или же они всего лишь плод воображения народа? По этому вопросу в науке идут споры.
Группа учёных утверждает, что рода великанов не существовало, а причина гигантизма
людей – отклонения в гипофизе; другие придерживаются мнения, что в древние времена
жили великаны, люди среднего роста и лилипуты. Некоторые антропологи и археологи
считают, что найденные во время археологических раскопок скелеты и следы на камнях
являются доказательством того, что во всех
точках Земного шара жили великаны.
В записях секретаря Багдадского посольства Ибн Фадлана можно встретить первые
сведения о булгарских алыпах. Он пишет о
том, что слышал о булгарском алыпе ещё до
приезда в Поволжье. Алып – большой, сильный человек. Рост его равен 12 локтям, голова как самый большой котёл, а нос и пальцы
были длиннее четверти. Булгарский хан рассказывал, что, если на алыпа смотрел ребёнок, то этот ребёнок умирал, если смотрела
беременная женщина, то она теряла ребёнка.
Чтобы предотвратить эти несчастья, его цепями повесили на высокое дерево, и он там
Ф. В. Мазитов
умер». Ибн Фадлан смог увидеть только его
скелет8.
В записках ал-Гарнати, прибывшего в
Булгар спустя два века после Багдадского посольства, алыпом назван существующий в реальной жизни воин-дружинник. В то же время он связывает его с родом гуад из Корана.
Билярский богатырь был до того большим и
сильным человеком, что он мог только в одиночку поместиться даже в самую большую
баню с самыми широкими дверями9.
Образ Байдара из «Казанской крепости», на
первый взгляд, особо не отличается своими физическими возможностями от других персонажей, так как и другие булгарские воины «сильны настолько, что могут с одного удара свалить
с ног быка». Но когда читатель знакомится с
детством Байдара, он предчувствует, что судьба готовит этого алыпа для какого-то решающего испытания. Вот как автор описывает детство алыпа: «Он был единственным ребёнком
в семье. Отца убили в бою с хазарами, когда
ещё Байдар был младенцем. Мать была косоглазой, желающих жениться на ней больше не
нашлось. Мальчишки с детства пытались было
дразнить его этим недостатком матери, да только Байдар рос среди них самым крупным, и кулаки его были бойче. Как повалял нескольких
по траве, так сразу и перестали скалить зубы.
Байдар и позже всегда был драчуном, сорвиголовой. Если на охоте встречались с парнями
другой деревни, кадряковские всегда выставляли вперёд Байдара. Стоило на общеулусовских
праздниках затеять состязания по перетягиванию каната, борьбе, лазанию на столб, метанию
камней, чаще всего брал верх Байдар»10. Мы
видим, что в этом описании автор использует
мотив «храброго детства», широко использовавшийся в народном эпосе.
В записках ал-Гарнати есть такие строки:
«Тюрки их (алыпов) уважали; если видели,
что он идёт им навстречу, убегали со словами: “Наш повелитель, наверное, разгневался
на нас!” В то же время он мягкий, приветливый человек»11.
Байдара и друзья, и близкие уважают за
простоту и человечность. А боятся его, в
первую очередь, враги. Подробный портрет
алыпа мы видим в оценках, которые дают
Байдару другие богатыри: «Байдар, не оставив возможности возразить, поскакал к русскому строю. Воины провожали его взглядом.
Конь его – в яблоках, привыкший к дальним
дорогам. Такой ни за что не скинет хозяина-
Образы булгарских великанов...
всадника. Да Байдар и сам, тьфу-тьфу, не
сглазить, сидит на коне, как влитой. Плечи
так широки, что можно стог сена поставить.
Шея – что у быка. Руки, как дубовые полена,
кулаки – размером с горшок. Кто же сможет
победить такого исполина? Да он может развеять по ветру любого богатыря, даже нечаянно задев своей палицей!»12
Как видно из этого отрывка, автор изобразил своего героя похожим на персонажа дастанов Алпамшу. А в книге «Устное народное
творчество. Предания и легенды» об Алпамше
есть следующие строки: «Герой эпоса мужественно сражается за свободу своего племени
или рода. В этом святом деле ему помогает
волшебный конь. Алпамша хитростью отобрал этого коня у своего врага – Кылтапа13.
Для Байдара конь по кличке Алмачуар также
является верным помощником. Алып украл
его у всадника, остановившегося возле странной лачуги отдохнуть, когда убегал от каравана рабов. То, кем являлся этот всадник, конкретно не уточняется. Конокрадство совсем
не красит образ Байдара. Именно поэтому автор делает предположение, что прежний хозяин коня мог быть либо прислужником, пытающимся захватить глупых бродяг в рабство,
либо гонцом-лазутчиком кимакских, огузских
или кыпчакских султанов.
Качества, присущие образу Байдара, «рассыпаны» по нескольким главам произведения. Например, когда алып сбежал из каравана рабов, хозяин каравана сказал: «Этот рабвеликан стоил дороже целого верблюда»14.
Если в одном месте автор описывает его как
непобедимого богатыря, «с кулаками, что голова ребёнка»15, то в другом месте он оценивает его характер, подобно ал-Гарнати: «Ох, и
мечтатель же этот Байдар! Клянусь Аллахом,
он из тех смельчаков, что в глаз врага готов
комаром залететь. А сам такой наивный, будто младенец…»16
Искренность Байдара отчётливо проявляется в его любви к своей жене и сыну СалСалу. Байдар был пленен в бою. Когда он
сбегает из каравана рабов, которых вели на
рынок в Хорезм, встречает свою любовь. Он
выбирает своей спутницей жизни красавицу
Санию, отомстившую хану Талибу за свою
невинность. Вот как описывается то, с каким терпением богатырь ждёт появления на
свет своего первенца: «Байдар весь извелся,
словно его блохи покусали, на месте усидеть
не может. Уже сто раз обошёл вокруг лачу-
77
ги, построенный этим летом. Это, конечно,
не просто лачуга, она ещё многим домам в
Кадрякове нос утрёт, только внутрь войти не
смеет. Его сегодня выставили из дома, как ленивую невестку, которая мешает варить обед.
И обратно пока никто не звал. Да и… самое
главное… так трепетно ожидаемого детского
плача тоже не слышно. Жена Байдара рожает.
Сания-душенька одарит его младенцем!»17
Когда рождается сын, Байдар несказанно
радуется. Как известно, рождение ребёнка –
радостное и ожидаемое с нетерпением событие для каждого, кто стремится к прекрасному,
заботится о светлом будущем следующих поколений, о жизни на земле. Автор раскрывает
душевное состояние, внутренний мир своего
героя. (Этот приём умело использовал Мустай
Карим в произведении «Долгое-долгое детство». Вспомним, как Кара Юмагул радуется
рождению сына). Таким образом, во-первых,
автор описывает своего персонажа, так же,
как и в записках ал-Гарнати, «мягким, радушным, приветливым». Во-вторых, подчёркивает и то, что Байдар не только отчаянный, бездушный воин хана. Наоборот, в его душе есть
место таким понятиям, как ‘Родина’, ‘отец’,
‘мать’, ‘ребёнок’18.
При описании судьбы Байдара, автор в то
же время знакомит читателя со сложными
проблемами во внешней и внутренней политике государства. Нового хана, завоевавшего
власть, убив хана Абдуллу, который собирался
избавиться от гнета Хазарского кагана и построить независимое Булгарское государство,
народ не любит за его распущенность и лицемерие. Вместо того, чтобы, объединившись
с русскими, выступить против Хазарского кагана, душившего своими высокими налогами,
забиравшего девушек и парней в рабство, новый хан подхалимничает перед ним. В стране
идёт скрытая борьба за власть, а страдает от
этого простой народ. Байдар преподносится
нам не только как представитель этого простого народа, испытавший на себе тяготы
жизни, в мирное время занимавшийся охотой
и земледелием, при необходимости с мечом
вставший на борьбу, но и как один из образов,
в котором сочетаются качества, присущие
этой прослойке общества.
«Он рождён не для того, чтобы, словно
раб, стоять на коленях», – эти слова, сказанные про Байдара, ещё раз напоминают нам о
том, что на алыпов возложена миссия «сохранить честь Булгара».
78
О бесстрашии Байдара говорит следующий
эпизод. Отправившегося на охоту Байдара
схватили стражники хана. Хан Мухаммед
даёт ему мясо, наколов его на кончик кинжала. Байдар, не испугавшись, что мясо может
быть отравленным или же что кинжалом ему
могут перерезать горло, пробует мясо. Хан не
только восхищается его смелостью, но и берёт
в качестве воина в своё войско. А также признаётся, что если бы алып не съел это мясо,
он собирался убить его жену и сына. Если
бы Байдар не был таким смелым, разве стал
бы он отговаривать эмира Ибрагима от решающего сражения с русским богатырём: «Я
первым ступил на этот берег. Ты, эмир, не нарушай порядок вещей. Кому битва прописана
судьбой, а кому и трон. Я же не претендую на
твой трон. Вот и ты, давай, не лезь в битвы да
схватки»19. Алып идёт на это не ради какогото звания, славы. Его беспокоит судьба государства. Он не хочет, чтобы на трон претендовали злодеи вроде Талиба, Нуреддина или
Рахмана. Он считает, что если в бою погибнут
хан Мухаммед и эмир Ибрагим, то булгары не
признают другого владыку.
Байдар погибает в этой решающей схватке. Русский богатырь Алёша, бросив в глаза
Байдару горсть песка, обманом побеждает
его. Значение образа Байдара в произведении
полностью раскрывают следующие слова,
сказанные о судьбе героев: «Хоть жизнь их
и обрывается трагически, они не вызывают
жалости. Их альтруистические поступки,
служение поистине высоким идеалам вызывает в душе читателя восхищение; их героизм
воспринимается как непреложная истина в
борьбе за права и свободу народа. Таким героям присущи ум, сила воли, глубина чувств,
энергия действий»20.
Таким образом, в историческом романе
при помощи творческого могущества автора
заново восстанавливается исторически законченная эпоха, её события. При описании
жизни людей, живших далёком прошлом, автор приводит в движение все плоскости художественности. Он, наполнив содержание
произведения своим духовным началом, во
всей полноте преподносит нам бытие эпохи,
оставшейся под пластом истории.
Как отмечает Л. К. Хуснутдинова: «В татарских исторических романах герои, порождённые творческой фантазией, составляют
целую галерею образов. Они освещаются с
разных позиций. Некоторые проходят от на-
Ф. В. Мазитов
чала до конца произведения в качестве главных героев. Судьба каждого персонажа, так
или иначе, связана с историческим конфликтом. Наряду с отображением исторической
действительности, герои раскрывают особенности и оттенки жизни того или иного народа. В их образах сконцентрированы важные
качества, мысли и чувства людей определённой исторической эпохи21.
При описании детства Сал-Сала, духовного последователя своего отца Байдара, велико
влияние легенд о богатырях и татарских сказок
(«Танбатыр», «Зулькарнай батыр», «Тургай
батыр», «Камыр батыр», «Храбрый парень» и
др.). Автор словами Байдара рассказывает о
том, как родился и вырос его сын, почему они
нарекли его таким именем: «Сания моя молодец. Год прождали, и родила, наконец, сына.
Говорить легко, а весит с пуд. Точно – пудовый, целый пуд, клянусь Аллахом, честно. Не
объять. Прямо как медведь в берлоге, сосёт
грудь и спит, сосёт и спит. Два года ничего,
кроме груди в рот не брал. От Сании, бедняжки, только кожа да кости остались. Тут я
ему сказал: “Хватит, говорю, чертёнок, жена
мне и самому нужна, ешь вон кашу да хлеб”.
Спрашиваем, что же, твой сын уже и о семье,
о супружеском ложе понимает? Байдар смеётся. “Нет, говорит, до двух лет и рта не раскрыл”. Потом дальше рассказывает. “Как два
года стукнуло, еле-еле сказал первое “мама”.
Да и только потому, что от груди оторвали, да
голодно стало. Так вот, в один день сын ревёт,
даже потолок подпрыгивает. “Уа” да ”уа”, и
подушкой не заткнёшь. Жена плачет, я сижу
себе. Да разве голос собственного ребёнка надоест? Вот я и терплю. А жена не сдержалась,
сварила ему каши. Из крупной такой, ячневой
крупы. Наполнил я с горкой деревянную миску да поставил перед ним. Дал в руки свою
огромную, с половник, ложку. Давай, говорю,
учись сам себя кормить. Моргнуть не успел,
как он уже всё проглотил. Просит ещё, чертёнок, даже по столу ложкой барабанит. “Фал,
фал!” Вот это было второе после “мамы” слово моего сына. Даже и не подумал “папа” сказать, меня порадовать, бестолковый! Давай,
говорит, ещё каши давай! Вот поэтому я его и
назвал “Сал-Сал”22. Таким образом, автор посвоему интерпретирует происхождение имени богатыря, являющегося одним из главных
героев произведения.
Легендарный персонаж Салсал известен
как покровитель цеха производителей бузы-
Образы булгарских великанов...
бузаджи. Следовательно, велика вероятность
того, что это имя было очень популярно в
Булгаре. В литературе имя Салсал встречается в произведении «Кыйссаи Салсал», основанном на реальных событиях, связанных с
завоеванием в VII–VIII веках Средней Азии
мусульманами-арабами. Довольно много сведений о богатыре Салсале приводится в произведении турецкого путешественника, географа и писателя Эвлия Челеби (1611−1682
или 1683) «Путешествие». Если верить легенде, рассказанной им, Крымские низменности, где расположен город Аккирмень, были
затоплены морем. Александр Македонский,
подчинившись воле Аллаха, прорубил
Черноморский пролив, тем самым заставив
Чёрное море течь в Средиземное. Воды отхлынули, и эти места остались краем необитаемым. Джинны превратили его в место
своего отдыха. Богатырь Салсал изготовил
великий талисман и с его помощью изгнал
их с земли, очень удобной для строительства
крепости. Затем он был убит сподвижником
пророка Мухаммеда Маликом Аштером, и его
кости украсили стены Аккирмени23.
В действительности же прототипом образа Сал-Сала в произведении «Казанская крепость» служит булгарский сердар (воевода)
из книги Бакши Имена «История Джагфара».
На этом вопросе мы остановимся позднее.
«В исторических романах считается вполне естественным, когда в качестве главного
персонажа выступает романтичный герой.
Очень часто романтичными изображаются
молодые герои. Они, пройдя через коварные
и ухабистые повороты судьбы, вместо своих
идеалов сталкиваются с суровой действительностью, однако, не желая мириться с этим,
стараются доказать свою правоту. Потому что
действительность является преградой для достижения их идеалов. Романтичные герои по
велению сердца стремятся изменить в лучшую сторону существующие в обществе порядки, изменить мир»24.
Судьба забрасывает Сал-Сала в далёкие
земли Мавераннахр (междуречье Амударьи и
Сырдарьи), Караханидский каганат. Он ещё в
детстве был продан сюда в качестве раба. Вот
что сказано в одном из трудов Л. Гумилёва
о времени, описанном в произведении: «На
востоке союзником иудейской Хазарии было
таджикское государство Саманидов, известное благодаря активной внешней торговле
и блестящей культуре. Однако положение в
79
этой державе было сложным. <…> Вскоре
Саманиды, чтобы сохранить свою державу,
стали покупать тюркских рабов (гулямов) и
составлять из них войско»25. Следовательно,
автор в своём романе изменил рамки событий,
преследуя две цели. Во-первых, автор, таким
образом, смог показать романтичную натуру
Салсала (романтику усиливают тайные встречи с Аппак, психологические переживания
во время их расставания). Во-вторых, автор,
заостряя внимание на межгосударственных
отношениях, даёт читателю возможность
оценить политическое и культурное состояние государства того времени, права человека
в Булгарии.
Сал-Сал служит сотенным в курсыбае
эмира Абугали, приходящегося родственником кагану Каруну Горбатому, который уже
много лет ведёт войну против саманидов.
«Он в своей тьме уже год как считается самым отважным батыром. Ни один нукер не
может его одолеть ни в борьбе, ни в стрельбе»26. Сал-Сал изображается как «батыр, в
руках которого играла огромная дубовая палица», сам «огромный, что стог сена», «на
крупном и величавом, словно верблюд, скакуне». В нём есть сила, чтобы «свалить с ног
быка». «Здоровые, как дубовые ветви, руки, и
большие, каждый с горшок, кулаки» внушают
страх врагам.
В Мавераннахре Сал-Салу, так же, как и
его отцу, приходится быть свидетелем тайной
борьбы за трон. Абугали эмир намеревается
хитростью отправить Каруна Горбатого в бой,
чтобы он там попался в западню саманидов.
Если это дело пройдёт удачно, Бухарский эмир
Халяф обещал отдать ему в жёны среднюю
дочь и подарить город Самарканд. Однако
эмир не держит своего слова. Он хочет убить
Абугали на поле боя. Сал-Сал предотвращает
это. Он берёт в плен Халяфа. Абугали приказывает Сал-Салу убить Халяфа, чтобы тот не
рассказал кагану об их интригах. Но честный
богатырь не продаётся ради барства и чина.
Он бросает в лицо продажному Абугали всю
свою ненависть (Сал-Сал тяжело переживает
то, как Абугали разрубает пополам Гайсу батыра) и отправляется в края, где прошло его
детство.
Сал-Сал становится главарём в группе
униженных и обездоленных беглецов и бродяг. Его выбирают главным за его честность и
силу. Сал-Сал с уважением относится к беглецам. «Когда победители займут седло и трон,
80
ведь найдётся или появится другая обиженная и обездоленная сторона. Никогда на земле не исчезнут униженные и порабощённые
народы» в этих словах отражается бунтарская
натура алыпа27.
У Сал-Сала огромное желание увидеть
свою родину. «Отцовская кровь тянет меня
к себе», ­ говорит великан. Однако, к сожалению, в Булгарии никто не помнит ни Байдара,
отдавшего жизнь, сражаясь за Родину, ни проданного в рабство его сына. Эмиру Ибрагиму,
увидевшему в Байдаре знакомые черты, но
так и не сумевшему определённо сказать, на
кого он похож, Сал-Сал говорит глубокомысленные слова: «У нас не заучивают фамильное древо тех, кто сделал доброе дело для
страны. У нашего племени память коротка,
как гнилая верёвка»28.
Увидев толпу кое-как вооруженных беглецов в старых одеждах, Ибрагим хотел поднять
их на смех. Но во время боя, устроенного в качестве испытания, без кровопролития, бойцы
Сал-Сала показывают себя как «истосковавшиеся по справедливости и свободе воины».
Ибрагим, оценивший мастерство Сал-Сала
как стратега, назначает его своим сердаром.
Богатырь верно служит эмиру. Спасает его
от многих несчастий. Например, когда улугбеки, мурзы и торговцы приглашают Ибрагима
сесть на престол вместо Тимур-Муэмина, он
велит ему не спешить, а сначала сделать своими сторонниками военачальников. Если бы
Ибрагим не прислушался к этому совету, он
остался бы в плачевной ситуации. Алып защищает от войск Тимура-Муэмина Зилантову
гору, на которой Ибрагим в будущем собирался построить крепость. Спасает от врага войско эмира, которое чуть не осталось в окружении. Затем, применив свистящие стрелы,
повергает врага в ужас.
Когда Киевский князь Владимир приводит своё войско в Булгар, Сал-Сал разбивает
восьмитысячное русское войско под предводительством богатыря Добрыни. Бой с
булгарскими войсками, расположившимися
на Зилантовой горе, заканчивается для русских поражением. Тогда Добрыня советует
Владимиру устроить бой богатырей.
В этом бою Сал-Сал порубил на куски
убившего его отца русского богатыря Алёшу
и поставил условие, чтобы русское войско выпустило на бой своего воеводу Добрыню. Но
Добрыня умоляет Владимира не делать этого. «Каждый воин в булгарском войске обут
Ф. В. Мазитов
в кожаные ичиги. Мы же сплошь в дырявых
лаптях. В лаптях, князь, в лаптях! Да разве
будет платить страна, обутая в сапоги-ичиги,
дань нам, босоногим нищим лапотникам?» ­С
этими словами он убеждает его вернуться назад29.
Как видно, этот эпизод основан на исторических событиях. В приведённой ранее
книге «Древняя Русь и Великая степь» есть
следующие строки: «Война с камскими болгарами, несмотря на поддержку конского отряда гузов (торков), была неудачна. После
“победы” глава похода, дядя Владимира по
матери – Добрыня, принял странное решение: обутые в сапоги болгары дань давать не
будут, надо искать лапотников. С Булгаром
был заключён вечный мир, т.��������������
�������������
е. правительство Владимира признало самостоятельность
Камской Булгарии»30.
В данном отрывке понятие «странное решение» наводит на мысль: а может, и в действительности воевода пошёл на это из-за
страха перед Булгарским алыпом?
Таким образом, в произведении тесно переплетаются между собой документализм и
творческая фантазия.
А сейчас давайте ненадолго отложим
произведение и познакомимся с прототипом Сал-Сала, описанным в книге «История
Джагфара». Владимир, собрав двадцатичетырехтысячное войско, взяв с собой младшего
брата матери Добрыню, выступает на Булгар.
Воевода Кукча заставляет русских, успевших
разграбить несколько улиц города, отступить
до самых кораблей. Десять тысяч воинов
Владимира погибают на поле битвы, а восемь тысяч под предводительством Добрыни
попадают в плен. Владимир даёт слово, что
если Булгарский правитель вернёт пленных,
он будет платить земельный ясак в три раза
больше, а также откроет беспошлинный
Янтарный путь до Артана. Тимур-Муэмин
берёт с Владимира письменное обещание о
непринятии христианства и не препятствовании распространению на русских землях
мусульманства. Для подкрепления договора
Тимур-Муэмин выдаёт замуж за Владимира
свою дочь.
Через несколько лет изнурённые налогами
русские вторгаются в Византию и завоёвывают город Джалда. Византийский правитель в случае, если русские вернут Джалду
и примут христианство, обещает им взамен
много серебра-золота и город Дим-Тархан.
Образы булгарских великанов...
Владимир соглашается и прекращает платить
ясак булгарам.
В 991 году войска Владимира вместе с византийцами наступают на Хин. Курсыбай под
предводительством Сал-Сала разбивает пятитысячное русское и трехтысячное византийское войска. Противник со страху обращается
в бегство. Владимир, надеясь на поддержку
византийцев, всё равно не платит ясак. И тогда в 992 году Сал-Сал разрушает только что
построенный город Бер. Прибывшего на выручку нового воеводу – Аслапа из рода Таук –
Сал-Сал раздавил руками, «словно курёнка».
Перепуганный князь Владимир возобновляет
выплату дани. Узнав о том, что Владимир собирается построить дорогу в страны ислама
в обход Булгара, Тимур-Муэмин снова посылает Сал-Сала на Русь. Владимир попытался
оказать сопротивление, но Сал-Сал растоптал
его войско. Князь Владимир прячется под мостом. Сал-Сал, удовлетворённый победой,
делает вид, будто не замечает его. Жителям
Васыла он также разрешает свободно покинуть город. С той поры Владимир больше
никогда не решался выезжать на битву с булгарами.
Сал-Сал сносит много вражеских крепостей. Когда русские отступают к ЧаллыКале, он хочет покончить и с этой крепостью.
Однако во сне ему является Айдар хан и велит не проливать кровь в месте, где покоятся
останки карабулгарских балтаваров. Утром
Сал-Сал велит русским покинуть город, а крепость просто разбирает. В 1006 году курсыбай
Сал-Сала окружает сорокатысячное русское
войско. Также упоминается о том, как царь
Масгут утвердил Сал-Сала эмиром Кашана,
как позже его стараниями Ибрагим был поднят на трон, что сын Сала-Сала Васыл и дочь
Шукрия так же, как и отец, были храбрыми
воинами31.
А теперь вернёмся к событиям произведения. В то время, когда решается судьба русского и Булгарского государств, Сал-Сал просит у Ибрагима руки его дочери Айзиряк: «Я
уже три года тебе верой и правдой служу, ­заговорил неожиданно полководец щемящим и
горестным голосом. – За три года не просил у
тебя ни крупинки добра, ни злата, ни серебра.
Если бы был наглым, давно мог бы потребовать у тебя даже отдельный город или улус.
Мы ведь не посторонние, не будем скрывать.
Ещё в Янкале я тебе сильно помог. Когда вернулись к этой горе, я разгромил войско Тимур-
81
Муэмина. Если смотреть правде в глаза, то и
на престол тебя поднял именно я. Не так ли,
хан?..»32. Но у Ибрагима память оказывается
«коротка, как гнилая верёвка»: его не трогают
чувства ни его отважного полководца, ни дочери Айзиряк. Он лжёт дочери, что Сал-Сал
одобряет её замужество с русским князем, и
выдаёт её замуж за Владимира. После этого
печального известия Сал-Сал, в надежде избавиться от «положения тигра, по собственной воле запертого в клетке», сбегает с ханской службы33.
Автор в виде внутреннего монолога персонажа раскрывает мысли, запрятанные в
глубине души Сал-Сала, переживающего
разлуку с возлюбленной: «Лишь доскакав до
маленькой полянки с жалким подобием домика, готовым вот-вот развалиться, он остановился от неожиданности и удивления, словно
наехал на болотные топи. Что же ему здесь
так знакомо, почему это место так близко его
сердцу? В закромах памяти, будто отбирая
золотые зёрнышки, блеснув треснувшими кусочками зеркал, вдруг возникли десятки воспоминаний. Да это же ты, родной мой очаг,
где я увидел этот свет! Земля, куда упали
первые капельки крови от моей пуповины.
Дом, где родители дали мне крылья, чтобы
взлететь. Родная земля, за травинки которой
хватался, чтобы не упасть, и на которую опирался, пытаясь встать во весь рост. Вот твой
бедный сын-сиротинушка стоит перед тобой
с преклонённой головой в состоянии голого и
жалкого раба. Он так и не сумел добыть себе
ни горсти медных монет, ни новой льняной
рубахи, ни куска хлеба, хотя прошёл он множество стран и степей, огонь и воду, кровавые
битвы, прослужил верой и правдой скольким
правителям да барам. Примешь ли ты своего
неблагодарного сына-бродягу, что не сумел
восславить не то что страну иль народ, но даже
и свой родимый, малюсенький очаг?»34 Таким
образом, ещё недавно страстный, романтичный булгарский парень предстаёт перед нами
в образе умудрённого опытом мужчины.
Отвергнутый Сал-Сал делает выводы и пытается определить свое место в жизни: «Всяк
сверчок знай свой шесток. Коли репейник, то
будь среди полыни, лебеды и крапивы на отшибе. А фиалки, лилии, астры и розы растут в
барских садах на особой клумбе. Если лебеда,
заблудившись, приткнётся к гвоздикам, её тут
же вырывают с корнями. Так и ты не мечтай о
недоступных для тебя, ничтожного раба, хан-
82
ских дочках, как слепец, что надеется увидеть
самую яркую, самую светлую звезду на небе.
Вот твой отец Байдар встретил же на этой поляне одинокую Санию, достойную себе пару.
Мир безграничен, судьба, как конь без упряжки. Махни рукой на грусть-печаль и жди свою
суженую-ровню!.. И потом… не жди ты слов
благодарности да милости за службу верой и
правдой престолу и стране. Не зря аксакалы
говорят: «…сделал благодеяние – в воду клади, люди не заметят – так рыбы увидят”. Не
та у нас страна, и нет в ней правителей, способных оценить добрые дела и благородные
жертвы. Праведников никогда и нигде не ждут
с распростёртыми объятиями. Они всегда
лишние да жалкие для баров. Людям, радеющим за нацию и справедливость – всю жизнь
лишь удел сирот да место у параши. Разве
что внуки оценят, спустя годы и века, труды
и чаяния истинных героев»35. Автор словами
алыпа доносит до читателя мысль, что правители то ли из-за того, что чувствуют себя
великими, то ли из-за того, что превращаются в рабов своих желаний, зачастую остаются
равнодушными к чаяниям народа, вследствие
чего в стране не может быть единства: «Хоть
у многих из дворцовой знати вместо головы
пень с семью дырами, всё же каждый из них
думает, что только он и есть тот самый единственный избранный, достойный трона»36.
Сал-Сал возвращается в Булгар, чтобы
помочь младшему брату Айзиряк Хасану в
борьбе за трон. Когда в Суздале начинается
голод, сражается против «голодного войска»,
нашедшего на страну. В этом бою он вновь
показывает себя как умелый стратег. Он пугает врага с помощью повозок, запряжённых
парой лошадей. Когда видит, что враг побеждён, тут же приказывает прекратить бойню37.
Сал-Сал всю жизнь скучает по Айзиряк.
Здесь хотелось бы обратить внимание на
некоторое сходство образов Сал-Сала из
«Казанской крепости» и Тотыша из произведения «Итиль-река течёт» Н. Фаттаха.
Тотыш, который был взят в заложники ханом
Алмышем, влюбляется в ханскую дочь по
имени Аппак. И хотя ему приходится многое
потерять во имя любви, он не сожалеет об
этом. Забыв про жену Тенке, сына, Родину, он
выходит в путь, чтобы освободить эту девушку из рук Хазарского кагана.
Сал-Сал тоже, узнав, что Айзиряк осталась
вдовой, что её дети, рожденные от Владимира,
стали жертвами тайной борьбы за власть,
Ф. В. Мазитов
преодолев множество преград, привозит её
на Родину. Здесь обратим внимание: Сал-Сал,
несмотря на сильные душевные страдания,
только через много лет решается привезти любимую. Почему же он, герой-романтик, не спешит спасать Айзиряк от русского князя? Ответ
на этот вопрос читатель находит сам. В произведении спрятана мысль, созвучная с широко
распространённой пословицей: «Ум татарина
просыпается после полудни». Нужно помнить
об этом и когда строишь личную жизнь (семья
– важная единица, составляющая основу общества), и когда решаешь проблемы, затрагивающие судьбу государства. Человек (народ),
который не смог своевременно во всеуслышание высказать своё мнение, не сделавший
решающий шаг, может остаться в плачевном
состоянии и сожалеть об этом всю жизнь.
По мнению Ф.Урманче, «в определении
позиции, исторической концепции писателя важным показателем является его отношение к великим историческим личностям,
оценка, которую даёт он им»38. А мы, в свою
очередь, подведя итог, можем сказать следующее: В «Казанской крепости» главная
идея, морально-политическое содержание затронутой эпохи преподносятся через образы
булгарских алыпов, возрождённых на основе
памятников устного народного творчества и
исторических фактах.
В романе Байдар и Сал-Сал алып изображены как справедливые, правдивые, смелые,
милосердные. Они организуют и приводят
в движение сюжет в изображаемом историческом событии. Их судьбы играют важную
роль в раскрытии поднятых в произведении
проблем, в знакомстве читателя с напором
исторических событий, отображающих потребность в определении причин, породивших вражду между народами, приведших
страну к краху, стремление к свободе и возрождению государственности.
Примечания
Ашрафзянов, Х. А. Литературный экскурс в
историю. Казань : Татар. книж. изд-во, 2000.
С. 49.
2
Хуснутдинова, Л. К. Современные татарские
исторические романы (вопросы поэтики) :
дис. ... канд. филол. наук. Казань : КГУ, 2003.
С. 46.
3
Насыри, К. Избр. произведения : в 2 т. Казань
: 1975. T. 2. С. 83.
1
Образы булгарских великанов...
Гумилев, Л. Н. Древняя Русь и Великая
степь. М. : Айрис-Пресс, 2007. С. 69.
5
Толковый словарь татарского языка : в 3 т.
Казань : Татар. книж. изд-во, 1977. Т. 1. С. 54.
6
Татарское народное творчество. Предания и
легенды. Казань : Татар. книж. изд-во, 1987.
368 с.
7
Малов, С. Е. Енисейская письменность тюрков. М. ; Л. : Изд-во АН СССР, 1952. С. 57.
8
Ковалевский, А. П. Книга Ахмеда ибн
Фадлана о его путешествии на Волгу в
921–922 гг. Исследование по Мешхедской рукописи. Харьков, 1956. С. 139.
9
Давлетшин, Г. История тюрко-татарской духовной культуры. Казань : Татар. книж. издво, 1999. С. 134.
10
Имамов, В. Ш. Казанская крепость: исторический роман. Казань : Татар. книж. изд-во,
2005. С. 49.
11
Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в
Восточную и Центральную Европу (1131–1153
гг.) / публ. О. Г. Большакова, А. Л. Монгайта
М., 1971. С. 43.
12
Имамов, В. Ш. Казанская крепость. С. 104.
13
Урманче, Ф. И. Татарское народное творчество. Казань : Магариф, 2005. С.148.
14
Имамов, В.Ш. Казанская крепость. С. 51.
15
Там же. С. 50.
16
Там же. С. 98.
17
Там же. С. 56.
18
Там же. С. 55.
4
83
Там же. С. 104.
Хуснутдинова, Л. К. Современные татарские исторические романы. С. 46.
21
Там же. С. 53.
22
Имамов, В. Ш. Казанская крепость. С. 98.
23
Челеби, Э. Книга путешествия : извлечения
из сочинения турецкого путешественника
XVII века. Вып. I. М., 1961. 340 с.
24
Хуснутдинова, Л. К. Современные татарские исторические романы. С. 54.
25
Гумилев, Л. Н. Древняя Русь и Великая
степь. С. 188.
26
Имамов, В. Ш. Казанская крепость. С. 154.
27
. Там же. С.164.
28
Там же. С. 165.
29
Там же. С. 196.
30
Гумилев, Л. Н. Древняя Русь и Великая
степь. С. 219.
31
Иман, Б. Джагфар тарихы (История
Джагфара) : свод булгарских летописей : В 2
т. Оренбург, 1993. Т. 1. 393 с.
32
Имамов, В. Ш. Казанская крепость. С.198.
33
Там же. С.203.
34
Там же. С.218.
35
Там же. С.219.
36
Там же. С.220.
37
Там же. С.235.
38
Оживляющий нашу историческую память //
Мирас. 1997. № 12. С. 93.
19
20
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
520 Кб
Теги
роман, крепость, булгарских, образ, имамова, pdf, казанская, великанов, вахита
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа