close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Основные тенденции развития испанского эпитета от Средневековья к возрождению..pdf

код для вставкиСкачать
Вестник СПбГУ.
2004.
Сер.9. Bыn.l-2
И Б. Померанец
ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ИСПАНСКОГО ЭПИТЕТА
ОТ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ К ВОЗРОЖДЕНИЮ
С точки зрения традиционной стилистики эпитет
-
это поэтическое определение,
выраженное именем прилагательным. В качестве определяющего признака исследователями
нередко подчеркивалась его избыточность, тавтологичность, повторение признака, уже
закточенного в самом определяемом слове. 1 Попробуем предположить, что то, что нам кажется
тавтологичностью, не являлось таковым для автора создаваемого текста, что в каждую эпоху
эпитеты были наполнены ярким смыслом, схватывающим саму суть явления, были неотъемлемой
частью акта именования . Лишь с течением· времени эпитеты постепенно угасали, и им на смену
приходил новый вид эпитетов, которые, в свою очередь, брали на себя их функцию - выявление
основного, характерного признака в определяемом понятии. В целом этот процесс
характеризовался переходом от выделения наиболее общих прИзнаков к обнаружению все более
конкреТfiЫХ, частных, т. е . происходило «разложение типичности индивидуализмом». 2
Выявление понятий, которые в первую очередь определялись эпитетами, вьщёление
основных признаков, наиболее важных, не только дает возможность проникнуть во внутр·енний
мир ~еловека той илИ иной эпохи , но и при наличии информации о том или ином периоде
истории позволяет объяснить преобладаiше определенных эпитетов, т. е. этот процесс
двусторонний.
Безусловно, трудно охватить всю историю развития эпитета, от еГо первоначального состояния,
·
когда эпитеты были «зародышами наших существительньiх» 3 , вплоть до наших дней , хотя именно
такое исследование позволило бы наиболее полно разработать теорию эпитета, поэтому мы
оrраничимся рамками двух эпох- Средневековья и Возрождения, и проследим развитие эпитета
в период становления литературного испанского языка на протяжении
XII-XVI
ХараКТерная черта поэзии Средневековья и в особенности эпоса
-
вв.
формульность. По
замечанию исслеДователей, «формула появляется в тексте каждый раз, когда повторяется ситуация
или когда на сцене появляется персенаж и занимает от нескольких слов, образующих эпический
эпитет, до описанИй размером в несколько стихов» 4 . Эпитет-формула, характерный для романского
эпоса, представляет собой новый шаг в развитии этого явления . Использование эпитета-формулы
можно объяснитЬ конкретным характером мышления средневекового человека, который ряд
· исследователей, например П . м : Бицилли, сравнивают с мышлением ребенка. 5 Так, например, в
«Песни о моем Сиде» этот эпический герой имеет эпитет
el qие
еп
buena c;inxo espada (в добрый
час опоясавшийся м ечом), т. е. средневековый автор понимает все его качества хорошего воина
(доблесть , смелость, силу и т. д.) как конкретную черту, непосредственно связанную с боевым
вооружением. В целом для испанского эпоса характерны эпитеты-формулы, выраженные
придаточными относительными: el que en Ьиеп ora nasco - родившийся в добрый час; Martin
Mun6z, el qие mand6 а Mont Mayor - Мартин Муньос, командовавший Мон т Майор (СМС 808,
738).
Иногда формулы повторяются в тексте настолько часто, что допускают самостоятельное
упо1:ребление, без определяемого имени, например в случае с эпитетами Сида, что может служить
доказательством необходимости эпитета для акта именования, а не его избыточности .
©
И . Б . Померан е ц,
2004
95
Необходимость употребления формул в средневековом тексте можно объяснить и устным
характером эпоса, который исполнялся хугларами по памяти, передаваясь из уст в уста.
Использование формул способствовало как Зi!Поминанию, так и восприятию эпоса
средневековой аудиторией.
Характер средневекового мышления проявляется и в преобладании другого вида эпитетов,
в частности прилагательных широкой семантики, среди которых наиболее часто встречаются
Ьиепо (хороший, добрый) и
grande (большой, великий).
Их использование предполагает самую
общую характеристику имени, без какой-либо конкретизации. Например, эпитет Ьиепо нередко .
сопровождает имя монарха: е! Ьиеп
Apolonio,
е/ Ьиеп
rey don Alfons- добрый король дон Альфонс (СМС 3001 ),
rey de Тir- А полоний, добрый король Тира (LA 446с). Представление о монархе
не может быть иным, потому что в нем представлена божественная сила. Понятие монарха не
требует дальнейшей конкретизации, выявления других качеств, они все объединены одним
определением Ьиепо.
Эпитет та/о (плохой, злой) встречается в средневековом эпосе значительно реже, в
основном определяя понятия «предатель» или «враг»:
тalos
traydores -
злые предатели (СМС
9,
mios enemigos malos -мои злые враги,
~722). В данном случае эпитет служи:r
интенсификатором качественной семы, заключенной в определяемом понятии, не внося в него
никакой новой информации.
Для Средневековья характерны и другие прилагательные широкой семантики: fиerte
- благородный, santo - святой, alegre- веселый, rico - богатый, caro дорогой, alto- высокий, lиengo. - длинный.
В XlV в . феодальная идеология постепенно отступает перед «буржуазным индивидуализмом,
сильный, поЬ!е
который отвергает старую статическую теоцентрическую модель и формирует светское
антропоцентрическое виденИе мира» 6 • Ценность индивида повышается в глазах общества,
основные проблемы
--:
любовь и смерть
-
теперь рассматриваются с новой, более
«человеческой» точки зрения, т. е. любовь между мужчиной и женщиной, а смерть- не просто
переход в лучший мир, а конец чего-то интересного , достойн9го. Эти изменения находят
отражение в литературе в целом и в эпитетах в частности. Прежде всего существенно меняется
эпитетарий понятия «индивид». Если в эпосе эпитеты характеризуют индивида только как
«хороший» или «плохой», либо свидетельствуют о его умении сражаться, то у Жуана Руиза в
«Книге благой любви» мы находим эпитеты, характеризующие образованность человека,
например: Е/ alcalde
характера:
letrado- образованный аТfЬкальд (LBA 347а), выделяющие какую-то черту
moc;os тedrosos- боязливые, робкие юноши (LBA 1286d). Развитие эпитета идет в
сторону все большей индивидуализации, конкретизации определяемого понятия .
Что касается женских образов, то в
XIV в . здесь происходит настоящая революция.
Если в
эпосе, в частности в «Песни о моем Сиде», эпитеты , которыми автор наделяет жену Сида донью
Химену, ничем не отличаются от эпитетов, которыми наделены боевые товарищи Сида, а его
дqчери удостоены единственного сравнения
tan
Ьlancas
commo
е/
sol ____.:.
белые как солнце
(СМС 2333), то в «Книге благой любви» представлен богатый материал не только о канонах женской
красоты, но и о безобразности. Благодаря таким эпитетам, как alto cиello- дл инная шея ( 653Ь ),
cabellos aтariellos - светлые волосы (432Ь), lиengas pestanas- длинные ресницы (4J3b), las
orejas peqиenas - маленькие уши (433с ), /а naryz a.fY/ada - острый носик (434а), chycas piernasмаленькие ноги (445Ь ), образ средневековой женщины становится более реалистичным.
Однако по-настоящему ощутимый сдвиг в развитии испанского эпитета наступил только в
XV
в . и связан с эпохой Возрождения. Формульиость окончательно отмирает и встречается теперь
лишь как прием архаизации. Прилагательные широкой семантики, так характерные для
Средневековья, тоже отходят на второй план . В испанской поэзии
направления:
96
1) любовная
лирика ,
2) аллегорические
XV
в. присутствуют три
поэмы в итальянской манере и
3) ученая
поэзия . Каждому из этих напрамений свойственны свои эпитеты, т. е. можно говорить о зависимости
эпитетов· е>т--жанр.а_11R9изведения. В любовной лирике служение Прекрасной Даме поднимается на ту
же высmу, что и служение Боту или сеньору в Средневековье, «любовь трубадура смиренно склоняется
перед гордой или снисходительной дамой , так же как и Церковь обязывала воина или барона
преклонять колени перед распятием и Божьей Матерью» 7 . В связи с этим наблюдается любопытный
перенос эпитетов из феодальной и церковной сферы в любовную лирику. Например, эпитет тоrtаl­
смертный, употреблявшийся в Средневековье в основном в сочетаниях pecado тortal- смертный
грех (LA 25Ь) и eпemigo
mortal- смертный
враг (LBA
1191 а) ,
первоначальное значение которых
сгладилось и они превратились в формулы-клише, теперь может стоять при существительном
боль и обозначать 'смертельные муки любви ' (JМ 1,
Эпитеты
leal -
верный, пр еданный,
verdadero -
2).
dolor -
Так происходит метафоризация эпитета.
и стинный,
falso -
л ожный, лживый, ранее
употреблявшисся для характеристики отношений сеньор- вассал, например
leal var6n- верный
барон, leales vassallos- верные вассалы (LA 232а, 623с), traydorfalso- лживый предате7ь (LA, 377Ь ),
тоже переносятся в любовную сферу и сочетаются с соответствующими существительными,
например
verdadero amor -
настоящая любовь
(JM2, 5),
aтadores
desleales -
неверные
во3Пюбленные (RPl, 26). Таким образом, в любовной лирике не происходит создания новых эпитетов,
но в целом наблюдается процесс метафоризации либо переноса эпитетов для определения новых
понятий. Поэт, обращаясь к внутреннему миру, меряет его известными ему категориями истинности .......,.
ложности, верности- предательства. Метафоризация происходит и в результате перенесения
реального признака на отвлеченное понятие, наnример
Однако поэты
XV
ciego aтador- сл епой влюбленный (RP2).
в . не ограничиваются только использованием отечественного наследия.
Поиск новых форм выражения и влияние итальянского Возрождения приводят к широкому
употреблению латинизмов, особенно в алЛегорической поэзии, например: diafaпa claror прозрачная ясность,
angelica imagen fulmina espada -
вероломное вторжение,
ангельский образ
(JML 15f, 28а) ; perfida
(JML 185g, 142t).
eпtrada
-
молниеносный меч
Исследователь испанского эпитета Г. Собехано считает, что хотя испанские поэты и
использовали имитацию и ассимиляцию в качестве наследия античной поэзии и итальянского
Возрождения , что способствовало развитию эпитета, влияние тематики и структурных приемов
было более значительным , чем формальное влияние, где наблюдался только поверхностный
контакт, а не истинная ассимиляция. Поэтому поэзИяХV в. изобилует «резкими латинизмами»,
как в лексике , так и в синтаксисе, но ей не хватает чувства целостной формы , «пропитанности
стиля» античной поэзии и поэзии итальянского Возрождения, которая позже в совершенстве
проявится у Гарсиласо. 8
Основные темы творчества Гарсиласо- любовная лирика и пр ирода. Центральная фигура
любовной лирики
-
не образ дамы, а образ отвергнутого страдающего возлюбленного ,
сосредоточенного на своем внутреннем мире. В этом проявляется основная тенденция испанской
nоэзии
-
абстрагированность от внешнего мира, поrруженность в себя. Главные понятия ,
которые поэт выделяет при помощи эпитетов- страдания души, сердца, грустные мысли. Для
Гарсиласо характерна высокая степень метафоризации эпитетов вследствие одушевления понятий
чувственного, духовного уровня. Приведем некоторые примеры:
coraq6n cansado- усталое
coraq6n тedroso - робкое сердце (GC lV б , 33), tiernos pensaтientos- нежные мысли,
aтarga тетоriа- горькая память (GS ХХ 3, XIX 11). Одушевляет поэт и явления природы:
аrепа ardiente- обжигающий песок, rigиrosa nieve - суровый снег (GC 1 3, 5), и вещи: espada
рrеsиrоsа-торопливыймеч (GC V 42).
сердце,
Стремление выделить в предмете новые, индивидуальные качества приводит к появлению
нескольких эпитетов при одном определяемом понятии, например:
temeroso- желание безумное,
невозможное, тщетное, робкое;
больной и сумасшедший разум (GS
desseo loco, iтposiЬle, vапо,
enfermo у loco pensamieпto­
XII 1-2, XIV 9).
97
Таким образом, все вышесказанное можно суммировать следующим образом:
1)
эпитет понимается нами как определение, выделяющее основной, характерный, важный
признак определяемого;
2)
способы выражения эпитета варьируются ~- фор~_;rл. -!1.~ - ~.;iн''-!!-::: li~илагательных в
зависимости от эпохи;
3)
для средневековых текстов XП-XIV вв. характерны эпитеты, выраженные формулами и
прилагательными широкой семантики; в
XV
в. нередко наблюдается перенос и метафоризаuия:
эпитетов, а таюке их заимствование из латинского языка, но н<tиоольшее развитие эпитет достигает
в
XVI
в., когда появились эпитеты-метафоры. Однако невозможно определить четкие границы
перехода одного вида эпитетов в другой, так как один и тот же автор употребляет различные
эпитеты: можно лишь вести речь об общих тенденциях того или иного периода.
Принятые сокращения
см с
GC
GS
JMI
JM2
JML
lA
LBA
RPI .
RP2
Cantar de Mio Cid. Texto antiguo R. Menendez Pidal. Madrid, 1976.
Garcilaso de !а Vega. Canci6nes // Garcilaso de la Vega. Obras completas. Madrid, 1981.
Garcilaso de !а Vega. Sonetos // !Ьid .
Manriqиe J. La Fortuna // Manrique J. Poesias. La Habana, 1963 .
Manriqиe J. Diciendo que cosa es amor // IЬid .
Jиan de Mena. El Laberinto de Fortuna о las Trescientas. Madrid , 1968.
Libro de Apolonio. Edici6n de Dolores Corbella. Madrid , 1999.
Arcipreste de Hita. Libro de Buen Amor. Madrid , 1985 .
Jиan Rodriguez del Padr6n. Los diez mandamientos de amor // Juan Rodriguez del Padr6n.
Obras completas. Madrid, 1982 .
Jиan Rodriguez del Padr6n. Siete gozos dё amor // Juan Rodriguez del Padr6n . Obras comple1as.
Summary
The article is devoted to the
1
proЬiem
of epithet theory as applied to the Spanish language in XII-XVI centuries.
Жирмунекий В. М. К воnросу об эпитете//Жирмунский В . М . Теория литературы . Поэтика. Стил истика , Л .,
1977 . С . 358 ; Sobejano С El epiteto en la lirica espanola. Madrid , 1970. Р. 425.
1
Веселовский А.Н. Историческая поэтика . М ., 1989 . С. 65 .
' Зеле нецкий А .А. Эnитеты литературной русской речи . Ч . 1. М :, 1913. · С. Vl .
• Epica espanola med ieval 1 Edici6n preparada por М . Alvar. Madrid, 1981 . Р. 18.
5
Бицилли П. М. Элементы средневековой культуры . СПб ., 1995 . С. 80-82.
(, Alconchel J. L. lntroducci6n // Rиiz J. , Arcipreste de Hita. Libro de Buen Amor. Madrid, 1985 .
7
Salinas Р Jorge Manrique о tradici6n у originalidad. Barcelona. 1974 . Р. 25 .
" Sobejano С Ор . cit. Р. 182 .
Статья поступи ла в редакцию
27 мая 2004 г.
r: 18 .
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
660 Кб
Теги
основные, pdf, эпитет, средневековой, возрождения, испанском, развития, тенденции
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа