close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

П. П. Хузангай - народный поэт общественный деятель педагог.pdf

код для вставкиСкачать
И. В. Афанасьева
УДК 371.01
И. В. Афанасьева
П. П. ХУЗАНГАЙ – НАРОДНЫЙ ПОЭТ,
ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ, ПЕДАГОГ
Имена великих поэтов, чьи творения составляют золотой фонд литературы, с течением времени, словно наливающийся колос, становятся все весомее и весомее. Их пророческое слово, обращенное либо в глубину истории,
в день сегодняшний, либо в светлое лоно грядущей перспективы, несмотря
на любые катаклизмы бытия, созревает в народном сознании как критерий
правды, чести и совести. Именно так чувашский народ воспринимает Константина Иванова, Михаила Сеспеля, Якова Ухсая. В этом почетном ряду
особой фигурой высится Петр Петрович Хузангай – выдающийся поэт,
отважный воин, депутат. Из мастеров слова его поколения именно ему удалось взять на себя наибольшую ответственность за судьбы творческого
потенциала нашего мудрого и гибкого, гордого и благородного чувашского
языка. Все это в полной мере подтвердил поэт и пером, и штыком, и служением общему делу.
Известный поэт, публицист, критик, ученый, просветитель
П. Хузангай – знаковая фигура в истории чувашского народа. «Все вперед,
жизнь моя, все вперед. Я хочу подниматься со страною. Укрепиться, врасти в
свой народ. Прошуметь, словно песней, листвою. Все вперед, жизнь моя, все
вперед…» – в этих строках, как всегда у настоящих поэтов, прозвучало предсказание своей личной и творческой судьбы [3, с. 5]. Эти пять строк словно
высветили всю перспективу его будущего творчества, которое всегда было
неразрывно связано с исторической судьбой народа.
Хузангай родился 22 января 1907 г. в селе с поэтическим названием
Сиктермé Алькеевского района Татарской АССР (сиктерме – прикрепленный к потолку избы шест, к которому подвешена колыбель, сделанная из
черемухи) в бедной крестьянской семье. Он был единственным ребенком.
Село находилось в центре целого куста чувашских селений, своеобразного
чувашского островка, окруженного морем татарского и русского населения.
Соседская близость трех культур оказала огромное влияние на будущее
поэта.
Поэтичные воспоминания детства отнюдь не снимают тяжких впечатлений от социальных несправедливостей. Зрелый поэт расскажет об этом
в поэмах «Первая осень», «Терлемес в яблоках», в стихотворении «Век» и
многих других.
В семье через передачу всего накопленного жизненного опыта осуществлялась историческая преемственность духовной культуры чувашских крестьян. Через обычаи и традиции поэт усвоил те правила поведения, соблюдение которых во взаимоотношениях определяло уровень его воспитанности
284
П. П. ХУЗАНГАЙ – НАРОДНЫЙ ПОЭТ ...
и порядочности. Наблюдая за родителями, он запомнил неписаные правила
семейно-родственных отношений, обхождения с гостями и посторонними,
учился семейно-обрядовой культуре, культуре межличностных отношений,
искусству народного воспитания. Опираясь на свой жизненный опыт, мать
поэта (Варвара Борисовна) воспитывала сына на положительных примерах
взрослых, прививая постепенно навыки к крестьянскому труду, традиционно устоявшиеся правила поведения в семье. Хузангай всегда очень тепло
отзывался о своей матери. «Всем, что есть хорошего в моей жизни, я обязан
матери. Мама помогла мне встать на дорогу поэзии, ночами рассказывала
мне чувашские народные песни и стихи…». Поэт посвятил ей стихотворения
и поэму «Анне». Его мать прожила 83 г. «В своем веку много трудностей она
испытала, но честь человека держала высоко. Она была женщиной с чистой
душой», – с гордостью говорил о ней П. Хузангай [2, с. 425].
Огромное влияние на становление личности поэта как педагога и просветителя оказали народные трудовые традиции. Согласно национальной традиции чувашей труд – основа жизни, а трудолюбие – важнейшее качество
человека. Естественно, Хузангай, выходец из крестьян, хорошо знавший их
нужды и чаяния, был практически знаком с сельскохозяйственным трудом.
С детства он ездил на лошадях без седла, боронил вспаханную полосу, а в
12 лет уже ходил за двухлемешным плугом. «Я прожил в селе до 16 лет безвыездно, выполнял все посильные крестьянские работы. Когда мне было
14 лет, умер отец, и мне приходилось работать уже как главе семьи…»
[2, с. 430].
П. Хузангаю суждено было родиться в то время, когда «народ без истории», как называли чувашей, уже выдвинул из своей среды яркую личность – Ивана Яковлевича Яковлева. Это был выдающийся просветитель
чувашского народа, создатель чувашского алфавита и письменности. Его
Симбирская чувашская учительская школа к тому времени уже вырастила
чувашских интеллигентов, прежде всего педагогов и писателей, с помощью которых в ряде деревень были организованы начальные школы. Была
такая школа и в Сиктерме, и обучала в ней детей «одна из редких образованных чувашек своего времени» Наталья Яковлева, ученица и соратница
И. Я. Яковлева – позже Хузангай посвятит ей стихотворение «Учительница». Блестяще зная родной и русский язык, обладая недюжинными литературными способностями, «она сама перевела и нам взволнованно прочла»
[4, с. 102] рассказы Тургенева, Короленко и других классиков, включенных
в школьную программу.
Годы учебы в восьмилетней сельской школе сыграли существенную роль
в становлении личности поэта как педагога и просветителя. Идя в школу,
Хузангай еще не знал русского языка. Он очень рано открыл для себя естественную красоту народной поэзии. Складывать стихи начал рано – как только
научился читать. А читал еще до школы в возрасте шести лет – научился у
учеников, квартировавших в родительском доме. «Семилетний грамотей, я
многого не понимал в сложных отношениях взрослых, о чем повествовали
285
И. В. Афанасьева
поэты. Но меня совершенно покорили магия родного слова, мелодия стиха.
Я не слышал больше ни сверчка, ни пения петухов…» [2, с. 432].
В 1919–1920 гг. школьники под руководством Н. Я. Яковлевой выпускали
рукописный журнал «Верĕнекенсен сасси» (Голос учащихся), секретарем
редакции которого был П. Хузангай. Это послужило серьезным толчком
к собственным литературным опытам. «Вначале, разумеется, тщательно
скрывал свою слабость. Потом все же кое-что попало в наш журнал. Он стал
моим первым трамплином» [2, с. 435].
В 1923 г. он окончил школу второй степени, затем учился в Казанском
чувашском педагогическом техникуме. Интерес к литературе, разбуженный его учительницей еще в селе, здесь резко повысился. Будущий поэт
свои стихи помещал в стенной газете, посещал собрания Казанской ячейки
Союза чувашских писателей «Канаш», вел активную переписку с чебоксарскими литераторами.
Начало литературной деятельности поэта приходилось на бурные годы
индустриализации и коллективизации. Первые стихотворения на родном
языке «Взошло солнце», «Проснись, крестьянин!», «Не вините», «Свободный кузнец» были опубликованы в 1924 г. на страницах журнала «Сунтал».
Хузангай работал секретарем редакции журнала, в последующие годы –
переводчиком и литературным консультантом. Основная тема его поэзии в
этот период – возрождение родного народа, его языка и культуры.
В 1930–1934 гг. П. Хузангай – внештатный корреспондент центральной
чувашской газеты «Коммунар» (Москва). К тридцатым годам относится
создание им ряда лирических стихов и поэм, проникнутых чувством гордости за свою Родину: «Терлемес в яблонях», «Пути-дороги», «Земляки»,
«В стране Нарспи», «Эльдиван» и др.
Первой книгой, которую прочел Петр еще до школы, была первая чувашская книга «Сказки и предания чуваш». В ней был опубликован и шедевр
чувашской поэзии поэма «Нарспи» К. И. Иванова, воспитанника Яковлевской школы. Константин Иванов и позже Михаил Сеспель – два писателя,
стоящие у истоков чувашской литературы, навсегда остались высочайшими
образцами для П. Хузангая. С особой любовью относился к творчеству
М. Сеспеля. Он перевел на русский язык почти все его стихотворения. Благодаря стараниям Хузангая, сеспелевская «Пашня Нового дня» зазвучала
более чем на пятидесяти языках народов мира. «Как подлинный новатор,
реформатор чувашской поэтики, Сеспель оказал огромное воздействие
на мое творчество, утвердил меня в моем призвании, в поисках нового»
[2, с. 434].
«Поиск нового» вызывает обостренное восприятие поэтом действительности всей нашей многонациональной Родины: новостроек в любом
ее уголке, ее героев любого национального происхождения, ярких литературных явлений, созданных на любом из ее языков. Живое участие в делах
и чаяниях родного края всегда находило свое отражение в произведениях
286
П. П. ХУЗАНГАЙ – НАРОДНЫЙ ПОЭТ ...
П. Хузангая, хотя его всегда волновали и события, происходящие во всем
мире.
Кроме всего сказанного, определенную роль в воспитании Хузангая сыграла окружающая религиозная атмосфера, в которой рядом с христианскими соседствовали тогда языческие обычаи и обряды. Не раз будущий
поэт был свидетелем шумных языческих празднеств с жертвоприношениями, с поминовением усопших, с хороводами и играми молодежи. А осенними и зимними вечерами молодежь собиралась на «уллах» (посиделки),
где за рукоделием пели старинные песни, загадывали загадки, рассказывали сказки. Языческое влияние несет и сама фамилия Хузангай. В поэме
«Моя Россия» поэт подробно опишет свой род, ведущий начало от чуваша
Кирушши, женившегося на русской девушке из Казани, которую по-чувашски зовут Хузан («гай» – частица, издавна прибавлявшаяся к чувашским
именам и означавшая принадлежность). Но при ревизиях фамилию перевели
по-русски и стали писать «Казанков». В первые годы Чувашской автономии, «когда культурная революция всколыхнула широчайшие массы трудящихся и высоко подняла самосознание народа, я, как и многие наши поэты,
даже в возвращенной фамилии видел символ национального возрождения»
[2, с. 429]. Хузангай принадлежал к поэтическому поколению, рожденному
дотоле невиданными социалистическими преобразованиями всего прежнего
уклада, впитавшему великие идеалы братства и коммунизма. Можно смело
утверждать, что все большие события времени – от Великого Октября до
космических полетов – прошли сквозь его сердце и его поэзию. И самой
большой любовью поэта была его большая Родина, его родная Чувашия,
чарующая музыка загадочной народной речи, стихия народного духа, труд
и новь родного края. Чувашские песни, пословицы, поговорки, обычаи, упоминание национальных одежд и украшений, народные названия созвездий и
рек, специфические национальные понятия – все это создает неповторимую
национальную окраску произведениям Хузангая. Даже в переводе чувствуется, что образность, образ мышления у поэта чувашский. Целый ряд стихотворений – «Дуб над Волгой», «Инча», «Чуваш», «Род», «Родной язык»,
«Семь ялов», «Смотрю я вновь на землю, где родился…», «Шубашкар»,
«Были мы, и есть, и будем!», «Мы – россияне», «Портрет моей матери» – это
лирическое выражение глубокого сыновнего чувства к земле, породившей
поэта и питающей его поэзию своими соками.
Помня слова Луначарского о том, что «образованный человек это тот,
который знает досконально все об одном и понемножку – обо всем», Хузангай поступает учиться в Восточный педагогический институт в Казани
(1927–1929). В большом, многонациональном городе для поэта открылся
новый мир, сложный и противоречивый. Это были годы новой экономической политики. Для Хузангая все было новое: университет, библиотеки,
Дом татарской культуры, Дом чувашского землячества, казанская «ячейка»
чувашских писателей «Канаш», студенческие собрания, литературные
вечера татарских поэтов и др.
287
И. В. Афанасьева
В институте он слушает лекции профессора Н. И. Ашмарина по истории
чувашского языка и сравнительной тюркологии. Его семнадцатитомный
«Словарь чувашского языка» стал для поэта еще одним примером бескорыстного и беззаветного служения науке во имя народа и всего человечества.
Он с увлечением слушает лекции известных чувашских ученых языковеда
В. Г. Егорова и этнографа, историка профессора Н. В. Никольского, культуролога Г. И. Комиссарова-Вандера, общается с поэтами кумирами татарской
молодежи Аделем Кутуем, Хади Такташем и Хасаном Туфаном.
В 1928 г. Хузангай вместе с Мигулаем Шелеби встречается с Владимиром Маяковским. Счастливой была эта встреча. «Мой чуваш» – называл
Хузангая поэт революции. В этом же году Хузангаю удалось опубликовать о нем эссе, в котором поэт представлен как Улып, Великан, революционный гигант и необычайно смело приближен к чувашскому народу
(Улып – герой чувашского эпоса). Они говорили о поэзии, о звучании чувашских стихов, об особенностях чувашского стихосложения. Позже в театре
татарской оперы он слушал поэму Маяковского «Хорошо» в авторском
исполнении. Именно этот памятный вечер подтолкнул поэта к созданию
широких эпических произведений. Впечатления от встречи и разговора с
Маяковским отразились в поэме «Владимир Маяковский» и в отдельных
стихотворениях о нем. Как позже отметил известный чувашский литературовед профессор М. Сироткин в поэме «Магнит-гора» в поисках новых
средств поэтической речи Хузангай, по примеру Маяковского, использовал
свободный стих с многообразием ритмов. Через несколько лет, предаваясь
воспоминаниям, чувашский поэт назовет Маяковского «отважным львом
революции». После казанской встречи В. Маяковский произнесет о Хузангае прогностические слова: «Ваш Хузангай – поэт и личность. Его ожидает
великое будущее. Он прославит свой народ».
В 1928 г. вышел его первый сборник «После грозы». Сразу после первых
публикаций Хузангая заметили именитые поэты – Григорий Алендей, Семен
Эльгер и Семен Фомин. О девятнадцатилетнем поэте литературные критики
высказывались как о родоначальнике новой чувашской поэзии. Однако не
все было гладко в судьбе поэта: были травля и гонения, появлялись статьи,
оценивавшие его творчество с позиции вульгарного социологизма. Но, чтобы
заговорить во весь голос, молодому поэту необходимы были жизненный
опыт и личные наблюдения. Будучи разъездным корреспондентом центральной чувашской газеты «Коммунист», Хузангай побывал во многих
городах и селах Советского Союза. Сын поэта Атнер Хузангай вспоминал: «Отца всегда отличала особая «тяга в дорогу», желание увидеть мир и
страну своими глазами». Самым первым по времени путешествием поэта
стала поездка в Среднюю Азию и на Кавказ в 1926–1927 гг. Средства для
проживания состояли из случайных заработков. Работая, он знакомился со
многими сторонами быта не известных ему дотоле народов. По возвращении
Хузангай создает поэмы «Магнит-гора» (1933) и «Двадцать шесть» (1930),
которые принесли молодому поэту широкую известность на родине и по
288
П. П. ХУЗАНГАЙ – НАРОДНЫЙ ПОЭТ ...
всей стране. На них воспитывалось не одно поколение молодежи – в духе
советского патриотизма, братства и дружбы между народами.
В начале 1927 г. Хузангай знакомится с творчеством Максима Горького.
Через несколько лет он перевел на чувашский язык рассказ «Рождение человека» и поэму «Двадцать шесть и одна».
Поэт-педагог П. Хузангай в своем творческом наследии руководствовался
принципом народности. В своих выступлениях, публикациях и произведениях он пропагандировал любовь и уважение к своему народу, родному
языку, своей Родине. Умело используя педагогические традиции чувашского
народа, он обучал и воспитывал окружающих его людей. В художественном наследии П. Хузангая нашли отражение этнопедагогические ценности
чувашского народа: культ матери, любовь к семье и детям, дружба, патриотизм, трудолюбие. Воспитание патриотизма - одна из главных задач этнопедагогики чувашей, отраженная в многочисленных произведениях литературы, сохраняет свою актуальность и в творчестве Хузангая. Классическая
и современная чувашская литература актуализирует духовно-нравственные
ценности чувашского народа в поэзии и прозе.
Но в его жизни были и тяжелые периоды, незаслуженные обвинения
в национализме. В январе 1938 г. Хузангай был арестован и заключен в
тюрьму. Поэт выдержал испытание – остался чист перед друзьями и никого
не предал. В августе следующего года его признали невиновным и реабилитировали. Затем наступили трудные военные годы, поэт – воин прошел
фронтовые дороги от Сталинграда до Польши.
На фронт П. Хузангай ушел рядовым, потом был политработником и
журналистом, возвратился старшим лейтенантом. Под Сталинградом в
1943 г. он вступил в Коммунистическую партию Советского Союза. Урывками, между боями, он пишет стихи «Перед боем», «Клятва Волге», «Песня
победителей», «Мицкевич», «9 Мая». В Польше поэт был тяжело ранен.
В июне 1945 г., возвратившись в Чувашию, он был награжден орденами Красная Звезда, Трудовое Красное Знамя и медалями, ему присваивается звание
народного поэта, присуждается Государственная премия республики, его
избирают в Верховный Совет РСФСР.
В военные и послевоенные годы не было ни одного школьника, не читавшего поэму П. Хузангая «Аптраман тавраш» («Семья Аптраман» или «Род
Аптрамана»), в котором поэт ярко и убедительно рассказывает о боевых
подвигах советских воинов во имя победы над ненавистным врагом. Над
этим романом в стихах поэт работал 13 лет: «…Писал о тех, кто душою,
Как ты сама, и прям и чист; Писал с тревогою большою, И выстрадан тут
каждый лист…» [6, с. 312]. Через судьбу одного рода поэт как бы прослеживает исторический путь своего народа. Аптраман – в переводе означает
неунывающий. Такими, никогда не унывающими, стойкими перед житейскими бурями и лишениями, крепкими, трудолюбивыми и жизнерадостными
представляются герои произведения. Насколько Хузангаю удалось художественно обобщенное изображение главных черт национального характера,
289
И. В. Афанасьева
можно судить по примечательному факту: слова «Аптраман», «Мы из рода
Аптраман» стали весьма популярными крылатыми выражениями. В романе
красной нитью проходят идеи дружбы народов, борьбы чувашского народа
с фашистами, идеалы любви и преданности своей Отчизне.
В послевоенные годы П. Хузангай ведет большую общественную деятельность, не оставляя главного дела своей жизни. Он пишет поэмы «Родина»,
«Таня»; книги «Дружба», «Поют дубравы», «Дом в Горках»; сборники стихов
«Клятва», «Песня победы» и другие. Поэзия Педера Хузангая, словно многогранный кристалл, отражает самые разные стороны жизни чувашского
народа. Пожалуй, нет такого поэтического жанра, к которому бы не обращался поэт в своем творчестве. Все было подвластно ему в поэзии: нежная
интимная лирика и широкие социальные полотна, глубокие философские размышления и прямая ораторская речь. Для поэзии Хузангая характерны тесная связь с фольклорной традицией, отличное владение народным
языком.
П. Хузангай до последних дней не оставлял работу в чебоксарской средней школе № 6. Вел литературный кружок и, будучи почетным пионером
отряда имени революционного поэта М. Сеспеля, возглавлял совет школьного музея В. И. Ленина.
Общественно-политическая деятельность Хузангая как депутата Верховного Совета РСФСР также была педагогически направлена: он писал и
выступал с докладами о трудовом и нравственном воспитании, об учителях,
об улучшении преподавания русского языка, о формировании общественно
значимых мотивов изучения родного языка и др. Каждое публичное выступление депутата П. Хузангая завершалось чтением стихов.
Масштабы просветительско-педагогической деятельности П. Хузангая
поистине велики. Им создано и издано на чувашском языке более десяти
разных антологий, причем четыре – только болгарской поэзии. Уже смертельно больной, он перевел и издал на русском и чувашском языках к 25-летию Народной Республики Болгарии стихи 25 поэтов. Всего им было переведено на чувашский язык более ста поэтов почти ста народов; уникальной
представляется антология мировой революционной поэзии, вышедшей в
свет в 1954 г.
Многообразна была его работа со школьниками. Он организовывал поэтические семинары для молодых, «литературные университеты». Вел огромную переписку с учащимися; разбирал их первые литературные пробы пера,
учил законам поэзии, критиковал за недостаточную грамотность, призывал изучать языки, причем не только русский и родной, но и иностранные.
В книге «Миллион сердец» (1977) опубликованы письма, обращенные
к школьникам, а также завещание учащейся молодежи и начинающим
поэтам.
П. Хузангай – автор целого ряда научно-публицистических работ по истории педагогики. Особенно много писал он о И. Я. Яковлеве и его учениках,
последователях («Человек богатырского духа», «Великий чувашских поэт»,
290
П. П. ХУЗАНГАЙ – НАРОДНЫЙ ПОЭТ ...
«Счастливого плавания», «Шедевр чувашской поэзии» и др.). Им выявлено
и исследовано много неизвестных и малоизвестных фактов и документов.
Находясь в Чехословакии, он обнаружил следы пребывания чувашского
педагога в этой стране.
Педагогическая и историко-педагогическая тематика выделяется в поэтическом творчестве Хузангая. Достаточно назвать поэмы «Дом в Горках»,
«Великое сердце», «Моя Россия», в которых создан яркий, незабываемый
образ И. Я. Яковлева и показана забота В. И. Ленина о народном учителе,
его поддержка старых педагогов-демократов в целях привлечения их к строительству новой, революционной системы просвещения. В литературном
наследии поэта много характерных фактов, деталей, свидетельствующих
о его деловом интересе к народной педагогике. Через редакторские руки
Хузангая прошла «величественная энциклопедия духовной жизни чувашского народа» – «Чувашская народная педагогика» Г. Н. Волкова.
Выдающимся педагогам посвящены многие его поэтические произведения: сонет «Ян Амос Коменский» и баллада «Земля» (об И. Я. Яковлеве),
поэма «Караван идет на север» (о Мирзе Фатали Ахундове), ода «Творчество» (о М. Я. Сироткине) и др.
По П. Хузангаю изучаются, исследуются закономерности современного
чувашского языка. Его произведения входят в учебные книги для чувашских
школ. Его стихи на татарском языке входят в программу родной литературы
для старших классов татарских школ, на русском – изучаются в национальных школах нашей страны.
Хузангай пишет о детских книгах К. Д. Ушинского, о Яснопольской
школе Л. Н. Толстого, об участии И. Н. Ульянова в просвещении народов
Поволжья, о подготовке Володей Ульяновым чувашского учителя Никифора
Охотникова для поступления в университет, о педагогических воззрениях
Габдуллы Тукая, которые получили отражение не только в его поэзии и в
публицистике, но и в лекциях, докладах, выступлениях в университете,
педагогическом институте и институте усовершенствования учителей. Поэт
Хузангай был убежденным пропагандистом гуманистических идей.
На пластинку записано его поэтическое обращение к молодежи
Чувашии – политическое и духовное завещание. Любить труд, ценить скромность, презирать зависть, изучать русский и другие мировые языки, помнить
о матерях, понимать красоту мира…
К этнопедагогическому наследию можно отнести его переводческая
деятельность, что стала хорошей школой для оттачивания его поэтического мастерства. Учитель – поэт владел почти десятью языками. Хузангай перевел на родной язык В. Маяковского – поэму «В. И. Ленин»,
А. Пушкина – роман «Евгений Онегин» и поэму «Полтава»,
А. Грибоедова – комедию «Горе от ума», У. Шекспира – трагедию «Ромео и
Джульетта», рассказы М. Горького, стихи советских и зарубежных поэтов.
Неутомимый поэт переводит на русский язык поэму «Нарспи» К. Иванова,
стихи М. Сеспеля, С. Эльгера и других чувашских авторов. Произведения
291
И. В. Афанасьева
чувашского поэта прочно вошли в золотой фонд российской литературы,
стали достоянием русского и других братских народов. Они изданы в переводе на болгарский, венгерский, румынский, чешский, английский, французский, немецкий языки, в целом, на пятидесяти языках.
Послом дружбы и мира называли П. Хузангая еще при жизни. Он был
частым гостем в Болгарии, побывал в Венгрии, Польше, Чехословакии,
Румынии, посетил остров Свободы Кубу, откуда вернулся с большой поэмой
«Дальний полет». Как неповторимо творчество, так неповторима и сама личность Петра Петровича Хузангая.
Те, кому довелось знать или хотя бы видеть поэта, никогда не забудут его
стремительной фигуры, открытого, доверчиво – испытывающего взгляда
темных глаз. Он любил людей, мир и поэзию.
Известный киевский прозаик, автор романа «Сеспель» Юрий Збанацкий
всегда тепло отзывался о Хузангае: «Это же Байрон наших дней! Мудрый,
талантливый, прекрасный и внутренне, и внешне. Какая культура, какая
работоспособность… А как его ценили наши Тычина, Рыльский, Малышко,
Бажан…» [7].
Маститый грузинский поэт Карло Каладзе говорил: «Хузангай? Это поэт
от природы, от самого Бога. Вы знаете, какой фурор он произвел на нашем
съезде писателей? В конце своей речи перешел на чистейший грузинский
язык и поразил всех своим желанием перевести «Витязя в тигровой шкуре»
Руставели без подстрочника. Это ж надо, а? Как несправедливо, что смерть
так рано вырвала его из наших рядов… Шестьдесят три года… Это разве
жизнь для большого поэта?»
«Много лет живем без Хузангая, – говорил Платон Воронько, крупный
украинский поэт. – А ведь звезда его поэзии не меркнет, а, наоборот, становится ярче и светлее…» [7].
Почти такие же мысли высказывали Давид Кугультинов, Алим Кешоков, Виктор Кочетков, Петр Градов, Станислав Репьях и другие мастера
слова. И когда чувашские литераторы бывают в тех местах, где бывал поэт,
везде говорят: «А, земляки Хузангая, добро пожаловать, вы – желанные
гости…» [7].
П. Хузангай был и остается поэтом своего времени. Как истинного патриота своей Родины, его всегда волновала судьба чувашского народа, развитие
экономики и культуры, состояние родного языка, народного образования
и науки. Он с гордостью воспринимал достижения республики – полет в
космос А. Г. Николаева, открытие Чувашского государственного университета, восстановление и развитие оперного и балетного искусства. Но главным для Хузангая была работа с молодыми талантами – он по-отечески
наставлял их, учил объективно отражать в своих произведениях явления
окружающей действительности.
П. Хузангай достойно представлял писательскую организацию Чувашии
на съездах писателей СССР, Российской Федерации, союзных и автономных республик. Он избирался членом правления Союзов писателей СССР
292
П. П. ХУЗАНГАЙ – НАРОДНЫЙ ПОЭТ ...
и РСФСР многих созывов, членом Европейского сообщества писателей.
Будучи членом Чувашского обкома КПСС, депутатом Верховных Советов Российской Федерации и Чувашской АССР, Хузангай поддерживал
самые тесные связи с трудящимися, остро ставил перед партийными и государственными органами наболевшие вопросы развития экономики и культуры. Каждое выступление депутата Хузангая завершалось чтением стихов.
«Чувашам есть чем гордиться и кем гордиться. Есть великолепная поэзия.
И есть великолепный поэт. У Хузангая надо учиться утонченному, в то же
время народному аристократизму в поэзии», – сказал о нем балкарский поэт
Кайсын Кулиев [9].
Творчество П. Хузангая всегда волновало чувашских композиторов.
Широко бытуют в народе песни, написанные на слова поэта «Во славу
Родины», «Песня о мире», «Спасибо тебе, великая партия», «Песня тружеников» (муз. Г. Хирбю), «Привет, Москва!», «Молодежь боевая», «Журчит
ручей» (муз. Ф. Лукина), «Край родной» (муз. Г. Лебедева); «Песня изобилия», «Весна» (муз. Т. Фандеева) и др.
Ему присуждены Государственная премия Чувашской АССР имени
К. В. Иванова (1967) и премия Комсомола Чувашии имени М. Сеспеля (1969).
Имя П. Хузангая занесено в Почетную Книгу Трудовой Славы и Героизма
Чувашской АССР (1967). В 1970 году за активную деятельность по укреплению мира между народами поэт награжден Почетной грамотой Советского
комитета защиты мира.
Шел по жизненному пути П. Хузангай вместе с народной артисткой СССР
Кузьминой Верой Кузьминичной. Вера Кузьминична беспрерывно работает
артисткой в Чувашском государственном академическом драматическом
театре им. К. В. Иванова. П. Хузангай и В. Кузьмина вырастили сына. Кандидат филологических наук, профессор Хузангай Атнер Петрович – известный ученый и общественный деятель. В роду Хузангаев подрос еще один
Педер – внук поэта. У Хузангая есть старшая дочь – Саламби.
Нельзя не упомянуть слова близкого друга поэта академика
Г. Н. Волкова: «Это был могучий человек. Не случайно его образ и дела становятся не только фактом истории родного народа, но и прекрасной, героической легендой».
Умер поэт 4 марта 1970 г. и похоронен в г. Чебоксары. Его именем названы
родное село Сиктерме (ныне село Хузангаево) и музей в Республике Татарстан, улица и Дворец культуры текстильщиков в Чебоксарах.
21 июня 2006 г. в Чебоксарах открыт памятник П. Хузангаю, автором
которого является скульптор Владимир Нагорнов. «Открытие памятника –
это знаковое событие, – сказал сын поэта Атнер Хузангай. – Отец ушел из
жизни довольно рано, ему было всего 63 года. Но сейчас он как бы возвращается. В том числе и стихами. Лучшая память для любого поэта – читать
его стихи» [8]. По его словам, П. Хузангай – поэт универсальный, у него
можно найти стихи, созвучные самому разному настроению.
293
И. В. Афанасьева
«Хузангай был лидером, на него многие равнялись, – говорит супруга
поэта В. Кузьмина. – Он всегда говорил, что чувашский народ должен любить
свой язык, совершенствоваться, учиться. Сам он много читал, очень интересовался жизнью других народов, любил путешествовать. У него было огромное количество друзей во всех уголках Советского Союза. Он был многогранным человеком, не только поэтом, но и настоящим гражданином» [8].
«Все, что написано П. Хузангаем, как на чувашском, так и на русском
языке, входит в сокровищницу чувашской литературы», – писал литературовед А. Агаев [9]. Стихи и поэмы народного поэта по-прежнему остаются
любимыми в народе. Они навсегда вошли в золотой фонд РГУ «Государственный архив печати Чувашской Республики».
П. Хузангай был прекрасным педагогом, вел литературный кружок, устраивал семинары для молодых поэтов и вел с ними переписку. Педагогическим идеалом поэта-педагога была поэзия, тесно связанная с народной
жизнью, отвечающая интересам трудового народа, помогающая народу освоить богатейшую общечеловеческую культуру. Его опыт в наши дни, когда
идет демократизация всего общества, становится актуальным вдвойне.
Библиографический список
1. Волков, Г. Н. Введение в этнопедагогику [Текст]: учеб. пособие для
студ. высш. учеб. заведений / Г. Н. Волков, Т. Н. Петрова, А. Б. Панькин. – М.:
ООО «Большая медведица». Элиста : Калм. гос. ун-тет, 2006. – 368 с.
2. Хузангай, П. П. Çырнисен пуххи. Публицистикăпа критика статйисем
(1920–1969). В 6 т. Т. 5 [Текст] / П. П. Хузангай. – Чебоксары: Чувашкнигоиздательство, 2005. – 478 с.
3. Хузангай, П. П. Были мы, и есть, и будем! Стихи [Текст] /
П. П. Хузангай. – Чебоксары: Чувашкнигоиздательство, 1982. – 400 с.
4. Хузангай, П. П. Избранное. В 2 т. Т. 1 [Текст] / П. П. Хузангай. – Чебоксары:
Чувашгосиздательство, 1958. – 403 с.
5. Хузангай, П. П. Песни Тилли [Текст] / П. П. Хузангай. – Чебоксары: Чувашкнигоиздательство, 1975. – 145 с.
6. Хузангай, П. П. Семья Аптраман [Текст] / П. П. Хузангай. – Чебоксары:
Чувашгосиздательство, 1959. – 320 с.
7. www.cap.ru
8. www.regnum.ru
9. www.smi21.ru
10. Петрова, Т. Н. Уважение к личности ребенка в народной педагогической
культуре [Текст] / Т. Н. Петрова // Сибирский педагогический журнал. – 2007. –
№ 4. – С. 261–268.
11. Цаллагова, З. Б. Рецепты народного воспитания [Текст] / З. Б. Цаллагова //
Сибирский педагогический журнал. – 2008. – № 1. – С. 289–298.
294
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
21
Размер файла
504 Кб
Теги
народные, поэт, хузангая, деятел, pdf, педагога, общественное
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа